Нужна помощь в написании работы?

Анатолий Абрамович Аграновский (1922- 1984)

Окончил исторический факультет Московского педагогического института в 1942, училище стрелков-радистов и Высшее авиационное училище штурманов-бомбардиров. Участник войны.

После демобилизации работал художником-мультипликатором, помощником кинооператора, писал сценарии фильмов. Был сотрудником «Литературной газеты», печатался в журналах «Знамя» и «Новый мир». В 1961 стал специальным корреспондентом газеты «Известия».

Тест на знание английского языка Проверь свой уровень за 10 минут, и получи бесплатные рекомендации по 4 пунктам:

  • Аудирование
  • Грамматика
  • Речь
  • Письмо

Проверить

В 1970-е годы Аграновского называли «журналистом номер один.

Публицист унаследовал основные традиции проблемной публицистики - гражданскую честность и социальную активность, стремление к наиболее глубокому анализу исследуемой проблемы.

Расцвет деятельности Аграновского можно отнести на начало 60-х. В 50-е годы мы видим его первые поиски в разрешении сугубо производственных вопросов, не очень уверенный анализ отдельных экономических проблем, а в 60-е годы - это узкое освещение действительности сменяется глобальным видением новых задач. В его творчестве сочетаются 2 подхода: экономический и социально-нравственный.

  Аграновский никогда не был публицистом одной темы. Его волновали проблемы экономики, науки, образования, он писал очерки на моральную тему. У него всегда одна проблема порождает другую. Все его творчество было подчинено главной идее; борьбе нравственного и безнравственного начал. Он в противоречиях в экономике, в управлении  исследовал нравственную сторону как фундамент для человеческих отношений в любой области.  Умение найти конфликт, проблему в самой благополучной, на первый взгляд, теме, показать перспективы ее развития и решения - вот что объединяет разные по тематике произведения публициста. Цель - помочь сдвинуться с мертвой точки зрения, освободиться от косных представлений.

«Реконструкция».

Главврач хорошего родительного дома писал на заявлениях такую резолюцию: «Роды разрешаю». Дело, о котором пойдет разговор, запрету не подлежит.

Мы не можем бесконечно строить новое. Как ни велика держава, а граница есть. Как ни велик народ, а все ощутимее нехватка рабочих рук. Задача не в беспредельном наращивании капитальных вложений, а в наиболее эффективном их использовании.

Реконструкция – вот дело, к которому пора привлечь широкое общественное мнение. Начиная с 11-ой пятилетки новостройки допускаются, но когда потребности страны не может покрыть реконструкция. Но пока тратим мы на нее всего 20% средств, выделенных на строительство. 37% тратит Днепропетровская область. Больше, чем ей было назначено. Стало быть, там уже поняли.

– Без развития завод – труп, – сказал Шведченко. – И директор – труп. Живой труп.

Новомосковский трубный проваливал десятую пятилетку. Намечался ввод нового цеха, а строить его не стали. Причина была у директора. Не дали цеха – снимайте план. А он решил выйти на контрольную цифру. Придумали взамен строительства нового цеха перевооружить старый. Надо было менять энергетику, машины, разрыть полцеха. И все – не останавливая производства. Вот сложность любой реконструкции: план с завода не снимают.

– Никто не верил, что сделаем в срок. А мы получили досрочно.

Поддержал идею обком, дали добро в министерстве. Есть вторая сложность: если для новостроек все заложено в плане, то здесь едва ли не все пришлось выбивать. Шведченко сам ездил на заводы-поставщики.

Вы уже поняли, что это за характер. Он еще прежде всех удивил. Долгие годы руководил одним из крупнейших заводов области, и вдруг попросился на завод незнаменитый. Слухи ходили разные, сошлись на одном: возраст. Но приняв дела, он и начал реконструкцию.

–Когда у тебя в руках настоящее дело, совсем другое самочувствие. Ты говоришь – тебя же слышат!

То был, наверное, самый трудный год его жизни. Мотался по стране, оставив внуков, инструкции нарушал, за все готов был держать ответ, а что в итоге? В итоге, если достигнутое впишут заводу в план, опять придется перевыполнять его, а зарплата директора останется прежней.

 – Суть в другом: мне ведь самому было интересно. А вообще-то трубы нужны народному хозяйству. Видимая выгода реконструкции – первое, что бросается в глаза. Денег  повсюду уходит меньше, чем при новом строительстве.

Свой промышленный урожай трубники сняли на прежней площади, в стенах того же цеха. Притом не пришлось людей переселять, строить для них жилые кварталы, а то и целые города.

Вывод: учтенные миллионы – малость по сравнению со всею суммой экономии. Но тут пора отметить другое свойство реконструкции – видимую ее необязательность, внеплановость.

Потребовалось для начала, чтоб «заморозили» объект, стоявший в плане. А будь он возведен, лишняя трата денег, сил всем казалась бы нормой. Затем должен был прийти такой Шведченко. Сильный директор, который смог добиться перестройки. Нужна была цепь счастливых случайностей, чтобы вышло хорошее, нужное дело. Оно вдобавок и экономически подкреплено пока слабо. Выгодно оно только стране. Удача выглядит скорее исключением. Не быть реконструкции – проще, чем быть.

В Днепродзержинске перевооружали домну № 8, которой положен был капитальный ремонт. Простой они сократили до минимума. Старая печь работала – новую монтировали в стороне. В Новомосковске стройку тоже чуть ли не до конца вели при действующем стане. Новую мощность могли вводить полгода. Управились за три месяца. Ловлю себя на том, что все меня тянет доказывать пользу реконструкции, чего в общем-то не требуется. Народ здесь и зажил по-другому. Завод растет и получает деньги на соц. развитие. Новая столовая, и свежие овощи в ней, и отличные душевые – это все честно людьми заработано.

Есть даже такой «индустриальный объект», как родильный дом. Иван Иванович Савицкий, директор комбината, объяснил: коллектив у него молодой, свадеб хватало, а рожениц приходилось возить за десятки километров. Вот он и взял грех на душу: строил роддом под видом цеха.Пришли хмурые ревизоры с сердитым вопросом: «Что за объект?» – «Цех». – «Какой такой цех?» – «Родильный». Так его и называют с той поры горняки: «родильный цех». Иван Иванович облегчил жизнь им и их семьям. Разрешил роды.

  Бьюсь об заклад, читатель: вам это не было известно. Сужу по себе: я до поездки не знал.

Нам подавай новизну, к этому мы привыкли. Знаменит «Атоммаш». Заслуженно знаменит: он дает начало целой отрасли. Но есть на берегах Невы старый Ижорский завод, который всю одиннадцатую пятилетку будет делать для оснащения АЭС неизмеримо больше. Вряд ли кто разглядел строки о том, что реконструкция Ижоры увеличила выпуск продукции на две трети.

И вот люди, занятые кропотливым делом, остаются у нас в тени. А в чистом поле и проектировать проще, и строить легче, чем в тесноте старых цехов. А эти незаметные герои приходят домой и читают не про себя, про других – героев переднего края. А они, выходит, на «заднем», они тыловики. Но это же неправда! И по сложности боев и по значению их для победы. Реконструкция скромна, не старается показать, как ей трудно, не требует сверхзатрат, но в том и смысл ее. Не разрешить реконструкцию – это сегодня затея безнадежная. Роды все равно состоятся. Но помочь им надо.

«Столкновение». Про крушение поезда из-за тракториста Кучерова.  Нужно проводить отбор и не позволять машиной управлять кому попало, потому что молодой человек, если захочет, все необходимые качества может в себе воспитать. А сейчас из-за отсутствия отбора много проблем из-за безответственности и глупости работников.

Поделись с друзьями