Нужна помощь в написании работы?

          Если рассматривать экономическое развитие Англии начала XVII века, то нельзя говорить о том, что страна находилась в упадке или переживала период стагнации. Напротив, развитие промышленности в Англии набирало обороты и могло бы развиваться высокими темпами, если бы не феодальные пережитки, которые сдерживали переход экономики на новый, капиталистический лад.

          Устаревшая система феодальных отношений была выгодна для старой знати, привыкшей жить ни в чем себе не отказывая и получая доходы со своих земель, в виде ренты и всевозможных пошлин, которыми облагались крестьяне, но подобная схема становилась все менее действенной. Рост населения, рост цен вели к тому, что лендлорды, требовавшие с крестьян все больше денег, в итоге доводили их до разорения. В стране назрела явная необходимость перехода на новые принципы ведения хозяйства.

          Конец XVI - начало XVII вв. можно охарактеризовать как время технического прогресса в Англии, в эти десятилетия появилось множество изобретений, способных вывести промышленное производство страны на совершенно новый уровень: появление механического привода позволило достичь значительных качественных изменений во многих отраслях. Так использование привода в насосах для откачки воды из шахт  позволило бы увеличить интенсивность горных разработок, повысить добычу каменного угля. Применение привода в кузнечном деле (воздуховодные меха и кузнечные молоты) позволяло снизить физические затраты и в тоже время повысить производительность труда. Кроме этого появился и ряд других изобретений, носивших в то время едва ли не  революционный характер.

          Но все эти достижения технического прогресс перечеркивались суровыми реальностями производственных отношений Англии - в основе производства по-прежнему лежало ремесло, труд оставался ручным во многих отраслях.  Главным изменением можно считать начало постепенного перехода от мелкотоварного производства к капиталистическому производству, созданию крупных мануфактур. Но процесс этот был весьма неспешен, развитие новой промышленности сильно тормозила сохранявшаяся система королевских монополий, и цеховой строй ремесла.

          Развитие крупных мануфактур шло в основном в тех отраслях, где производство отличалось технической сложностью и новизной, или же требовало привлечения большого числа рабочих, т.е. в отличие от средневековых принципов организации труда здесь требовалось первоначальное вложение солидного  капитала.  К таким отраслям относились горнорудная, металлургическая,  а так же, получившие название - «новые мануфактуры», стекольная, бумажная, шелковая, мыловаренная, производство пороха, оружия, печатная отрасль.

        Учитывая затратность новых предприятий, неудивительно, что во главе их оказывались держатели крупных капиталов, превращавшиеся таким образом в предпринимателей. Основной интерес таких предпринимателей составляли мануфактуры,  работающие на производство экспортных товаров, способных принести большие прибыли. Стоит отметить, что на протяжении столетий производство и продажа шерсти составляли основную статью дохода Английского королевства, поэтому, наверное, именно суконное производство стало наиболее активно развивающейся мануфактурой.

          Но если при производстве товаров шедших на экспорт активную роль играли современные капиталистические мануфактуры, то на внутреннем рынке преобладали так называемые рассеянная мануфактура. По сути, они представляли собой домашнее производство, в роли владельца выступал не столько капиталист-предприниматель, сколько купец-скупщик. Если раньше (впрочем, и в 17 веке это сохранялось) ремесленник-суконщик приобретал на рынке шерсть и затем в домашних условиях изготовлял сукно, которое впоследствии продавал, то теперь новые предприниматели распространяли шерсть среди тех же ремесленников, только теперь они уже являлись домашними рабочими. Таким образом, один предприимчивый делец мог содержать под своим началом по нескольку десятков домашних рабочих, экономя при этом на производственных мощностях. Производство таких мануфактур перенеслось главным образом в деревни, где бедные крестьяне, коттеры, работали обычно семьями.  Во многом это было связано с тем, что в промышленных городских центрах цеховой строй по прежнему занимал сильную позицию, и всячески противодействовал вторжению купеческого капитала на свою территорию.

         Продолжавший действовать введенный в 1563 году Елизаветой I Ученический статут, представлял собой серьезную помеху для развития производства. Согласно статуту сохранялось требование 7 летнего обучения для всех желающих заняться ремеслом (на протяжении этих 7 лет мастер фактически эксплуатировал своих подмастерьев на, практически, рабских условиях), запрещалось держать в одном доме больше двух станков, запрещалось совмещать в одной мастерской работу нескольких ремесленников, ограничение числа подмастерьев, занятых у одного мастера, запрет заниматься ремеслом в прилегающих к городу пригородах и деревнях, а кроме того контроль цеха за соблюдением средневековых норм (к примеру длинны и ширины полотнища сукна).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

          Несомненно, при таком подходе не могло быть и речи о техническом прогрессе в отрасли производства сукна, устаревшие методы и нормы не позволяли производить то количество продукции, которое требовалось для возрастающего спроса.

          Между цеховой корпорацией и новыми предпринимателями велась ожесточенная борьба, но все же, несмотря на все защитные барьеры, которые возводила вокруг себя цеховая корпорация, они не могли устоять перед требованиями предъявляемыми новым временем, новой экономикой.

          Но, если борьба с устаревшей цеховой системой медленно, но верно шла с пользой для мануфактурного производства, то в вопросах торговли по-прежнему сохранялись препятствия, чинимые  королевской властью.  Главным образом это было связано с тем, что продавая монополии и патенты на торговлю, королевская власть пополняла свою казну, а  вопросы развития конкуренции её мало беспокоили. Зато отсутствие возможности вести честную конкурентную борьбу сильно раздражала предпринимателей.

         В сельском хозяйстве ситуация складывалась несколько иначе, переход к новым, капиталистическим условиям шел здесь быстрее и был более радикален. Главным образом такое опережение сельским хозяйством промышленного сектора, связано с ростом городского населения, начавшегося ещё в 16 веке. Как следствие вырос спрос на сельскохозяйственную продукцию. Возросло значение зерновых культур, в скотоводстве наравне с овцеводством стало развиваться разведение молочного и мясного скота, активно развивалось садоводство и огородничество.

        Уникальность развития сельскохозяйственного сектора в Англии заключается в том, что это была единственная в мире страна, в которой развитие земледелия  до уровня сопоставимого с появлением мануфактуры в производстве, произошло одновременно, или даже несколько раньше чем в промышленном секторе. Новые методы внедрялись здесь намного активнее, несмотря на феодальные формы земледелия.

       Интерес буржуазии к земле был легко объясним, во-первых, владение земельными угодьями по-прежнему оставалось неприемлемым атрибутом престижного положения в обществе, а во-вторых, земли являлись очень выгодным источником капиталовложений. Естественно, что капитал устремился в деревню отовсюду.

         В конце XVI начале XVII века главными "поставщиками земли" на рынок являлись разорившиеся аристократы, процесс отчуждения маноров шел весьма активно, фактически в период с 1561 по 1600гг. отчуждался каждый третий манор, в период с 1601 по 1640 пропорция увеличилась. Таким образом,  к середине 17 века большая часть земель оказалась сосредоточена в руках новых лендлордов, приобретших их за золото, а не путем прямого наследования. Этот факт позволял им считать эту землю своей "благоприобретенной", собственностью. При этом большинство земель манориальных лордов с точки зрения царившего в стране феодального права являлись "рыцарским держанием", т.е. подчинялись верховному лорду, или же непосредственно королю. Подобный статус налагал ряд повинностей на владельца и предусматривал весьма ограниченные  права распоряжаться своей собственностью.

        Рыцарское держание или  феод к 17 веку наследовался почти свободно, но мог переходить лишь от отца к старшему сыну, обделенные при этом наследством обращали свои взгляды в сторону предпринимательства.  Подобное наследование содержало ещё одно неприятное условие - сюзерен мог потребовать выплаты рельефа (выкупа), в случае наследования обширных владений рельеф превращался фактически в способ фискального вымогательства. Если же земельный надел находился в непосредственном подчинении королю, то чтобы вступить в наследство, помимо рельефа, требовалось внести ещё и первую сезину (primer seisin), своего рода "вступительный взнос", равный сумме годового дохода с наследуемого владения.

          В итоге сложилась следующая ситуация: для того чтобы создать на земле условия капиталистического производства требовалось избавиться от пережитков феодализма, но королевская власть в данном вопросе занимала прямо противоположную точку зрения. Абсолютизм решил пойти по пути восстановления трещавшей по швам системы феодального рыцарского землевладение, поскольку королевская власть стремилась к утверждению неограниченной власти монарха и устранению финансовой независимости парламента. 

           Но если скупка земель разорившихся аристократов проходила практически по обоюдному согласию, то другой способ привнесения капиталистических условий в деревню отличался скорее жесткостью и насильной ломкой традиционных условий. Начавшийся ещё в 15 веке и получивший название Огораживание, этот способ получения земель являлся, по сути, экспроприацией общественных земель крестьян. Наряду с огораживанием активно применялись повышение ренты на землю и нормы общего права, главной целью этих действий было сосредоточение пастбищ и пахотных земель в руках крупных землевладельцев, лендлордов. Появлявшиеся в итоге безземельные крестьяне становились наемными рабочими, батраками и возделывали некогда свою землю уже не имея на неё никаких прав. Огораживания и осушения болот, продолжавшиеся в первой половине XVII века, неизменно вызывали протесты и восстания среди крестьян, которые успешно подавлялись властями.

          Результатом всех этих процессов, протекавших в английском обществе, стало появление новых сословий. Как писал ещё в 16 веке публицист Уильям Гаррисон: "Мы в Англии обычно подразделяем людей на четыре сорта". К первому относилась титулованная знать, рыцари, эсквайры и простые джентльмены. Ко вторым относились бюргеры, горожане налогоплательщики. В третью категорию попадали зажиточные крестьяне с доходом 60 шиллингов в год, фригольдеры и богатые арендаторы. К четвертой относились копигольдеры, поденщики, коттеры, ремесленники, о них Гаррисон писал, что это люди, которые не имеют «ни голоса, ни власти в государстве, ими управляют, и не им управлять другими».

         По мнению исследователей в начале 17 века число копигольдеров в английской деревне насчитывало примерно 60%, основная часть фригольдеров проживала в Восточной части Англии, но и там число копигольдеров насчитывало от одной трети до половины. Фригольдеров отличало то, что их земельные владения по характеру были приближены к буржуазной собственности, в тоже время копигольдеры были полностью зависимы от лорда, их земельные наделы основывались на старом феодальном праве.

          Наследственным правом держания земли обладала очень незначительная часть копигольдеров, широко распространенная система опеки малолетних наследников позволяла лордам распоряжаться земельными наделами несовершенно летних, до 21 года мужчин и 14-16 лет женщин. С девушками поступали просто, их выдавали замуж, с максимальной выгодой для лорда, мужчинам же  для получения наследства требовалось внести "плату за передачу", составлявшую стоимость полугодового дохода с земли. Но даже уплата всех поборов не гарантировала, что наследник сможет получить надел отца в том, виде, в котором тот был ему оставлен. Зачастую земля была либо истощена активным земледелием, либо сдана в аренду на много лет вперед, или же, в лучшем случае, просто была лишена всех построек, а леса, произраставшие на ней, вырублены "заботливым опекуном".

           Так же, лорды активно наживались на крестьянах, регулярно повышая ренту, которая якобы была фиксированной, но при каждой передаче надела (по наследству и т.п.) она менялась на усмотрение лорда. Если же надел предоставлялся непосредственно королем, то для вступления в наследование требовалось принять рыцарское звание (не дешёвое мероприятие) или же выплатить файн (произвольный штраф). Учитывая, что размер файна не был фиксирован, лорды фактически могли использовать его дабы избавится от землевладельца, нужно было лишь установить непосильный для него размер файна. С середины 16 до середины 17 века были случаи, когда размеры файна увеличивались десятикратно.

          В результате подобных мер, лишенные земли копигольдеры становились лизгольдерами, краткосрочными арендаторами небольших кусков земли, или же становились издольщиками, т.е. обрабатывали чужую землю за долю урожая.

         Но даже если лорд милостиво не требовал с крестьян баснословные суммы за получение наследства, и в уплату ренты, это не значило, что крестьяне могли жить спокойно. Копигольдеры платили за все! Посмертный сбор, мельничный, за пользование пастбищами и лесами, даже за спил дерева на своем наделе копигольдер был обязан заплатить своему лорду. Права на надел так же были сильно ограничены, без согласия лорда надел нельзя было ни продать, ни заложить, ни сдать в аренду. Среди копигольдеров существовала прослойка более менее зажиточных, но большая часть в имущественном плане жила средне или и вовсе с трудом сводили концы с концами. Имущественное расслоение среди фригольдеров было ещё более выраженным, т.е. крупные фригольдеры были близки по своему положению к деревенским джентльменам дворянам, мелкие же имели много общего с копигольдерами, им приходилось отчаянно бороться за сохранение своих прав.

          Но была в деревне ещё одна группа - безземельные коттеры, они использовались и в качестве батраков, поденщиков, и в качестве рабочих мануфактур. Эта довольно многочисленная группа населения (по свидетельству современников в конце XVII  века они насчитывали 400 тысяч, (при этом к середине XVII  века число жителей Англии достигало 5,3 миллиона человек) испытывала на себе одновременно все тяготы феодального и капиталистического гнета. Именно эта группа населения отличалась наиболее радикальными взглядами, во время восстаний их лозунги характеризовались наиболее крайними призывами и идеями. Как и во всех других странах, эта часть население была наиболее мобильной и легкой на подъем, если речь заходила о мятежах и восстаниях, их целью было завладеть материальными благами более удачливых сограждан.

          Как было сказано выше, английская аристократия к 17 веку уже не могла похвастаться древностью своего рода, большая её часть была новосозданной, в лучшем случае Тюдорами, а часто и вовсе Стюартами.    Более половины состава палаты лордов 1642 г. получили свои титулы после 1603 г. Представить имущественный облик пэров позволяют следующие данные: годовая стоимость владений 61 пэра-роялиста составляла 1 841 906 фунтов стерлингов, т. е. в среднем 30 тысяч фунтов стерлингов  на одного. Только 16 пэров получали доход, превышающий эту среднюю сумму, зато доход многих был намного ниже ее. Оскудение значительной части знати было результатом сохранения феодального образа жизни, включая и формы утилизации земельной собственности. В случае отсутствия королевского фавора (должностей, пенсий, дарений) это приводило к неоплатным долгам и к неминуемой распродаже значительной части земельных владений.

           Младшие сыновья пэров не наследовавшие титула, получавшие лишь звание рыцаря, переходили в разряд "низшего дворянства" - джентри, причем не только формально, но зачастую и по образу жизни  они становились дворянами - предпринимателями, близкими к буржуа. В тоже время буржуа, являвшиеся носителями нового капиталистического способа производства, богатели и приобретали себе дворянские титулы и гербы. В итоге получалось, что дворянство Англии оставаясь как бы единым сословием оказывалось расколото на два социальных слоя, которые впоследствии оказались по разные стороны баррикад. 

          То есть получалось следующее: старое дворянство, привыкшее жить за счет получения феодальной ренты со своей земли, связывало свое благополучие с абсолютизмом и с сохранением старого режима. Новое же дворянство, несмотря на титулы и звания, ничуть не чуралось использовать земли для получения капиталистической выгоды, а не феодальной. Любое предприятие, будь то хоть сыро или пивоварение не считалось зазорным, если приносило существенный доход. Поэтому когда началась революция, восставшая буржуазия обнаружила на своей стороне эту часть дворян-предпринимателей, выступавшую вместе с ними против абсолютизма и старой знати.

       Что касается самой буржуазии, то в начале 17 века её состав был неоднородным. С одной стороны верхушка лондонского Сити и  провинции активно пользовались благами тюдоровской политики покровительства отечественной торговли и промышленности. Эти несколько сотен буржуа являлись обладателями королевских монополий и патентов, кроме того выступали кредиторами старой, феодальной знати и являлись участниками привилегированных торговых компаний. То есть сохранение старого строя было им скорее выгодно, по крайне мере отмена монополий и патентов явно не входила в их интересы. Основную же часть буржуазии представляло купечество средней руки и высший слой цеховых мастеров. Эта часть буржуазии с одной стороны была против фискального гнета и злоупотреблений абсолютизма, а с другой видели в короне свою опору, в качестве гаранта сохранения средневековых корпоративных привилегий. Именно поэтому представители этой части буржуазии были не всегда последовательны в своих решениях и очень осторожны. 

          Самой яростной противницей абсолютистского режима, с его феодальными пережитками выступала та часть буржуазии, которую представляли новые предприниматели, создатели рассеянных или же централизованных мануфактур, цеховая политика и политика королевских монополий ущемляли их интересы и не давали развернуться на полную мощность. Из сферы торговли их вытесняли обладатели королевских патентов на заморскую и внутреннюю торговлю.

          Низшие слои трудящегося населения (мелкие ремесленники, небогатые земледельцы), а так же весьма обширный слой наемных городских и сельских рабочих представлял в то время значительнейшую часть населения, интересы которой никто не учитывал и не представлял, что стало своего рода катализатором процесса революции. Именно на эту категорию населения и опиралась буржуазия и новое дворянство в ходе революции, именно они позволили им свергнуть  абсолютизм и прийти к власти.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями