Нужна помощь в написании работы?

Когда речь заходит о неклассической рациональности, то необходимо учитывать, что этот вид рациональности следует рассматривать с точки зрения его развития - развития в смысле отношения того субъекта, который является носителем данной рациональности по отношению к тому процессу, в котором происходит деятельность субъекта по освоению этого мира. То есть можно говорить о существовании очень широкого контекста при рассмотрении перехода от классической рациональности к неклассической. Это связано с тем, что познающий субъект находится, с одной стороны, внутри познаваемой реальности, а с другой стороны - эта реальность предстоит перед ним, то есть реализуются как бы две ипостаси.

Но кроме этого, следует обязательно принимать во внимание и ситуацию самого действующего познающего субъекта, его установки, его теоретико-познавательные возможности, его общую мировоззренческую позицию, его обладание методологией научного познания и исследования, его общие сферы взаимоотношений с окружающим миром. Нельзя не отметить и отношения познающего субъекта к своему собственному миру, а также возможности вести диалог с внутренним миром других людей.

Основным условием рациональной деятельности и рационального отношения к действительности выступают деятельностные характеристики сознания, которые определяют адекватность внутренней и внешней позиции познающего субъекта в том смысле, о котором мы сказали раньше, и той действительности, в рамках которой эта познавательная деятельность рассматривается. Для рациональности характерна направленность на сознательную, рефлексивную деятельность в отношении к человеческому сознанию, которое отражает окружающий мир во всех тех направлениях, в которых человек превращает этот мир в свою внутреннюю субъективность, а также во всех тех отношениях, которые позволяют человеку реализовывать себя в этом мире и по отношению к своему собственному миру.

Поэтому, видимо, когда речь идет о классической рациональности, следует говорить о некой рационально рефлексивной компоненте существующих в настоящее время культур. Современные дискуссии относительно научной рациональности нередко связаны с дискуссиями относительно самого термина. И при этом научная рациональность иногда рассматривается в контексте вообще неклассической рациональности, и тогда к ней будет относиться все вышесказанное. Но, с другой стороны, достаточно часто прослеживается иная тенденция - попытка вывода понятия научной рациональности на рациональность в смысле ее соответствия с законами логики. В принципе в данном направлении речь идет больше о том, что научная рациональность представляется все же частным, хотя, возможно, и более приоритетным вариантом самого понятия рациональности.

В какой-то мере понятие научной рациональности воспроизводит понятие классической рациональности, когда речь в основном заходит о законах человеческого мышления, но следует заметить, что само человеческое мышление как таковое действительно является одним и тем же, если его рассматривать с точки зрения исторического развития, так как законы логики, на которых основывается понятие научной рациональности, остаются одними и теми же. Видимо, более точно в этом случае следовало бы сказать, что универсализм относительно такого понимания научной рациональности скорее связан с логико-методологическим рационализмом.

Рассмотренная интерпретация самой неклассической рациональности, в основе которой находятся логические законы, конечно, приводит к целому ряду проблем, которые ставят под сомнение целесообразность использования этого вида рациональности в качестве методологической нормы.

По мнению А. Л. Никифорова, имеются следующие негативные следствия подобной универсализации понятия «научная рациональность»: существует лишь один вид рациональности и один ее критерий для всех областей духовной и материальной деятельности людей, для всех исторических эпох и всех народов; с точки зрения универсалистского понятия рациональности, человеческая история и все области материальной и духовной культуры существенно иррациональны; даже в науке рациональность соединена с иррациональностью.

Научная рациональность в современной ее интерпретации фактически предполагает деятельность, которая направлена на разработку, уточнение, конструирование теорий, которые являются общезначимыми и истинность которых можно определить именно с точки зрения фактора настоящего времени. Рассматривая научную рациональность, следует учитывать и то обстоятельство, что ее фундаментальными характеристиками нередко выступают как целесообразность, так и разумность. Что касается соотношения целесообразности и разумности, то этот вопрос достаточно сложный, однако говорить изначально о разумности какого-то знания, видимо, все же будет неправильно, так как только определенная деятельность позволит установить, насколько разумно то или иное конкретное человеческое действие или человеческое поведение в целом. Речь идет о том, что соотношение целесообразности и разумности в большой степени отражает различные этапы рациональной деятельности человека.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, рассмотрение и обоснование понятия о неклассической рациональности прежде всего предполагает адекватное понимание существования самого субъекта, который осуществляет осознанную деятельность с точки зрения контроля за своим поведением по обращению к той действительности, с которой он соприкасается с позиций ее изменения. Происходит реализация как внутренних установок и норм самого субъекта, так и тех условий, в которых познающий субъект находится, причем речь идет не только об условиях естественного существования самого субъекта, но прежде всего о тех условиях, в каких он способен познать окружающую действительность. И наконец, рассмотрим, в каких формах сама действительность представляется познающему субъекту. Фактически саморефлексия познающего субъекта дает ему возможность в действиях осуществлять определенную собственную свободу, то есть реализовать свободу во внешней действительности. Это предполагает, что перед субъектом возникают различные альтернативные ситуации, но сама свобода дает ему возможность выбора между этими ситуациями, что как раз и предполагает изначальное представление о неклассической рациональности.

Остановимся теперь на рассмотрении тех базисных оснований рациональности, которые позволяют исследователям выделять определенное количество ее типов. В.С. Степин обращает внимание на то, что классический тип рациональности концентрирует внимание только на объекте и не принимает в расчет то, что относится к субъекту и средствам деятельности. Для неклассической рациональности характерна идея относительности объекта к средствам и операциям деятельности. В свою очередь, постнеклассическая рациональность учитывает соотнесённость знаний об объекте не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности.

Неклассическая наука фактически отрицает представление классической науки о существовании предметов самих по себе, вне и независимо от условий процесса познания. Это нашло отражение, например, в принципе относительности объекта к средствам измерения, в принципе дополнительности Н. Бора, в антропном принципе в космологии и в ряде других принципов естествознания. К этому добавляются исследования культурно-исторической природы научного познания. Все это в целом привело к постановке проблемы включенности сознания в картину мира и к необходимости осмысления его места и роли в познанном мире. Реально был пересмотрен классический идеал объективности научного познания и самого знания, сформулирован неклассический идеал, согласно которому описание социального объекта соотносится с условиями познания, в число которых входят как эмпирические средства познания, так и средства теоретические. Таким образом, если в состав последних включить ценностные характеристики бытия субъектности социального познания, то неклассический тип рациональности расширяется, как это, например, предложено В.С. Степиным, до постнеклассического типа рациональности. Поэтому в рамках решения теоретико-познавательных задач следует обращать внимание на то, что обычно применяется один из типов научной рациональности, чаще всего неклассический тип, а постнеклассическую трактовку рациональности следует использовать в тех случаях, когда соответствующий дискурс переходит непосредственно от сферы научного познания к онтологической, праксиологической или иной сфере.

Неклассический тип рациональности полагает осознание субъектом события, которое в принципе оставляет некоторый след на результатах опытного познания. В этих случаях познание выступает как нечто безусловное по отношению к содержанию опыта. Вместе с тем обратим внимание на то, что неклассический тип рациональности принимает тезис о культурно-исторической обусловленности самого познающего сознания.

В этом контексте обратимся к анализу тех основных, явных допущений относительно бытия сознания, которые содержатся в классическом и неклассическом типах научной рациональности. Классическая наука, в лице, прежде всего, представителей естествознания, выработала определенное представление об объективности познания и те требования, которым должна удовлетворять деятельность познающего субъекта. В этой связи весьма интересной представляется концепция теории идолов, в которой указываются необходимые условия объективного познания природы, с точки зрения своеобразного очищения познания от предрассудков, мешающих адекватному действию объективных законов природы. Классическая наука, таким образом, основывается на идее трансцендентного, неопределенного, безусловного сознания как условия возможности объективного познания. Субъект с таким сознанием не определен в пространстве и времени не только культурно-исторического бытия, но и бытия физического мира в целом, то есть данный субъект не имеет своего локального места и своего индивидуального времени; чтобы стать субъектом научного познания, человек должен утратить все человеческое и стать «бесчеловечным».

Классическая наука, в лице, прежде всего, представителей естествознания, выработала определенное представление об объективности познания и те требования, которым должна удовлетворять деятельность познающего субъекта. Классическая наука, таким образом, основывается на идее неопределенного, безусловного сознания как условия возможности объективного познания. Субъект с таким сознанием не определен в пространстве и времени не только культурно-исторического бытия, но и бытия физического мира в целом, то есть данный субъект не имеет своего локального места и своего индивидуального времени; чтобы стать субъектом научного познания, человек должен утратить все человеческое.

Обратим внимание на ряд интересных феноменов в классической науке, в которых отражено бытие неопределенного сознания; эти феномены весьма четко зафиксированы в механике Ньютона. К ним, в первую очередь, относятся представления об абсолютном пространстве и абсолютном времени; при этом абсолютное пространство и абсолютное время, например в классической физике, символизируют структуру метасознания: метасознание объективирует предельные основания своего существования, полагая их в качестве символически существующих границ мира. Вместе с тем сознание обладает конструктивными возможностями, благодаря которым формируется объект познания и знание объекта. Дополнением И. Канта к нетрансцендентности классической науки является детрансцендентность субъекта. Принципиальной особенностью последнего является неопределенность его бытия. Трансцендентальное сознание имеет, по мнению И. Канта, безусловный и спонтанный характер, который определяет собственные законы деятельности человека, его мышления, его автономность. Довольно распространенным является мнение о принципиальном отличии классической и неклассической науки. Основания для такого мнения хорошо известны, ибо они широко обсуждались в философской литературе. Гораздо меньше внимания привлекают общие основания обоих типов научного исследования. Одним из них является признание существования метанаблюдателя и соответствующего метасознания. В этой связи следует обратиться к теории относительности А. Эйнштейна и квантовой физике. Такие интенции означают, что как в классическом, так и в неклассическом типе рациональности предполагается существование метасознания. В классической науке оно полагается, по сути, тождественным сознанию каждого познающего индивидуума. Индивидуальное сознание наблюдателя является более или менее точной копией метасознания, то есть сознания абсолютного трансцендентного субъекта. В неклассической науке картина сложнее: здесь признается и существование метасознания, и существование множества самостоятельных индивидуальных сознаний наблюдателя, которые не являются копиями одного метасознания. Более того, в отличие от классического типа научной рациональности, где переход индивидуального сознания в состояние метасознания может быть осуществлен непрерывным образом, в неклассическом типе научной рациональности переход от индивидуального сознания к метасознанию осуществляется скачком и связан с кардинальным изменением форм репрезентации действительности.

В рамках изучения онтологических вопросов важно подчеркнуть, что исследователь имеет дело с такими ситуациями, когда проблема человеческого существования связана с некоторыми личностными усилиями, с проблемами установленного порядка и другими экзистенциальными проблемами, которые играют решающую роль в определении места самого человека в мире и возможностей понимания им своей сущности. В этом случае постнеклассическая наука делает акцент на том, что на одну из приоритетных позиций выходит проблема ответственности человека, причем не только за самого себя, но и за тот мир, который им конструируется.

 

 

 

Поделись с друзьями