Нужна помощь в написании работы?

Само слово «символ» греческого происхождения. Глагол «symbolon» переводится как «соединять» . Это знак, примета, сигнал, предзнаменование. Символ передаёт смысл вещи, события, является смысловым отражением и обобщением, выражает его закон, его упорядоченность, но по своему первоначальному содержанию не имеет непосредственной связи с обозначаемым объектом  . Человечество неплохо отработало язык символов. Это и чисто условные знаки, понятные лишь в данной знаковой системе. Таковы, например, буквы, которыми пользуются в математике и которые воспроизводят определенные математические  понятия. Это и знаки, которые передают звуки, производимые человеком, и слова, складывающиеся из этих звуков. Группа звуков передаёт отвлеченные понятия, в том числе и высшие (кольцо – идею бесконечности и вечности; звезда – идею взаимосвязи духа и материи и т.д.).

Именно они то и были наиболее существенными при формировании государственной символики. В целом можно повторить за русским философом А.Ф. Лосевым: «символ  - концентрированное зримое выражение главной идеи явления или понятия, основанное на структурном сходстве символа и элементов символизируемого содержания .Частным случаем символов являются эмблемы, имеющие специальное назначение и поэтому обладают характером условности. Эмблемы государства, по мнению выдающегося философа, являются «в смысле соотношения в них общего и единичного не чем иным как именно символами» .

Термин «Герб» происходит от немецкого Erbe,  что означает «наследство» По словам одного из ведущих специалистов в области геральдики Н.А. Соболевой, герб – это «эмблема», закрепленная за человеком, родом, регионом, землей, государством», «оформленная изобразительно по законам  геральдики, расположенная на соответствующем поле, именуемом щитом, и носящая определенной значимости цвет» . Герб издавна служил опознавательно-правовым знаком, который предельно лаконично выражал сущность данного политического образования, государства, его идей, характерных черт.

Для формирования государственной символики должны быть, по крайней мере, две предпосылки – наличие самого государства и осознание жителями этого государства собственной принадлежности к особому политическому единству, их желание найти для выражения этого соответствующую внешнюю форму. Кроме того, нужно, чтобы общество хотя бы в лице его идеологов было готово к осмыслению соответствующего политического процесса и отражению его в знаковой системе.

К сожалению, история ранней символики Русского государства,  периода создания того фонда эмблем, которым воспользовалось государство позднее, крайне скудна на подлинные документальные памятники. В особенности это касается домонгольской Руси. Формирование этого политического образования, которое иногда называют государством дружинного типа, было стремительным. К концу X в. сложилось огромное государство, занимавшее всю Восточную Европу и называвшееся летописцами Русью или Русской землей, а в историко-юридической литературе XIX в., получившее неточное название – Киевская Русь . В качестве государственной эмблемы Киевской Руси в течение очень долгого времени рассматривались так называемые «родовые знаки Рюриковичей» (см. приложение№1). Нет, пожалуй, в истории Руси раннего средневековья более  запутанной темы, чем эта. Странные, загадочные знаки, которые обнаруживали на древнейших русских монетах, на разнообразных предметах быта, со времен Н.М. Карамзина считали родовыми знаками русских князей, восходивших к Рюрику . Эту мысль великого русского историка, не отдавая себе отчета в том, что они выходят к современнику А. Радищева и А. Пушкина, развивали его последователи  - А.А. Куник, М.А. Таубе и другие. Уточнение внёс Б.А. Рыбаков, объявив загадочные знаки «знаками княжеской собственности», которые применялись в X – XIII вв. Их выдавливали на гончарной посуде, выжигали на теле крупного рогатого скота и вырезали на ушах мелкого, высекали на камнях и деревьях, разграничивающих земельные наделы .

Эта точка зрения вполне соответствовала официальной советской теории о раннем развитии феодализма на Руси, теории, усовершенствованной Б.Д. Грековым в его труде «Киевская Русь». Однако его предшественники выдвинули массу других трактовок «Знаков Рюриковичей» - от символа церкви до геометрического орнамента. Прообразы искали у скандинавов и скифов, в Византии и даже в ещё не существовавшей тогда Украине .

Впервые встречается такой знак на печати Святослава Игоревича (см. приложение №2). Его печать, найденная при раскопках Десятинной церкви в Киеве, имела изображение грубого двузубца, направленного высоко вверх, с коротким отрогом книзу. В круговой надписи – удлиненный крест, заставляющий предполагать какую-то связь язычника Святослава с христианством. Печатей его сына – знаменитого Владимира Святого – пока не найдено. Но на его монетах с надписями декларациями («Владимир на столе» и т.д.) помещался и знак Рюриковичей то на лицевой, то на обратной стороне. Подобный знак, сходен с аналогичными на монетах английских королей VIII – XI вв., немецких кайзеров VI – XI вв., польского короля Болеслова I (992-1025). Предметы со сходными знаками были обнаружены и на Северном Кавказе . Боспорские цари II – III в., в особенности Савромат II, помещали их на свои монеты. И вид и место этого знака на монетах, конечно, различались, как и стиль изображения.

При истолковании знака исследователи обратили внимание на сходство его с лигатурой (соединением) двух букв греческого алфавита: альфы и омеги, имеющих в христианской философии мистическое значение. Первая и последняя буквы греческого алфавита часто упоминаются в библии. Например, в Откровении Иоанна Богослова говорится: «Аз есмь Альфа и Омега … начало и конец» . Многие христианские теологи начала 1  тыс. н. э. в своих произведениях обосновывали лигатуру Альфы и Омеги как важнейший символ христианства, наряду с крестом, обозначавшим образ крещения. Если посмотреть, кому из государей принадлежали монеты с такой монограммой, то выяснится, что все государи имевшие их, были в числе первых, кто принимал крещение в той или иной стране. Не  исключение и Русь. Владимир, как и его современники или предшественники на тронах соседних государств спешил объявить всем, что его страна отныне принадлежит христианскому миру . Преемники Владимира Крестителя продолжали чеканить монеты с подобной символикой. «Знаки Рюриковичей» есть на монетах Святополка Окаянного и Ярослава Владимировича и Ярослава Мудрого. «Как монетный чекан, так и христианство, бесспорно, служили идеологическими орудиями утверждения молодых феодальных государств»,  - совершенно справедливо отмечают исследователи монетного дела Киевской Руси М.П. Сотникова и И.Г. Спасский .

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Русь на протяжении XI - XII вв. стремительно меняло свое лицо. Быстро формировались отдельные государственные образования со своими местными центрами. Границы возникших княжеств  кроились и перекраивались в бесконечных междоусобицах . 

Главы новых государственных образований искали символы и эмблемы, которые бы соответствовали их собственной роли – проводников небесного влияния на земные дела людей, осенённых благодатью Божьей. Ясно, что в условиях полного господства религиозного воззрения символом государства мог стать лишь определенный образ, взятый из сокровищницы общехристианской культуры . Наибольшее распространение получает символическое изображение льва, иногда заменяемого леопардом или барсом. Лев – непременный атрибут архитектурного декора Владимиро-Суздальской Руси  XII – XV вв., монет великих князей владимирских и московских рубежа  XIV  -  XV вв., родового знака ростовских князей XII – XIV вв. С XIII в. на псковской печати изображается барс, позднее перешедший в герб города . На княжеских печатях, как правило, изображались святые патроны князей. Известно, что русские князья имели два имени – мирское и крестильное. В летописи указывалось мирское имя князя, печать даёт христианское. Атрибуция печатей позволяет в значительной степени воссоздать историю зарождения и эволюции древнерусских государственных институтов власти .  С начала  XIII в. русские удельные и великие князья стали широко использовать ещё одну эмблему  - всадника . «Конные печати» стали массовым явлением, к XVI веку в монетном деле утверждается единый канонический тип композиции – всадник на коне (разящий змея или скачущий с поднятой саблей) . Распространение этого символа связано с западным влиянием (конный воин – популярнейший символ рыцарства Европы) и широкой известностью легенды о змееборце Святом Георгии. Святой Георгий как культ проник из Византии, на Руси распространился в X в. и считался покровителем князей в ратном деле . С легкой руки историков XIX в., скульптура святого Георгия на коне, поражающего змея – дракона, работы выдающегося зодчего XV в. В Ермолина, оценивалась в отечественной историографии как образ московской геральдики, и воспринималась как герб Москвы. Современные исследователи склонны видеть во всаднике не святого Георгия, а изображение князей, которые подчёркивали, таким образом, своё божественное предназначение защитников «борцов со злом» . 

В XII - XIII вв. происходит знакомство Руси с двуглавым орлом, история которого овеяна привычным для древней русской истории ореолом мистики. Основной парадокс состоит в резком противоречии общепринятого мифа о византийском происхождении державной птицы и разноголосицы научных мнений по данному вопросу. Русское общество ещё на заре XIX столетия с приятной легкостью усвоило весьма поверхностное заключение исследователей той эпохи о заимствовании орла в символике русского государства из родовой эмблемы Палеологов. Как выяснилось позднее, вопрос оказался значительно сложнее, а круг источников для заимствований у русских геральдистов рубежа XV – XVI вв. – гораздо шире .  Двуглавые птицы были известны на Руси и по имевшим хождение монетам хана Узбека, и по символам Мангупского княжества в Крыму, и по дипломатическим документам Священной Римской империи. Такой символ встречается уже в эмблематике Киевской Руси как элемент украшения храма Святой Софии. Двуглавые орлы обнаруживаются на печати тверского князя Михаила Борисовича  на элементах архитектурного декора в Минске и Василеве (XII-XIII век). Таким образом, двуглавый орёл был известен задолго до Ивана III.

 

Поделись с друзьями