Нужна помощь в написании работы?

          Особое место в политике «новых рубежей» занимал негритянский вопрос. По остроте и глубине это была, по признанию советника президента Артура Шлезингера-младшего (1917-2007 гг.), «самая трудная проблема для президента». Американцы с чёрным цветом кожи, составившие важную часть избирательной коалиции Кеннеди на выборах 1960 года, ждали от новой администрации решительных действий по ликвидации расовой дискриминации, обещанных предвыборной платформой демократов и их кандидатом. В самой же администрации негритянская проблема рассматривалась, прежде всего, сквозь призму поддержания политической стабильности в стране и сохранения опоры в массах избирателей. Основы стратегии и тактики администрации в негритянском вопросе, намеченные ещё в период её формирования, сводились к тому, чтобы не дать движению за гражданские права выйти за ограниченные рамки верхушечной кампании и приемлемых для правящих кругов требований, сохранив в то же время за собой необходимые для удержания у власти голоса чёрных избирателей. С этой целью осуществлялась поддержка «умеренных» и изоляция «экстремистов» как в самом негритянском движении, так и на «белом Юге».

          Во избежание открытой конфронтации с расистами, чреватой осложнением отношений с Конгрессом, планировалась активизация менее заметных усилий исполнительной и судебной властей при «минимуме законодательных действий». На Юге эти усилия намечалось сосредоточить на постепенном обеспечении избирательных прав для негритянского населения, с тем, чтобы ввести его борьбу в русло традиционных политических норм и процедур, укрепить позиции умеренных южных политиков и демократической партии в целом. В северных штатах эти планы предусматривали лишь некоторое ограничение расовой дискриминации в аренде жилья и при найме на работу в сочетании с программами социальной помощи. Эти исходные установки и были положены в основу практической программы администрации в негритянском вопросе. Администрация отказалась от выдвижения и даже поддержки какого-либо нового законодательства о гражданских правах, включая и законопроект Кларка-Селлера (1961), составленный по запросу Дж. Кеннеди. Президент отмежевался от попыток либералов в сенате добиться отмены процедурного правила, активно использовавшегося консервативной фракцией демократов (диксикратами) для блокировки законопроектов о гражданских правах путём бесконечных дебатов, игнорировал законодательные предложения собственной комиссии по гражданским правам. В законодательной области администрация ограничилась рекомендацией отменить проверки грамотности при регистрации избирателей (этот законопроект был провален в сенате) и поддержкой конституционной поправки об отмене избирательного налога, одобренной Конгрессом в 1962 году. Своё бездействие в этой важной сфере администрация пыталась компенсировать в глазах негритянской общины расширением назначений афроамериканцев на посты в государственном аппарате, поддержанием постоянных контактов с её лидерами и другими чисто символическими жестами.

          Несмотря на растущую критику со стороны движения за гражданские права и сомнения негритянских советников в самой администрации относительно способности такой политики «умиротворить или хотя бы смягчить негритянских и либеральных лидеров» президент в 1961-1962 годах продолжал считать, что избранный им курс «градуализма» и балансирования обладает определёнными преимуществами. Президент и министр юстиции Р. Кеннеди предпочитали воздерживаться от федерального вмешательства в многочисленные случаи нарушения прав чёрных, и расправ с активистами движения за гражданские прав. Только давление обстоятельств вынуждало их идти на более решительные меры, например, использование федеральных войск для обеспечения доступа в университет штата Миссисипи чёрному студенту Дж. Мередиту в сентябре 1962 года.

          Стремясь поддерживать курс на частичные уступки, достаточный, как ему казалось, для предотвращения открытого взрыва возмущения негритянского городского населения (способного, словами одного из его советников, «прорваться как лезвие в глубину гетто»), президент в ноябре 1962 года подписал долго откладывавшийся исполнительный указ о мерах против дискриминации в жилищном строительстве, осуществляемый с федеральной помощью. Хотя действенность этого шага была явно ограниченной, Кеннеди счёл за благо объявить о нём после выборов в Конгресс, в разгар урегулирования Карибского кризиса, когда внимание страны было приковано к более важным и драматически развивавшимся событиям. В феврале следующего года президент направил в Конгресс ряд законодательных предложений, предусматривавших увеличение помощи школам, проводящим десегрегацию и незначительные меры по обеспечению избирательных прав чёрных. Но даже при всей ограниченности предлагавшихся уступок президент не собирался форсировать их проведение через Конгресс. Вплоть до мая 1963 года, эти инициативы стояли на последнем, шестом по счету месте в рабочем плане законодательных инициатив администрации.

          Тем не менее, стремительный рост негритянского протеста имел свой собственный график. Как показали майские события в Бирмингеме, движение за гражданские права явно сбивалось с предначертанного ему администрацией «упорядоченного», эволюционного пути, угрожая создать, по словам главного посредника между правительством и негритянской общиной Л. Мартина, «самое критическое состояние расовых отношений в стране со времён гражданской войны». Конгресс засыпали десятки законопроектов о гражданских правах. «Впервые в нашей стране, - писал президенту видный деятель демократической партии, бывший губернатор Мичигана Г. Уильямс, - решимость чёрных добиться своих конституционных прав по крайней мере сравнялась с решимостью тех, которые хотят лишить их этих прав, а ответственное мнение белого населения оказалось в основном на стороне первых». Уильямс и другие советники президента в один голос высказывались за принятие срочных мер для сохранения контроля над обстановкой и предотвращения стихийного революционного взрыва.

          Новая программа в области гражданских прав, подготовленная администрацией к середине июня, перекочевала в её планах уже на первое место. Сам президент, когда объяснял Конгрессу и стране смысл новых предложений, говорил о необходимости превращения «негритянской революции» в «мирную и конструктивную». Но реальное содержание президентского послания, направленного в Конгресс 19 июня, было выдержано в весьма умеренном, компромиссном духе. Тем не менее, это была самая далеко идущая к тому времени программа в области гражданских прав, принятие которой в 1964 году стало большим успехом борьбы негритянского народа. Уступки со стороны администрации вызвали негативную реакцию крайне правых и особенно на Юге. Между тем, негритянское движение поднималось на новый уровень борьбы за экономическое равенство, её центр тяжести перемещался в крупные промышленные города за пределами Юга. Угроза расовых конфликтов в главных районах страны заставила администрацию обратиться к срочным мерам по смягчению положения жителей негритянских гетто. Уже в начале июня Кеннеди запросил рекомендации членов кабинета о путях улучшения экономического положения негритянской бедноты и, в первую очередь, безработной молодёжи. Оказалось, что существующих программ было недостаточно. Необходимы были новые меры по повышению занятости, улучшению и расширению профессионально-технического обучения и общеобразовательной подготовки. Таким образом, было положено начало по разработке законодательной программы «войны с бедностью». Окончательное решение о её выдвижении в следующем году было принято президентом после «похода на Вашингтон», который провели негритянские, профсоюзные и студенческие организации в августе 1963 года под лозунгом достижения расового и экономического равенства.

 

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Поделись с друзьями