Нужна помощь в написании работы?

Во второй половине VI в. до н. э. Персия под властью династии Ахеменидов после ряда успешных завоеваний превратилась в колоссальное государство, простиравшееся от Северо-Западной Индии до Египта. Такой огромной империи еще не знала история человечества. Обладая необъятной территорией, многомиллионным населением, неисчерпаемыми природными ресурсами, огромным экономическим и военным потенциалом, империя продолжала разрастаться, стремясь подчинить себе все окрестные земли. Уже в 546 г. до н. э. полчища царя Кира, основателя персидской державы, обрушились на Малую Азию. Покорив Лидию и захватив ее столицу Сарды (последний лидийский царь Крёз, по одним сведениям, был взят в плен, а по другим – покончил жизнь самоубийством, бросившись в огонь), Кир вышел к Эгейскому морю, на побережье которого находились богатые греческие города областей Иония и Эолида. Малоазийские полисы не могли противостоять могучему натиску врага. К тому же им не удалось объединиться для сопротивления персам, скоординировать свои действия, и полисы были вынуждены поодиночке подчиниться великой державе.

В 513 г. до н. э., в царствование одного из наиболее выдающихся правителей ахеменидской державы – Дария I, персы сделали первый шаг в Европу. Переправившись с сильным войском через черноморские проливы, Дарий двинулся на скифов, обитавших в степях Северного Причерноморья. Скифская военная кампания оказалась неудачной: персидский царь возвратился ни с чем. Однако сам поход можно считать успешным: персы обосновались на северном (фракийском) побережье Эгейского моря, где тоже было немало греческих полисов. Персидское владычество, таким образом, распространилось на области, находившиеся в непосредственной близости к Балканской Греции, которая должна была стать следующей жертвой экспансии Ахеменидов.

Военное столкновение греков и персов представлялось совершенно неизбежным. И оно произошло. И с него началась растянувшаяся на полвека серия греко-персидских войн (500—449 гг. до н. э.). Сравнивая силы двух сторон, вступивших в конфликт, нельзя не поразиться их чудовищной несоизмеримости. Громадной мощи империи Ахеменидов должны были противостоять разрозненные, находившиеся в постоянной борьбе друг с другом полисы Эллады, зачастую ослабленные внутренними конфликтами.

Между полисами не было единомыслия даже в отношении к персидской угрозе. Некоторые города-государства, в том числе и такие весьма крупные и значительные, как Аргос и Фивы, были склонны либо подчиниться «великому царю» (так греки называли царя персов), либо сохранять нейтралитет, что было равносильно уверенности в неизбежном поражении.

Своеобразным было мнение такого панэллинского религиозного авторитета, как Дельфийский оракул. Дельфийские жрецы открыто не поддерживали персов, но были в принципе не прочь заручиться такой же благосклонностью со стороны Кира и Дария I, какой они когда-то пользовались со стороны Крёза. Во всяком случае, на первом этапе противостояния Дельфы выступали против сопротивления персам, считая его бесполезным и заведомо обреченным на неудачу.

Таким образом, Греция представлялась восточным владыкам легкой добычей, а война виделась непродолжительной и победоносной. Однако события приняли совершенно иной оборот. Вооруженный конфликт оказался в высшей степени затяжным (не случайно со времен древности его называют войнами, а не войной). Это была серия военных столкновений, отделенных друг от друга мирными передышками. Необходимо отметить, что для воюющих сторон характер греко-персидских войн был диаметрально противоположным. Для империи Ахеменидов речь шла об очередной захватнической акции, каких было немало в ее истории. Для греческих же полисов вопрос стоял иначе: под угрозой оказалась их независимость, более того – само их существование как самобытного типа социально-политической организации. Над ними нависла опасность стать такими же рядовыми подданными персидских царей, как и десятки других народов. Это могло бы привести к гибели полисной цивилизации, к постепенной утрате достижений древнегреческой культуры.

В 500 г. до н. э. началось восстание греческих полисов против персидского владычества. Именно это так называемое Ионийское восстание принято считать началом греко-персидских войн. Первым и наиболее значительным центром борьбы с персами стал город Милет. Правивший в нем тиран Аристагор возглавил восстание (отчасти по причинам личного характера: боялся оказаться в опале у персов). Он заявил о сложении с себя тиранической власти, восстановлении функционирования полисных органов управления и призвал к решительному сопротивлению персам. Вслед за Милетом вскоре практически все греческие города восточного и северного побережий Эгейского моря отказались подчиняться персидскому господству. Восставшие создали союз для борьбы с персами, организовали общие вооруженные силы с единым командованием.

Однако восставшие греки прекрасно понимали, что без существенной помощи соплеменников с Балканского полуострова шансов на победу у них нет. Поэтому они направили послов в крупнейшие полисы материковой Греции с просьбой о военном содействии. Впрочем, успех этого посольства, возглавленного самим Аристагором, оказался минимальным. Наиболее мощная в военном отношении Спарта, на которую восставшие ионийцы возлагали особые надежды, помочь отказалась, ссылаясь на малый опыт вооруженных действий на море.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Когда ионийские послы прибыли в Афины, незадолго до того ставшие демократическим государством, их просьба вызвала ожесточенные дебаты в народном собрании. Афинские граждане разделились на несколько политических группировок. Одна из них (видную роль в ней играл знатный род Алкмеонидов, имевший на Востоке свои интересы) не желала вступать в конфликт с державой Ахеменидов. Другая, возглавляемая молодым перспективным политиком Фемистоклом, настаивала на оказании помощи единомышленникам. В конце концов в Ионию была направлена афинская эскадра из 20 судов (это было не так уж мало, если учесть, что весь военный флот Афин насчитывал в то время не более 50 кораблей). Пять судов послал на помощь повстанцам союзный Афинам эвбейский город Эретрия. Большего посольству Аристагора добиться не удалось. Следует сказать, что направленные из Балканской Греции вооруженные силы вели себя в боевых действиях весьма осторожно и при первых же неудачах отбыли на родину.

Впрочем, первоначально Ионийское восстание развивалось довольно успешно. В 498 г. до н. э. грекам даже удалось захватить и сжечь Сарды – резиденцию персидского сатрапа Артаферна. Но взять акрополь, на котором укрылся наместник с верным ему отрядом воинов, повстанцам оказалось не под силу. Однако следует сказать, что первые успехи восставших были обусловлены, скорее, не превосходством греческих сил, а неповоротливостью персидской административной машины. Как только царь Дарий I осознал масштаб опасности и собрал силы (а это случилось лишь через несколько лет после начала восстания), он бросил на подавление смуты огромную армию и мощный флот из 600 судов, предоставленных финикийцами. Пользуясь превосходством в силе, персы в 495 г. до н. э. у острова Лада, близ малоазийского побережья Эгейского моря, нанесли объединенной греческой флотилии сокрушительное поражение.

Одновременно персидские силы с двух сторон – с севера и с юга – двигались от одного восставшего города к другому, решительно подавляя сопротивление греков и в ряде случаев проявляя крайнюю жестокость. В 494 г. до н. э. после длительной осады был взят центр восстания – Милет. Процветающий город со славной историей подвергся разрушению, а его жители были частью истреблены, а частью уведены в Персию и обращены в рабство. После этого опустошенный Милет на протяжении нескольких столетий не мог достигнуть былого блеска. В течение следующего года были ликвидированы последние очаги восстания греков, и на востоке и севере Эгеиды была восстановлена власть Ахеменидов.

Итак, восстание малоазийских греков потерпело неудачу. Однако их выступление имело и позитивные результаты. В частности, персы предпочли не навязывать вновь подвластным им греческим городам тиранические режимы, а восстановить в них традиционные органы полисного управления.

После подавления восстания греков в собственных владениях у персидских властей были развязаны руки для похода в Балканскую Грецию. Нашелся и подобающий повод: Дарий I объявил о своем намерении «покарать» Афины и Эретрию, оказавшие военную помощь его непокорным подданным. Перед афинянами встала задача подготовиться к предстоящему вторжению.

В это время в Афины после длительного отсутствия возвратился аристократ Мильтиад, видный политический деятель, который несколько десятков лет правил на полуострове Херсонес Фракийский, оставаясь при этом афинским гражданином. Мильтиад был вынужден признать власть персов и даже наряду с другими подчиненными им тиранами стать участником похода Дария I на скифов. Хотя в Ионийском восстании Мильтиад участия не принял, персы заподозрили его в нелояльности и отдали приказ о задержании тирана-грека. Но Мильтиаду удалось бежать в Афины. На родине он сразу занял видное общественное положение и несколько лет подряд избирался стратегом. Долго живший под властью персов и служивший в их войске, Мильтиад прекрасно знал все сильные и слабые стороны персидской военной стратегии и тактики. Объединив вокруг себя антиперсидские силы афинского полиса, он настаивал на необходимости сопротивления готовящейся персидской агрессии.

В 492 г. до н. э. Дарий I направил в Грецию сильную армию и флот под командованием своего зятя Мардония – лучшего персидского полководца того времени. Экспедиция, пройдя через черноморские проливы, двинулась вдоль северного побережья Эгейского моря. Однако, огибая полуостров Халкида, флот персов близ мыса Афон был почти полностью уничтожен бурей. Мардонию пришлось возвратиться во владения Ахеменидов. Однако в результате похода персам удалось установить протекторат над Македонией, непосредственно граничившей с севера с греческими областями.

Через два года (в 490 г. до н. э.) в Элладу была отправлена новая карательная экспедиция во главе с персидскими вельможами Датисом и Артаферном. Двигалась она не вдоль побережья, а через центральную часть Эгейского моря, от острова к острову. На кораблях находилось около 20 тысяч воинов. Вначале персы высадились на острове Эвбея. Маленькую Эретрию ожидала жестокая расправа: город был полностью разрушен, а все оставшиеся в живых жители были обращены в рабство и увезены в Персию.

После этого персидское войско переправилось в Аттику и расположилось лагерем у местечка Марафон, приблизительно в 42 километрах от Афин. В войске персов находился в качестве советника бывший афинский тиран Гиппий, уже давно служивший при дворе Дария I. Видимо, именно он выбирал место для высадки персов: Марафонская равнина – одно из немногих мест в Аттике, где могла развернуться прославленная персидская конница.

Афиняне в срочном порядке призвали в ополчение все боеспособное население; по предложению Мильтиада для усиления армии было даже отпущено на волю некоторое количество рабов. Несмотря на все эти усилия, удалось собрать лишь около 10 тысяч гоплитов, это были вдвое меньшие силы, чем имели персы. Афиняне обратились за помощью к другим полисам. Но внезапное вторжение персидского войска застало всех врасплох, и на просьбы афинян практически никто не откликнулся. В Спарту был послан афинский гонец-скороход с просьбой о подкреплении, но спартанцы, ссылаясь на религиозные предписания, промедлили и прибыли на поле боя уже после окончания сражения. Небольшой отряд прислал лишь беотийский городок Платеи, издавна находившийся в союзе с Афинами.

Тем не менее афиняне были вынуждены перейти к немедленным действиям, так как ожидать прихода персов из Марафона к городским стенам было нельзя. Во-первых, оборонительные укрепления Афин были в то время еще очень слабыми и не выдержали бы натиска мощного вражеского войска. Во-вторых, существовали подозрения, что остававшиеся в Афинах сторонники свергнутого тирана Гиппия, воспользовавшись ситуацией, попытаются сдать город персам.

По настоянию Мильтиада афинское ополчение выступило к Марафону. Мильтиад проявил себя блестящим полководцем, что продемонстрировало состоявшееся 12 сентября 490г. до н.э. Марафонское сражение, в котором греки одержали полную и безоговорочную победу над персами.

Уцелевшие персы спешно погрузились на корабли и двинулись морем в обход Аттики, чтобы захватить беззащитные Афины, пока все полисное ополчение находилось в Марафоне. Однако и этот план врагов был разгадан Мильтиадом. Оставив на месте битвы лишь небольшой отряд для охраны пленных и добычи, его войско совершило форсированный марш к Афинам и оказалось в них раньше, чем персидский флот. Увидев, что город надежно охраняется, персы отплыли на родину.

В Марафонской битве греческая фаланга с честью выдержала проверку на прочность и доказала, что это наиболее эффективный для того времени способ построения войск. Сражение показало также превосходство гоплита над персидским воином. Со стороны греков в бою погибли лишь 192 бойца, имена которых были сохранены в памяти благодарных потомков, с персидской же стороны – более 6000 человек

Для греков победа при Марафоне была, бесспорно, великой победой. Но Ахемениды не отказались от планов завоевания Эллады. Дарий I воспринял разгром персидского войска как личную обиду и начал готовить новый поход на греков. На этот раз речь шла уже не о небольшой карательной экспедиции, а о вторжении целой армии, которая должна была подавить противника своей численностью, пройти по непокорной стране огнем и мечом. К счастью для Греции, подобная акция не могла быть осуществлена немедленно: требовалось несколько лет, чтобы собрать воинские контингенты из различных частей огромной персидской державы. К тому же в 486 г. до н. э. Дарий скончался, а вступившему на престол его сыну Ксерксу нужно было довольно значительное время, чтобы упрочить свою власть и подавить мятежи, вспыхнувшие в различных областях (это обычно случалось в Персии при переходе власти от одного царя к другому). Греки получили десятилетие мирной передышки, которое чрезвычайно важно было правильно использовать: предугадать основные направления и характер грядущего удара и соответственно подготовиться к нему.

В Афинах, лишь надавно познавших демократию, по-прежнему кипела ожесточенная политическая борьба. Правда, открытых сторонников подчинения персам в городе уже не было. Основным предметом разногласий стал выбор наилучшего способа отражения врага. Многие афиняне во главе с Мильтиадом под влиянием победы при Марафоне уповали на сухопутные вооруженные силы, прежде всего на гоплитскую фалангу. Впрочем, Мильтиад оказался в опале, попал под суд и был приговорен к крупному штрафу. А вскоре после этого полководец умер от полученных ранее ран. Его политическим преемником стал Аристид, славившийся своей справедливостью и неподкупностью.

Были, однако, и сторонники иной точки зрения на боеспособность полиса, которых возглавлял Фемистокл (ок. 525 –  ок. 460 до н. э.). Он лучше, чем кто-либо, сознавал, что, сколько ни укрепляй сухопутное войско, оно все равно окажется бессильным перед мощью колоссальной персидской армады. Победить можно было только на море. Соответственно Фемистокл призывал создать в Афинах по-настоящему мощный, боеспособный флот.

В политической борьбе со своими оппонентами Фемистокл не жалел сил, используя весь свой политический талант и прибегая порой даже к нечестным методам. Ему удалось скомпрометировать практически всех видных афинских политических деятелей и добиться их изгнания из полиса на десять лет посредством остракизма. Последним Афины покинул (в 482 г. до н. э.) главный противник Фемистокла – Аристид, которому не помогла даже его безупречная репутация. Фемистокл стал самым влиятельным лицом в государстве и смог беспрепятственно приступить к реализации своей морской программы.

Обстоятельства в этот момент складывались в его пользу. В лаврийских рудниках, являвшихся государственной собственностью, была увеличена добыча серебра, у полиса появился важный дополнительный источник дохода. По предложению Фемистокла полученные средства были не поделены между гражданами, как обычно делалось в таких случаях, а целиком направлены на строительство военных кораблей. Это позволило Афинам в максимально короткий срок создать сильнейший в греческом мире флот, насчитывавший около 200 судов.

Еще одним пунктом морской программы Фемистокла было сооружение нового морского порта, который соответствовал бы масштабам военного флота. В качестве места для «морских ворот» Афин на побережье Эгейского моря был выбран Пирей. В этом местечке, расположенном в нескольких километрах к югу от Афин, находилось несколько удобных глубоких гаваней. По распоряжению Фемистокла там началось строительство портовых сооружений и оборонительных стен вокруг Пирея, но к началу персидского нашествия эти работы еще не были полностью завершены. Впоследствии Пирей превратился в важный портовый город, лишь ненамного уступавший по величине самим Афинам, а по уровню городского благоустройства даже превосходивший их.

Подготовка к отражению готовящегося удара персов велась не только на афинском, но и на общегреческом уровне. С востока приходили все более тревожные вести: Ксеркс, укрепив свое положение на троне, приступил к выполнению завета отца. Он начал собирать воинские контингенты со всех концов своей обширной державы, чтобы начать грандиозный поход на Балканскую Грецию. Угроза гибели нависала над всей Элладой, и многие полисы начали наконец осознавать необходимость совместных действий. Хотя в ряде греческих городов (Фивы, Аргос и др.) продолжали преобладать «пораженческие» настроения, однако это не повлияло на общую позицию эллинов. На решительную борьбу с персидским нашествием удалось подвигнуть даже медлительных и консервативных спартанцев. В 481 г. до н. э. для отражения персидской агрессии на общегреческом конгрессе в Коринфе был создан Эллинский союз, в который вошел 31 полис. Во главе союза встала Спарта как самое сильное греческое государство; второе по значимости место занимали Афины. Были сформированы союзные вооруженные силы, утверждено единое командование во главе со спартанскими царями.

Весной 480 г. до н. э. персидское войско переправилось через пролив Геллеспонт (совр. Дарданеллы) из Азии в Европу. Ксеркс лично возглавил новое вторжение в Элладу. Вероятно, персидское войско насчитывало несколько сот тысяч человек. Во всяком случае, и этот контингент был значительно больше того, который могли выставить эллины.

Армию Ксеркса сопровождал флот, включавший около 1200 различных кораблей. Причем в состав огромного персидского флота входили не только финикийские суда, но и корабли подвластных Ахеменидам греческих полисов Малой Азии и близлежащих островов. Приказывая своим подданным-грекам предоставить для участия в походе военные силы, персидский владыка стремился таким образом проверить их лояльность Ахеменидам.

Переведя воинов через Геллеспонт по специально построенному понтонному мосту, Ксеркс затем направился по пути, по которому раньше шел Мардоний, – вдоль северного побережья Эгейского моря. Флот, сопровождая войско, двигался недалеко от берега. Чтобы избежать кораблекрушения при обходе мыса Афон, через двухкилометровый перешеек персы прорыли канал, по которому и прошли суда. Полчища Ксеркса наводнили Фракию, Македонию и вторглись в греческую Фессалию. Фессалийские города в подавляющем большинстве добровольно сдались персам.

Греческим полисам – членам Эллинского союза пришла пора незамедлительно занимать оборонительные рубежи. Первоначальный план предполагал сдержать натиск персов в ущелье Темпе (на севере Фессалии). Однако от этого замысла пришлось отказаться из-за проперсидской позиции фессалийцев. В качестве нового места для защитного рубежа был выбран Фермопильский проход, являвшийся естественной границей между Северной и Средней Грецией. Хотя спартанцы, в чьих руках находилось общее командование военными действиями, с самого начала склонялись к тому, чтобы держать оборону на перешейке Истм, закрывая вход на Пелопоннес. Но в этом случае Афины оставались беззащитными. Лишь по настоянию афинян Спарта согласилась выслать к Фермопилам небольшой союзный отряд во главе с царем Леонидом. В состав отряда входило около 7000 человек, в том числе 300 спартиатов, составлявших его элитную часть. Одновременно навстречу персам вышел греческий флот, занявший позиции неподалеку от Фермопил, у северной оконечности острова Эвбея.

 Соорудив укрепления в узком ущелье, греки под командованием спартанского царя Леонида несколько дней отражали удары многократно превосходившего их персидского войска. Ксерксу удалось в конечном счете добиться победы лишь с помощью хитрости: один из местных жителей указал персам тайную тропинку в скалах, ведшую в обход Фермопил. Персидский отряд прошел этим путем и смог нанести удар оборонявшимся грекам с тыла. Защитники прохода ввиду безнадежности ситуации вынуждены были отойти, кроме спартанцев, которым отступать было запрещено законом. И все 300 спартанцев, включая Леонида, пали в неравном бою.

В то же самое время на севере Эвбеи, у мыса Артемисий, состоялось морское сражение между греческим и персидским флотами. Несмотря на численное превосходство, персы не сумели одержать верх: ни одна из сторон не смогла победить. Это уже было для эллинов немаловажным успехом: во-первых, занятые позиции удалось удержать, а во-вторых, созданный Фемистоклом афинский флот, составлявший самую значительную часть союзных греческих морских сил, прошел боевое крещение. Однако, когда командование флота получило весть о поражении сухопутного войска при Фермопилах, оно вынуждено было отступить на новые позиции. Корабли греков прибыли к острову Саламин, который стал их базой в Сароническом заливе.

Теперь персам была открыта дорога в самое сердце Эллады. Беотия перешла на сторону победителя, и Ксеркс направился в Аттику, где его очередной жертвой должны были стать Афины. На какое-то время их жители впали в состояние паники, не зная, что им делать. В народном собрании раздавались самые разные предложения: или бросить все и бежать как можно дальше, или обороняться на Акрополе до последнего и честно погибнуть в борьбе с врагом. Лишь благодаря организационному таланту Фемистокла удалось пресечь панику и срочно начать эвакуацию из города населения, а также материальных ценностей. Женщины и дети были перевезены в город Трезен (в Арголиде), а мужчин на кораблях переправили на остров Саламин, к флоту. Немаловажную роль при эвакуации сыграл также Совет ареопага. Незадолго до того было принято решение о досрочном возвращении из изгнания всех лиц, подвергнутых остракизму. Так на родину вернулся Аристид, который, забыв про свой конфликт с Фемистоклом, деятельно включился в борьбу с захватчиками.

Персы взяли Афины, сожгли и разрушили беззащитный город, перебили сотни стариков, не пожелавших покинуть родные стены. Вскоре к Афинам подошел и персидский флот. Но здесь-то Ксеркса и ждала ловушка: Фемистокл сумел навязать персам морской бой в проливе между Саламином и Аттикой. В конце сентября 480 г. до н. э. произошло знаменитое Саламинское сражение, ставшее кульминацией всех греко-персидских войн. Из общей численности греческого флота почти половину составляла афинская эскадра, которую возглавлял Фемистокл. Опасаясь разгрома из-за численного превосходства противника, Еврибиад вначале хотел было уклониться от сражения и отойти к Истму, однако Фемистокл приложил все усилия для того, чтобы битва состоялась.

В узком проливе персидский флот не смог использовать свое преимущество. Многочисленные громоздкие, неповоротливые персидские суда, утратив управление, сбились в кучу. Более подвижные и маневренные греческие триеры теснили корабли противника, брали их на абордаж и топили с помощью таранных ударов. Персидские моряки, пытавшиеся выбраться на сушу и спастись бегством, были перебиты греческими воинами, которыми командовал Аристид. Сражение закончилось полной и безоговорочной победой греков, и главный вклад в эту победу, бесспорно, внесли корабли афинского флота.

После поражения при Саламине Ксеркс с остатками флота был вынужден возвратиться домой.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)