Нужна помощь в написании работы?

После поражения при Саламине Ксеркс с остатками флота был вынужден возвратиться домой. Однако для афинян, вернувшихся на пепелище родного города, опасность еще не миновала: в Греции оставалась достаточно сильная (несколько десятков тысяч человек) сухопутная персидская армия во главе с опытным военачальником Мардонием. Сделав своей базой Беотию, это войско передвигалось по Элладе. Персам даже удалось на время вновь овладеть Афинами, а в дальнейшем Мардоний намеревался вторгнуться в Пелопоннес. В 479 г. до н. э. греческим полисам – членам Эллинского союза удалось собрать объединенное войско, сопоставимое по численности с персидским. Битва с персами произошла на юге Беотии, у городка Платеи, и была трудной для обеих сторон. Греческая фаланга в битве при Платеях под командованием спартанского полководца Павсания вновь продемонстрировала свое превосходство, нанеся персидским силам окончательное поражение. Мардоний был убит, остатки его армии бежали из Греции.

Параллельно с ведением сухопутной военной кампании на Балканском полуострове силы Эллинского союза не прекращали военных действий на море. Объединенный греческий флот подошел к побережью Малой Азии, где в районе мыса Микале персы готовили резервные силы, способные в случае необходимости совершить новое вторжение в Элладу. В сражении при Микале, развернувшемся одновременно на суше и на море, эти резервные силы персов были уничтожены. Кстати, это сражение происходило в один день с битвой при Платеях, что вряд ли было случайным совпадением; скорее всего греки имели скоординированный план действий на всех направлениях.

Битвами при Платеях и Микале завершился самый важный этап греко-персидских войн. Победы, одержанные греками на этом этапе, привели к коренному перелому в ходе военных действий. Стратегическая инициатива перешла к грекам. С притязаниями Ахеменидов на власть над Грецией было покончено.

После 479 г. до н. э. военные столкновения греков и персов происходили почти исключительно на море. Для греков новой целью войны стало освобождение от персидского владычества греческих полисов Малой Азии и островов Эгеиды. Это освобождение началось сразу после битвы при Микале. Греческий флот отвоевывал у персов город за городом, и освобожденные города немедленно вступали в антиперсидский Эллинский союз и включались в борьбу с общим врагом.

Однако по отношению к решению новых задач между Афинами и Спартой– сильнейшими государствами Эллады, бесспорными лидерами сопротивления экспансии Ахеменидов – возникли существенные разногласия. Афиняне призывали к продолжению военных действий, к переносу их на территорию противника и в конечном счете к полному вытеснению персов из бассейна Эгейского моря. Спарта, возглавлявшая Эллинский союз, не имела ни сильного флота, позволявшего осуществлять такого рода действия, ни насущной заинтересованности в дальнейшем ведении войны. Она была удовлетворена уже тем, что непосредственная опасность миновала, и потому постепенно в Спарте возобладало мнение группировки, настаивавшей на прекращении войны. Между Афинами и Спартой, только что бок о бок отстаивавшими свободу общей родины, возросла напряженность.

Обострению афино-спартанских отношений способствовало несколько обстоятельств. Во-первых, сразу после изгнания врагов из Греции афиняне по инициативе Фемистокла окружили свой город мощными оборонительными стенами. Спарта восприняла эту акцию как жест недружелюбия в свой адрес. Инцидент был не без труда исчерпан, но несколько лет спустя из-за происков спартанцев Фемистокл был подвергнут остракизму, а затем клеветнически обвинен в измене и заочно приговорен к смертной казни, вынужден был бежать в Персию, где «великий царь» радушно принял его, осыпал благодеяниями и дал в управление несколько греческих городов в Малой Азии. Там, на чужбине, Фемистокл и окончил свою жизнь.

Во-вторых, спартанский полководец Павсаний, в начале 70-х годов ?в. до н. э. командовавший греческим флотом в Эгеиде, вел себя крайне жестко и высокомерно по отношению к новым союзникам – освобожденным ионийским городам. Те отвечали ему прямым неповиновением. Спарте пришлось отстранить Павсания от командования. Победитель персов при Платеях после этого практически вышел из-под контроля спартанских властей, захватил малоазийский город Византий, которым и управлял в течение нескольких лет. Были слухи, что он вступил в изменнический сговор с Ксерксом, намереваясь «сдать» ему Элладу. Когда Павсаний наконец возвратился в родной город, он по приговору эфоров был казнен – замурован в одном из храмов и уморен голодом.

Инциденты с Фемистоклом и Павсанием демонстрируют крайне неспокойную обстановку в Греции даже после отражения персидского нашествия. Былые герои попадали в опалу, сограждане подвергали их суровым наказаниям. Все это разрушало Эллинский союз, который фактически прекратил свое существование.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

После самоустранения Спарты от выполнения союзнических обязательств основная тяжесть войны легла на афинян. В 478 г. до н. э. Афины совместно с другими полисами (в основном с рядом только что освобожденных ионийских городов, в наибольшей степени подвергавшихся персидской угрозе) создали новый военный союз для продолжения борьбы против персидской державы. Номинальным центром союза «на вечные времена», как говорилось в союзном договоре, стал маленький остров Делос, на котором находилось святилище Аполлона, славившееся как главный культовый центр ионийцев, где и хранилась общая казна союза. Однако в историографии Делосский союз часто называют Первым афинским морским союзом, и на то есть все основания.

Сильнейшим членом новой симмахии были, бесспорно, Афины. Именно афинский флот составлял костяк союзных вооруженных сил. Остальные полисы-союзники делились на две категории. Одни из них пополняли союзный флот эскадрами своих кораблей. Таких полисов, занимавших привилегированное положение, было явное меньшинство (Самос, Хиос, Лесбос и др.), причем количество предоставляемых ими судов было невелико.

Большинство же государств, вошедших в Делосский союз, обязывались вносить свою долю деньгами, ежегодно платя форос – специальную подать. Форос направлялся в союзную казну на Делосе, где им распоряжались казначеи, назначаемые афинским народным собранием, и использовался на содержание 200 кораблей. Афины, естественно, были освобождены от любых выплат и участвовали в союзе исключительно военной силой.

Для многих полисов, особенно мелких, внесение фороса представлялось более легким делом, чем предоставление воинских контингентов, и они были вполне удовлетворены сложившейся системой. К тому же Аристид, возглавлявший с афинской стороны переговоры о создании Делосского союза, установил весьма умеренные размеры фороса. Общая сумма ежегодных взносов полисов составляла 460 талантов, однако постепенно стали скапливаться весьма значительные денежные средства, которые находились в практически бесконтрольном распоряжении Афин. В 454 г. до н. э. союзная казна была перенесена с Делоса на афинский Акрополь.

Гегемония Афин в симмахии со временем становилась все более полной, и союз утрачивал характер объединения равноправных членов. Это вызывало недовольство некоторых сильных островных полисов. Порой они даже поднимали восстания против Афин: в 469 г. до н. э. восстал Наксос, в 463 г. до н. э. – Фасос. Но эти выступления подавлялись афинянами, а полисы, пытавшиеся выйти из союза, силой возвращались в него. При этом они утрачивали свой привилегированный статус и становились обязаны вместо поставки кораблей платить форос.

По мере освобождения от персидского владычества все новых греческих городов количество членов Первого афинского морского союза постоянно увеличивалось. К середине 50-х годов ?в. до н. э. в симмахии состояло более 200 полисов, расположенных в основном на восточном и северном побережьях Эгейского моря, на его многочисленных островах, а также близ черноморских проливов. Делосский союз, становившийся крупнейшим объединением полисов в древнегреческой истории, стал исключительно важным фактором развития событий в последние десятилетия греко-персидских войн.

В 70—60-х годах V в. до н. э. в Афинах на первое место в государственных делах выдвинулся талантливый полководец и политик Кимон, сын Мильтиада. Вместе с Аристидом он активно участвовал в создании Делосского союза, а впоследствии много лет подряд избирался стратегом и фактически командовал союзными военно-морскими силами. Кимон старался поддерживать мирные отношения со Спартой, направляя все силы на борьбу с Персией. Под его руководством афиняне потеснили персов из Эгеиды, нанеся им ряд крупных поражений на суше и на море.

Наиболее эффектная из побед Кимона была одержана в 466 г. до н. э. в битве у реки Евримедонт (на юго-западном побережье Малой Азии). Афинянам стало известно о концентрации в этом регионе крупных персидских сил – как морских, так и сухопутных, – явно предназначенных для вторжения в греческие поселения в бассейне Эгейского моря. Союзный флот во главе с Кимоном внезапно прибыл к месту дислокации персидских военных сил. Не дав противнику опомниться, греки в морском бою разгромили персидский флот, состоявший из 350 кораблей, затем, высадившись на берег, моряки нанесли поражение сухопутному войску и в тот же день, снова выйдя в море, близ устья Евримедонта разбили еще одну персидскую флотилию из 80 кораблей. После битвы при Евримедонте, ставшей одним из славных событий греко-персидских войн, новый владыка державы Ахеменидов царь Артаксеркс I (сын убитого в результате придворного заговора Ксеркса) был вынужден заключить с Афинами мир на выгодных для греков условиях (детали этого договора и точная дата его заключения неизвестны).

Однако в 461г. до н.э. Кимон разделил судьбу многих выдающихся афинских государственных деятелей: он попал в немилость к демосу и был изгнан из родного полиса остракизмом. В отсутствие Кимона афинские политики повели себя крайне неразумно, начав наступление сразу на нескольких направлениях. В 460 г. до н. э. была развязана война со Спартой, шедшая с переменным успехом и отвлекавшая значительное количество афинских вооруженных сил. В этих условиях было решено возобновить наступление и на персидском фронте. Здесь в 459 г. до н. э. афиняне ввязались в авантюру, послав мощный флот из 200 кораблей на помощь восставшему против власти Ахеменидов Египту. Пятилетняя египетская экспедиция закончилась сокрушительным поражением Афин, гибелью почти всего их флота.

В результате крайне неудачных действий афинян ход греко-персидских войн изменился: казалось, удача вновь перешла на сторону Персии. Лишь после возвращения Кимона из изгнания ситуацию удалось стабилизировать. Афины заключили перемирие со Спартой и вновь бросили все силы на борьбу с персами, нанеся им ряд поражений. В 450 г. до н. э. Кимон возглавил военную экспедицию на остров Кипр, оказавшуюся для греков чрезвычайно успешной (к сожалению, Кимон скончался, не успев возвратиться на родину).

Дальнейшие военные действия становились все более бесперспективными как для Делосского морского союза, так и для Персии. В 449 г. до н. э. воюющие стороны заключили мир. С афинской стороны главой делегации, прибывшей в персидскую столицу Сузы для подписания мирного договора, был видный дипломат, Каллий, поэтому и сам договор получил наименование Каллиев мир. Мирный договор закреплял победу эллинов над державой Ахеменидов в ходе греко-персидских войн.

Главным условием мира было разграничение персидской и афинской сфер влияния в Эгейском море: на юге морская граница прошла в районе юго-западного побережья Малой Азии, на севере – у входа в Черное море. Менее точно была определена сухопутная граница: она проходила на расстоянии приблизительно 75—90 километров от моря. Такое расположение отражало победы Афин на море и их менее уверенные действия в сухопутных кампаниях последних лет войны. Кроме того, договор предусматривал предоставление Персией независимости греческим городам в Малой Азии, а фактически – их подчинение Афинам. Договор содержал обязательство Афин вывести свои войска с Кипра и с других территорий, вошедших в зону влияния Персии, и не пытаться продвигаться на восток далее установленных границ.

Итак, в 449 г. до н. э. продолжавшиеся около полувека греко-персидские войны наконец завершились. Их итог кажется совершенно неожиданным: маленькие и разобщенные полисы смогли одержать победу над огромной державой Ахеменидов. Среди причин успехов греков следует назвать превосходство полисной организации их общества над громоздкой государственной системой Персии. Полис как община граждан, объединенных и сплоченных общей системой ценностей, набором неотъемлемых прав и обязанностей, одержал верх над древневосточным царством, опиравшимся на разобщенную массу подданных. Далее, для персов эти войны, особенно на их первом этапе, имели ярко выраженный агрессивный, захватнический характер, для греков же они были справедливой освободительной борьбой. Поэтому в трудный момент, когда приходилось отстаивать независимость родины, эллины и проявили сплоченность, энтузиазм, мужество. Отсутствие у персов таких высоких целей, конечно, негативно отражалось на боевом духе их армии (нередко воинов приходилось гнать в бой ударами бичей). Наконец, чрезвычайно важную роль сыграли совершенство военной организации греков и тактическое мастерство их полководцев. Как на суше, где на полях сражений блистала греческая фаланга, состоявшая из вооруженных наступательным оружием и оборонительными доспехами гоплитов, так и на море, где греческие триеры оказались более быстроходными и маневренными, чем персидско-финикийские корабли, эллины проявили себя как лучшие воины тогдашнего мира.

В результате греко-персидских войн полисный тип развития общества, характерный для греческого мира, одержал окончательную победу в Элладе и Эгеиде.

Греко-персидские войны продолжались почти полвека. Когда же они завершились, стало очевидно, что греческий мир уже во многом не тот, каким он был до этого вооруженного столкновения двух великих цивилизаций. Если в эпоху архаики древнегреческая цивилизация еще находились в стадии формирования, то новая, классическая эпоха становится временем расцвета полисной цивилизации античной Греции. И катализатором этого процесса послужило длительное противостояние культуре Востока. Осмысляя мир в рамках ментальной оппозиции «мы – они», характерной для традиционных обществ, а в данном случае подкрепленной обстоятельствами внешнего характера, греки и сами начали осознавать уникальность собственного пути развития, свою «непохожесть» на остальных.

Утвердившийся полисный строй на деле продемонстрировал свой прогрессивный для того времени характер, свои преимущества перед древневосточными монархиями. Греко-персидские войны во многом способствовали усовершенствованию государственного устройства греческих государств. С одной стороны, демократия, сложившаяся в Афинах на рубеже VI—V вв. до н. э., приобрела более радикальный характер. С другой стороны, жесткая военизированная социально-политическая система, существовавшая в Спарте, за время войн стала еще более консервативной.

Войны с персами укрепили полисное самосознание эллинов. В их менталитете стали преобладать такие черты, как полисный коллективизм, патриотизм, чувство собственного достоинства гражданина. В то же время индивидуалистические составляющие системы этических ценностей были оттеснены на второй план: в борьбе за выживание они оказались, бесспорно, не столь необходимыми, как коллективистские тенденции. Не случайно в V в. до н. э. греческая литература, искусство и т. д. обращены не к частному, а к общему, изображают не конкретную личность, а создают обобщенный образ идеального героя.

Возросло в ходе войн и этническое самоопределение греков. Для гражданина любого государства «малой родиной» по-прежнему оставался именно свой полис, но вместе с тем появляется представление о «большой родине» – Элладе. Греки начинают противопоставлять себя всем остальным народам (особенно народам Востока), называемым ими одним словом – «варвары». Это было связано с тем, что греко-персидские войны воспринимались как смертельная схватка греческого мира со всем восточным миром, без деления его на народы. Во многом это представление было оправданным: ведь Ахемениды действительно объединили под своей властью едва ли не весь Ближний и Средний Восток.

Слово «варвар» лишь в классическую эпоху, после побед греков над ахеменидскими полчищами, приобрело негативный, уничижительный оттенок. Представителей негреческих народов, т. е. варваров, начинают считать людьми «второго сорта», обреченными на подчинение и рабство. Великий греческий философ Аристотель в IV в. до н. э. писал: «Варвар и раб по природе своей понятия тождественные». Соответственно самих себя греки считали рожденными для свободы и господства.

Греки презирали варваров отнюдь не потому, что признавали их более низкими по происхождению, «по крови». Напротив, согласно греческой мифологии, все «варварские» народы родственны эллинам. Так, персы якобы происходили от греческого героя Персея, род египтян возводился к греческой царевне Ио, оказавшейся на берегах Нила, род скифов – к Гераклу и т. д. Считалось, что греки и варвары поклоняются одним и тем же богам, только называют их разными именами. Варвары считались заслуживающими презрения греков потому, что они были чужды эллинскому образу жизни, характеризовавшемуся свободой, суверенитетом, наличием неотъемлемых прав, подчинением только закону, а не какому-либо лицу (монарху). Так как варвары имели в своих царствах статус подданных, а не граждан, то греки и воспринимали их как «рабов от рождения». Варвар, получивший греческое образование, приобщившийся к полисной цивилизации, уже переставал быть, в понимании греков, варваром и становился полноценным эллином. Презрение к варварам имело, таким образом, не расовый, а социокультурный характер.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)