Нужна помощь в написании работы?

Советская система СМИ имела более сложную, чем принято думать, структуру и систему соподчинения внутренних элементов, и потому совсем не просто определить, с чего начиналось развитие постсоветской медиасистемы.

Советские массмедиа были неотъемлемым институтом советского общества. Именно поэтому они зеркально отражали противоречия, достижения и проблемы советского периода. Нельзя сказать, что информационная картина, создававшаяся ими, была абсолютно лживой, но все-таки ее нельзя назвать и полностью правдивой. Эта картина была односторонней и поэтому не соответствующей реальности. Один народ, одна партия, одна идеология, одни медиа — приблизительно так можно было оценить формальное единство СМИ и общества.

Но дать общую характеристику советской системе средств массовой информации и пропаганды (СМИП) довольно сложно, поскольку невозможно вместить в единую схему советскую реальность. Противоречия внутри нее в последние десятилетия существования СССР назревали, выходя на поверхность не только знаменитым сегодня самиздатом или полной свободой слова в пределах квартирных кухонь. Хотя в СССР медиа и были мощным орудием пропаганды, они часто отражали внутренние противоречия системы, хотя и в неявной форме. Читатели получали «Литературную газету» или «Комсомольскую правду», в которых можно было найти злободневные статьи на морально-этические темы и глубокий, хотя часто и идеологизированный анализ международной политики. У советских СМИП не было потенциала «четвертой власти», однако газеты и телеканалы получали тонны писем читателей, обращавших внимание на злоупотребления чиновников и местных элит. Эти письма звали в дорогу специальных корреспондентов, которые стремились объективно разобраться в производственных конфликтах, экологических катастрофах, фактах коррупции.

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Узнать

Именно из внутренних противоречий внешне монолитной советской медиасистемы и выросли постсоветские СМИ России. И если советские СМИП трудно оценивать однозначно с позиций сегодняшнего дня, то современная российская медиасистема еще более сложна для оценки.

Дискуссии о СМИ переходного периода занимали значительное место в исследовательской литературе в течение всего послед него десятилетия. Междисциплинарная проблема транзитологии, переходности имеет широкий масштаб и активно обсуждается экономистами, политологами, социологами, исследователями самых разных специальностей. Осмысление процессов, происходивших на постсоциалистическом пространстве, начиналось в большой степени под влиянием работы Ф. Фукуямы, названной «Конец истории и последний человек» (1992). Именно она внесла в исследования мотив полного разрыва с прошлым, наступившего в 1989 г., когда в большинстве стран социалистического лагеря Европы произошли радикальные изменения социально-политического и экономического строя.

Однако рубежные для всех стран 1989-го и затем 1991 г. стали не концом, а началом новой истории. В отличие от Ф. Фукуямы исследователи, представляющие именно постсоциалистический регион, говорят о переходном периоде как о «сумме позитивных измене ний», вдохновленных западными демократиями, но не обязательно происходящих мирно и поступательно.

Роль средств массовой информации в переходный период привлекала особое внимание по многим причинам. Именно массмедиа стали и важной движущей силой перемен, и едва ли не первой сферой, в которой постсоциалистический переходный период реализовался на всех. К удивлению многих исследователей, ориентация СМИ на рыночную экономику не положила конец попыткам политического вмешательства в деятельность СМИ. Прежние традиции авторитарных и патерналистских медиасистем отчетливо проявлялись и в практике демократизировавшихся обществ.

Как считают многие исследователи, в странах Центральной и Восточной Европы, а также в странах постсоветского пространства, переходный период можно считать за вершенным, поскольку и сами общества, и СМИ достигли стабильности и вышли на новый уровень развития. Создание новых моделей экономики, становление новых социальных институтов и общественных отношений привело к утверждению новых структур и отношений в сфере СМИ. Пятнадцать лет, по мнению многих зарубежных исследователей, слишком долгий период, чтобы можно было про должать говорить о состоянии «переходности».

Для постсоциалистических СМИ новой жизненной средой стали: частные медиакомпании; партии широкого политического спектра и негосударственные организации, формирующие гражданское общество; активная и фрагментирующаяся аудитория, освободившаяся от идеологической зависимости и самостоятельно удовлетворяющая свои медиапотребности. Теперь, когда новые структуры СМИ вызвали к рождению новые влиятельные силы, оказывающие воздействие на сами эти структуры, можно говорить и о близости к завершению переходного периода в СМИ постсоциалистических стран.       Однако переходность современного состояния медиасистем связана не только с внутренними процессами. Постсоциалистические СМИ, вступив на путь экономических и социально-культурных преобразований, вынуждены были не только считаться с реальностями регионального и национального переходного периода. Они оказались перед лицом вызовов технологической революции в сфере массовой коммуникации, а также перед лицом глобализации. К числу глобальных аспектов, оказывавших воздействие на развитие российской медиасистемы в последнее десятилетие XX в., относились:

прогресс информационно-коммуникационных технологий (ИКТ);

глобализация экономики,

изменения в структуре и поведении аудитории.

Эти универсальные тенденции развития СМИ не в меньшей степени, чем факторы национального переходного периода, определили эволюцию российской медиасистемы. После того как были запущены «общие механизмы» переходного периода — слом прежнего социально-экономического устройства, создание частного сектора в национальных экономиках, отказ от доминирования коммунистических партий в политической системе общества и параллельное создание институтов гражданского общества, наступил следующий период, когда на первый план вышли факторы национального характера. Влияние таких национальных особенностей, как культурные традиции, язык и менталитет, бизнес-куль тура и этика, на трансформационные процессы в постсоциалистических странах стало ощущаться все значительнее. Практически перед всеми этими странами встала проблема формирования постсоциалистической национальной идентичности, которая должна была опираться не на общие механизмы постсоциалистической переходности, а на уникальные историко-культурные особенности развития каждой нации.

Невозможно назвать день, час, когда переходный период в России закончился. Напротив, во многих сферах социально-политической жизни он, несомненно, еще продолжается до сих пор, поскольку экономические реформы пока не принесли желанных результатов, а построение институтов гражданского общества все еще не завершено. Еще одно обстоятельство, подтверждающее достижение «стабилизационного рубежа» российскими массмедиа, связано с растущей интеграцией российских медиа в глобальный медиаконтекст.

Речь идет не только об активном освоении российскими СМИ Интернета и растущей популярности новых каналов общения и получения информации, предоставляемых мобильной телефонией. Эти процессы интересны тем, что происходят практически во всех странах одновременно и представляют собой скорее не национальный, а глобальный переходный период.

В дополнение к сказанному можно подчеркнуть, что свидетельствами преодоления российскими СМИ «точки стабилизации» становятся и другие явления:

увеличивающаяся зависимость системы СМИ от состояния рекламного рынка и в конечном итоге от состояния национальной и глобальной экономики;

возникновение традиционного для современных рыночных медиасистем «разделения труда» между печатными и аудиовизуальными СМИ, отличающегося в случае прессы особым вниманием к анализу событий, освещению мнений, а в случае телевидения — к инфотейнменту;

усиление медиакратичности современных обществ, в которых журналисты, принимая на себя роль производителей общественного мнения, подменяют общественные дискуссии в СМИ

или навязыванием собственного мнения, выражающего ангажированную точку зрения, или распространением конформных сред - необывательских взглядов, имеющих мало общего с реальными политическими дискуссиями.

Поделись с друзьями