Нужна помощь в написании работы?

Верхарн - фламандец, он родился в местечке Сент-Аман, неподалеку от Антверпена, в буржуазной семье. Учился в том же иезуитском коллеже в Генте, что позднее и Метерлинк. Затем поступил на юридический факультет Лувенского университета. После его окончания прошел адвокатскую стажировку в Брюсселе у Э. Пикара, приобщившего Верхарна к литературному движению "Молодая Бельгия". В 1883 г. появился первый стихотворный сборник "Фламандки".

На его страницах перед читателем предстал характерный бельгийский пейзаж с разбросанными по бескрайним равнинам фермами, старинными церквами и монастырями, мельницами, "хижинами с омшелыми стенами", возникли рубенсовские фигуры могучих и красивых людей, охваченных "неистовством страстей", творящих Прекрасное (стих. "Равнина", "Като", "Воскресное утро", "Выпечка хлеба", "Фламандкам былых времен"). Здесь явственно ощущается идеализация бельгийской патриархальной деревни, однако показательно стремление Верхарна искать национальное в народном, крестьянском. Поэтический стиль "Фламандок" отличают живописность и красочность, стихотворения становятся своеобразными словесными натюрмортами, напоминающими полотна фламандских художников XVII в. с их "буйными празднествами неутомимой плоти" (стих. "Старые мастера").

Вторая книга "Монахи" (1836) продолжает тему противопоставления яркого прошлого, времени, когда "высекались глыбы эпопей" пошлому настоящему, "суетному веку, веку больному и несчастному" (стих. "Монах эпический", "Монастыри",."Дикий монах"). Из этой антитезы закономерно вырастает верхарновское неприятие современности, в которой "нет ничего, ни героев, ни спасителей новых", признание абсурдности самого бытия, бесцельности человеческого существования.

Сборники "Вечера" (1887), "Крушения" (1888), "Черные факелы" (1890), образующие трагическую трилогию, отразили глубокий духовный кризис поэта, утрату им иллюзий и идеалов, внутреннюю опустошенность и одиночество, чувство безысходности и страх перед жизнью. Подобные настроения Верхарна питались как самой социальной действительностью 80-х гг., так и влиянием французских символистов, в особенности Бодлера, Верлена и Малларме.

Не последнюю роль сыграла и болезнь поэта: нервное расстройство. Стихотворения этого периода изобилуют образами смерти, распада, безумия (стих. "Набросок", "Вестник праха", "Мертвец" и др.). Пейзаж родной Фландрии, такой красочный и яркий во "Фламандках", окрашен теперь в зловещий черный цвет, скован холодом и безмолвием. Это скорее импрессионистический "пейзаж души", выражение безмерного отчаяния и тоски, овладевших поэтом. В этом плане характерно стихотворение "Осенний час».

В трагической трилогии в полной мере проявился лирический талант Верхарна, превратившего каждое стихотворение в поражающую своей искренностью исповедь страдающей и ликующей души, затерянной в жестоком мире (стих. "Скала", "Города", "Исступленно", "Молитвенно" и др.).

Очень часто изображение окружающей действительности вырастает в символ "пустой бесконечности" ("Холод"), "иных небес" ("Морские скитания"), потусторонности ("Числа"). Здесь Верхарн вплотную приблизился к символизму. Однако никогда не покидавшая поэта способность "наблюдать реальную жизнь" помогла ему в начале 80-х гг. преодолеть пессимизм и неверие и обратиться к современности, к ее конфликтам и противоречиям. В какой-то мере этот перелом в творчестве был подготовлен уже трагической трилогией, в которой поэт, несмотря на отчаяние, утверждал "счастье жить, гореть и умереть!" и воспевал "мятеж", "нож гильотины", "мстящее пламя". В 1892 г., увлекшись идеями социализма, Верхарн вступил в бельгийскую социалистическую партию, близко познакомился с рабочим движением.

Результатом общественной активизации поэта стала социальная трилогия - циклы "Поля в бреду" (1893), "Города-спруты" (1895), драма "Зори" (1898). В ней Верхарн предпринял по сути всеобъемлющий художественный анализ эпохи: конфликт города и деревни, труда и капитала, настоящее и будущее человечества.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В циклах "Поля в бреду" и "Призрачные деревни" поэт создал потрясающий по силе образ гибнущей под натиском цивилизации деревни и ее обитателей, бредущих "сквозь сумрак судеб и времен... из никуда и в никуда". Здесь под "слезливым, серым небосклоном", на "равнине мертвой" "зияют мертвых ферм раскрытые ворота"; "под кровлей нищенских домов... перед мертвым очагом унынье тощее сидит". Обобщение достигается с помощью конкретных и наглядных символов, заключающих в себе особую экспрессию и драматизм. Так, черные рыбаки ловят черным неводом "не рыбешек - свою нищету", "черную жуть" ("Рыбари"); крылья мельницы замерли, "став крестом на завершившейся судьбе" ("Мельник"); кузнец "кует и правит лезвия терпенья". В стихотворениях этих циклов ясно слышны боль и горечь прощания с поэзией сельской жизни, безжалостно уничтожаемой цивилизацией:

Ведущее место в социальной трилогии занимает тема города. Воображение поэта нарисовало зловещий образ многоликого чудовища, которое, "далеко щупальца-присоски простирая, людей из деревень притягивает и вбирает". Город-спрут - это "махины корпусов фабричных", где "вдали от солнца в духоте томятся люди в страшной маете: обрывки жизней на зубцах металла, обрывки тел в решетках нищеты". Город-это и огромное торжище, на котором все продается и покупается, даже то, что не может быть товаром: красота, любовь, искусство (стих. "Торжище", "Зрелища", "Скользящие в ночи"). Однако для Верхарна город - это еще и концентрация многовекового человеческого опыта, созидательная энергия "гордых рабочих рук", "готовность к поискам и бунтам". Осуществление "вековой мечты о мире добра, красоты" он связывал с революционным порывом народных масс, когда "мятеж взрывает столетья и годы" (стих. "Восстание").

Начиная с цикла "Города-спруты" тема будущего становится ведущей, органически входит в творчество поэта. Богатство содержания социальной трилогии обусловило новаторство ее художественной формы. Утвердившийся в ней свободный стих позволил наиболее адекватно выразить сложность мыслей и чувств самого автора, воспроизвести многообразие и многоголосие окружающего мира. В зависимости от содержания произведений меняется их жанр, ритм, звуковая система. И недаром В. Брюсов, один из лучших переводчиков Верхарна на русский язык, утверждал, что в его власти "столько же ритмов, сколько мыслей". Стих Верхарна полон энергии, движения, динамизма.

Завершает социальную трилогию поэтическая драма "Зори" (1899), проникнутая пафосом революционного переустройства общества. Ее главный герой - восставший народ, решающий свою судьбу. Нравственная красота и величие революции воплощены в образе ее вождя, трибуна Жака Эреньена, отдающего жизнь во имя приближения грядущего, которое видится ему торжеством добра, любви и справедливости. "Мы живем в дни обновлений". Эти слова Эреньена заключают в себе вывод самого Верхарна о сути и значении современной эпохи.

"Зори" монументальная социальная драма, близкая романтическому театру Гюго и Роллана. В ней воссоздаются яркие и сильные личности, кипение страстей, столкновений идей; события здесь приобретают огромный размах (война, восстание); преобладают массовые сцены; стихотворная речь перемежается с прозаической. Верхарн - автор еще трех пьес на исторические темы, ставших заметным явлением бельгийской романтической драматургии: "Монастырь" (1900), "Филипп II" (1901), "Елена Спартанская" (1909).

Новый период творчества Верхарна приходится на начало XX века. В философских стихах сборников "Лики жизни" (1899), "Буйные силы" (1902), "Многоцветное сияние" (1906), "Державные ритмы" (1910), "Вся Фландрия" (1904 - 1911), "Вечерние часы" (1911) поэт воспел красоту и неисчерпаемость живой жизни, мощь и величие человека, борца и созидателя, овладевающего тайнами природы и прокладывающего пути в будущее.

Титанические, богоподобные герои Верхарна, "ученые, апостолы, поэты" "калят дерзанья, причащают пространства", "в неведомое строят лестницы", "топчут ложь, что приковала целый мир к человеку". Подобно гетевскому Фаусту, они видят смысл и счастье бытия в неустанных поисках, в борениях, в движении вперед, навстречу грядущему:

В годы первой мировой войны, находясь во Франции, Верхарн тяжело переживал трагедию родной страны, ставшей первой жертвой немецкого милитаризма. В книге "Окровавленная Бельгия" (1915), сборнике рассказов "Алые крылья войны" (1916), нарисовав картины бедствий, страданий и героизма народа, он заклеймил "клятвопреступную, смертельную войну". Верхарн и сам стал ее жертвой: 27 декабря 1916 г. в Руане во время вокзальной сутолоки он попал под колеса поезда.

Значение творчества Верхарна для искусства XX века определяется тем, что он, по словам В. Брюсова, "раздвинул пределы поэзии так широко, что вместил в нее весь мир".

Тесные узы связывали Верхарна с русской культурой. Осенью 1913 г. он приехал в Россию, чтобы ближе познакомиться с ее искусством и литературой; в Москве встретился с группой пролетарских поэтов, считавших его своим учителем. Позднее, в стихотворении "Россия" (1916) Верхарн с глубокой симпатией отзывался о русских людях, об их сердечности, искренности, героическом служении идеям и предсказывал великую будущность этой стране. В свою очередь деятели русской культуры высоко оценили реализм и новаторство поэзии великого бельгийца. Ему посвятили работы А. Луначарский, В. Брюсов, М. Волошин и др. В 1920 г. в Москве Вс. Мейерхольдом была поставлена пьеса "Зори". Стихи Верхарна много раз издавались в прекрасных переводах В. Брюсова, М. Волошина, А. Блока, Г. Шенгели, Е. Полонской, В. Левика и др. На белорусский язык его переводил М. Богданович.

Поделись с друзьями