Нужна помощь в написании работы?

Западногерманская «Группа 47» («Gruppe 47») объединяла большинство крупнейших немецких прозаиков и критиков. Двое самых знаменитых, У.Йонзон (1934–1984) и Грасс, переехали на Запад из Восточной Германии. Романы Йонзона Догадки о Якобе (1959) и Третья книга об Ахиме (1961) раскрывают тягостный психологический и житейский разлад в расколотой стране. В трилогии Годовщины (1970, 1971, 1973) за подробными историями жизни встает сама История. К Грассу мировая известность пришла после выхода в свет романа Жестяной барабан (1959). Среди других значительных прозаиков – Бёлль и А.Шмидт (1914–1979). Обесчеловечению на войне посвящены ранние рассказы и романы Бёлля. Вершиной творчества Шмидта, отмеченного художественным поиском, считается монументальный Сон Цеттеля (1970).

Начиная с 1970-х в ФРГ наметился отход от политизированной литературы. Произведения австрийца П.Хандке (р. 1942) исследовали психологические и общественные структуры, лежавшие в основе эстетических и языковых условностей. В его Страхе вратаря перед одиннадцатиметровым (1970) воссоздана параноидная реальность, а в Коротком письме к долгому прощанию (1972) – постепенное излечение от подобной картины мира. Утраченная честь Катарины Блум (1975) Бёлля и Рождение сенсации (1977) Вальрафа разоблачали губительное могущество шпрингеровской газетной империи. Под конвоем заботы (1979) Бёлля исследует воздействие терроризма на жизнь и общественные институты Германии. Эстетика сопротивления (1975, 1978, 1979) и «народные пьесы» Ф.К.Крёца (р. 1946) критически осмысливали «пролетарский» период истории и, соответственно, современную жизнь. Однако на первый план выходила исповедальная открытость. От Монтока (1975) Фриша до Ленца (1973) П.Шнайдера (р. 1940) и Юности (1977) В.Кёппена (1906–1996) авторы постепенно переходили от политической проблематики к личному опыту.

Тенденция к субъективности и автобиографизму наметилась также в Восточной Германии. Размышления о Кристе Т. (1968) Кристы Вольф обозначили этот сдвиг, повествуя о проблемах молодой женщины, ищущей себя; Образы детства (1976) и Нет места. Нигде (1979) продолжили эту интимно-психологическую линию. Литература ГДР не прошла мимо темы феминизма, хотя и в социалистическом аспекте (Кассандра, 1984, Кристы Вольф; Франциска Линкерханд, 1974, Бригитты Райман, 1936–1973; Карен В., 1974, Герти Тецнер, р. 1936; Женщина-пантера, 1973, Сары Кирш, р. 1935; Жизнь и приключения трубадура Беатрисы, 1974, Ирмтрауд Моргнер, р. 1933).

После объединения Германии актуальными становятся поиски выхода за пределы поля тяготения темы «немецкой военной вины». Немецкое общество все больше приобретает черты мобильного общества среднего класса, превращаясь в соответствии с идеологией М.Уэльбека в своего рода огромный супермаркет – идей, вещей, отношений и т.д. Наиболее интересно эти тенденции Германии 1990-х преломились в творчестве Кристиана Крахта (р. 1966). Герой его культового романа Faserland (1995) – до мозга костей потребитель, но потребитель «продвинутый», с большим уважением относящийся к «правильному» выбору фирм-изготовителей одежды, обуви, еды и т.п. Чтобы довести свой образ до совершенства, ему не хватает интеллектуального увлечения, которое бы окончательно дополнило его «светлый образ». С этой целью он разъезжает по Европе, однако все, с чем ему приходится встретиться, вызывает у него тошноту в прямом и переносном смысле.

Герой другого произведения К.Крахта – 1979 – интеллектуал, оказавшийся в «горячих точках» 1979 года приблизительно по той же причине, что и герой Faserland'а. Разница между продвинутым потребителем 1995 и обкуренным расслабленным интеллектуалом 1979 не так велика, как кажется на первый взгляд. Они оба – своего рода интеллектуальные туристы, желающие получить некие сущностные жизненные ценности извне в готовом виде. Но тактика внешнего заимствования не дает результата и делает очевидной необходимость сделать усилие иного рода – продвинуться внутрь себя и своей личной истории. Однако тут вступают в силу соображения политкорректности – как бы не «въехать» во что-нибудь неприглядное, вроде нацизма.

В 1999 Крахт и четверо его друзей-писателей – Беньямин фон Штукрад-Барре (автобиографические романы Соло-альбом, Лайв-альбом, Ремикс), Никель, фон Шенбург и Бессинг сняли номер в дорогой гостинице и в течение трех дней вели диспуты на популярные темы, касающиеся разных сторон современной жизни. Их разговоры, записанные на пленку, были изданы книгой Королевская печаль – своего рода манифестом новой генерации немецких писателей. Суть его – в признании поверхностности главной добродетелью современности, поскольку «глубинные» поиски предыдущих поколений ни к чему хорошему не привели. Поэтому новое поколение предпочитает держаться на поверхности повседневности и поп-культуры – моды, ТВ, музыки. В этом духе, помимо упомянутых авторов, пишут Райнальд Гец, Эльке Наттерс и др. В антологии 16 молодых немецких писателей Месопотамия, составленной К.Крахтом, также речь идет о поиске средств от скуки и безразличия. Удастся ли молодому поколению не заблудиться по дороге от ночного клуба к модному бутику и обнаружить свой «свет в конце тоннеля», покажет время.

В свою очередь, представительница предыдущего поколения – австрийская писательница Эльфрида Елинек (1946), лауреат Нобелевской премии 2003 по литературе, не отказывается от возможности вскрыть, проанализировать законы функционирования так называемого цивилизованного общества, а также обыденного и классового сознания. По мнению писательницы, именно в них заложены зародыши насилия, впоследствии развивающиеся в женский и сексуальный деспотизм, насилие на работе, терроризм, фашизм и т.п. Наиболее известны романы Елинек Любовницы, Пианистка, Перед закрытой дверью, Похоть, Дети мертвецов.

Повседневность, скука обыденной жизни – чрезвычайно распространенная тема в современной немецкой литературе. Подробными меланхолическими описаниями привычных банальностей жизни полны книги молодых авторов – Майке Вецель, Георг-Мартин Освальд, Юлия Франк, Юдит Херманн, Штефан Бойзе, Роман Бернхоф. Николе Бирнхельм в рассказе Две минуты вокзала передает давящее ощущение немого запрета на проявление чувств, страх взгляда и прикосновения, отгороженность и одиночество граждан. Инго Шульце в романе Simple Storys предается ностальгии по ГДР, пунктуально перечисляя подробности жизни немецкой семьи при социализме – привычки, поездки, образ жизни, мелкие события.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

К своеобразному развлекательному чтению для интеллектуалов может быть отнесено творчество Патрика Зюскинда (1949) – его роман Парфюмер (1985), а также новеллы Голубь, История господина Зоммера, роман Контрабас и др. вывели автора в разряд лидеров мировых продаж в области популярной литературы. Зюскинд расценивает свое писательство как отказ от «беспощадного принуждения к глубине», которого требует критика. Его герои обычно испытывают сложности в поисках своего места в мире, в установлении контактов с другими людьми, от любого рода опасностей они склонны замыкаться в своем маленьком мирке. Писателя интересуют также темы становления и крушения гения в искусстве.

Вызывают интерес и произведения-исповеди – роман Крэйзи молодого автора Беньямина Леберта об откровениях подростка, страдающего легкой формой паралича, мгновенно разошелся 300-тысячным тиражом. Повесть Томаса Бруссига Солнечная аллея – о живущих рядом с Берлинской стеной подростках, влюбленных и непоседливых, утверждает, что воспоминания, связанные с тоталитарным периодом, могут быть светлыми и счастливыми. Психологический роман Михаэля Лентца Объяснение в любви написан в манере «потока сознания» – он о кризисе брака, о новой любви, о городе Берлине.

После объединения Германии в немецкой литературе стало развиваться «историческое направление» – Михаэль Кумпфмюллер пишет о противостоянии в недалеком прошлом двух Германий и судьбах людей, оказавшихся между двумя системами. В романах Кристофа Брумме (1966) Ничего, кроме этого, Тысяча дней, Одержимые ложью, в эссе Город после стены речь также идет об изменениях, связанных с падением Берлинской стены. Немецким писателям интересны фрагменты и русской истории – Гюнтер Грасс написал книгу Траектория краба, в основу которой взят рассказ писателя-документалиста Гейнца Шена о советской подводной лодке С-13 под командованием Александра Маринеско. Вальтер Кемповски издал 4-х томный Эхолот – коллективный дневник января-февраля 1943 года, приуроченный к 50-летию Сталинградской битвы, и продолжает работать над Эхолотом-2, охватывающем 1943–1947. Его же перу принадлежит автобиографический роман В тюремной камере – о 8-летнем заточении в немецком НКВД.

В современной Германии вышел сборник 26 авторов, чьи родители не являются немцами, но они родились, выросли и живут в Германии, – Morgen Land. Новейшая немецкая литература. В молодежном альманахе Икс. Игрек. Зет. печатаются первые рассказы и эссе немецких подростков.

Продолжают выходить книги писателей старшего поколения. Большой резонанс получила книга Мартина Вальзера (1927) Смерть критика – на писателя посыпались обвинения в антисемитизме из-за национальности прототипа его героя. Продолжают выходить книги Хуго Лечера (1929) – сборник новелл Горб (2002) и др. Появилось немало новых имен – Арнольд Штадлер, Даниэль Кельман, Питер Хег, Эрнст Йандль, Карл Валентин, Райнер Кунце, Хайнрих Белль, Хайнц Эрхардт, Йоко Тавада, Лориот, Р.Майер и др.

Немецкоязычную прозу сегодня представляют и авторы из Австрии и Швейцарии. Помимо упомянутой выше лауреата Нобелевской премии Эльфриды Елинек, известность приобрели австрийские писатели Йозеф Хазлингер и Марлена Штрерувиц. В романе Венский бал (1995) Хазлингера задолго до событий московского Норд-Оста предсказана возможность газовой атаки террористов в Венской опере. Роман Марлены Штрерувиц Без нее – о десяти днях женщины, приехавшей в другую страну в поисках документов о некоем историческом лице. Швейцарская писательница Рут Швайкерт – роман Закрыв глаза – пишет экзистенциальную прозу, которая продолжает доминировать в европейской литературе. Другой автор из Швейцарии – Томас Хюрлиман известен мини-романом Фройляйн Штарк, действие которого разворачивается в древней монастырской библиотеке, где 13-летний подросток открывает для себя мир любви и книг.

В целом положение писателя в Германии после объединения изменилось. Мало кто из литераторов может позволить себе жить на гонорары. Писатели участвуют в фестивалях, читают лекции, выступают с авторскими чтениями, в том числе за пределами страны. «В эпоху перемен писатель может свободно выражать себя, но его слова не имеют морального веса, – считает Михаэль Лентц. – Пытаясь быть пророком, писатель рискует сегодня попасть в смешное положение».

Возникновение "Группы 47" связано с историей литературно-общественного журнала "Дер Руф". Его издание было начато в конце войны в виде журнала военнопленных, содержавшихся в американских лагерях. Вокруг журнала сгруппировалась горстка молодых писателей, полных желания принять участие в создании новой немецкой литературы. Среди них были Вальтер Кольбенхоф, Альфред Андерш и некоторые другие. Томас Манн был своего рода духовным отцом этих начинающих литераторов. к работе в журнале присоединился Ганс Вернер Рихтер. Журнал, само заглавие которого имело явно программное значение, стал центром притяжения всех тех, кто искал выхода из хаоса, кто сделал из уроков фашизма и войны вывод: "Это не должно повториться". Активное участие в работе редакции принимали Вальтер Кольбенхоф, Вальтер Мария Гуггенхаймер, Вольфдитрих Шнурре, Хорст Ланге и другие молодые литераторы.

Попытки вновь вернуться к литературному труду были сопряжены для всех этих писателей с трудностью преодоления "ситуации нуля", преодоления разрыва, образовавшегося благодаря двенадцатилетнему систематическому фашистскому отравлению немецкого народа, пропасти между погрязшей в маразме фашизированной "культурой" и оборвавшейся в 1933 году гуманистическо-демократической традицией.

Но политика западных оккупационных властей к весне 1947 года уже далеко разошлась с антифашистскими декларациями времен войны, поэтому слишком радикальная антифашистская позиция журнала привела к конфликту с американской военной администрацией. В результате А. Андерш и Г. В. Рихтер в апреле 1947 года оказались отстраненными от руководства журналом.

Так организовалась "Группа 47", которая впоследствии приобрела важное значение для послевоенной западногерманской литературы. Кроме названных членов первой редакции журнала "Дер Руф", в ядро "Группы 47" вошли Вольфганг Бехлер, Вальтер Иене, Гюнтер Айх, Ганс Георг Бреннер, Эрнст Шнабель, Юргев фон Голлаидер. руководителем стал Ганс Вернер Рихтер.

Появившаяся в начале 48 года брошюра Альфреда Андерша "Немецкая литература перед ответственным решением" явилась своеобразным обоснованием позиции молодых прогрессивных писателей: мысль о том, что подлинная немецкая литература связана с сопротивлением фашизму, с эмиграцией, в том числе и "внутренней", что традиции не обрываются 1933 годом, а тянутся до самого освобождения Германии от фашизма, и они не должны остаться без внимания, основное течение молодой литературы инстинктивно стремится к реализму, стремится наполнить его интенсивной силой непосредственного восприятия, найти новые формы, что масштаб для оценки собственных трудов они ищут в сравнении с произведениями зарубежных писателей. Андерш называл усилия молодых литераторов частью борьбы против последствий фашистского растления, борьбы за духовную свободу, считал, что они должны бороться против скрытой угрозы свободе в виде пережитков фашистской идеологии, "против немецкого национализма и той скрытой злобы, которую он порождает сегодня, против любых проявлений мысли о реванше, против немецкого комплекса "превосходства".Примером для молодых был Вольфганг Борхерт с его страстным человеколюбием и беспощадной правдивостью.

На протяжении 1947 - 1950 годов большинство участников заставившими заговорить критику об этой группе как о специфическом литературном явлении Западной Германии. Рассказы "На ползучей земле" (1946), "Собратья Давида" (1948) В. Вейрауха, романы "От плоти и крови нашей" (1947), "Возвращение на чужбину" (1949) В. Кольбенхофа, радиопьеса "Надо было сопротивляться" (1948) и рассказы "Цапля зовет каждый день" (1950) В. Шнурре, повесть "Белый платочек" (1948) и роман "Нет. Мир подсудимых" (1950) В. Йенса, рассказы Э. Шнабеля "Мрамора им не видать" (1949), романы Г. В. Рихтера "Побежденные" (1949) и П. Шаллюка "Если бы можно было перестать лгать" (1950), сборники стихов "Дальние дворы" (1948) и "Подземка" (1949) Г. Айха и "Цистерна" (1950) В. Бехлера отличались прежде всего стремлением не закрывать глаза перед свершившимся, видеть правду и не скрывать ее, отвержением "чистого искусства" и принятием принципов реализма. Не случайно в связи с творчеством этой группы писателей в немецкой литературной критике появился термин "неореализм", хотя гораздо более ходовыми стали выражения вроде "литература войны", "литература возвращенцев", "литература развалин".

Среди этих в большой степени программных публикаций следует назвать в первую очередь публицистическое выступление Генриха Бёлля "Я привержен к литературе развалин", помещенное в виде передовицы в пятом номере журнала "Ди Литератур".

Основной концепцией группы было, говоря словами Г. В. Рихтера, "образование демократической элиты в области литературы и публицистики".

возникновение "группы 47" и взятый ее основателями, прежде всего Г.В.Рихтером, курс на воспитание в недрах группы духовной элиты, могущей впоследствии оказать существенное воздействие на умы и настроения немецкого народа, способствовали тому, что это творческое объединение сплотило вокруг себя едва ли на весь цвет западногерманской литературы; подобное единение талантливой молодежи и авторов среднего поколения свидетельствует об общенациональной значимости политических и эстетических принципов;

"группа " продолжила традиции литературы Веймарской республики и внесла ощутимый вклад в дело восстановления нарушенных в годы фашизма связей с зарубежными литературами, творчески переосмыслив достижения прошлого с учетом специфики западногерманской послевоенной действительности; неустанные эксперименты в области формы обуславливались по большей части поисками оригинальных художественных средств и способов отражения (соответственна и оценки) социально-политической ситуации, складывавшейся после 1945 года в Западной Германии;

общественно-политическая значимость деятельности "группы 47" определяется прежде всего критическим отношением ее членов к реваншистским, милитаристским и реставрационным тенденциям в политике правительства К.Аденауэра; авторы "группы 47" способствовали своими изменению политического климата в ФРГ, отказу от конфронтации с Советским Союзом;

мнимая аполитичность на деле оборачивалось конкретной политической позицией ибо язык произведения как правило определялись идеологическими принципами группы, остававшимися, несмотря на некоторые изменения, постоянными: антифашизм, ангимилитаризм, антитоталитаризм;

истинная история с учетом неизменности изначальных политических и эстетических принципов группы завершилась в 1962 г. К началу 60-х гг. "группа 47" просто физически не могла удерживать в своих рамках огромный поток новой литературы, как не могла принять и ее новые установки.

Поделись с друзьями