Нужна помощь в написании работы?

40-50е: КОНФРОНТАЦИЯ ИДЕЙ - УСИЛЕНИЕ РЕЛИГИОЗНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ, ОСОБЕННО КАТОЛИЧЕСКОГО (Голдинг) ПРОТИВОСТОИТ ЛЕВЫМ ИДЕЯМ И АТЕИЗМУ. НАЦ. И ЭСТЕТ, СПЕЦИФИКА РЕШЕНИЯ АНТИВОЕННОЙ ТЕМЫ (+Грасс, Бёлль, Мейлер).

Биографические сведения об Уильяме Голдинге необычайно скупы: он считал, что лучше всего о писателе говорят его книги. Окончил оксфордский университет, где изучал сначала естественные науки, а потом английскую филологию. До 1961 года, исключая военное время, преподавал в школе английский язык. В 1934 издал первый сборник стихов, о котором впоследствии отзывался, как о крайне неудачном опыте. В 1954 выходит роман «Повелитель мух», принесший автору громкую славу. Был задуман как пародия на героические робинзонады, в частности, на повесть Бэллантайна «Коралловый остров» (1858). В этой книге 4 английских мальчика после кораблекрушения попадают на остров и, как подобает настоящим сыновьям империи, стойко выдерживают все уготованные им

испытания: побеждают пиратов, обращают в христианство туземцев, отучают их от людоедства. По словам Голдинг, когда он читал эту книгу со своими учениками, она раздражала его своим чрезмерным оптимизмом. В «Повелителе мух» группа английских подростков оказывается на необитаемом острове в результате авиакатастрофы. В начале романа они тоже пытаются «по-взрослому» организовать свою жизнь: устанавливают власть и порядок, сооружают укрытия, распределяют обязанности, договариваются поддерживать костер, который поможет спасателям их обнаружить. Однако очень скоро этот уклад рушится. На острове разгорается борьба за власть – часть мальчиков под предводительством честолюбивого и неуравновешенного Джека откалывается от «хранителей огня» и образует племя охотников. И вот уже защитники разумного порядка Ральф и Хрюша не могут объяснить, зачем этот порядок нужен. Первоначально установленная демократия оказывается слишком хрупкой. Вскоре охота на диких свиней из борьбы за пропитание превращается в охоту ради охоты, а затем и в ритуальное убийство. Потерянных и беззащитных детей охватывает страх, воплощением которого служит ими же самими выдуманный «зверь». Стремящийся к власти Джек умело использует этот страх: обещая вдоволь кормить детей мясом и защищать от «зверя», он по одному переманивает их в стан дикарей. Противостоять хаосу продолжают Хрюша, Ральф и философ Саймон. (Ральф и Джек – так же звали героев «Кораллового острова», только там они неразлучные друзья). Зримым выражением зла в романе становится облепленная мухами гниющая свиная голова, которую охотники приносят в жертву «зверю». В видЕнии перед эпилептическим припадком она является Саймону Повелителю Мух и открывает ему правду о мальчиках и о нем самом: «Но ты же знал, правда? Что я – часть тебя самого? Неотделимая часть! Что это из-за меня у вас ничего не получилось?». И далее: «Ты нам не нужен. Ты лишний…» Саймон обречен, ему, ведомому интуицией, открывается тайна «зверя». Обнаружив повисший на скале разлагающийся труп парашютиста (тень которого пугала детей), он хочет рассказать о своем открытии остальным. Но толпа, беснующаяся в дикарской пляске, не нуждается в истине. Саймона забивают насмерть: «Зверя бей! Глотку – режь! Выпусти – кровь! Зверя – прикончить!» Палки стукнули, подкова, хрустнув, снова сомкнулась вопящим кругом… Слов не было, и не было других движений – только рвущие когти и зубы». «Зверь», истинную природу которого предугадал Саймон («может, зверь этот и есть… может… это мы сами») вырывается наружу. Убийство Саймона – поворотный момент, после него ничего уже не сдерживает детей. Если Саймона убивают в экстазе ритуальной пляски, то Хрюшу уничтожают хладнокровно как врага. Следующей жертвой опьяненной страхом и вседозволенностью толпы должен стать Ральф. Его будут травить, как зверя, вооружась «палками, заостренными с обоих концов». Ральфа спасает английский морской офицер – военные с моря увидели дым на острове. Критики по-разному интерпретируют такую концовку: одни считают, что она пародирует хэппи-энд Бэллантайна, другие объясняют ее беспомощностью автора, не сумевшего иначе завершить трагическую историю. В любом случае главным итогом является не физическое спасение героя, а его духовное прозрение: «Из глаз у Ральфа брызнули слезы, его трясло от рыданий… Голос поднялся под черным дымом, застилавшим гибнущий остров. Заразившись от него, другие дети тоже зашлись от плача. И, стоя среди них, грязный, косматый, с неутертым носом, Ральф рыдал над прежней невинностью, над тем, как темна человеческая душа».

Критики определяют книги У.Г. как философские притчи. Почти в каждом его романе просматриваются как минимум два плана – непосредственно фабульный и аллегорический. При этом двусмысленность многих авторских решений, неожиданные финалы («трюки»), сложная метафоричность исключают однозначные трактовки романов, давая возможность для самых разных, порой взаимоисключающих трактовок. «Повелитель мух» - попытка прокрутить назад историю человеческой цивилизации. Полемика с традиционным «романом воспитания»: «Повелитель мух» - «роман антивоспитания». Формальное воспитание не помогает героям остаться людьми,

потому что не подкреплено воспитанием духовным. Последнее сводилось к системе запретов и формальной религиозности, такое воспитание, по свидетельству У.Г., плохая защита от озверения, на путь которого первыми в романе встают юные певчие церковного хора. При отсутствии карающей взрослой руки нормы, державшиеся на запрете и принуждении, рушатся. В романе противопоставлены «сверкающий мир злого буйства» и «мир недоумевающего рассудка». Последний олицетворяет классическое образование, общественное устройство с его социальными механизмами, шкалой ценностей и системой поведения. «Мир недоумевающего рассудка» терпит поражение, так как изначально слабее животной природы человека. Гибнет персонифицирующий этот мир Хрюша – ходячее воплощение прагматического и самоуверенного рационализма. Чудом спасен Ральф, отстаивающий, сам того не ведая, идею равенства и самоценности отдельной личности. Разлетается на кусочки символ буржуазной демократии – раковина «Морской рог», материальный для мальчиков атрибут справедливости. Но содержание притчи не исчерпывается социально-историческим иносказанием: «В человеке больше зла, чем можно объяснить одним только давлением социальных механизмов, - вот главный урок, что преподнесла война моему поколению». Имя этому злу – животное, звериное начало в человеке. При этом человек в отличие от зверя – существо моральное, он способен опознать и подавить в себе животное. В этом и состоит основной пафос романа-притчи.

Двойственной природе человеческого духа, сложным путям постижения истины посвящен роман «Шпиль» (1964). Это, пожалуй, самая метафорическая и поэтическая книга У.Г. Между тем, каждая деталь здесь реалистически выверена. По замечанию одного из критиков, «тому кто прочитал книгу, кажется, что он участвовал в строительстве шпиля, осторожно протягивая балки сквозь дыру в своде, обтачивал и укладывал камни». Средневековому священнику Джослину в видении явлен шпиль над собором. Преисполненный ликования, ощутив себя «избранником Божьим», Джослин решает во что бы то ни стало воплотить этот замысел. Шпиль огромен, его возводят вопреки здравому смыслу: опоры собора, построенного на болотистой почве, не могут выдержать такую тяжесть. Из «замысла Божьего» шпиль превратился в «Джослиново безумство», а затем и в «Джослиново преступление». Фанатично одержимый своей идеей, Джослин не считается ни с какими жертвами. Он манипулирует людьми и не замечает, что богослужения в соборе прекратились. Их сменили скабрезные шутки и грязная брань мастеровых. Душа священника становится ареной борьбы ангела и дьявола, и он сам уже не может различить, чей голос нашептывает ему: «Ничего в мире не совершается без греха». И только когда цель достигнута и над собором вознесся шпиль, Джослина посещают сомнения: «Я считал, что совершаю великое дело, а оказалось, я лишь нес людям погибель и сеял ненависть». Раздавленный непомерностью выпавших на его долю испытаний, Джослин умирает. В распахнутое, залитое светом окно он видит свое создание. Шпиль, оплаченный человеческими жизнями, грехом и страданиями, поднимается из зловонной болотной жижи, соединяя землю и небо, являя собой символ устремленной к Богу погибшей души Джослина. Книга утверждает сложность человеческой натуры, сосуществование и причудливое совмещение в ней светлого и темного, высокого и низкого. Основная идея романа: в истории нет прямых дорог, развитие цивилизации оплачивается жертвами. Особая сложность интерпретации книги в том, что происходящее увидено преимущественно глазами Джослина, и трудно судить, в каких случаях автор солидарен с героем, а где придерживается иной точки зрения.

В 1983 году У.Г. присуждена Нобелевская премия по литературе «за романы, которые с ясностью реалистического искусства, сочетающегося с многообразием и универсальностью мифа, помогают постигнуть условия человеческого существования в современном мире».

Англ. пис. Школьный учитель. В 43 года опубликовал 1й роман - «Повелитель мух», за кот. последовали «Наследники», «Шпиль». В них исследует природу «самого опасного из всех животных - человека». Его манере свойственна большая мера условности, что заставило критиков говорить о философичности и притчевом начале его произведений. Его не увлекает религиозно-психологическая проблематика, мировоззренчески он ближе к экзистенциалистам.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

«Повелитель мух» вырастает из традиции «робинзонады». Мир охвачен войной. Самолет, на борту кот. находится группа англ. школьников, сбит вражеским истребителем, и мальчики попадают на необ. остров. Если в класс. робинзонаде XVIII-XIX в. герои с честью выходят из испытаний, то в XX в. человек, предоставленный самому себе, неизменно встает на путь саморазрушения. Школьники сначала подражают взрослым, устанавливая своего рода демократ. правление но вскоре темные природн. инстинкты берут верх, и полож. персонажи романа не в силах восстановить чел. согласие. Воплощением подсозн. страхов мальчиков становится «повелитель мух» - кабаний череп, и эти страхи использует предводитель «охотников» Джек, устанавливая на острове дикт. порядки. На вопрос: «Что лучше - жить по закону и в согласии или охотиться и убивать?» роман отвечает: первое лучше, но второе естественней для человека. Мир цивилизации и здр. смысла хрупок, над ним легко берет верх мир агрессии и насилия. Рассматривает конфликт рационального и иррацион. начал. Во многих романах Г. сталкивает добро и зло, свет и тьму. Им свойственна многозначная символика.

«Свободное падение» - это книга о человеке ХХХ века – эгоисте, цинике, потенциальном предателе. Где истоки его нравственного падения? В собственной природе? В социальной среде? В школе, где его учили двум противоположным взглядам на мир – естественно-научному, который исповедовал обаятельный рационалист Ник Шейлз, и религиозному, который прививала ему бессердечная Ровена Прингл? В «Свободном падении» автор знаменитых романов-притч, лауреат Нобелевской премии 1983 года Уильям Голдинг не только ставит вопросы о свободе выбора, совести, духовном бытии, но и подводит к ответу на них.

Повелитель мух (Lord of the Files)

Роман (1954)

Время действия не определено. В результате произошедшего где-то ядерного взрыва группа подростков, которых везли в эвакуацию, оказывается на необитаемом острове. Первыми на берегу моря встречаются Ральф и толстый мальчик в очках по прозвищу Хрюша. Найдя на дне моря большую раковину, они используют ее как рог и созывают всех ребят. Сбегаются мальчишки от трех лет до четырнадцати; последними строем приходят певчие церковного хора во главе с Джеком Меридью. Ральф предлагает выбрать «главного». Кроме него, на главенство претендует Джек, но голосование заканчивается в пользу Ральфа, который предлагает Джеку возглавить хористов, сделав их охотниками. Небольшой отряд в составе Ральфа, Джека и Саймона, хрупкого, склонного к обморокам хориста, идет в разведку, чтобы определить, действительно ли они попали на остров. Хрюшу, несмотря на его просьбы, с собой не берут. Поднимаясь в гору, мальчики испытывают чувство единения и восторга. На обратном пути они замечают запутавшегося в лианах поросенка. Джек уже заносит нож, но что-то останавливает его: он еще не готов к убийству. Пока он медлит, свинье удается бежать, и мальчик испытывает стыд за свою нерешительность, давая себе клятву в следующий раз нанести смертельный удар.

Мальчики возвращаются в лагерь. Ральф собирает собрание и объясняет, что теперь им все придется решать самим. Он предлагает установить правила, в частности, не говорить всем сразу, а давать высказаться тому, кто держит рог, — так они называют морскую раковину. Детей пока не пугает, что их, возможно, не скоро спасут, и они предвкушают веселую жизнь на острове.

Вдруг малыши выталкивают вперед щуплого мальчика лет шести с родимым пятном на пол-лица. Оказывается, тот ночью видел зверя — змея, который утром превратился в лиану. Дети высказывают предположение, что это был сон, кошмар, но мальчик твердо стоит на своем. Джек обещает обыскать остров и проверить, есть ли туг змеи; Ральф с досадой говорит, что никакого зверя нет.

Ральф убеждает ребят, что их, конечно, спасут, но для этого нужно развести на вершине горы большой костер и поддерживать его, чтобы их могли увидеть с корабля.

Совместными усилиями они складывают костер и поджигают его с помощью Хрюшиных очков. Поддержание огня берет на себя Джек со своими охотниками.

Вскоре выясняется, что никто не хочет серьезно работать: строить шалаши продолжают лишь Саймон и Ральф; охотники, увлекшись охотой, совершенно забыли про костер. Из-за того, что костер погас, ребят не заметили с проплывавшего мимо корабля. Это становится поводом для первой серьезной ссоры между Ральфом и Джеком. Джек, как раз в этот момент убивший первую свинью, обижается, что его подвиг не оценили, хотя сознает справедливость упреков Ральфа. От бессильной злобы он разбивает Хрюше очки, дразнит его. Ральфу с трудом удается восстановить порядок и утвердить свое главенство.

Для поддержания порядка Ральф собирает очередное собрание, теперь уже понимая, как важно уметь грамотно и последовательно излагать свои мысли. Он вновь напоминает о необходимости соблюдать установленные ими же самими правила. Но главное для Ральфа — изжить закравшийся в души малышей страх. Взявший слово Джек неожиданно произносит запретное слово «зверь». И напрасно Хрюша убеждает всех, что нет ни зверя, ни страха, «если только друг дружку не пугать», — малыши не хотят этому верить. Маленький Персиваль уимз Медисон вносит дополнительную сумятицу, утверждая, что «зверь выходит из моря». И лишь Саймону открывается истина. «Может, это мы сами...» — говорит он.

На этом собрании Джек, чувствуя свою силу, отказывается подчиняться правилам и обещает выследить зверя. Мальчики делятся на два лагеря — тех, кто олицетворяет разум, закон и порядок (Хрюша, Ральф, Саймон), и тех, кто представляет слепую силу разрушения (Джек, Роджер и другие охотники).

Той же ночью дежурившие на горе у костра близнецы Эрик и Сэм прибегают в лагерь с известием, что видели зверя. Весь день мальчики обшаривают остров, и лишь вечером Ральф, Джек и Роджер отправляются на гору. Там в неверном свете луны они принимают за зверя повисший на стропах труп парашютиста со сбитого самолета и в страхе бросаются бежать.

На новом собрании Джек открыто упрекает Ральфа в трусости, предлагая себя в качестве вождя. Не получив поддержки, он уходит в лес.

Постепенно Хрюша и Ральф начинают замечать, что в лагере остается все меньше ребят, и понимают, что те ушли к Джеку.

Мечтатель Саймон, облюбовавший в лесу полянку, где можно побыть одному, становится свидетелем охоты на свинью. В качестве жертвы «зверю» охотники насаживают свиную голову на кол — это и есть Повелитель мух: ведь голова сплошь облеплена мухами. Раз увидев, Саймон уже не может отвести взгляда от «этих издревле неотвратимо узнающих глаз», ибо на него смотрит сам дьявол. «Ты же знал... что я — часть тебя самого. Неотделимая часть», — говорит голова, словно намекая, что она и есть воплощенное зло, порождающее страх.

Чуть позже охотники во главе с Джеком совершают набег на лагерь, чтобы добыть огонь. Лица их вымазаны глиной: под личиной проще творить бесчинства. Захватив огонь, Джек приглашает всех присоединиться к его отряду, соблазняя охотничьей вольницей и едой.

Ральфу и Хрюше страшно хочется есть, и они с остальными ребятами идут к Джеку. Джек вновь призывает всех вступить в его воинство. Ему противостоит Ральф, который напоминает, что его избрали главным демократическим путем. Но своим напоминанием о цивилизованности Джек противопоставляет первобытный танец, сопровождаемый призывом: «Зверя бей! Глотку режь!» Неожиданно на площадке появляется Саймон, который был на горе и своими глазами убедился, что никакого зверя там нет. Он пытается рассказать о своем открытии, но в темноте его самого принимают за зверя и убивают в диком ритуальном танце.

«Племя» Джека располагается в «замке», на напоминающей крепость скале, где с помощью нехитрого рычага на противника можно сбрасывать камни. Ральф тем временем из последних сил пытается поддерживать костер, единственную их надежду на спасение, но Джек, как-то ночью прокравшийся в лагерь, крадет Хрюшины очки, с помощью которых ребята разводили огонь.

Ральф, Хрюша и близнецы отправляются к Джеку в надежде вернуть очки, но Джек встречает их враждебно. Тщетно Хрюша пытается убедить их, что «закон и чтоб нас спасли» лучше, чем «охотиться и погубить все». В завязавшейся драке близнецов берут в плен. Ральфа тяжело ранят, а Хрюшу убивают брошенным из крепости камнем... Разбит рог, последний оплот демократии. Торжествует инстинкт убийства, и вот Джека на посту вождя уже готов сменить Роджер, олицетворяющий тупую, звериную жестокость.

Ральфу удается скрыться. Он понимает, «что раскрашенные дикари ни перед чем не остановятся». Видя, что часовыми стали Эрик и Сэм, Ральф пытается переманить их на свою сторону, но они слишком напуганы. Они лишь сообщают ему, что на него готовится охота. Тогда он просит, чтобы они увели «охотников» подальше от его укрытия: он хочет спрятаться неподалеку от замка.

Однако страх оказывается сильнее понятий чести, и близнецы выдают его Джеку. Ральфа выкуривают из леса, не давая ему спрятаться... Как затравленный зверь мечется Ральф по острову и вдруг, выскочив на берег, натыкается на морского офицера. «Могли бы выглядеть и попристойнее», — упрекает тот ребят. Известие о гибели двух мальчиков поражает его. И представляя, как все начиналось, он говорит: «Все тогда чудно выглядело. Просто «Коралловый остров».

Поделись с друзьями