Нужна помощь в написании работы?

Эрнест Хемингуэй в1940—1950-е годы испытывает серьезные творческие проблемы: роман «За рекой в тени деревьев» не стал удачей, многое из написанного не было завершено и осталось в архиве. Лишь великолепная повесть «Старик и море» (1952) напомнила о его огромном мастерстве.

В отличие от демонстративного бунта молодежи против сытого комфорта, стандартизации и обывательского равнодушия современного мира к человеческой личности, творческая позиция тех, кого в 1950-е можно было назвать "отцами" американской литературы XX века, на первый взгляд, выглядела умеренной и уклончивой, на деле же оказывалась мудрой и взвешенной. Они писали книги, которые не являлись документами эпохи, но имели абсолютное значение и повествовали о вещах первозданных. Знаменательно появление в одно десятилетие двух разных, но одинаково глубоких повестей-притч о человеке и его жизни, созданных американскими литераторами старшего поколения. Это "Жемчужина" (1957) Дж. Стейнбека и "Старик и море" (1952) Э. Хемингуэя.

Повесть Хемингуэя "Старик и море", отмеченная Пулитцеровской премией, — одна из вершин американской и мировой словесности XX столетия. Книга двупланова. С одной стороны, это вполне реалистически-достоверный рассказ о том, как старый рыбак Сантьяго поймал огромную рыбу, как стая акул набросилась на эту рыбу, и старику не удалось отбить свою добычу, и на берег он привез только рыбий остов. Но за реалистической тканью повествования явственно проступает иное, обобщенное, эпически-сказочное начало. Оно ощутимо в намеренной гиперболизации ситуации и деталей: рыба слишком огромна, акул слишком много, от рыбы ничего не осталось — скелет обглодан начисто, старик один против целой стаи. Еще более явственно это начало чувствуется в образе центрального героя: в манере старика очеловечивать природу, общаться с морем, чайками, рыбой. Этот неказистый с виду "бедный труженик" (типичный персонаж сказочного фольклора), с лицом и руками, изъеденными загаром и кожной болезнью, оказывается невероятно сильным физически и духовно. Он велик — как сказочный богатырь или герой древнего эпоса. Недаром, у

старика молодые синие глаза, а по ночам ему снятся львы. Не случайно он ощущает себя частью природы, вселенной. Наличие второго обобщенно-сказочного плана подчеркивает универсальность, глубинность проблематики, придает книге поэтическую многозначность.

Критика по-разному истолковывала подспудный, иносказательный смысл повести — в узкобиографическом, христианском, экзистенциалистском духе. В ней видели то аллегорию творческого процесса, то аналогию евангельского сюжета восхождения Христа на Голгофу, то притчу о тщетности человеческих усилий и трагизме его существования. В каждом из этих толкований есть доля истины. Хемингуэй действительно вложил в образ старика Сантьяго много себя и до некоторой степени приоткрыл дверь в собственную творческую лабораторию. В книге действительно имеются евангельские ассоциации, ибо Библия — источник, питающий всю американскую литературу, и обращение к ней не только усиливает поэтическое звучание произведения и укрупняет его масштаб, но и многое проясняет отечественному читателю, знакомому с ней с детства. И, наконец, "Старик и море" — это действительно притча. О человеке, о его сущности, о его месте на земле. Не о тщетности человеческих усилий, а о неисчерпаемости его возможностей, о его стойкости и силе духа. "Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить", — кредо Хемингуэя.

Старик не чувствует себя побежденным: ему все-таки удалось поймать рыбу. Не случайно в финале повести появляется мальчик. Манулино отпустят со стариком в море, и тогда усилия Сантьяго окажутся не напрасными — ни в практическом, ни в общечеловеческом плане, потому что мальчик — это и реальная помощь и продолжение дела жизни старого рыбака, возможность передать свой опыт.

Эта книга с ее универсальной проблематикой, казалось бы, никак не связана с тогдашней злобой дня. Описанное здесь могло произойти в любой стране — на любом морском или океанском побережье — и в любое время. Тем не менее появление ее именно в эту эпоху вполне закономерно. Она удивительно вписывается в тенденцию нонконформизма в американской литературе 50-х. Только молодые бунтари оперируют броскими фактами, а Хемингуэй — философскими категориями. Его небольшая повесть — это не протест против существующего миропорядка, а его философское отрицание.

Один из главных героев повести – море. Здесь, безусловно, подразумевается жизненное море, бороздить которое от рождения до смерти, в муках и радости - удел каждого из нас.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Поэтизация физического труда, утверждение единства человека и природы, неповторимости личности "маленького человека", общее гуманистическое звучание, сложность замысла и отточенность формы — все это есть активное отрицание ценностей потребительской цивилизации, ответ Америке и предупреждение всему современному послевоенному миру.

В начале 1930 года Хемингуэй вернулся в США и поселился в городке Ки-Уэст, Флорида. Здесь он увлекается рыболовством, путешествует на своей яхте к Багамским островам, Кубе и пишет новые рассказы. По мнению биографов, именно в это время к нему пришла слава большого писателя. Всё, отмеченное его авторством, достаточно быстро публиковалось и расходилось многочисленными тиражами. В доме, где он провёл несколько лучших лет жизни, создан музей писателя. Паломничество к нему поклонников таланта Хемингуэя не прерывается ни на один день.

Осенью 1930 года Эрнест попал в серьёзную автокатастрофу, результатом которой стали переломы, травма головы и почти полугодичный период восстановления от травм. Писатель на время отказывается от карандашей, которыми обычно работает, и начинает печатать на машинке. В 1932 году он взялся за роман «Смерть после полудня», где с большой точностью описал корриду, представив её как ритуал и испытание мужества. Книга снова стала бестселлером, подтвердив статус Хемингуэя как американского писателя «номер один».

В 1933 году Хемингуэй взялся за сборник рассказов «Победитель не получает ничего», доходы от которого он планировал потратить на исполнение своей давней мечты — длительноесафари в Восточной Африке. Книга вновь удалась и уже в конце того же года писатель отправился в путешествие.

Хемингуэй прибыл в район озера Танганьика, где нанял обслугу и проводников из числа представителей местных племён, разбил лагерь и начал выезжать на охоту. В январе 1934 годаЭрнест, вернувшись из очередного сафари, заболел амёбной дизентерией. С каждым днём состояние писателя ухудшалось, он бредил, а организм был сильно обезвожен. Из Дар-эс-Салама за писателем был прислан специальный самолёт, который отвёз его в столицу территории. Здесь, в английском госпитале, он провёл неделю, пройдя курс активной терапии, после чего пошёл на поправку.

Тем не менее, этот сезон охоты закончился для Хемингуэя удачно: он трижды подстрелил льва, среди его трофеев также оказались двадцать семь антилоп, крупный буйвол и другие африканские животные. Впечатления писателя от Танганьики зафиксированы в книге «Зелёные холмы Африки» (1935). Произведение, по сути, являлось дневником Эрнеста как охотника и путешественника.

В начале 1937 года писатель заканчивает очередную книгу — «Иметь и не иметь». В повести была дана авторская оценка событий эпохи Великой депрессии в США. Хемингуэй взглянул на проблему глазами человека, жителя Флориды, который, спасаясь от нужды, становится контрабандистом. Здесь впервые за много лет в творчестве писателя появилась социальная тема, во многом вызванная тревожной ситуацией в Испании. Там началась Гражданская война, которая очень сильно взволновала Эрнеста Хемингуэя. Он принял сторону республиканцев, боровшихся с генералом Франко, и организовал сбор пожертвований в их пользу. Собрав деньги, Эрнест обращается в Североамериканскую газетную ассоциацию с просьбой направить его в Мадрид для освещения хода боевых действий. В скором времени была собрана съёмочная группа во главе с кинорежиссёром Йорисом Ивенсом, которая намеревалась снять документальный фильм «Земля Испании». Сценаристом картины выступил Хемингуэй.

В самые тяжёлые дни войны Эрнест находился в осаждённом фашистами Мадриде, в отеле «Флорида», который на время стал Штабом интернационалистов и клубом корреспондентов. Во время бомбёжек и артобстрелов была написана единственная пьеса — «Пятая колонна» (1937) — о работе контрразведки. Здесь же он знакомится с американской журналисткой Мартой Геллхорн, которая по возвращении домой станет его третьей супругой. Из Мадрида писатель на некоторое время выезжал в Каталонию, так как бои под Барселоной отличались особой жестокостью. Здесь в одном из окопов Эрнест познакомился с французским писателем и лётчиком Антуаном де Сент-Экзюпери и командиром интернациональной бригадыГансом Кале.

Впечатления от войны нашли отражение в одном из самых известных романов Хемингуэя — «По ком звонит колокол» (1940). В нём сочетаются яркость картин крушения республики, осмысление уроков истории, приведшей к такому финалу, и вера в то, что личность выстоит даже в трагические времена.

В 1949 году писатель переехал на Кубу, где возобновил литературную деятельность. Там была написана повесть «Старик и море» (1952). Книга говорит о героическом и обречённом противостоянии силам природы, о человеке, который одинок в мире, где ему остаётся рассчитывать только на собственное упорство, сталкиваясь с извечной несправедливостью судьбы. Аллегорическое повествование о старом рыбаке, сражающемся с акулами, которые растерзали пойманную им огромную рыбу, отмечено чертами, наиболее характерными для Хемингуэя как художника: неприязнью к интеллектуальной изысканности, приверженностью ситуациям, в которых наглядно проявляются нравственные ценности, скупым психологическим рисунком.

В 1953 году Эрнест Хемингуэй получил Пулитцеровскую премию за повесть «Старик и море». Это произведение повлияло также на присуждение Хемингуэю Нобелевской премии по литературе в 1954 году. В 1956 году Хемингуэй начинает работу над автобиографической книгой о Париже 1920-х годов — «Праздник, который всегда с тобой», которая вышла только после смерти писателя.

Он продолжал путешествовать и в 1953 году в Африке попал в серьёзную авиакатастрофу.

В 1960 году Хемингуэй покинул остров Куба и возвратился в США, в городок Кетчум (штат Айдахо).

Хемингуэй страдал от ряда серьёзных физических заболеваний, в том числе от гипертонии и диабета, однако для «лечения» был помещён в клинику Майо в г. Рочестер (США). Он погрузился в глубокую депрессию по поводу слежки. Ему казалось, что за ним всюду следуют агенты ФБР, и что повсюду расставлены жучки, телефоны прослушиваются, почта прочитывается, банковский счёт постоянно проверяется. Он мог принять случайных прохожих за агентов. Но в начале 80-х годов прошлого века, когда архивное дело Э.Хемингуэя в ФБР было рассекречено, факты слежки и пристального внимания к писателю американских спецслужб подтвердились.

Хемингуэя пытались лечить по законам психиатрии. В качестве лечения применялась электросудорожная терапия. После 13 сеансов электрошока писатель потерял память и возможность творить. . Вот что сказал сам Хемингуэй:

Эти врачи, что делали мне электрошок, писателей не понимают… Пусть бы все психиатры поучились писать художественные произведения, чтобы понять, что значит быть писателем… какой был смысл в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни?

Во время лечения он звонил своему другу с телефона в коридоре клиники, чтобы сообщить, что жучки расставлены и в клинике. Попытки лечить его аналогичным образом были повторены и позже. Однако это не давало никаких результатов. Он не мог работать, пребывал в депрессии, страдал от паранойи и всё чаще поговаривал о самоубийстве. Были и попытки (например, неожиданный рывок в сторону пропеллера самолёта и т. п.), от которых удавалось его уберечь.

2 июля 1961 года в своём доме в Кетчуме, через несколько дней после выписки из психиатрической клиники Майо, Хемингуэй застрелился из любимого ружья, не оставив предсмертной записки.

Спустя пятьдесят лет после смерти, на основании Закона о свободе информации, в ФБР был сделан запрос об Эрнесте Хемингуэе. Ответ: слежка была, жучки были, прослушка тоже была. Прослушка была даже в психиатрической клинике, откуда он звонил, чтобы сообщить об этом

Повесть «Старик и море» была закончена Хемингуэем в 1951 году. В ней писатель постарался передать читателям весь свой жизненный и литературный опыт. Хемингуэй создавал повесть долго, кропотливо выписывая каждый эпизод, каждое размышление и наблюдение своего, во многом лирического, героя. Затем он делился написанным с женой Мэри, и только по мурашкам на её коже понимал, насколько хорош сделанный им отрывок. По признанию самого писателя, повесть «Старик и море» вполне могла бы стать большим романом, со множеством действующих лиц (преимущественно рыбаков) и сюжетных линий. Однако всё это уже было в литературе до него. Хемингуэю же хотелось создать нечто иное: повесть-притчу, повесть-символ, повесть-жизнь.

На уровне художественной идеи «Старик и море» тесно связан со 103 псалмом Давида, воспевающим Бога как Творца неба и земли, и всех тварей, населяющих нашу планету. Библейские реминисценции прослеживаются в повести и в образах главных героев (мальчик носит имя Манолин – уменьшительно-ласкательное сокращение от Эммануила, одного из имён Иисуса Христа; старика зовут Сантьяго – точно так же, как и святого Иакова, и ветхозаветного Иакова, бросившего вызов самому Богу ), и в рассуждениях старика о жизни, человеке, грехах, и в чтении им основных христианских молитв – «Отче наш» и «Богородицы».

Художественная проблематика повести заключается в показе внутренней силы человека и его умении не только осознавать красоту и величие окружающего мира, но и своего места в нём. Огромный океан, в который уходит старик, - это символический образ как нашего вещного пространства, так и духовной жизни человека. Огромная рыба, с которой сражается рыбак, носит двоякий символический характер: с одной стороны – это собирательный образ всех рыб, пойманных когда-то Сантьяго, образ предназначенного ему Богом дела, с другой – это образ самого Создателя, обитающего в каждом своём творении, умершего ради людей, воскресшего и живущего в душах верующих.

Старик считает, что далёк от религии, но в трудный момент ловли он читает молитвы и обещает прочесть ещё, если Пресвятая Дева сделает так, чтобы рыба умерла. Рассуждения Сантьяго о жизни просты и безыскусны. Он и сам внешне такой: старый, измождённый, довольствующийся малым – простой едой, бедной хижиной, постелью, заправленной газетами.

День за днём изматывая в океане большую рыбу, старик не думает о том, как ему больно или тяжело от режущих руки и спину бечевок. Нет. Он пытается сохранить свои силы для решающего боя. Он ловит в море тунца и летучих рыб и ест их сырыми, даже несмотря на отсутствие чувства голода. Он заставляет себя спать, чтобы набраться сил. Он использует все подручные средства для сражения с акулами, покушающимися на его рыбу. И ещё он разговаривает, оценивает, вспоминает. Постоянно. В том числе и с рыбой – и живой, и мёртвой.

Когда от морской красавицы остаётся изуродованная туша, старику становится не по себе. Он не знает, как вести себя с рыбой. Убив одной из прекраснейших созданий этого мира, Сантьяго оправдывает свой поступок тем, что рыба насытит его и других людей. Растёрзанная акулами добыча лишается этого простого, житейского смысла. Старик извиняется перед рыбой за то, что всё получилось так нехорошо.

В отличие от многих классических литературных произведений в «Старике и море» отсутствует критика чего бы то ни было. Хемингуэй не считает себя вправе судить окружающих. Главная цель писателя – показать, как устроен наш мир, в котором рыбак рождается рыбаком, а рыба – рыбой. Они не враги друг другу, они – друзья, но смысл жизни рыбака в убийстве рыбы, и по другому, увы, нельзя.

Каждый раз, когда старик сталкивается с морскими обитателями, он проявляет себя человеком любящим, жалеющим и уважающим каждое создание Божие. Он волнуется за птиц, которым тяжело добывать себе пропитание, наслаждается любовными играми морских свинок, испытывает сочувствие к марлину, который лишился своей подруги по его вине. К большой рыбе старик относится с чувством глубокого уважения. Он признаёт в ней достойного соперника, который может и победить в решающей схватке.

Свои неудачи старик встречает с поистине христианским смирением. Он не жалуется, не ропщет, он молча делает свою работу, а когда на него нападает небольшая разговорчивость, вовремя приказывает себе вернуться к действительности и заняться делом. Потеряв свой улов в неравной схватке с акулами, старик чувствует себя побеждённым, но это ощущение наполняет его душу невероятной лёгкостью.

- Кто же тебя победил, старик?, - спрашивает он самого себя и тут же даёт ответ. – Никто. Просто я слишком далеко ушёл в море. В этом простом рассуждении видна несгибаемая воля и настоящая житейская мудрость человека, познавшего всю необъятность окружающего мира и своё место в нём, место хоть и маленькое, но почётное.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями