Поделись с друзьями
Нужна помощь в написании работы?

Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920) – отечественный правовед, социолог, представитель политической философии неолиберализма, создатель оригинальной концепции правового социализма. Среди персоналий отечественной политической мысли имя этого ученого долгий период было «белым пятном», а исследования – библиографической редкостью. В то же время творчество Б.А. Кистяковского представляет целый этап в развитии отечественной философии права и политики.

Влияние немецкой философской мысли прослеживается на всех этапах творчества Кистяковского, идеи которого связывают обычно с Баденской школой неокантианства. Для указанной школы характерен следующий исходный тезис: познание есть психический процесс, исходящий из индивидуального опыта и имеющий результатом трансцендентное, всеобщее и необходимое знание.

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Узнать

Однако русский философ не ограничивает себя какой-либо конкретной методологией. Исходя из естественно-правовой теории, Кистяковский подчеркивает, что он действует в условиях научного кризиса, особенно ярко проявившегося в области общественного знания. Одним из путей преодоления кризиса Кистяковский видит применение принципа методологического плюрализма, что предполагало использование достоинств и преимуществ всех имеющихся методов и подходов научных школ, будь то юридический позитивизм, социологическая школа права или психологическая теория права.

Из лекции:

Б.А. Кистяковский рассматривал право как правоотношение, социальный факт, но не долженствование. Тем самым он противопоставлял писаное право, состоящее из абстрактных статичных норм, реальному праву, единичному, конкретному, индивидуальному, непрерывно развивающемуся. Он считал справедливым соединение фактических ситуаций с положениями закона. Поэтому право в целом представляет собой совокупность норм, отражающих компромисс требований. В своих исследованиях права он смешивал юридический, социологический и психологический методы.

Новую синтетическую теорию права, включающую в себя здравые элементы всех правовых направлений, Кистяковский стремится создать на основе идеи естественного права. При этом русский юрист выделяет четыре основных направления в понимании права.

Первое – юридический позитивизм («государственно-организационное», или «государственно-повелительное» понимание права), характеризующийся отождествлением права и законодательства, рассматривающий право как приказ государства. Преимущество юридического позитивизма мыслитель видит в том, что данная школа указывает на характерный признак права – его связь с государством, однако, не учитывая при этом существование других форм права помимо законодательства (правовой обычай, международное право).

Второе – социологическая школа права, которая рассматривает реальную жизнь права, его фактическое функционирование. Достоинство этой школы состоит в том, что она раскрывает зависимость права от других социальных явлений (религии, экономики, национальных отношений). Недостатком является полное исключение волевого, «сознательно-целесообразного» элемента права, создаваемого государством.

Третье – психологическая теория Л.И.Петражицкого. Она много дает для понимания иррациональной природы права (право как императивно-атрибутивная эмоция), однако, отождествляя право с индивидуальной психикой человека.

Четвертое – естественно-правовое (Кистяковский называет его нормативным), т.е. учение, разрабатывающее в праве идеи должного. Именно это направление позволяет сохранить возможность поиска объективных истин в социальных науках.

Для Кистяковского крайне важно соблюдение принципа автономии права и юриспруденции, недопущение их поглощения другими науками. Несмотря на то, что «право не может быть поставлено рядом с такими духовными ценностями, как научная истина, нравственное совершенство, религиозная святыня», его содержание не может быть сведено ни к этическому минимуму, ни к простой сумме законодательных норм. Настаивая на самостоятельном статусе права в социальном мире, русский философ опирается на идею Р. Иеринга о необходимости выявления сущности права через его цель, причем, по мнению Кистяковского, эта цель находится в самом праве, что и приводит к необходимости признания его самостоятельности.

Таким образом Кистяковский применяет телеологический принцип в рассмотрении права, что приводит его к необходимости разграничить юридическо-догматический и научно-теоретический подходы к изучению сущности права. Первый подход позволяет описывать правовые понятия, придавая им формальный характер. Однако этот подход обнаруживает свою несостоятельность в изучении права в процессе его развития. По этому поводу философ пишет: «Для познания реального существа права не достаточно чисто описательных методов догматической юриспруденции, для этого необходимы методы объяснительные. Реальное явление можно научно познать, объяснив его или в его причинной, или телеологической зависимости». Поэтому «естественное право» для русского мыслителя оказывается, в первую очередь, базовым регулятором социальной жизни, своеобразным фундаментальным критерием позитивного права, действующего в государстве. Взгляды Кистяковского в этом вопросе во многом пересекаются с позицией Б.Н.Чичерина, считавшего, что «положительные законы суть произведения человеческой воли и, как таковые, могут быть хороши или дурны. С этой стороны они требуют оценки».

Кистяковский различает рациональное объективное (совокупность норм) и иррациональное субъективное (конкретные правоотношения) право. Рациональный характер объективных норм определен тем, что они рассчитаны на определенную типовую ситуацию и обладают всеобщностью, причем эта всеобщность имеет свои основания не только в общеобязательности выполнения правила, закрепленного в норме, но и в том, что сами эти нормы, облаченные в грамматические конструкции, создаются человеческим разумом как логические фигуры. «В сознании всякая правовая норма сопровождается убеждением, что согласно с правилом, выраженным в ней, должно действовать не одно какое-нибудь лицо, например, то, которое в данный момент сознает эту норму, а всякое лицо, для которого она по тем или другим причинам обязательна».

Однако рациональное объективное право, по Кистяковскому, является результатом действия правоотношений, как реальных жизненных правовых фактов. Таким образом, для Кистяковского иррациональный компонент права, право как жизнь, как бесконечный и многообразный процесс лежит в основе права как понятия, выраженного в нормах.

Стремясь выяснить механизм перехода иррационального субъективного права в рациональное объективное, Кистяковский обращается к психологической теории права Л.И.Петражицкого, искавшего основания правовых предписаний в подсознательных глубинах человеческой личности. Наши индивидуальные душевные переживания, эмоции, волевые акты, по мнению Кистяковского, постепенно переходят сначала во впечатления и представления, а потом и в «логические понятия норм права».

Признавая наличие рационального зерна в психологической теории Петражицкого, русский ученый большее внимание уделяет изучению вопроса о социальной природе права. Так, размышляя на страницах «Вех» о проблеме самостоятельности и самоценности права, Кистяковский отмечает, что «его содержание создается отчасти изменчивыми экономическими и социальными условиями». По мнению мыслителя, именно социальное понимание права является более адекватным при объяснении сущности права как объективной реальности, чем понимание чисто нормативное или психологическое.

Все цели права русский философ делит на эмпирические и трансцендентальные. «Эмпирические цели, обусловливающие существо права, – это цели организации совместной жизни людей. Право, обслуживая общественно-бытовую, экономическую и государственную организацию, является выражением всех этих форм организации.

В соответствии с относительностью понятий цели и средства, право бывает то средством, то целью на пути к построению всесторонней организации совместного существования людей. Поэтому организация как цель всегда присуща праву, и эта цель определяет одни из наиболее существенных его свойств». Все эмпирические цели сводятся к главной – построению правового и социально справедливого государства.

Трансцендентальные цели права, в свою очередь, делятся на две категории: интеллектуальные и этические. Как отмечает В.Н.Жуков, Кистяковский, рассматривая «разум как цель права», выдвигает его в качестве необходимой среды существования права. Через разум право как бы встраивается в общее мироздание, включающее в себя человека, общество и его институты. Право, воплощая в себе разум как Цель, тем самым обретает свое подлинное назначение и смысл, становится Ценностью для человека и общества. По Кистяковскому, право выступает как результат реализации требований разума и должно защищать эти требования. Кроме того, разумная природа права определяет его стремление к логической ясности и четкой понятийной дифференциации.

Основными этическими целями права русский философ называет свободу и справедливость. Право строится на основе свободы и справедливости, и вечная трансцендентальная природа этих категорий «передает праву метафизический характер, делает его устойчивым против эмпирического зла».

Выстраивая иерархию целей права (эмпирические цели подчинены трансцендентальным, интеллектуальные – этическим), Кистяковский приходит к выводу о незаменимости и крайней ценности права. Именно право становится той областью, через которую человек может осознать свою трансцендентально-разумную природу и стать нравственно совершенным. Разум, свобода и справедливость, трансцендентально заложенные в человеке, иррационально с ним связанные, в праве обретают рациональность. Движимый иррациональными целями, человек, создавая право, рационалистически организует свою жизнь. Отстаивая идею о значимости и самоценности права, русский философ излагает свои взгляды на проблему государственного устройства. Государство должно стать сферой воплощения внешней формы высших целей и главных ценностей права – свободы и справедливости. «Главное и самое существенное содержание права составляют справедливость и свобода. Правда, справедливость и свобода составляют содержание права в их внешних, относительных, обусловленных общественной средой формах. Но внутренняя, более безотносительная, духовная свобода возможна только при существовании свободы внешней; последняя есть самая лучшая школа для первой. Еще более важную роль играют внешние формы для справедливости, так как только благодаря им справедливость превращается из душевного настроения в жизненное дело».

Таким образом, Б.А.Кистяковский последовательно отстаивал идею о самостоятельности и ценности права как института духовной культуры, оказывающего определяющее организационное воздействие на человека и общество. Для русского философа именно право является условием общественного развития, воплощением в реальности идеи справедливости. Взгляды Б.А. Кистяковского на сущность и роль права стали основой его учения о государстве как о сфере, в которой осуществляется гармония сущего и должного, личного и общественного, как о царстве солидарности людей.

Кистяковского отличала оптимистическая уверенность в том, что будущее принадлежит именно правовому государству и что все иные типы государства представляют собой лишь пережитки исторического прошлого. Кроме того, он был убежденным сторонником того, что современная ему российская государственность эволюционировала в направлении конституционного, а значит, и правового государства.

Трактовка Б. А. Кистяковским сущности государства была близка к данной Аристотелем: государство есть тогда, когда оно объединяет свободных людей, осуществляет общие интересы и эволюционирует в сторону общего блага. Правовед усматривал цели государства в осуществлении солидарных интересов людей и трактовал само государство как самую обширную пространственно и внутренне наиболее всеобъемлющую форму... организованной солидарности между людьми.

Как для правоведа для Кистяковского был значим вопрос о соотношении категорий государства и права. Будучи эволюционистом, он рассматривал и право, и государство не как статичные понятия, а как категории, пребывающие в постоянном развитии и совершенствовании. Он полагал, что государство и право возникли независимо друг от друга и долгое время вели обособленное существование. Однако со временем государство стало признавать одной из своих ближайших и важнейших обязанностей заботу о праве. Начав с охраны права и гарантирования осуществления правовых предписаний, государство взяло на себя роль судьи в вопросе о содержании позитивного права. Право подчинилось государству, однако не превратилось в его послушное орудие, а, напротив, приобрело господство над ним. Это господство проявилось в том, что право никогда не оказывает услуг без предоставления соответственных компенсаций, которые обусловлены присущим ему свойством связывать и обязывать того, кто к нему обращается.

Таким образом, по мнению Кистяковского, с течением времени право расширяет свое господство над государством.

Основополагающим принципом правового государства Кистяковский считал принцип верховенства (всеобщего господства) права. Он твердо верил в то, что за принципом всеобщего господства права – будущее, и что данный принцип возобладает в конечном итоге и в национальном, и в международном масштабах.

Государство представало в его учении организацией, основанной на господстве права, в которой должны были главенствовать не лица, а общие правила и правовые нормы; действия носителей государственной власти трактуются ученым как осуществление предписаний правовых норм. Идея права господствует над публичной властью в государстве; власть в государстве становится правовой властью, все действия которой обусловливаются и регулируются правовыми нормами. Такое подчинение государственной власти праву исключает ее произвол. Между тем ни одно из существующих государственно-правовых устройств Б. А. Кистяковский не считал законченным правовым государством.

Важным элементом концепции правового государства Кистяковского являлась созданная им теория прав человека, трактуемых ученым как основные, незыблемые и неотчуждаемые права. Кистяковский настаивал на том, что законность предполагает не только замену личной власти властью безличных норм, но и определенное ограничение предписанных государством постановлений правами человека, которые при этом должны быть признаны de jure, а не только de facto. Права человека не были созданы государством, а являлись естественными, т.е. принадлежали людям по их рождению, а не как членам государственного союза. Функция правового государства по отношению к правам его граждан виделась ученому в их признании и обеспечении. Как указывал Б. А. Кистяковский, неотъемлемые права личности были провозглашены Великой французской революцией в Декларации прав человека и гражданина и с тех пор составляли твердую границу всякой правовой государственной власти, которая не могла уже их нарушить.

 

Типология прав личности. Он подразделял основополагающие права на три группы:

1) свободы личности от государства (к ним он причислял неприкосновенность личности, жилища, корреспонденции, свободу передвижения, свободу занятий, свободу совести, слова, печати, собраний, постоянных организаций и союзов);

2) права личности на положительные услуги со стороны государства (право на труд, на получение образования, на правовую охрану со стороны государства, на судебную защиту, право обращения к административной власти для восстановления своего права);

3) права личности на участие в управлении государством (активное и пассивное избирательное право, право на занятие государственных должностей, право петиций).

При этом Кистяковский ранжировал их по степени значимости. Так, ученый утверждал, что наиболее существенным правом человека является право на неприкосновенность личности и дополняющее его право на неприкосновенность жилища и переписки, без которых все остальные гражданские права казались ему иллюзорными. В правовом государстве неприкосновенность личности получала защиту со стороны органов государственной власти, поставленных в строгие рамки закона. Анализируя процесс расширения каталога прав в законодательствах европейских стран (Англии, Франции, Германии) и США, Кистяковский обнаружил важную тенденцию в развитии субъективных прав – их превращение из национальных прав в универсальные права человека и гражданина.

Концепция публично-правовых субъективных прав граждан, и в особенности положительных прав индивида, привела Кистяковского к утверждению идеи социалистического государства как новой и высшей стадии правового государства. Социалистическое государство было призвано развить юридические принципы, выработанные правовым государством. Задачей такого государства он считал расширение сферы субъективных публичных прав, что, по его мнению, должно было существенно изменить положение личности в государстве и сделать ее полноправной. Так, правовое государство из всей разновидности прав активного статуса признавало только право лица на юридическую защиту со стороны государства. Ученый предполагал, что социалистическое государство присоединит к этому праву право на труд (оно трактовалось как право пользоваться землей и другими орудиями производства), а также вытекающие из него право лица на развитие своих способностей и приложение своего труда в сфере, наиболее соответствующей его способностям, право на участие в материальных и духовных благах, создаваемых культурой. Все эти права Кистяковский объединял воедино под названием права на достойное человеческое существование, которое должно было быть гарантировано каждому человеку и обеспечено государством. Государство, осуществлявшее солидарные интересы людей, общее благо, именовалось правоведом социально ориентированным государством.

Другим основополагающим принципом правового государства Кистяковский считал принцип подзаконности власти. Применительно к законодательной власти ученый трактовал его следующим образом: Так как свое высшее выражение верховная власть получает в законодательстве, то из этого следует, что в правовом государстве именно для законодательства установлены известные границы. Такие границы создаются, однако, не какой-либо другой государственной или хотя бы негосударственной властью, а известными принципами и правовыми отношениями, которые государственная власть не может нарушать. Характеризуя прерогативы исполнительной власти в правовом государстве, Кистяковский предлагал поставить в строгие рамки закона полномочия органов государственной власти по предупреждению и пресечению нарушений закона и преступлений. По его словам, административная власть либо полиция, лишив свободы подозреваемое в совершении преступления лицо, не имела права его удерживать, а должна была немедленно передать его в руки судебной власти.

Предметом внимания ученого в связи с созданием теории правового государства являлась также конструкция публичной власти. Кистяковский считал, что публичная власть в правовом государстве должна быть организована так, чтобы она не подавляла личность, чтобы как отдельные личности, так и народ были не только объектом, но и субъектом власти. Правовым государство становится только в том случае, если устанавливается принцип, что человеческая личность существует независимо от государства и имеет как бы приоритет перед ним».

В числе принципов правового государства, конструируемого Кистяковским, важное место занимает принцип ограниченности верховной государственной власти: В правовом государстве верховная государственная власть, даже когда она всецело принадлежит народу, не абсолютна и не беспредельна, а известным образом ограничена. Ей положены определенные границы, которых она, оставаясь правовой, не может переступать.

Важнейшим учреждением правового государства Б. А. Кистяковский признавал представительную власть. Именно она, по его мнению, ставила конституционную государственную власть на недосягаемую высоту и позволяла ей обрести поддержку и опору в народе. Опора на народное представительство, по мнению мыслителя, составляла основную цель для власти, так как сила, прочность и устойчивость ее заключаются именно в народной поддержке.

В то же время признаваемый многими современными Б. А. Кистяковскому либеральными правоведами в качестве признака правового государства принцип разделения властей им категорически отрицался. Как государство есть нечто целое, единое и неделимое, так и власть неделима; власть принадлежит государству в его целом, и в нем не несколько властей, а только одна единая власть. Поэтому разделение властей не может служить гарантией политической свободы, неприкосновенности личности, конституционного строя и правового характера государственной власти».

Наряду с правами и свободами человека, а также народным представительством Б. А. Кистяковский считал краеугольным элементом политической организации правового государства конституцию. По его мнению, именно конституция гарантировала верховенство закона, а значит, и правовой характер государственной власти, утверждала принцип, на основании которого как государственный строй, так и организация и деятельность высших органов государственной власти регулировались нормами права.

Наряду с обозначением признаков правового государства, ученый характеризовал и условия, без наличия которых данная форма государства являлась, по его мнению, недостижимой. Правовое государство казалось ему немыслимым без активного отношения народа к правопорядку и к государственным интересам. Своей полноты правового государство достигало, по его мнению, при высоком уровне правосознания народа и развитом в нем чувстве ответственности.

Подводя итоги рассмотрению концепции правового государства Б. А. Кистяковского, отметим, что, будучи теоретиком школы возрожденного естественного права, мыслитель признавал правовое государство наиболее совершенным типом государственного бытия, способствующим возвышению отдельной человеческой личности, признанию за нею ее прав и свобод, налаживанию гармоничных отношений между личностью, обществом и публичной властью. К числу признаков правового государства ученый причислял верховенство права и подзаконность публичной власти, ограничение государственной власти посредством признания и обеспечения неотъемлемых прав человека и гражданина, развитие народного представительства, правосознания и конституционного строя. Теория правового государства Кистяковского задавала рамку развитию российской государственности в начале XX в. Она способствовала его преобразованию из абсолютного государства, характеризовавшегося патерналистским и подданническим типом отношений к личности публичной власти, в правовое государство, базирующееся на верховенстве права, формальном равенстве, самоценности человеческой личности, ее свободы и достоинства.