Нужна помощь в написании работы?

Традиционно в развитии российской и советской социологии права выделяют дореволюционный, советский и постсоветский периоды. В советском периоде можно вычленить отдельные этапы развития.

В России, как и на Западе, социологическое исследование правовых явлений с самого начала (со второй половины XIX в.) осуществлялось преимущественно юристами, в рамках юриспруденции, и получило название «социологической юриспруденции». Основная проблематика российских социологических исследований в то время затрагивала обоснование социальной обусловленности процессов, происходящих в функционировании права.

1) С.А. Муромцев понимал право как юридически защищенный общественный порядок общественных отношений со специфическими функциями. В силу понимания права исключительно как социального явления, а не как совокупности правовых норм, С.А. Муромцев полагал, что неплодотворно изучать право из самого себя. Все отношения в обществе делились им на два вида: защищаемые и защищающие. Первые, возникающие в сфере гражданского оборота на основании частных договоров, по сути, были фактическими общественными отношениями, хотя воспринимались С.А. Муромцевым как собственно правовые. Отношения, возникающие между нарушителями чужих прав и органами власти, понимались им как защищающие, вынудительные, юридические.

Действительным правом, по мнению С.А. Муромцева, являлась организованная процессуальная (государственная и негосударственная) защита фактических отношений. Он рассматривал суды как промежуточное звено между правом и социальной реальностью, поскольку при пробеле в законе они самостоятельно выбирают среди всех источников права норму, которой следует руководствоваться при принятии решения. В силу трактовки права как действующего правопорядка и приверженности идее свободного судейского усмотрения для придания гибкости праву, по его мнению, судебное правотворчество должно быть относительно свободным, опирающимся на справедливость и нравственность, требования действующего правопорядка. Тем самым правотворческая деятельность судей способствовала бы либерализации общественных отношений.

2) М.М. Ковалевский право рассматривал как выражение потребности общества в социальной солидарности. В полемике со сторонниками естественно-правовой концепции М.М. Ковалевский отстаивал положение о формировании права до государства и независимо от него, из необходимости объединения усилий в условиях борьбы за выживание. Учение М.М. Ковалевского о социальном развитии солидарности и прогресса заключалось в утверждении, что дальнейшее развитие человеческого общества шло по пути углубления солидарности, даже в форме государства. Дальнейший прогресс солидарности связывался им со всемирным объединением. Классовую борьбу он считал опасным показателем вырождения общественного строя, а как сторонник «народной монархии» суть классовой борьбы видел в посредничестве между классами и защите интересов народа.

М.М. Ковалевскому была близка психологическая теория права. Основой всякого государственного общежития, писал он, является психологический мотив – готовность к подчинению. Власть, по его убеждению, определяется не ее силой, а ее осознанием подвластными.

В своих исследованиях права М.М. Ковалевский синтезировал историко-сравнительный подход с методологией эмпирических социологических исследований, т.е. социологию с юриспруденцией, считая юриспруденцию бессильной без социологии.

3) Н.М. Коркунов, резко критикующий идеи С.А. Муромцева, под правом понимал совокупность норм, разграничивающих групповые интересы, где право выражает субъективное представление самой личности о должном порядке общественных отношений и является одновременно формальным приказом и элементом собственного сознания. Основной функцией права он считал разграничение интересов. Общество понималось Н.М. Коркуновым как психическое единение людей, отдельно взятое для урегулирования конфликтов. В силу конфликта групповых интересов он различал формальный и реальный правопорядок.

4) Основатель психологической школы права, Л.И. Петражицкий разработал концепцию интуитивного права, где право есть продукт человеческой психики, обусловлено социокультурной средой, индивидуальными переживаниями, составляющими реакцию организма на воздействие окружающей среды и формирующих поведение индивида.

Необходимость общих норм поведения ведет к формированию позитивного права и религии, которые характеризуются ссылкой на внешние авторитеты. В случае расхождения интуитивного и позитивного права интуитивное право фактически доминирует. Например, если согласие сторон достигнуто по договоренности, хотя она и противоречит праву официальному, но будет взята сторонами для реализации. Но в случае разногласия сторон преобладающее значение имеет позитивное право. Роль позитивного права оценивалась Л.И. Петражицким в контексте успешной социализации и воспитания индивида.

5) Б.А. Кистяковский рассматривал право как правоотношение, социальный факт, но не долженствование. Тем самым он противопоставлял писаное право, состоящее из абстрактных статичных норм, реальному праву, единичному, конкретному, индивидуальному, непрерывно развивающемуся. Он считал справедливым соединение фактических ситуаций с положениями закона. Поэтому право в целом представляет собой совокупность норм, отражающих компромисс требований. В своих исследованиях права он смешивал юридический, социологический и психологический методы.

6) Г.Ф. Шершеневич полагал, что все власти в обществе опираются на государство, а государство, в свою очередь, на них. Кредо его учения заключалось в утверждении: «Есть только одно понятие государства, и оно – социологическое». Такое утверждение основывалось на понимании государства в юридическом плане равным правоотношениям с его субъектами и обществу. Но это неверно, так как в социологическом смысле государство есть комбинация силы и воли, т.е. государственная власть как сила основана на самостоятельной воле властвующих подчинять себе волю других.

Правовое государство, по мнению Г.Ф. Шершеневича, указывает на строгую определенность компетенции органов власти, отсутствие произвола с их стороны, разделение властей, верховенство права над государством, приоритет прав личности, правовое самоограничение власти. Основным гарантом правового государства выступает общественное мнение.

7) П.И. Новгородцев считался главой школы «возрожденного естественного права» в России. Разумное начало в личности, согласно его мнению, есть автономное нравственное начало, источник должного, морального закона. Подлинную основу естественного права составляет этика. Он выступал за расширенное правопонимание, выходящее за рамки правовых норм. Право на достойное человеческое существование, согласно его теории, должно гарантироваться государством, которое в силу этого становится социальным. Положительным результатом кризиса правосознания он считал новое понимание общественного идеала как бесконечной задачи, имеющей смысл морального требования.

8) Б.Н. Чичерин считал социологию частью государственной науки, включающей в себя философское обоснование общества и государства, собственно социологию и политику – для обоснования разумной политической деятельности.

9) А.Д. Градовский сформулировал понятие «правового государства». Это – государство, в котором закон олицетворяет государство и в то же время является выражением народного сознания, испытавшего на себе воздействие сформировавшихся убеждений и представлений общества о справедливости.

10) Хвостов В.М.. Много внимания в своих трудах Хвостов уделял этической проблематике, в особенности соотношению нравственности и права, а ещё этическим нормам.

11) Выдающийся социолог XX в. П.А. Сорокин, ученик Л.И. Петражицкого, оказал заметное влияние на американскую социологическую школу права. Его основные труды остаются актуальными и в наши дни

П.А. Сорокин исследовал социальные аспекты наказания. Он выявил индивидуально-психологическую сущность права. Формирование права, согласно представлениям П.А. Сорокина, происходит из бессознательных шаблонов, которые потом закрепляются в законах. Он называл право дрессирующим и выделял такие виды поведения, как рекомендуемое, запрещенное и должное. П. Сорокин рассматривал преступление как внутреннее переживание субъекта, группы, осознание ими запрета на подобные действия. Он понимал, что само действие нейтрально, поэтому нет абсолютно точного критерия неправомерного или правомерного поведения.

Советский период

В.И. Ленин изложил основные положения марксистской теории о назначении права в условиях диктатуры пролетариата. Рассматривая право как способ закрепления воли политически господствующего класса в форме закона и придания ему общеобязательного значения посредством государственного принуждения, В.И. Ленин полагал, что в пролетарском государстве буржуазная государственная машина должна быть сломана, а буржуазное право как «концентрированное выражение экономики» – сохранено. Подобный парадокс обосновывался тем, что всякое право представляет собой применение одинакового масштаба ответственности к разным людям, которые в действительности не равны в экономической сфере. Социализм еще не обеспечивает экономическое равенство всех граждан, поэтому пролетариат вынужден сохранить право «в качестве регулятора распределения продуктов и труда между членами общества». Лишь при коммунизме буржуазное право отомрет полностью, поскольку будет обеспечено экономическое равенство.

С одной стороны, право определялось как властное предписание экономически господствующего класса, а с другой стороны, говорили о социальной обусловленности права материально-экономическим базисом. Господствующий в то время тезис, что любое право буржуазно и потому по мере приближения к социализму отмирает, а также отрицание понимания права как социального явления порождали правовой нигилизм. Такое правопонимание обусловливалось фактом, что, когда после смены правовой системы новая нормативная база только начинает формироваться и носит чрезвычайный характер, она несовершенна и недолговечна.

В период культа личности Сталина, когда утверждается тотальное господство большевистской идеологии и резко усиливаются гонения на все неидеологизированные исследования, социология находилась под запретом. Вышеуказанные юристы были объявлены врагами народа и репрессированы. Изучение права ограничивалось текстовым анализом. Проблема сущности нрава свелась к поиску его наиболее удачной формулировки. Апогеем этого процесса стало предложение Генерального прокурора СССР А.Я. Вышинского о вульгарном понимании права как системы законов, установленных или санкционированных государством. Право перестало восприниматься как живая человеческая деятельность. На долгие десятилетия в правопонимании установилось господство этатического позитивизма и нормативизма.

В период «оттепели» в СССР впервые начали проводится социологические исследования в области права, прежде всего в уголовном праве. Наблюдается кратковременный всплеск использования социологических методов в изучении права. Наиболее заметна идея Пионтковского о единстве права и правоотношений и как ее продолжение – попытка соединения субъективного и объективного в праве.

В период «застоя» постепенно приходит осознание необходимости самостоятельного направления в исследованиях, которое бы реализовывало применение социологического подхода к праву. В 1960-80 гг. советские юристы добились значительных успехов в разработке и применении конкретных социологических методов в правовой науке. Объектами изучения в то время стали:

• общие теоретические и методологические проблемы формирования социологии права как новой отрасли правоведения и уточнение пределов и роли конкретных социологических методов в правоведении (отметим, что без особого успеха);

• буржуазные социологические теории с целью их односторонней критики с позиции марксизма-ленинизма;

• причины преступности и личность преступника;

• эффективность законодательства, уравниваемого с правом, правоприменения и наказания;

• правосознание;

• прогнозирование состояния преступности.

При этом формировались три основных направления исследований в сфере социологии права:

1) социальная обусловленность права;

2) социальный механизм действия права;

3) эффективность законодательства и правоприменения (Степанов О.В. Социология права ).

Как справедливо отмечает В.М. Сырых, «современный период» не представляет собой «золотой век» правовой науки, в том числе и исследований, связанных с разработкой социологического подхода к праву». Своеобразие социологического подхода к праву он объясняет следующим:

1) значительным сокращением числа социально-правовых исследований по результатам массовых опросов по причине недостаточного финансирования;

2) дальнейшей разработкой ряда проблем социологии;

3) переходом большинства ведущих российских социологов права на позиции зарубежной социологии права и отказом следовать курсу марксистской социологии;

4) усилением догматических начал в работах современных авторов, что «создает реальную угрозу возрождения того печального прошлого правовой науки, когда все теоретические конструкции строились только на догматическом анализе действующего законодательства и цитатничестве»;

5) искусственный разрыв между социологией права и теорией права.

 

Постсоветская социология права в силу изменения фундаментальных представлений о праве ведет поиск новой научной парадигмы. Вследствие этого, оставаясь в рамках европейской школы социологии права, в ней наблюдаются эклектика и плюрализм подходов к пониманию социально-правовой действительности. Основная деятельность в области юридической социологии направлена на создание и научно-методическое обеспечение учебного курса. Так, учебники и учебные пособия по социологии права издавались такими учеными, как В.Н. Кудрявцев и В.П. Казимирчук (Современная социология права. М., 1995. ), Ю.И. Гревцов (Очерки теории и социологии права. СПб., 1996.), В.М. Сырых, В.В. Лапаева (Социология права. М., 2000.) и некоторыми другими.

Среди белорусских авторов следует упомянуть учебное пособие по социологии права И.К. Галко и С.Ф. Сокола (Социология. Социология права. Барановичи, 1999.).

Другими направлениями исследований современных представителей социологии права на постсоветском пространстве являются проблемы юридической конфликтологии, эффективность правовых норм и юридическое прогнозирование (Стратегия правотворчества и социальное прогнозирование. М., 1993); Эффективность закона: методология и конкретные исследования / Под ред. В.М. Сырых и Ю.А. Тихомирова. М., 1997.)

Поделись с друзьями