Нужна помощь в написании работы?

Последние годы Протектората неразрывно связаны с работой Второго парламента протектора. Он открылся 17 сентября 1656 года. За неделю до этого Кромвель собрал в Уайтхолле офицеров (по одному от полка) и обратился к ним с речью о грозящей Англии внешней и внутренней опасностях и о том, что правительство не может отворачиваться от тех, чья преданность необходима для самого существования этого правительства. Очевидно, что имелась в виду армия. Лорд-протектор понимал, что с началом работы парламента ему, вероятно, придется так же лавировать между Палатой и офицерами. В день открытия парламента он также обратился с речью к новой Палате общин, в которой говорил о необходимости не только реформы права, но и института майор-генералов. Они обезпечивали мир в Англии, а тяжелая ситуация во внешней и внутренней политике узаконивала их власть. «Если, в соответствии с законом, ничего не предпринимается, пока мы будем создавать соответствующий закон, нации могут перерезать горло».

Как можно судить по записанным Карлайлом возгласам во время речи, многим коммонерам, близким к роялизму, не понравилось такое объяснение необходимости майор-генералов. К слову сказать, в этот парламент было избрано 10 из 11 майор-генералов. Они же предложили систему удостоверений. Их выдавали прошедшим на благонадежность избранным коммонерам. Когда после речи Кромвеля те двинулись в Вестминстер, охрана перепроверила их на наличие удостоверений. Из 400 коммонеров около сотни оказались без таковых и были исключены из парламента.

Однако офицеры, желавшие получить таким способом послушный парламент, просчитались: уже на следующий день сэр Джордж Бут подал спикеру петицию от 79 исключенных накануне. Тогда же начались бурные дебаты, в которых преобладали защитники исключенных. Параллельно прозвучало предложение сократить вдвое затраты на армию, благодаря которым который год бюджет сводился с дефицитом: со 120 до 60 тысяч фунтов в месяц. Комментируя это, Ферс указывает на то, что война с Испанией велась в основном флотом, а лучшей защитой от внутренней опасности были бы реформы религии, нравов и законов. Армии надо было срочно спасать положение. 22 сентября Палата общин заслушала объяснения  Государственного совета о причинах исключений. Секретарю Терло едва удалось успокоить парламент, при следующем голосовании большинством в 115 голосов против 80 исключения коммонеров были подтверждены.

Далее, животрепещущим для парламентариев вопросом было определение своего статуса. Был ли это экстренный, или же обычный парламент? То, что Кромвель не стал ждать трех лет после своего первого парламента, а собрал этот под предлогом тяжелой войны – все это, на наш взгляд, говорит о том, что этот парламент был экстренным. Так же думали и коммонеры, полагая, что им придется разойтись через 3 лунных месяца (то есть, 10 декабря). Однако они благополучно пережили этот день и просуществовали около полутора лет.

Тем не менее, обсуждая на заседаниях различные социальные реформы, в кулуарах коммонеры говорили в основном о том, кто же станет преемником Кромвеля. Даже армия, всегда противящаяся привнесению «примеси монархии» в управление страной, не была едина по этому вопросу. Показательным был спор полковника Бриджа и майор-генерала Берри, членов парламента от Ирландии и Уорчестершира соответственно. Первый утверждал, что следует оставить прописанную в «Орудии…» систему избрания протектора Госсоветом, иначе борьба за наследство приведет либо к распаду Англии, подобно державе Македонского, либо к роялистскому перевороту в условиях нестабильности. Берри парировал тем, что этого можно избежать, дав протектору волю самому назначать себе преемника. Также среди республиканцев как таковых не было единства. Одни (Брэдшоу, Гезльриг, Ледло) желали возврата Долгого парламента; другие (сектанты, в первую голову, милленарии) – восстановления Бэрбонского парламента «святых». Третьи же, чьим духовным лидером был писатель Джеймс Гаррингтон, стояли на позициях установления республики по античному образцу. В своей утопии «Содружество Океании» Гаррингтон, пользуясь индуктивным методом Бэкона, доказывал необходимость гармонии между формой правления и структурой общества, создания для этого полновластного парламента с очень ограниченным числом членов.

Воспользовавшись разладом среди оппонентов, умеренные коммонеры, близкие к пресвитерианам, принялись за составление проекта новой конституции. 23 февраля 1657 года Кристофер Пек, лорд-мэр Лондона и глава “Merchant Adventures Company” в Сити, предложил Палате общин первый вариант такого закона. Документ этот звался Ремонстрацией о королевском сане. Первой же статьей предлагалось, учитывая давние традиции, а также особенности судопроизводства, восстановить титул короля Англии и провозгласить таковым Оливера Кромвеля. Ремонстрация вызвала бурю критики со стороны парламентариев. Тем не менее, коммонеры, не дочитав ее, понимали, что там предложен ответ на их многомесячные споры о варианте наследования.  Так что большинством в 144 против 54 голосов документ был дочитан. Когда это было проделано, Палата разделилась на большинство сторонников принятия Ремонстрации и меньшинство активных противников этого.

Кромвель держал в этом деле нейтралитет. С одной стороны, принятие королевского сана не только было его давней мечтой: установление новой династии снизило бы вероятность реставрации Стюартов. С другой, он опасался радикально республиканских настроений, преобладавших в армии, что была основной опорой его власти. Весь март 1657 года в парламенте, несмотря на протесты офицеров-коммонеров, шло активное обсуждение и доработка Ремонстрации. 5 марта впервые появилось предложение создания «Другой палаты» - подобия Палаты лордов, призванного сохранять баланс между лорд-протектором и Палатой общин. 25 марта доработка была завершена, а название «Ремонстрация» было изменено на «Смиренную петицию и совет». Сразу после этого было проведено голосование о предложении закона Кромвелю. 123 голосами против 62 было решено представить «Петицию…» лорд-протектору 31 марта 1657 года.

Несколько дней Кромвель терзался сомнениями, пока его старый сослуживец капитан Брэдфорд не попросил от лица армии не принимать королевского титула. На следующий день, 3 апреля, протектор выступил с речью перед Палатой общин. Поначалу он хотел согласиться на принятие «Петиции…», но без первой статьи,  используя обтекаемые формулировки: «Главное – вы назвали меня не тем титулом, что я ношу…». Но, услышав неодобрительные возгласы, вроде «принимай всю петицию, либо отвергни целиком!..», начал говорить более резко: «Это может быть предложено вами, но не принято мною… Я не способен счесть это моим долгом перед Богом и вами принять такие полномочия под таким титулом».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

После очередной попытки предложения «Петиции…» Кромвелю, тот снова отказывается, говоря, что титул короля – лишь обозначение верховной власти, без жесткой привязки к древнему английскому законодательству, о чем говорилось в первой статье. Вслед за этим была предпринята попытка просто заменить в тексте слово «король» на «лорд-протектор», но она была отклонена. К концу мая энтузиазм коммонеров резко упал, на заседания ходили около сотни из них. 22 мая 53 голосами против 50 было решено в третий раз предлагать Кромвелю «Смиренную петицию и совет». На всеобщее удивление, 25 мая предложение было принято.

Единственным изменением по сравнению с мартовским вариантом «Петиции…» была замена титула короля на предоставление протектору самому определять своего преемника на посту. Устанавливалось некое подобие Палаты лордов – Другая палата (the Second Chamber), которая занималась перенесенными из Палаты общин судебными делами (вследствие их сложности) и апелляционными жалобами. Замену умершим членам (их число определялось от  40 до 70 с кворумом 21) выбирала себе сама Другая палата. Нижняя же палата парламента расширила свою власть, получив право назначать (совместно, правда, с Другой палатой) судей, блюстителей печати и других важных государственных чиновников. Также Палата общин получала больше свободы в утверждении бюджета, во введении новых налогов, в проверке мандатов своих членов. По сравнению с «Орудием управления» новая конституция была серьезным шагом не только на пути реставрации монархии как таковой. После четырех лет парламентско-олигархического правления и трех лет военной диктатуры положения «Смиренной петиции…» декларировали абсолютно иное государственное устройство – оно начало отдаленно напоминать конституционную монархию. Разумеется, в 1657 году было еще довольно далеко до провозглашения парламента важнейшим законодательным органом, однако участие Палаты в контроле над войсками, большие возможности налогообложения говорили в пользу движения Протектората от нелегитимной военной диктатуры к ограниченной монархии.

Однако реализация «Петиции…» натолкнулась на ряд проблем. За 17 лет революции почти не осталось людей благородного происхождения, лояльных протектору. Поэтому создание списка Другой палаты заняло у Кромвеля несколько месяцев. Ламберт, считавшийся в общественном мнении преемником Кромвеля, попал в опалу из-за неприятия им «Петиции…». Начавшаяся 20 января 1658 года объединенная сессия обеих палат оказалась под угрозой срыва: республиканцы во главе со Скотом и Гезльригом выступили против предоставления Другой палате наименования Палаты лордов. В этом они нашли поддержку офицерства, милленариев и сектантов из среды купцов Сити. В союзе с ними они написали петицию об отмене как «Орудия…», так и «Смиренной петиции…» и призвали к восстановлению Долгого парламента. Каким-то образом Кромвель узнал, что петицию хотят вынести на голосование на заседании 4 февраля и, придя на него, объявил парламент распущенным. Созвать свой третий парламент протектору помешала его смерть в символический для него день 3 сентября. Это был 1658 год, десятый и предпоследний год «свободы, милостию Божьей восстановленной».

 

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями