Нужна помощь в написании работы?

Итак, рассмотрев предпосылки формирования и особенности создания чрезвычайных органов советского государства, можно отметить, что государство в форме советов, по убеждению большевиков, уже непосредственно представлявших интересы широких масс, при осуществлении управления на практике в чрезвычайной обстановке (выход из мировой войны, демилитаризация экономики и демобилизация армии, голод, угроза реставрации старого режима) обнаружило свою недостаточность.

Компенсация слабой эффективности массового непрофессионального управления происходила, помимо овладения партийным аппаратом непосредственными властными рычагами, и другими путями: государственными функциями наделялись массовые, общественные по своему характеру, организации – профсоюзы, кооперативы, – но главным образом учреждения чрезвычайного характера.

Однако вскоре практика использования чрезвычайных органов в системе большевистской государственной власти стала выходить за «компенсационные» рамки. Если первые шаги созданной 7 (20) декабря 1917 г. Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК), по словам одного из его сотрудников, были направлены против трех злоупотреблений – саботажа буржуазных чиновников, буйства и разрушений, производимых пьяными толпами (так называемые «пьяные погромы») и бандитизма «под флагом анархизма»10, – то по мере усложнения обстановки для новой власти ВЧК и ее местные структуры становятся главным орудием «красного террора» (преследование оппозиции, бессудные расстрелы, взятие заложников, концентрационные лагеря) и карательным органом, проникшим во все сферы государственного управления.

Методы «чрезвычайщины» еще более расширились и приобрели неконтролируемый характер в результате принятия майских декретов 1918 г. о продовольственной диктатуре. Созданные для их реализации комитеты бедноты, продовольственные и загра- дительные отряды, уполномоченные на местах оказались практически неуправляемыми, усилили социальную напряженность и качнули деревню в сторону противников большевиков.

Учитывая эти обстоятельства, руководство большевиков начинает перемену курса на союз со средним крестьянством, следствием чего явилось решение VI съезда Советов (ноябрь 1918 г.) об упразднении комбедов, которые якобы сыграли свою историческую роль.

Комбеды поглощались переизбранными советами. В целом начиная c этого времени можно фиксировать случаи обуздания «чрезвычайщины», прежде всего массового террора как формы управления.

Чрезвычайные органы вводились в рамки законности, дабы перетянуть на свою сторону значительную часть населения и организовать прочный тыл.

В 1919–1920 гг. практически невозможно обнаружить решений, подразумевающих «чрезвычайщину», хотя ее проявления встречались довольно часто. С осени 1918 г. в условиях развертывания полномасштабной Гражданской войны чрезвычайные органы власти, по сути, становились составной частью системы управления Советской республикой как «единым военным лагерем».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

30 ноября 1918 г. ВЦИК принял постановление об образовании высшего чрезвычайного органа в государстве – Совета рабочей и крестьянской обороны (СРКО)12.

 Позднее, со спадом накала военных действий и проведением линии на усиление милитаризации труда, в апреле 1920 г. СРКО был преобразован в Совет труда и обороны (СТО) с расширенным составом, но, как и прежде, под председательством В. И. Ленина. Своего особого административно-технического аппарата или штатных «ответственных» работников Совет обороны не имел.

Партийно-государственные деятели, входившие в его состав, оставались на занимаемых ими ранее постах и должны были сочетать новые обязанности с прежней работой. Значительное место в деятельности Совета обороны занимали вопросы военного производства, работы транспорта, продовольственного снабжения, а также задачи пополнения Красной армии и флота людскими резервами и обеспечения их вооружением, боеприпасами, питанием, обмундированием и т. д. Совет обороны решал проблемы обеспечения красных войск командными кадрами и политработниками. От его имени и с его санкции проводилась мобилизация в армию.

В кругах советского политического и военного руководства опыт деятельности Совета обороны после окончания Гражданской войны оценивался достаточно высоко и не исключалась возможность повторения его в будущем.

В частности, М.В. Фрунзе писал в 1925 г., что, поскольку в современной войне фронт и тыл будут представлять единое целое, руководство войной должно вестись «единым действенным аппаратом, кото- рый одновременно охватит и военную область и гражданскую». Образчик такого аппарата, считал М. В. Фрунзе, имеется в «лице Реввоенсовета и СТО». В будущей войне, отмечал он, роль органа, подобного Совету обороны, возрастает еще в большей мере, так как «вопросы организации не только армии полевой, которая будет сражаться, – вопросы увязки этой будущей полевой армии с тылом приобретают громаднейшее значение для успеха войны, для успешного исхода будущих операций».

В конце 1918 – начале 1919 г. в городах, находившихся в прифронтовой полосе, по аналогии с СРКО стали организовываться местные советы, комитеты обороны, комитеты содействия обороне и т. п. На лето-осень 1919 г. приходится массовое распространение другого вида чрезвычайных органов власти на местах – революционных комитетов (ревкомов), которые стали организовываться годом раньше, в период чехословацкого мятежа.

Нацеленные также на выполнение военно-мобилизационных задач, ревкомы в составе 3–5 человек, в отличие от комитетов (советов) обороны городов, которые действовали параллельно с советским аппаратом, преследовали часто цель упразднения советов и установления в милитаризованной форме единовластия партийных органов.

По словам зам. наркома внутренних дел Н. Ф. Владимирского, существовавшие на местах структуры власти «были недостаточно приспособлены к тем условиям, когда местная власть обязана сосредоточить все силы на обороне Советской России и отодвинуть на второй план обычную текущую работу».

Окончательно «оревкомывало» управление страной Положение о революционных комитетах, принятое ВЦИК 24 октября 1919 г.

Упорядочивая систему образования и полномочия ревкомов в рамках трех их типов (местностей, освобожденных от неприятеля, прифронтовой полосы и тыла), «Положение» вместе с тем декларировало в качестве одной из их задач создание условий для передачи власти советским органам. А сами ревкомы были названы временными чрезвычайными органами власти, то есть в данном случае мы видим, что применение чрезвычайных мер и деятельность чрезвычайных органов власти ограничивались во времени и пространстве действиями, необходимыми для преодоления чрезвычайных ситуаций и указанием этих пределов в нормативном документе.

Если в центральном промышленном районе и отдельных губерниях на северо-западе республики ревкомы прекращали функционировать в декабре 1919 – январе 1920 г., то на севере, в восточных районах (Поволжье, Урал, Сибирь, Северный Кавказ, Закавказье и Средняя Азия) их создание в это время разворачивалось широким фронтом.

В одних из названных районов ревкомы действовали до конца 1921 г., а в других – до 1924–1927 гг., пока не были подавлены основные антисоветские очаги.

Таким образом, период Гражданской войны не только укрепил монополию партии большевиков на власть в стране, но и показал возможность существования такой организации управления, которая включала бы в себя, с одной стороны, официальную бюрократическую машину, гарантирующую некоторую стабильность, с другой – особые компенсирующие, параллельно действующие механизмы – систему чрезвычайных органов, позволявших при необходимости действовать быстро в обход обычных структур власти.

Вместе с этим в сознании советских партийно-государственных деятелей сформировалось убеждение в особой действенности чрезвычайной системы в сложных условиях. Характерно, что Положение о чрезвычайных мерах по охране революционного порядка, принятое ЦИК СССР 3 апреля 1925 г. (советский аналог Положения 1881 г.), предполагало в местностях, объявленных на военном положении, создание широкой сети ревкомов.

Чрезвычайные меры вскоре стали способом решения проблемы преодоления хлебозаготовительного кризиса 1927–1928 гг., затем – про- ведения сплошной коллективизации сельского хозяйства, укрепления диктатуры Сталина в 1935–1938 гг. В середине 1930‑х гг. после экспери- ментов «большого скачка» и «великого перелома» в стране вновь сложилась напряженная ситуация. Реакцией на это стало учреждение так называемых политотделов. По решению январского (1933 гг.) объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП (б) политотделы были созданы на машинно-тракторных станциях и в совхозах.

Позже политотделы были учреждены и на других, пользуясь словами известного историко-партийного издания, «отстающих участках социалистического строительства» – на транспорте, рыбных промыслах, в специализированных хозяйствах промышленных ведомств и некоторых других отраслях.

Политотделы являлись чрезвычайными партийно-государственными органами, наделенными политическими, хозяйственными и карательными полномочиями, и тем самым входили в общую систему государственного управления. Они отличались от обычных партийных органов тем, что не только на деле, но и юридически обладали правом осуществлять руководство производством (начальник политотдела являлся одновременно заместителем руководителя предприятия и наряду с ним отвечал за хозяйственные результаты) и выполнять функции карательных органов (в штате политотдела был заместитель начальника по ОГПУ).

Другая особенность политотделов как чрезвычайных органов состояла в том, что они не подчинялись территориальным парткомам. Политотделы МТС действовали до конца 1934 г., совхозов – до марта 1940 г., а на транспорте они благополучно дожили до Великой Отечественной войны.

Исходя из выше сказанного, чрезвычайные органы контролировали ситуацию в стране. Главной особенностью чрезвычайного органа Гражданской войны было то, что он не подменял собой партийные, правительственные и военные органы, а выполнял, в первую очередь, координирующие функции. В частности, взаимоотношения Совета Обороны и СНК определялись вхождением всех членов первого в состав второго и общим председательством. Благодаря этому Совет стал фактически постоянным военно-хозяйственным комитетом рабоче-крестьянского правительства.

 

 

Поделись с друзьями