Нужна помощь в написании работы?

Подобный поворот событий не на шутку обеспокоил соседей ЧССР, прежде всего польских руководителей, где студенческие выступления усилились к весне, лидеров ГДР и советской Украины. Возникло опасение, что распространение подобных идей может опрокинуть ситуацию в этих странах и оказать влияние на оппозиционные настроения в самом Советском Союзе, тем более, что уже началась борьба со своим диссидентским движением и вовлечение в него широких масс молодёжи было бы крайне нежелательно.

Несомненно, руководители государств членов ОВД осознавали опасность ситуации для всего социалистического блока. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев говорил о непозволительности «поворота Чехословакии на капиталистический путь, ослабления мощи Варшавского договора, разрушения единства социалистической системы, всего коммунистического и национально-освободительного движения». Превалировало суждение о невозможности рассмотрения реформаторского движения в Чехословакии изолированно от вопроса об общем идеологическом сопротивлении между империализмом и коммунизмом. Константой выступлений был мотив о масштабной идеологической борьбе, начатой врагом и нацеленной на разрушение социалистического лагеря. Было распространено мнение, что за внешне разрозненными вылазками антисоциалистических элементов стоит организационный центр, который дирижирует этими выступлениями из Бонна (ФРГ) и Вашингтона (США). Особая роль в дискредитации «мировой социалистической практики» отводилась З. Бжезинскому, советнику президента Соединенных Штатов Л. Джонсона в Праге, который после прибытия в Чехословакию и серии публично прочитанных лекций о преимуществах «американского империализма» якобы способствовал публикации одного из основных программных документов Пражской весны - доклада «2000 слов».

Возможность расширения процесса реформ могло послужить толчком для других стран блока (особенно это касалось Польши, в которой в это же самое время происходили беспорядки). Кроме того, руководство ряда стран-участниц ОВД думало о возросшей уязвимости, по их мнению, границ и территории Чехословакии, перспективе её выхода из ОВД, в результате которого произошёл бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности.

Реакция советского руководства и её союзников в Восточной Германии и Польше на чехословацкие события имела широкий резонанс: от общественного осуждения до скрытого давления и угроз. Четыре конференции на высоком уровне, в Дрездене 23 марта 1968 г., Варшаве 14-15 июля 1968 г., Чиерне-над-Тиссой (встреча состоялась в 29 июля-1 августа 1968 г. вблизи советско-чехословацкой границы, когда чехословацкое руководство встречалось с политбюро ЦК КПСС в формате «четыре на четыре») и Братиславе (3 августа 1968 г.), были посвящены осуждению реформистского курса Чехословакии

Первое выражение негативной реакции на процессы в Чехословакии было высказано в марте 1968 года на совещании руководителей коммунистических партий, прошедшее в Дрездене. В. Ульбрихт и В. Гомулка с разной степенью жёсткости высказались о происходящем в Чехословакии.

В 4 мая в Москву на переговоры прибыли руководители партии и правительства ЧССР и её итоги вызвали явное раздражение членов Политбюро ЦК КПСС, участвовавших в ней.

8 мая в Москву съехались лидеры ПНР, ГДР, ПРБ, ВНР и обсуждали чехословацкий вопрос. Прозвучали предложение рассмотреть «военный вариант» решения проблемы. Глава Венгрии Я. Кадор был наиболее сдержан в оценках и предлагал продолжать политический диалог, ссылаясь на опыт 1956 года.

На фоне негативной реакции на чехословацкие реформы, последовавшие от соседей по социалистическому лагерю, с весны 1968 года шло сближение ЧССР с Венгрией, которая с середины 50-х была наиболее либеральной, по крайней мере в области экономики, восточноевропейской страной. Так же активизировались связи с Югославией, чей опыт предлагалось изучать и демонстрирующую все большую самостоятельность в оценках, Румынией. Замаячил призрак некоего внутрисоциалистического блока, который может выбрать не советскую ориентацию, а, например, югославскую, что повлечет за собою, с высокой степенью вероятности, ослабление и даже распад Варшавского договора и снижение обороноспособности.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Во второй половине июня на территории ЧССР прошли штабные учения «Шумава», в которых ставилась задача на защиту страны и от внешнего вторжения и от внутреннего противника. Вслед за этим последовали тыловые учения «Неман» (июль-август), войск ПВО «Небесный щит» (август). Эти действия недвусмысленно намекали, что военный вариант становится всё более реальным. Ожидания, что подобные намёки возымеют действие, не оправдались.

В июле 1968 г. на предложение, поступившее со стороны советского руководства о встрече руководителей 6 социалистических стран (Советского Союза, Чехословакии, Болгарии, Венгрии, Польши и ГДР) чехословацкая сторона ответила отказом. Это был откровенный демарш. Позиция лидеров ЧССР была подвергнута жёсткой критике и прозвучали слова, ставшие, впоследствии, формулой доктрины «ограниченного суверенитета» о том, что «Такой ход событий мы вправе рассматривать как прямую угрозу мировым позициям социализма, прямую угрозу всем нашим странам, и попытка противостоять этому процессу не может уже рассматриваться как вмешательство во внутренние дела».

Последней попыткой заставить чехословацкое руководство восстановить контроль над СМИ, ликвидировать независимые клубы интеллигенции, устранить наиболее неприемлемые фигуры в правительстве была сделана на двухсторонней встрече в Чиерне-над-Тисой 29 июля - 1 августа. Формально обещания были даны, но реальных дел, которые ожидались немедленно, не последовало. Создавалось впечатление, что советских лидеров просто дурачат.

К середине августа 1968 г. Москва окончательно убедилась в том, что выпускник Высшей партийной школы при ЦК КПСС А. Дубчек не сможет стать «чехословацким Кадаром». На экстренной встрече глав государств ОВД 18 августа 1968 г. в Москве Брежнев с сожалением констатировал, что Дубчек перешел на «сторону правых» и что политические средства воздействия на руководство ЧССР полностью исчерпаны.

Одновременно с этим 3 августа Брежневу было передано «письмо- приглашение» от консервативной части руководства КПЧ с просьбой «оказать всестороннюю помощь» для «спасения социализма». Формальный предлог был получен.

Решение же о начале самой военной операции принималось на расширенном заседании Политбюро ЦК КПСС 16 августа. Спустя два дня 18 августа собравшиеся в Москве лидеры Венгрии, Болгарии, Польши и ГДР, пришли к согласованному выводу, что необходимо оказать помощь, в том числе и военную «здоровым силам» для восстановления порядка в стране.

В ночь на 21 августа с четырех направлений на территорию Чехословакии были введены войска этих стран. В Праге высадились советские десантники, взявшие под контроль все стратегические объекты города. В первый же день операции руководство ЧССР во главе с А. Дубчеком было арестовано и вывезено в Москву. Чехословацкая армия получила приказ своего командования не оказывать сопротивление. Можно считать, что применение военной силы стало последним аргументом в стремлении сохранить существующий строй в Чехословакии и предотвратить развал всей системы «реального социализма».

Вторжение вызвало волну недовольства чехословацкой  общественности. Оно выражалось в исчезновении табличек с названиями улиц и транспортных указателей, появлении в городах множества плакатов и надписей на стенах, содержавших протест против грубого насилия и высмеивавших «братских союзников». После занятия войсками зданий редакций радио, телевидения и газет сторонникам реформ удалось наладить передачи из других мест, и даже выпуск газет. Общественность в ходе собраний и демонстраций выражала полную поддержку руководству республики и осуждала интервенцию. Проходили массовые демонстрации, войскам ОВД чинились всевозможные препятствия, молодёжь массово вступала в компартию, выражая своё отношение к своим лидерам и неприятие вторжения. Ещё одним способом сопротивления стала эмиграция, составившая за первый месяц не менее 50 тыс. человек.

Имели место эпизодические нападения на советских военнослужащих и жертвы. Так, 22 августа выстрелами из окна здания Национального музея на Вацлавской площади в центре Праги был убит командир экипажа советского танка. В ответ советские солдаты открыли огонь по окнам Национального музея. Активно действовали пользовавшиеся колоссальной популярностью подпольные радиостанции, против которых вторгнувшиеся войска ОВД были первоначально бессильны. Орган чехословацкой компартии газета «Руде право» опубликовала 27 августа 1968 г. статью известного литератора и «символа чехословацкого соцреализма» Я. Дрды, призывавшую население не давать незваным гостям «ни капли воды». Военнослужащие стран ОВД характеризовались в статье как «оккупанты» и «ночные грабители». Значительная часть населения, особенно в Праге и в других крупных городах, с энтузиазмом восприняла этот призыв. Первое время после вторжения «советские оккупанты» находились в спартанских условиях, поскольку зачастую были вынуждены питаться исключительно привозными консервами и жить в танках и в бронетранспортерах.

Один из ключевых деятелей Пражской весны О. Шик не без удовлетворения отмечал в своих воспоминаниях, что «народ был страшно озлоблен против русских и коллаборационистов», констатируя, что первоначально все реформаторы были «беззаботны, видя, как беспомощны оккупанты перед колоссальным сопротивлением нашего народа». Действительно, на ряде августовских фотографий 1968 г. лица сидящих на броне танков советских солдат выглядят куда более растерянными и испуганными, чем лица из окружавшей их протестующей толпы.

Те, кто шел на контакт с советскими военнослужащими, подвергались жёсткой обструкции соотечественников и даже физическому насилию. Так, например, 7 сентября пражская полиция на Вацлавской площади в центре Праги задержала гражданина ЧССР только за то, что он «вступил в разговор с советскими солдатами», и обзывала его «коллаборационистом». 3 сентября «ряд девушек, разговаривавших с советскими танкистами, хулиганскими элементами были острижены».

Каких-либо крупных военных столкновений на территории страны не произошло, но за весь период проведения этой операции (до 17 декабря 1968 г.) погибли 94 чехословацких гражданина.

Вторжение армий Варшавского договора в ЧССР в ночь на 21 августа 1968 г., помимо прочего, было вызвано еще и стремлением опередить как запланированный на сентябрь 1968 года XIV съезд КПЧ, где ожидалась неприемлемая для Москвы окончательная кадровая победа реформаторов, так и крупномасштабные маневры НАТО в пограничных с Чехословакией областях ФРГ. Деятельное участие в непосредственной подготовке вторжения и в аресте партийно-политического руководства ЧССР приняли офицеры чехословацкой госбезопрасности во главе с заместителем министра внутренних дел ЧССР В. Шалговичем, который имел тесные связи с советскими спецслужбами.

Несмотря на безукоризненную военную подготовку и реализацию плана, политический сценарий рушился стремительно. Планировалось собрать подписи примерно 50 руководителей партии и правительства под обращением с просьбой о военной помощи, но этого сделать не удалось. Президиум ЦК КПЧ проголосовал за осуждение вторжения, а рассчитывали на небольшой, но перевес «здоровых сил». И вообще из них не удалось сформировать новые органы власти, К. Мазуров докладывал в Москву, что у них не было влияния в стране и они теперь укрываются в советском посольстве.

Как бы то ни было ввиду отсутствия реальной альтернативы А. Дубчеку пришлось договариваться с прежним руководством срочно доставленным в Москву. Туда же прибыл и Л. Свобода, настаивавший на их освобождении. Под неприкрытым давлением пришлось подписывать чехословацким коммунистам в Московском протоколе, согласие на выполнение всех требований. В качестве гаранта оставались войска на территории страны, а советские и на постоянной основе.

В августе 1968 г. ввод советских войск на территорию ЧССР решал для Москвы стратегическую задачу - Чехословакия не могла теперь выйти из Варшавского договора, а изменение состава правительства и руководства ЦК компартии было уже вторичным. Весной 1969 г., с приходом к власти Г. Гусака, А. Дубчеку пришлось уйти. Главной целью Москвы было закрепление ЧССР в составе социалистического содружества, а не в том, чтобы придвинуть советские войска к границе с ФРГ и разместить ядерные заряды на территории ЧССР, как об этом пишет американский исследователь М. Крамер. Действия Советского Союза получили на Западе название «доктрины Брежнева» или «доктрины ограниченного суверенитета».

Поделись с друзьями