Нужна помощь в написании работы?

Несмотря на то что все многообразие договоров вряд ли возможно охватить, исследование отлагательных и отменительных условий сделки, направленной на приобретение вещного права, наверное, было бы неполным без попытки сформулировать некие общие правила, которые помогли бы в правоприменительной практике. Во-первых, нужно обратить внимание на деление договоров на возмездные и безвозмездные. В дореволюционной цивилистике отмечалось, что безвозмездность дарения не исключается, если дарение совершается ввиду какой-нибудь услуги или иного предоставления, так как обычай взаимного дарения не имеет ничего общего с взаимными сделками*(307).

В действующем законодательстве безвозмездный договор определяется как договор, по которому сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления (п.2 ст. 423 ГК РФ). В.В. Витрянский, расширяя понятие безвозмездности, пишет, что безвозмездность сделки отсутствует не только в том случае, когда обязанность встречного исполнения предусмотрена в тексте того же договора, но и в том случае, когда предоставление составляет предмет отдельной сделки и иногда даже с другим лицом (например, "одаряемый" исполняет обязанность дарителя перед другим лицом). Важна причинная обусловленность "дарения" предоставлением со стороны "одаряемого"*(308). Соглашаясь с определением безвозмездности, предложенным В.В. Витрянским, можно сделать вывод о том, что действие кредитора в безвозмездном договоре составляет отлагательное (отменительное) условие только в том случае, если оно не имеет имущественного характера, не связано с передачей вещи, выполнением работы, оказанием услуги, передачей денег должнику или третьему лицу, отказом от права, прощением долга и т.п. действиями. Например, не соответствует гражданскому законодательству прощение долга под отлагательным условием предоставления вещи в собственность кредитора или третьего лица.

Во-вторых, нужно обратить внимание на классификацию договоров на реальные и консенсуальные. Поскольку реальный характер договора означает, что передача вещи выступает предпосылкой возникновения обязательства*(309), вызывает сомнение допустимость отлагательных условий реального договора. По мнению Б.Л. Хаскельберга и В.В. Ровного, реальный договор нельзя заключать под отлагательным условием, так как до совершения передачи нет реального договора*(310). С этим выводом можно согласиться. Но все же основная проблема, думается, состоит не в том, чтобы выяснить допустимость отлагательных условий, наступающих до передачи вещи, а в том, чтобы определить допустимость отлагательных условий, которые могут наступить после передачи вещи.

Систематическое толкование ст. 433 ГК РФ позволяет сделать вывод о том, что стороны реального договора не могут связать возникновение обязательства с наступлением отлагательного условия, так как это противоречило бы существу обязательства и нарушило бы обычное для договора распределение прав и обязанностей сторона. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на то, что, поскольку вещь находится в титульном владении стороны реального договора уже в момент заключения договора, разделение момента совершения сделки и момента возникновения обязательства означало бы, что хранитель владеет вещью, но не обязан обеспечить ее сохранность, плательщик ренты признается титульным владельцем имущества, переданного под выплату ренты, но не обязан платить ренту, а ссудополучатель уже пользуется вещью, но не обязан поддерживать вещь в исправном состоянии.

Поэтому видится необходимым признать, что отлагательные условия, с которыми стороны связывают возникновение обязательства, несовместимы с юридической конструкцией реального договора. Напротив, отлагательные условия, с которыми стороны связали возникновение у приобретателя права собственности, следует допустить в реальных договорах, направленных на приобретение права собственности. Рассмотрим договор ренты. К договору ренты, предусматривающему передачу имущества за плату, в субсидиарном порядке применяются нормы гражданского законодательства о купле-продаже (ст. 585 ГК РФ). Следовательно, в субсидиарном порядке применяется к договору ренты и ст. 491 ГК РФ, предусматривающая оговорку о сохранении права собственности. Из этого следует два вывода.

Во-первых, можно согласиться с тем, что момент перехода права собственности к плательщику ренты можно связать с моментом исполнения плательщиком обязанности по оплате имущества (ст. 491 ГК РФ)*(311).

Во-вторых, можно предположить, что момент перехода права собственности допускается связать с обстоятельством, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет. Таким обстоятельством, можно, например, считать предоставление третьим лицом обеспечения обязательства в случае передачи движимого имущества под выплату ренты.

Такое условие, думается, может служить защите интересов получателя ренты, поскольку интересы получателя ренты, передавшего движимое имущество под выплату ренты, уязвимы именно в период между передачей движимой вещи под выплату ренты и возникновением акцессорного обязательства.

При обсуждении отлагательных и отменительных условий договора нужно учесть, что условие не должно противоречить алеаторному характеру сделки. Поэтому в договоре пожизненной ренты отменительное условие видится противоречащим существу ренты. Ведь отменительное условие влечет прекращение субъективных прав и обязанностей (п. 2 ст. 157 ГК РФ), а основания прекращения обязательства из договора ренты предусмотрены законом, и, как пишет М.И. Брагинский, обязанность плательщика ренты предоставлять содержание пожизненно составляет конститутивный признак договора пожизненной ренты*(312). Следовательно, можно предложить вывод о том, что отменительные условия договора ренты как противоречащие алеаторному характеру ренты в договоре пожизненной ренты, по общему правилу, не допускаются.

Из необходимости разграничения сделки с отлагательным условием и незаключенного (либо, в отдельных случаях, не вступившего в законную силу) договора следует, что соглашение сторон*(313), а также иные взаимные (встречные) юридические действия*(314) не могут составить не отлагательного, ни отменительного условия. Поэтому, возможно, брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, не следует оценивать как сделку под отлагательным условием (п. 1 ст. 157 ГК РФ). Законом (абз. 2 п. 1 ст. 41 Семейного кодекса РФ)*(315), а не договором предусматривается: брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключения брака. До государственной регистрации брака правовая связанность сторон брачным договором отсутствует.

В литературе распространена характеристика брачного договора в качестве условной сделки. Однако с такой характеристикой нельзя согласиться, иначе неизбежным станет вывод, согласно которому в случае недобросовестного содействия или недобросовестного воспрепятствования условию (регистрации брака) условие считается наступившим и возникает определенный договором режим имущества супругов - право общей долевой, общей совместной или индивидуальной собственности. Применение п. 3 ст. 157 ГК РФ к брачному договору явно абсурдно.

В целом ряде ситуаций возникновение правовых последствий сделки бывает "отложено" до заключения иного соглашения. Так, поручительством может быть обеспечено обязательство, которое возникнет в будущем. В этом случае правовые последствия поручительства возникают с момента возникновения основного (обеспеченного) обязательства. Однако же такое "отложенное" действие еще не позволяет признать поручительство условной сделкой. Следовательно, и брачный договор сделкой под условием не является.

Определяя отлагательные и отменительные условия договоров как оснований конститутивного правопреемства, можно заметить, что в договоре об установлении сервитута допускаются как отлагательные, так и отменительные условия. Договор об установлении сервитута с отлагательным условием может быть направлен на то, чтобы учесть потребность в сервитуте, которая возникнет в будущем. Отменительное условие в договоре об установлении сервитута допустимо потому, что позволяет сторонам учесть временный характер потребности в сервитуте, избежать судебного разбирательства, необходимого при прекращении сервитута в силу отпадения основания установления сервитута (ст. 276 ГК РФ).

Обобщая, можно сделать вывод о том, что (1) отменительное условие не допускается, если с ним связано прекращение такого вещного права, которое принадлежит к категории субъективных прав бессрочного характера; (2) в том случае, если перечень оснований прекращения вещного права исчерпывающим образом определен в законе.

Поделись с друзьями