Нужна помощь в написании работы?

В связи с ограниченностью объема исследования необходимо рассмотреть две основные проблемы, связанные с договором купли-продажи.

Во-первых, нужно рассмотреть вопрос о допустимости обеспечительной купли-продажи, рассматривая лишь такие разновидности обеспечительной передачи права собственности, в которых правовые последствия сделки поставлены в зависимости от отлагательного или отменительного условия.

Во французской литературе Евгений Годэмэ*(316) характеризует куплю-продажу с правом обратного выкупа (фидуцию) как договор под отменительным условием.

Он отмечает, что "продажа с возможностью выкупа или с возможностью обратной покупки представляет собой важный пример резолютивного условия. Собственник, нуждаясь в деньгах, продает вещь и выговаривает себе право обратно приобрести ее в течение определенного срока, оплатив ее покупателю. В случае обратного получения вещи говорят, что он осуществляет право выкупа. С экономической точки зрения этот институт можно сравнить с антихрезой (т.е. с договором займа, по которому займодавцу предоставляется право получать вместо процентов доходы с заложенного имения) или ипотекой; это - средство кредита, вероятно - первое, употреблявшееся в истории (ср.: фидуциарная манципация в римском праве). Юридически это - продажа под отменительным условием, которое состоит в осуществлении продавцом права выкупа. Если условие наступает, продажа расторгается с обратной силой. ...Собственность покупателя уничтожается, и продавец считается имевшим все время право собственности. Ввиду опасности расторжения закон устанавливает 5-летний максимальный срок, в течение которого возможен выкуп. Если по договору право выкупа выговорено в течение более продолжительного срока, то он сокращается до указанного периода (ст. 1660 ФГК)"*(317).

По мнению С.В. Сарбаша, "если и возможно построение обеспечительной сделки на основе условной с отменительным эффектом, то сама такая сделка, соединенная с кредитным договором, должна иметь своим предметом только передачу права собственности, а не куплю-продажу"*(318).

В российской арбитражной практике обеспечительная передача права собственности часто оценивается именно в качестве условной сделки. При этом вопрос о действительности такой сделки решается неоднозначно. По одному из дел договор купли-продажи под отлагательным условием неисполнения обязательства был признан притворной сделкой*(319). Другой договор, где в качестве условия было названо исполнение обязательства третьим лицом*(320), был признан действительным.

Острота проблемы несколько снижена изменением в законодательство о залоге. Поскольку в договоре о залоге движимой вещи, связанном с предпринимательской деятельностью, может быть предусмотрено право кредитора обратить предмет залога в собственность, интерес кредитора к совершению условной сделки вместо договора о залоге несколько снижается.

Кроме того, необходимо отграничить такую условную сделку от сделки РЕПО. Сделки РЕПО не включают в себя отлагательного или отменительного условия (совершение второй части сделки РЕПО, представляется, можно считать встречным исполнением по отношению к первой части РЕПО)*(321), целью сделки РЕПО можно признать предоставление займа*(322), а не обеспечение какого бы то ни было обязательства. Сделки РЕПО оставлены за пределами исследования.

С.В. Сарбаш, обсуждая вопрос о допустимости "обеспечительной передачи права собственности, отмечает, что "вульгарная фидуция затрагивает не только интересы сторон обеспечительного правоотношения, но также и третьих лиц, которые утрачивают возможность получить удовлетворение за счет имущества должника, стоимость которого превышает обеспечиваемое требование кредитора. Последнего, конечно, в значительной степени возможно избежать, устранив саму вульгарность. Поэтому если обеспечительную передачу права собственности как переходную к надлежащему непосессорному залогу форму и возможно было бы допустить, то лишь при условии устранения тех недостатков, которые характерны для ее простейшей формы"*(323).

О действительности "обеспечительной" купли-продажи высказаны противоположные мнения.

По мнению Ю.С. Гамбарова, сделки fiducia составляют случай обхода закона, и то, что воля сторон в этом случае выражается непритворно, не дает самостоятельности сделкам в обход закона*(324).

Б.М. Гонгало отмечает, что существует вероятность квалификации таких сделок судебными органами в качестве притворных. Такая позиция может следовать из традиционных представлений о фидуции как разновидности залога, а Гражданский кодекс РФ, содержащий большое число норм о залоге, фидуцию не предусматривает. Кроме того, очевидно, что соглашение о фидуции достигается для того, чтобы избежать обращения взыскания на имущество, которым обеспечивается обязательство, в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 349, 350 ГК РФ. Вряд ли такое стремление найдет понимание судебных органов*(325).

Конечно же, нужно согласиться с тем, что сконструированной в качестве условной сделки обеспечительной передаче права собственности будет свойственно неравенство сторон правоотношения. Очевидно, что эта черта не соответствует ст. 1 ГК РФ*(326). Это неравенство состоит в том, что передача права собственности под условием исполнения (или неисполнения) определенного обязательства недостаточно учитывает, почти не защищает интересы должника. Исторически, в римском праве, незащищенность прав и законных интересов должника при сделке fiducia в римском праве привели к случаям насильственного захвата должником "условно проданной" вещи.

Ситуации насильственного захвата "фидуциарно переданных" вещей, по-видимому, были настолько частыми, что римские юристы обсуждали возможность приобретения этих вещей по приобретательной давности и введения для этого особой разновидности приобретательной давности - usureceptio*(327).

В частности, эти сделки не позволяют учесть крайнюю незначительность допущенного должником нарушения. При формальном толковании условий договора отлагательное условие "неисполнение должником уплаты денег" должно быть признано наступившим даже в случае исполнения "обеспеченного" обязательства на 99,9%.

В литературе уже отмечался дисбаланс интересов сторон при вульгарной фидуции*(328).

Не приведет ли менее формальный подход к тому, что придется по аналогии закона применять п. 2 ст. 348 ГК РФ и иные нормы, защищающие интересы залогодателя? В таком случае возможно сближение залога и обеспечительной передачи права собственности по аналогии закона и в итоге для того, чтобы согласовать интересы должника, кредитора и третьих лиц, институт залога придется "изобретать заново".

Интересно, что в германском законодательстве соглашение об "обеспечительной передаче права собственности" не конкурирует с договором о залоге. Это соглашение восполняет существенный пробел германского законодательства: возможность залога движимых вещей без передачи предмета залога залогодержателю ГГУ не предусматривается. Л.Ю. Василевская верно отмечает: вместо передачи вещи во владение залогодержателя на практике был сформирован механизм так называемой "обеспечительной" передачи в собственность*(329) (курсив мой. - Прим. авт.). Возможно все же, что институт залога в отечественном гражданском праве не содержит такого существенного пробела, который оставил бы место для обеспечительной передачи права собственности под отлагательным или отменительным условием.

Далее, особого рассмотрения заслуживает оговорка о сохранении права собственности, которая в иностранной доктрине характеризуется как отлагательное условие вещного договора, а в отечественной доктрине иногда определяется как отлагательное условие договора купли-продажи.

В частности, Т.Д. Бенцианова оценивает оговорку о сохранении права собственности в качестве отлагательного условия *(330). К.И. Скловский называет оговорку, указанную в ст. 491 ГК РФ, аналогом римской оговорки lex comissoria, а последняя представляла собой отлагательное либо отменительное условие*(331). М.А. Смирнова отмечает, что с помощью оговорки о сохранении права собственности вещный эффект сделки связывается с отлагательным условием*(332).

Согласно ст. 491 ГК РФ договором купли-продажи может быть предусмотрено, что право собственности на товар, переданный покупателю, сохраняется за продавцом до оплаты товара или наступления иных обстоятельств. Согласно п. 3 ст. 564 ГК РФ в случаях, когда договором предусмотрено сохранение за продавцом права собственности на предприятие, переданное покупателю, до оплаты предприятия или до наступления иных обстоятельств, покупатель вправе до перехода к нему права собственности распоряжаться имуществом и правами, входящими в состав переданного предприятия, в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приобретено.

В германском законодательстве и германской доктрине оговорка о сохранении права собственности оценивается в качестве отлагательного условия вещной сделки (Еinigung)*(333). С.В. Сарбаш отмечает распространенность в иностранной литературе взгляда о том, что оговорка о сохранении права собственности связывает приобретение права собственности с наступлением отлагательного условия*(334).

Вряд ли можно согласиться с Т.Д. Бенциановой и с М.А. Смирновой в том, что оговорка о сохранении права собственности за продавцом до оплаты вещи содержит в себе отлагательное условие. Необходимо различать отлагательное условие и исполнение обязанности.

С.В. Сарбаш при толковании ст. 491 ГК РФ задает вопрос о том, "превращает ли оговорка об удержании титула договор купли-продажи в условную сделку"*(335)? При ответе на этот вопрос автор допускает определенное противоречие. Первоначально он делает вывод о том, что "ни договор купли-продажи, ни сделки по его исполнению не являются условными в смысле определения условной сделки, данного в законе"*(336). Но затем, при анализе концепции вещной сделки под отлагательным условием, автор приходит к несколько иному выводу: "С теоретической точки зрения условность перехода права собственности на основе модели условных сделок, возможно, и приемлема, но с практических позиций это потребует корректировки положительного права в части норм об условных сделках и в иных положениях обязательственного и вещного права"*(337).

Видится нецелесообразным заимствование из германской доктрины концепции "вещной сделки под отлагательным условием". Такое заимствование способно внести неясность в отечественную доктрину и правоприменительную практику, так как чрезмерно расширяет понятие "отлагательное условие". К тому же выше был сделан вывод о том, что передача вещи не является сделкой. Следовательно, передача не может быть совершена под условием.

Итак, необходимо признать, что договор купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом до момента исполнения покупателем любой договорной обязанности - это безусловная сделка.

Необходимо, однако, отметить, что закон оставляет открытым перечень обстоятельств, с которыми стороны могут связать приобретение права собственности (ст. 491, п. 3 ст. 564 ГК РФ). Статья 491 ГК РФ использует понятие "обстоятельство". То же понятие использует для характеристики отлагательного условия ст. 157 ГК РФ.

Видятся возможными два варианта толкования ст. 491 и п. 3 ст. 564 ГК РФ. Первый состоит в том, что в этих статьях речь идет только об исполнении покупателем обязанностей (т.е. право собственности сохраняется до исполнения покупателем обязанности по оплате или до исполнения им иных обязанностей по договору). Второй вариант толкования состоит в том, что ст. 491 ГК РФ и п. 3 ст. 564 ГК РФ закрепляют две похожие, но вместе с тем самостоятельные юридические конструкции.

Первая юридическая конструкция состоит в сохранении за продавцом права собственности на товар до исполнения покупателем обязанности по оплате товара или до исполнения покупателем или третьим лицом иной договорной обязанности. В этом случае сделка является безусловной, так как исполнение обязанности не может составлять отлагательное условие сделки.

Вторая юридическая конструкция состоит в сохранении за продавцом права собственности на товар до наступления обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет.

При втором варианте толкования ст. 157 и 491 будут соотноситься как общая и специальная норма в части определения понятий "условие" и "обстоятельство". Поскольку наступление отлагательного условия влечет возникновение у приобретателя вещного права, "иные обстоятельства", о которых говорится в ст. 491 и п. 3 ст. 564 ГК РФ - это отлагательные условия, в зависимость от которых поставлено возникновение у приобретателя вещного права.

Следует подчеркнуть, что при любом варианте толкования ст. 491 и п. 3 ст. 564 ГК РФ оплату вещи нельзя считать отлагательным условием договора купли-продажи или иного договора о передаче имущества в собственность.

Второй вариант толкования ст. 491 ГК РФ видится предпочтительным, поскольку он позволяет учесть практику международной купли-продажи*(338) и при этом разграничить отлагательное условие и исполнение обязанности.

В целом этот более широкий вариант толкования понятия "иные обстоятельства" (ст. 491 и п. 3 ст. 564 ГК РФ) учитывает сходство правовой природы права покупателя до оплаты товара и правовой природы права приобретателя до наступления отлагательного условия.

Нужно сказать о том, что в литературе имеются примеры "иных обстоятельств", с которыми договор связывает возникновение у приобретателя права собственности и которые отвечают признакам отлагательного условия. Это предоставление банковской гарантии определенным лицом*(339), получение покупателем предприятия необходимых лицензий*(340). К числу таких обстоятельств можно также отнести, например, сохранение покупателем определенного количества рабочих мест в течение установленного договором срока, участие в конкурсе на право заключения определенного договора или победа в этом конкурсе. Целесообразность таких условий определяют стороны договора.

Итак, можно сделать вывод о том, что объединение двух юридических конструкций в рамках одной нормы права (ст. 491 ГК РФ) целесообразно в силу сходства правового положения покупателя в период (1) до исполнения им обязанности по оплате или (2) до наступления отлагательного условия.

Нужно заметить, что при таком подходе можно разработать единый подход к решению многих практически значимых вопросов, таких, как вопрос о действительности сделок, совершенных продавцом или покупателем в период до возникновения у покупателя права собственности; вопрос о распределении рисков случайной гибели и случайного повреждения имущества, о последствиях уклонения продавца от принятия оплаты или его (продавца) недобросовестного воспрепятствования наступлению условия.

При определении срока "ожидания условия", равно как при определении срока исполнения обязанности, с которой стороны связывают переход к приобретателю права собственности, можно использовать понятие разумного срока (ст. 314 ГК РФ). Можно рекомендовать сторонам договора с оговоркой о сохранении права собственности определять срок исполнения обязанности или наступления отлагательного условия.

Поскольку стороны сделки уже выразили волю передать (приобрести) вещное право, изменение правоспособности или дееспособности сторон в период до наступления отлагательного условия или до оплаты товара не препятствует приобретению вещного права.

Например, продавцом является унитарное предприятие, и после заключения договора цель и предмет его деятельности изменены собственником, так что сделка перестала соответствовать цели и предмету деятельности унитарного предприятия. Наступившее в период после передачи вещи изменение дееспособности продавца или ограничение правомочия распоряжения не препятствуют возникновению права собственности у приобретателя.

Допускается ли оговорка о сохранении права собственности за продавцом в договоре купли-продажи недвижимости? Германский законодатель запрещает отлагательные условия соглашения о переходе права собственности на недвижимость (§ 925 ГГУ).

Российское законодательство не запрещает отлагательные условия в сделках, направленных на приобретение вещного права на недвижимое имущество.

Во-первых, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество (п. 1 ст. 2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним").

Поскольку законодательство не содержит императивных норм, определяющих момент регистрации, стороны вправе обусловить государственную регистрацию перехода права собственности полной оплатой вещи или наступлением иного обстоятельства, в том числе и отвечающего признакам отлагательного условия.

Во-вторых, в подзаконных нормативно-правовых актах используются термины "договор под условием" и "наступление условия". В частности, п. 10 Инструкции о порядке государственной регистрации договором купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения*(341), определяя перечень документов, предъявляемых для регистрации, прямо указывает на допустимость совершения договора купли-продажи жилого помещения под условием. Заявители предоставляют для проведения государственной регистрации перехода права собственности документы, подтверждающие наступление условий в случаях, когда договор продажи совершен под условием (ст. 157 ГК РФ) (п. 10 Инструкции о порядке государственной регистрации договором купли-продажи и перехода права собственности на жилые помещения). Правоприменительная практика допускает оговорку о сохранении права собственности за продавцом в договоре купли-продажи недвижимой вещи*(342).

Следовательно, нет препятствий для включения в договор купли-продажи недвижимости оговорки о сохранении права собственности за продавцом. Эта оговорка будет иметь одну особенность: наступление отлагательного условия или исполнение обязанности не повлечет "автоматически" переход права собственности к покупателю, но станет необходимой предпосылкой государственной регистрации перехода права собственности. Поскольку государственная регистрация выступает завершающим юридическим фактом юридического состава, влекущего приобретение покупателем недвижимости права собственности, очевидно, что регистрация может состояться лишь после наступления отлагательного условия сделки.

До наступления отлагательного условия или до исполнения обязанности по оплате вещи приобретатель обладает особым субъективным правом. Е.А. Суханов именует субъективное право приобретателя предприятия по договору с оговоркой о сохранении права собственности "правом ожидания"*(343) и относит право ожидания к ограниченным вещным правам.

Кроме того, имеются случаи использования понятия "условная собственность"*(344). Так, Т.Д. Бенцианова, рассматривая оговорку о сохранении права собственности (ст. 491 ГК РФ), отмечает, что кредитор вправе защитить свое право требования еще до наступлении условия и делает вывод: "Вышеназванное позволяет выделить особый правовой институт, именуемый в литературе условной собственностью, а также правом ожидания (наступления полного права), образуемый в период с момента заключения договора до момента наступления соответствующего условия"*(345).

"Право ожидания" в иностранной доктрине понимается как ограниченное вещное право*(346). Российское гражданское законодательство не дает оснований сделать вывод о вещной природе субъективного права, предшествующего условию. В период до наступления отлагательного условия покупатель является титульным владельцем, а, следовательно, он располагает вещными способами защиты (ст. 305 ГК РФ) именно как титульный владелец вещи. Кроме того, российской цивилистике известно понятие правообразовательного правомочия и секундарного права*(347). Эти понятия достаточны для характеристики субъективного права в период до наступления отлагательного условия. "Умножение" терминологии повлечет затруднения в толковании. Сказанное не позволяет согласиться с тем выводом Т.Д. Бенциановой, согласно которому используемое в иностранной доктрине понятие "условная собственность" пригодно при толковании ст. 491 ГК РФ*(348).

Оговорка о сохранении права собственности не может оцениваться как обеспечение или "квазиобеспечение" исполнения обязательства*(349). По замечанию Б.М. Гонгало, обеспечение исполнения обязанностей, очевидно, не следует отождествлять с обеспечением обязательств*(350).

Нужно рассмотреть подробнее правоотношение, предшествующее наступлению "обстоятельства", в зависимость от которого поставлено возникновение у приобретателя вещного права.

Субъективное право, предшествующее отлагательному условию, имеет сходство, во-первых, с правом аренды, во-вторых, с владением, осуществляемым доверительным управляющим, и, в-третьих, с владением, которое осуществляется хранителем. Сходство с арендой состоит в том, что покупатель пользуется чужой вещью. Сходство с доверительным управлением и хранением состоит в том, что покупатель обязан обеспечить сохранность вещи.

Предмет договора купли-продажи с оговоркой о сохранении права собственности - индивидуально-определенная вещь, индивидуализация происходит при заключении договора или в момент передачи вещи.

Для того чтобы право собственности продавца не было прекращено уничтожением вещи, вещь должна быть непотребляемой. Но эта характеристика товара имеет исключения.

Во-первых, покупатель имеет право владеть и пользоваться вещью. Пределы осуществления правомочия пользования законом не установлены. Поскольку покупатель до перехода к нему права собственности пользуется чужой вещью, по аналогии закона можно применять п. 1 ст. 615 ГК РФ, устанавливающий пределы пользования арендованным имуществом. Покупатель должен пользоваться товаром в соответствии с условиями договора купли-продажи, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества. Если покупатель пользуется имуществом не в соответствии с условиями договора или назначением имущества, продавец имеет право потребовать расторжения договора, возврата вещи и возмещения убытков.

Во-вторых, покупатель имеет право распоряжаться имуществом, если это предусмотрено законом, договором, следует из назначения или свойств товара.

Необходимо выяснить, в каких случаях распоряжение разрешается, определить пределы правомочия распоряжения. Согласно п. 1 ст. 491 ГК РФ покупатель имеет право отчуждать товар и распоряжаться им иным образом, если это вытекает из назначения и свойств товара. Под назначением товара можно понимать цель, для которой товар обычно используется*(351). Термин "свойство товара" в законодательстве используется для обозначения самых разных характеристик вещи. Различаются: потребительские свойства товара*(352), особые свойства товара (ст. 1519 ГК РФ). Федеральный закон от 21 июля 2005 г. N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" определяет свойство товара как его "функциональные характеристики"*(353) (п. 2 ст. 22). В данном случае свойство товара может означать потребляемость вещи, а также - заменимость товара.

Экономическую целесообразность продажи потребляемых заменимых вещей в кредит или с рассрочкой платежа отмечал еще А.И. Винавер*(354). Законодатель в ст. 491 ГК РФ, по-видимому, также учитывает экономическую целесообразность продажи потребляемых заменимых вещей. Например, крестьянское фермерское хозяйство покупает с оговоркой о сохранении права собственности запас семян для посева в апреле, обязуясь оплатить товар в июле*(355). Под свойствами товара можно понимать также существующие в обществе обыкновения использовать вещь только в определенное время.

Примечательно, что согласно ст. 491 ГК РФ возможность распоряжения следует из назначения и свойств товара, т.е. оба этих признака одновременно должны присутствовать. Недостаточно, если вещь предоставляется во временное пользование для целей, для которых вещь обычно используется.

Например, при рассмотрении спора между панамской фирмой и российской организацией (дело N 124/1998, решение от 5 ноября 1998 г.)*(356) было установлено, что проданное судно, в отношении которого продавец сохранял по контракту право собственности до осуществления второго платежа, покупатель передал в тайм-чартер третьему лицу, не произведя этого платежа. Продавец считал действия покупателя незаконными. Признав применимой при разрешении данного спора ст. 491 ГК РФ, МКАС пришел к выводу, что покупатель, осуществляющий деятельность, связанную с морскими перевозками, был вправе сдать переданное ему продавцом судно в тайм-чартер третьему лицу. При этом арбитраж исходил из того, что в силу ст. 491 ГК РФ запрет покупателю распоряжаться товаром до полной его оплаты не применяется, когда такое распоряжение вытекает из назначения и свойств товара*(357).

Столь широкое толкование терминов "назначение" и "свойства" товара (ст. 491 ГК РФ) сделает правомочие распоряжения практически неограниченным, и это не согласуется с общим смыслом ст. 491 ГК РФ. Вряд ли следует подменять понятия "назначение и свойства товара" понятием "цель, для которой товар такого рода обычно используется". Статья 491 ГК РФ позволяет покупателю распоряжаться чужой вещью лишь в качестве исключения.

Поэтому можно сделать вывод о том, что покупатель имеет право распоряжаться вещью в следующих случаях: (1) если из свойств вещи следует невозможность сохранения вещи до момента оплаты или наступления иного предусмотренного договором обстоятельства, (2) если из договора явно следует отсутствие у продавца интереса в сохранении вещи.

В международной практике купли-продажи, в английской и германской юридических доктринах оговорки о сохранении права собственности классифицируются в зависимости от объема прав покупателя по распоряжению товаром на: простые, расширенные и оговорки пролонгированного действия.

Первые два понятия можно использовать в толковании ст. 491 ГК РФ. Простая оговорка о сохранении права собственности - это условие договора о сохранении права собственности за продавцом до исполнения покупателем договорной обязанности или до наступления отлагательного условия, не наделяющая продавца правом распоряжаться товаром*(358). Отсутствие возможности распоряжения связано с тем, что покупатель в период, предшествующий наступлению условия, - титульный владелец вещи, но не собственник. Статья 491 ГК РФ закрепляет презумпцию невозможности распоряжения. Оговорка считается простой, если иное не следует из закона, договора, назначения и свойств товара. Согласно расширенной оговорке покупатель, не будучи собственником, вправе распоряжаться товаром*(359).

Оговорка пролонгированного действия, распространенная в германской практике, по определению Л.Ю. Василевской, означает, что покупатель является коммерсантом, осуществляет закупку с целью последующей перепродажи; в случае перепродажи он обязан запросить разрешение у продавца (§ 185 ГГУ). Продавец в случае переработки вещи вправе истребовать результат переработки*(360). Оговорка пролонгированного действия неизвестна российскому законодательству, но может быть предусмотрена договором.

Что же касается расширенной оговорки о сохранении права собственности, оговорку можно считать расширенной, когда право покупателя распоряжаться чужой вещью: (1) предусмотрено договором; (2) следует из назначения и свойств товара; (3) в иных случаях, предусмотренных законом.

В частности, законодатель в п. 3 ст. 564 ГК РФ устанавливает презумпцию, обратную (противоположную) той, что закреплена ст. 491 ГК РФ.

Если договором предусмотрено сохранение за продавцом права собственности на предприятие, переданное покупателю, до оплаты предприятия или до наступления иных обстоятельств, покупатель вправе до перехода к нему права собственности распоряжаться имуществом, входящим в состав переданного предприятия, в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приобретено (п. 3 ст. 564 ГК РФ).

Расширенная оговорка о сохранении права собственности означает, что покупатель с момента передачи вещи не только становится титульным владельцем, но и вправе распоряжаться чужой вещью. Е.А. Суханов обозначает предусмотренное п. 3 ст. 564 ГК РФ право покупателя распоряжаться имуществом в составе предприятия заимствованным из германской юридической доктрины термином "право ожидания" и считает это право ограниченным вещным*(361); но с этим выводом нельзя полностью согласиться. Вещному праву корреспондирует обязанность третьих лиц воздерживаться от нарушения права. Субъективному праву приобретателя, согласно ст. 491, 564 ГК РФ, корреспондирует обязанность третьих лиц не нарушать владение, но эта обязанность не добавляет чего-то нового к обычной защите титульного владения (ст. 305 ГК РФ).

В литературе имеются критические оценки эффективности оговорки о сохранении права собственности*(362). Затруднения, которые действительно существуют и в отечественной, и в иностранной правоприменительной практике, связаны прежде всего с тем, что право собственности не может быть сохранено на товар, который обезличен, уничтожен или продан.

Не случайно ст. 491 ГК РФ называется "Сохранение права собственности...". Объектом права собственности может быть индивидуально-определенная вещь. Следовательно, для того чтобы право собственности действительно сохранилось, необходимо, чтобы вещь не была обезличена. Как это соотносится с правом покупателя вносить изменения в состав товара при расширенной оговорке о сохранении права собственности?

Для того чтобы до наступления условия право собственности продавца действительно сохранилось, необходимо сохранять индивидуальную определенность вещи даже при частичном изменении ее состава. То есть вещь как объект права должна сохраняться, даже если физически она меняется (продаются входящие в состав предприятия движимые вещи, перерабатывается потребляемый товар). Если право покупателя распоряжаться товаром следует из назначения и свойств товара, товаром, как правило, являются вещи, определенные родовыми признаками; эти вещи индивидуализируются в момент передачи.

В случае ненаступления условия продавец не заинтересован требовать те же самые вещи, он требует равное количество вещей того же рода и качества. Поэтому покупатель предполагается имеющим во владении требуемое количество товара в течение всего периода "ожидания" условия, и, очевидно, этот товар должен быть каким-то образом отделен от вещей того же рода, принадлежащих покупателю.

Если право распоряжения товаром следует из договора, товаром могут быть индивидуально-определенные вещи, но возможна также передача вещей, изначально определяемых в договоре родовыми признаками, если эти вещи индивидуализируются в момент передачи. Например, организация с оговоркой о сохранении права собственности приобретает автомобили для того, чтобы предоставлять их третьим лицам по договору аренды; организация, осуществляющая розничную торговлю, приобретает в декабре елочные игрушки с условием оплаты их в начале нового года. В этом случае целесообразно предусмотреть право покупателя распоряжаться вещью до наступления отлагательного условия вещной сделки, но право распоряжения не следует из назначения и свойств товара.

В этом случае также имеет значение отделение товара от вещей того же рода, принадлежащих покупателю, но границы правомочия распоряжения определяются в первую очередь договором.

Хотелось бы обратить внимание на сходство расширенной оговорки с залогом товаров в обороте; эти институты сходны по двум признакам: (1) правомочие распоряжения осуществляется управомоченным в своем интересе, (2) управомоченный обязан обособить имущество, отделить его от иных принадлежащих ему имущественных прав и вещей. В случае залога товаров в обороте имущество обособляется для последующего удовлетворения из стоимости имущества (ст. 357 ГК РФ), при оговорке о сохранении права собственности имущество должно быть обособлено для последующего его возвращения.

Для того чтобы сохранить объект права собственности продавца, нужно признать обязанность покупателя обособить вещи, переданные с оговоркой о сохранении права собственности, и не смешивать его со своим имуществом.

Эта обязанность имеет особое значение в случае несостоятельности покупателя, так как позволяет исключить имущество, переданное с оговоркой о сохранении права собственности, из состава конкурсной массы.

Можно использовать аналогию закона и применить п. 1 ст. 1018 ГК РФ: покупатель обязан обособить чужое имущество. Стороны могут выбирать между порядком обособления и учета товаров в обороте (п. 3, 4 ст. 357 ГК РФ) или имущества, переданного в доверительное управление (ст. 1018 ГК РФ).

Если механизм обособления товаров не определен договором, можно утверждать, что имеется пробел в гражданском законодательстве. Отсутствие предусмотренного законом или договором порядка обособления товара в период между передачей вещи и переходом права собственности влечет недостаточную защищенность и продавца, и покупателя. Право собственности продавца прекращается обезличением или уничтожением вещи. Продавец не вправе истребовать вещь у того, кто добросовестно приобрел ее по возмездной сделке (ст. 302 ГК РФ). Покупатель, в свою очередь, не вправе противопоставить своим кредиторам возражение об отсутствии у него права собственности на вещь, так как только индивидуально-определенная вещь составляет объект права собственности.

Таким образом, для эффективности оговорки о сохранении права собственности необходимо, чтобы в период между передачей вещи и переходом права собственности вещь была отделена от иного имущества продавца.

Применяя аналогию закона, можно предложить следующие нормы. Во-первых, покупатель обязан вести учет всех операций, влекущих изменение состава или натуральной формы товаров, включая их переработку (ст. 357 применяется по аналогии закона).

Во-вторых, продавец имеет право проверять сохранность товара в сроки, предусмотренные договором, а при отсутствии таких указаний в договоре - в разумные сроки (по аналогии закона применяются п. 3, 4 ст. 357 ГК РФ).

В-третьих, при нарушении покупателем обязанности обособления товара продавец вправе путем наложения на товары своих знаков и печатей приостановить операции с ними до устранения нарушения или в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ потребовать досрочного возврата товаров.

В-четвертых, обращение кредиторами продавца взыскания по долгам продавца на товар, переданный покупателю с оговоркой о сохранении права собственности, не допускается, за исключением несостоятельности (банкротства) продавца (ст. 1018 ГК РФ применяется по аналогии закона). При банкротстве продавца имущество включается в конкурсную массу.

Неисполнение обязанности или ненаступление условия влечет отпадение правового основания владения, так как юридический состав приобретения не завершен. Имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре (п. 1 ст. 1104 ГК РФ). В случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ).

Право на возврат имущества (ст. 491 ГК РФ) можно считать обязательственным способом защиты права собственности продавца. При этом продавец имеет право по своему выбору требовать либо оплаты переданных товаров, либо возврата переданных товаров, что правильно подчеркивается в правоприменительной практике*(363). Если покупатель частично оплатил вещь, уплаченное может быть истребовано иском из неосновательного обогащения.

Поскольку юридический состав не завершен и покупатель не стал собственником, в случае несостоятельности покупателя товар не включается в состав конкурсной массы. Продавец не является конкурсным кредитором и вправе требовать возврата вещи.

Еще одна проблема возникает в случае переработки покупателем вещи, приобретенной с оговоркой о сохранении права собственности. Например, материалы, необходимые для изготовления медикаментов, приобретены покупателем с оговоркой о том, что право собственности перейдет к покупателю в случае получения покупателем лицензии на изготовление, хранение и сбыт медикаментов, но уже до получения лицензии покупатель переработал сырье (материалы). Утрачивает ли продавец право собственности? В случае переработки применяется ст. 220 ГК РФ, и ненаступление условия порочит добросовестность переработки. Собственник материалов, утративший их в результате недобросовестных действий лица, осуществившего переработку, вправе требовать передачи новой вещи в его собственность и обязан возместить стоимость переработки (п. 2, 3 ст. 220 ГК РФ).

Кроме того, нужно обратить внимание на то, что п. 3 ст. 564 ГК РФ недостаточно ясно устанавливает пределы распоряжения, осуществляемого покупателем. Согласно этой статье покупатель вправе распоряжаться имуществом предприятия "в той мере, в какой это необходимо для целей, для которых предприятие было приобретено". Учитывая, что право собственности продавца существует, если существует вещь как объект права собственности, представляется возможным сделать вывод о том, что покупатель вправе распоряжаться только движимыми вещами в составе предприятия.

На основании изложенного можно сделать следующие предварительные выводы.

1. Нормы, определяющие оговорку о сохранении права собственности (ст. 491, п. 3 ст. 564 ГК РФ), объединяют в себе две самостоятельные юридические конструкции:

1) договор с условием о переходе права собственности после исполнения приобретателем договорной обязанности (безусловная сделка);

2) договор о переходе права собственности при наступлении "иных обстоятельств" (условная сделка).

2. Пробел в гражданско-правовом регулировании данных отношений состоит в том, что закон не определяет порядок обособления товара в период между передачей вещи и переходом права собственности.

С использованием аналогии закона предлагается порядок обособления имущества в период, предшествующий отлагательному условию, а именно: во-первых, вменить покупателю в обязанность учет всех операций, влекущих изменение состава или натуральной формы товаров, включая их переработку; продавцу предоставить право проверять сохранность товара в сроки, предусмотренные договором, а при отсутствии таких указаний в договоре - в разумные сроки (по аналогии закона применяются п. 3, 4 ст. 357 ГК РФ); во-вторых, при нарушении покупателем обязанности обособления товара продавец должен иметь право путем наложения на товары своих знаков и печатей приостановить операции с ними до устранения нарушения или в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ потребовать досрочного возврата товаров; в-третьих, обращение взыскания кредиторами продавца на товар, переданный покупателю с оговоркой о сохранении права собственности, допускается только при несостоятельности (банкротстве) продавца (ст. 1018 ГК РФ применяется по аналогии закона).

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)