Любые студенческие работы - ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Преподавание длилось три года и разделялось на два учебных семестра — летний и зимний После пропедевтического курса студенты начинали систематическое изучение Священного Писания, а также филологических, исторических и богословских дисциплин. Изучалась, также, греческая философия и литература, светская история, география и риторика. Учитель риторики имел титул «мехагйаны». Философия изучалась по первоисточникам: Аристотель, Порфирий, сирийские авторы. Философским дисциплинам обучал «бадука», среди философских дисциплин одно из первых мест занимала логика. Занятия письмом и каллиграфией вел «сафра» — писец. «Макрейана» учил правилам чтения.

Ключевой фигурой в школе был «мепашкана» — толкователь. В его задачи входило преподавание библейской экзегетики. Мепашкана пользовался не только толкованиями Феодора Мопсуестийского, он мог обращаться и к толкованиям других греческих и сирийских авторов. Кроме того, существовала и устная традиция толкования, переходившая из поколения в поколение. Мепашкана обычно был ректором.

Мепашкана - ректор не был администратором. Хозяйственными и административными вопросами занимался «раббаита» — эконом. Он заведывал всем имуществом школы, отвечал за финансы, следил за дисциплиной и нес ответственность за содержание библиотеки. Эконома выбирали. Помощником эконома был ксенодарх, на котором лежала; в частности, забота о школьной больнице.

Высшей властью в школе были не ректор и эконом, а собрание общины, в котором всегда принимали участие и учителя и ученики. Там обсуждались все важнейшие вопросы, связанные с деятельностью школы, избирали эконома, принимали решение об исключении того или иного студента. Собранию были подотчетны все члены общины; в т.ч. ректор и эконом.

Правила Нисибийской школы являются первым известным истории уставом христианской духовной школы. До нашего времени сохранилось два сборника Правил — один составленный при Нарсае в 496 г., другой — при Энане в 590 г. Необходимость в утверждении Правил была продиктована нестроениями в школе, происшедшими по вине неких «людей завистливых», «неисправимых» и «сварливых». В школе, которая мыслит себя братством Христа, не должно быть никого, кто «воспротивится и заспорит и не примет с любовью».

Правило 1-е говорит о порядке выборов эконома. Эконом избирался по рекомендации мепашканы - экзегета (он же ректор) общим собранием учащих и учащихся. Выборы были сопряжены с раздорами и спорами, в ходе предвыборной борьбы создавались партии сторонников того пли иного лица. Эконом избирался лишь на один год. На эконома возлагался строгий надзор за финансовой деятельностью. Кроме того, эконом имеет право по совету с ректором и «известными братьями» наказывать тех или иных провинившихся школяров. Возможно, здесь подразумевается телесное наказание одно из наиболее распространенных в древности средств педагогического воздействия.

Решение об исключении принималось общим собранием: «Если некоторые из братьев будут застигнуты при прелюбодеянии, разврате, воровстве, колдовстве или в мнении, противоречащем истинной вере, или опустятся до того, чтобы распространять суетность, то есть клевету, злословие, распущенность, ложь, или украдкой переходить из дома в дом ради выпивки, ссор или бунта, все собрание должно постановить не допускать их в школу и удалить из города». Рукоприкладство каралось менее строго, ограничивались публичным наказанием виновного. «Если кто-нибудь из братьев по какой-либо причине поднимет руку и ударит своего товарища или оскорбит его и будет изобличен теми, кто видел, он будет наказан перед всем собранием». Публичное наказание применялось лишь три раза. Если виновный не исправлялся его исключали. «Если кто-нибудь из братьев был наказан в собрании за проступки до трех раз и совершил после этою еще один проступок, подобный одному из предшествующих, он должен быть наказан и покинуть собрание и город».

Ученикам школы запрещалось без согласия эконома «ездить в землю ромеев», т. е. в Византию, т. к. на протяжении десятилетий она являлась стратегическим противником Персидской империи. Учащимся запрещалось заниматься торговыми делами и ремеслом: за исключением летних каникул. Исключением из школы каралась кража из библиотеки, т.к. книги, которые выдавались на руки учащимся, стоили очень дорого и представляли главное достояние школы.

Студент, обвинявший другою студента в каком-либо проступке, но не сумевший доказать справедливость обвинения, наказывался, как если бы он сам совершил этот проступок. Студентам недавно поступившим в училище, запрещалось критиковать существующие там порядки эа подобные проступки наказывали исключеньем из школы.

Наказания применялись не только к ученикам школы, но и к учителям. Их, в частности, наказывали денежным штрафом за пропуск занятий без уважительной причины. Денежному штрафу, а также и исключению из школы, мог, по решению общего собрания, подвергнуться даже сам эконом за нарушение правил школы.

Изгнание из школы автоматически влекло за собой оставление города. Школа была лицом города, учителя и ученики школы были у всех на виду, всякий проступок немедленно становится достоянием общественности.

Второй сборник Правил Нисибийской школы составлен сто лет спустя.

Эконому, помимо прочих его обязанностей, предписывается «обходить братьев нуждающихся, обеспечивая их, если требуется, хлебом, или помогать им в отношении суда, при необходимости».

Четко определяются обязанности смотрителя больницы. «Ксенодохос ксенодохейона, смотритель больницы при школе, должен усердно заботиться о заболевших братьях и не обделять их ничем из тою, что им положено для питания или лечения, а также не воровать и не обманывать в том, что доверено его заботам Без учителя школы он не должен отмечать ни приходов, ни расходов Если же случится, что хоть одно из того, что установлено в этих правилах он не исполнит все, что он присвоил и утаил, будет изъято у него, и он до должен дать в виде штрафа деньги — пятьдесят статиров — для больницы, а затем с позором выгнан из школы и из города».

Правила запрещают школярам селиться в городе или строить себе отдельное жилище вне города, пропускать обшее богослужение, «отлынивать» от физического труда во время жатвы и поденных работ. Школярам запрещается «жить с врачами» («чтобы книги мирского искусства со святыми книгами в одном не читались»), а также укрывать у себя пленников или беглых рабов.

В училище следили за тем чтобы ученики не переходили границы дозволенного в общении с женщинами. «Никто из братьев школы не должен под благовидным предлогом с женщинами монахинями, а также иметь с женщинами длительные разговоры и многочисленные дела, чтобы по этой причине не было обиды и оскорбления. Если окажется, что кто-либо поступает иначе будет отчужден от собрания и уйдет из города»

Правила обращают внимание и на внешний вид учащихся. Студенты должны носить опрятную одежду и короткую стрижку. «Братьям школы наряду с учением следит заботиться об одежде и прическе. Они не должны стричься наголо или отращивать кудри, как миряне но со скромной стрижкой, в благопристойном платье, далекие от распущенности, должны они ходить в пределах школы и по улицам города, так чтобы по этим двум каждый мог узнать их, свой или чужой».

Главной заботой авторов Правил было сохранение школы как общины учителей и учеников, объединенных общей целью и общим видением. Исключались из школы лишь после многократных или особо тяжких проступков, т.к. они своим присутствием ставили под угрозу целостность школы как единого организма.