Любые студенческие работы - ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Замечание. Понятие монашества происходит от греческих слов μόνος - один, одинокий, μοναςειν - быть одному, жить уединенно, μοναχός, μοναστής - живущий уединенно, μοναστήριον - уединенное жилище. Первоначально понятие означало «уединенное, одинокое житие». Оно применялось не только к жизни отдельных лиц, но и обществ, обрекающих себя на безбрачие и отречение от всех благ мира, подчиняющихся обыкновенно определенному уставу в имеющих своей целью полное служение Богу, достижимое лишь путем самоотречения и удаления от мира.

История. Традиционно основателем монашества называют преподобного Антония Великого (2 пол. III в.) Однако монашеская и аскетические практики не были новы и неизвестны до этого времени. Еще в Ветхом Завете встречаются следы монашества. Таковы были назореи, посвящавшие себя Богу по особенному обету, на время или на всю жизнь. Рехабиты, жившие в палатках и отрекавшиеся от имущества. Таковы были Илия, Елисей, сыны пророческие, соблюдавшие целомудрие и нестяжательность и жившие в пустынях.

Но в полном совершенстве монашество раскрылось только в Новом Завете.

Сам Господь наш Иисус Христос был в пустыни Иудейской: «Немедленно после того (крещения) Дух ведет Его в пустыню. И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями. И Ангелы служили Ему». (Мк. 1,12-13). Эти слова служат точной характеристикой монашеского подвига. Многие святые жили в пустынях со зверями и были искушаемы сатаной.

Православная традиция считает святого Иоанна Предтечу собственно покровителем монашества, который «был в пустынях до дня явления своего Израилю». (Лк. 1, 80). «Иоанн же носил одежду из верблюжьего волоса пояс кожаный на чреслах своих, и ел акриды и дикий мед». (Мк. 1,6) Среди некоторых ученых бытовала и другая точка зрения, что предшественниками монашества были ессеи и ферапевты. Но несмотря на общность аскетических практик, внутреннее содержание православного монашества совершенно отлично от ессеев и ферапевтов, так как его принцип – не убийство плоти, а ее обуздание, неправославные же практики рассматривают аскезу, как способ избавления от темницы души - тела.

Апостол Павел после своего чудесного обращения «не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию». (Гал. 1,17). Многие экзегеты в этих словах видят указание на то, что апостол перед выходом на проповедь тоже был в пустыне, но только аравийской.

Соприкосновение христианства с греко-римским миром вызывало потребность все резче и резче отрицать основные черты этого мира как царства греха и дьявола, все резче подчеркивать разницу жизни «по плоти» и жизни «по духу», указывать, что «помышления плотские суть смерть, а помышления духовные - жизнь и мир», что «плотские помышления суть вражда против Бога» и «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:6, 7-8), и призывать к «умерщвлению духом дел плотских» (Рим. 8:13). Святой Василий Великий в самом обществе Господа и Апостолов видит первообраз иночества... Некоторые из Апостолов, не вступившие в брак до своего призвания к апостольству, остались навсегда девственниками: святой. Иаков, брат Господень, сыны Зеведеевы — Иоанн и Иаков, и Апостол Павел. Уже в Деяниях (9;36-41) и в 1-м послании к Тимофею (5:3-16) есть указания на «вдовиц», посвящающих себя молитвам и христианской благотворительности; можно предполагать, что это был особый класс женщин, живших общей жизнью в обособлении от мира, причем название «вдовиц» можно и не понимать буквально ввиду упоминания, в краткой редакции послания Игнатия к смирнянам, «девушек, называемых вдовами» (τα’ς παρθένους τας λεγομένας χήρας). Ученики святых Апостола Павла Тит и Тимофей, оставшись безбрачными, посвятили себя на служение Господу. Дочери перводиаконов Филиппа и Николая пребывали в девстве. Климент, ученик апостольский писал уже окружные послания к девственницам. Святой Игнатий, святой Иустин мученик, апологеты Афинагор и Минуций Феликс, Ориген, Тертуллиан, святой Мефодий Тирский, святой Киприан — говорят о существовании в древней Церкви подвижников и подвижниц, отрекавшихся от мира.

После Апостолов, из подвижников и подвижниц первого века известны святые: Фекла, Зинаида и Филонида, Евдокия и Tелесфор.

Святая Фекла, после проповеди Апостола Павла и Варнавы в Иконии уверовав в Спасителя, оставила своего жениха. Посли чудесного избавления от огня в Иконии и зверей в Антиохии, «иде в Селевкию и вселися в пустем месте на некоей rope близ Селевкии и тамо живяше в посте, и молитвах, и Богомыслии» — до 90 лет своей жизни.

Святая Зинаида и Филонида были сродницами Апостола Павла. «Оставльше своя стяжания и всего отрекшеся миpa», они пришли в Фиваиду, и там, около города Димитриады, «в некоем вертепе житие свое провождаху».

Святая Евдокия прежде была блудницей в Илиополе и обладала огромным богатством. Ее обратил ко Христу «инок некий, именем Герман», который в своей обители «имяше братий семьдесят иноков». Искренно раскаявшись, Евдокия в 96 году крестилась и раздав свое имущество, вступила «в монастырь девическ, в пустыни».

Из второго века известны святой Фронтон, имевший под своим руководством до 70 иноков и построивший монастырь в Нитрийской пустыни, святая Параскева, принявшая иноческий чин и пострадавшая за Христа, святой Наркисс, епископ Иерусалимский и так далее.

В III в. был известен святой Никон. Родом из Неаполя, он, после крещения, отплыл на остров Хиос, где на горе Ганос был пострижен епископом Кизическим Феодосием, укрывавшимся в пещерах от гонения со множеством иноков. Перед смертью Феодосий поставил его во епископа. После того Никон, «всех монахов поемши», отплыл в Сицилию и высадился близ горы Тавроменийской. Умер мученически.

А также святые Галактион и Епистимия — из г. Емеса в Финикии, святой Пансофий, родом из Александрии, инок диакон Авив, святая Анастасия Римляныня, мученик Моисей удалился в пустыню Раифскую в 233 году и там застал уже пустынников. В конце третьего века в Раифе и Синае бы до уже много пустынножителей.

Виды монашеской жизни. Β IV в. вследствие широкого распространенна христианства большинство христиан не отличалось уже той высоконравственной жизнью, какую вели первые христиане. Стремившиеся к такому обособлению оставались в населенных местах, даже в семье, порывая лишь все сношения с окружающими и вселяясь иногда в кельях около церкви, в которую ходили молиться. Позже они начали удаляться в пустынные, безлюдные места. В Египте уже в IV в. Возникло монашество в виде особого учреждения, созданного ради ясно осознанной цели. Первичным устройством иноческого мира было анахоретство - «единожитие» (ερημίτης - пустынник, αναχωρητής -отшельник). Анахоретами назывались те монахи, которые подвизались в одиночестве, вдали от монастырей, в пустынных и безлюдных местах. В древности анахоретство было основным классом монашества. Школу отшельничества, способствующую торжеству духа над телом, считали необходимым пройти все более или менее великие аскеты. Другим видом монашеской жизни было келлиотство. Келлиотами (κελλωται) называли монахов, живших в келлиях, то есть небольших отдельных постройках, принадлежавших какому-нибудь монастырю. Келлиоты, в отличии от анахоретов, жили подвое или по трое в одной келлии и при том по соседству с тем монастырем, которому принадлежала келлия. Обычно в келлии жил опытный подвижник, и с ним его ученик, реже два. Власть игумена монастыря всецело простиралась на них. Жить в келлиях позволялось лишь опытным в духовной жизни и преклонным годами подвижникам которым, по мнению игумена можно было вверить заботу о спасении не только своем, но и других, менее совершенных иноков. Келлиоты находились на содержании того монастыря, которому принадлежала келлия. Из келлий они выходили только в монастырский храм на богослужение. Вечером праздничного дня келлиоты получали из монастырской трапезы пропитание на целую неделю, или до следующего праздника и возвращались в свои келлии. В келлиях они должны были проводить время в строгом уединении, молитвах, трудах и воздержании. В случае нарушении предписаний игумена келлиотов могли лишить права проживать в келлии и даже изгнать из монастыря, в случае крайних злоупотреблений. Келлиоты могли подвизаться и в пещерах, в расселинах скал, природных углублениях в земле и т.д. Келлиотов могло быть при монастырях как ограниченное так и неограниченное колличество. Больше всего келлиотов было на Афоне.

Еще одним видом монашеской жизни стала жизнь скитская. Скитом (σκητη, от названия древних монастырей в Египте, находившихся в пустыне Шиэт, греч. Σκητισ) называлась совокупность нескольких келлий. Обычно несколько келлиотов, живших друг от друга неподалеку вверяли руководство и наблюдение над собою и своими келлиями одному опытному в созерцательной жизни подвижнику, причем происходило это с участием игумена монастыря, на земле которого были расположены келлии. Скиты, подобно келлиям, не имели самостоятельности; отличительной чертой скитников было самое строгое уединение и воздержание.

Четвертый вид монашеской жизни был монастырский. Келлиотскую жизнь можно уподобить «семейной», скитскую - «товариществу», а монастырскую - общинной жизни в иноческом миру.

Монастырская жизнь в древности делилась на два вида - общежитие или киновию (κοινοβιον) и своежитие или идиоритм (ιδιορυθμον). Во главе киновии стоял игумен. Весь монастырь всецело подчинялся его воле. Игумен управлял монастырем на основании устава. В идиоритмических монастырях, в отличии от общежительных каждый жил как хотел, заботясь о своем спасении и общем благе по своему усмотрению. У монахов, живших в идиоритмическом монастыре не было однообразия ни в одежде, ни в пище. Ежегодно каждый инок получал от монастыря средства содержания и жил по своему усмотрению в своей келлии, каждый вел собственное хозяйство и имел свой стол. Каждый монах мог иметь свою собственность и даже завещать ее по произволу. Общим у них было только богослужение и кладбище. Игумен в идиоритмах избирался большинством голосов и всегда на один год. Его деятельность проверялась почетными старцами, а власть была очень ограничена и непрочна. Его обязанности и распоряжения касались лишь церкви и хозяйства. Вне этих обязанностей он был равен в правах со всеми. Возникающие неприятности в идиоритмах решались собором старцев, своего рода синодом. Таким образом идиоритм явился результатом приложения к монастырской жизни келлиотства. Это - келлиотский монастырь. Наибольшее распространение в Византии имели монастыри общежительные, но идиоритмов было также немало.

Во время гонения на христиан императора Декия (249-250) Павел, уроженец Нижней Фиваиды, бежал в пустыню и скрылся в потайной пещере, где и прожил до глубокой старости. Здесь, накануне его смерти, его посетил знаменитый отшельник Антоний. Слава Антония, приобретенная более чем полувековым подвижничеством, привлекала к нему как временных посетителей, так и постоянных подражателей и учеников, отшельнические кельи которых наполнили пустыню. Около того же времени в Сирии и Палестине отшельническая жизнь развилась под влиянием Иллариона, спасавшегося в пустыне близ г. Газы, Основателем другой формы монашества, общежительной или киновитной, считается Пахомий Великий. В Верхнем Египте, к северу от Фив, в Тавенне, Тавенниси из разрозненно подвизавшихся отшельников возникло (около 340) общежитие по уставу Пахомия, являющемуся древнейшим писанным уставом монашеской жизни и быстро распространившемуся в христианском мире. Устав этот дошел до нас в разных редакциях, из которых, вероятно, самой близкой к первоначальной форме является переданная Палладием в его соч. «η προς Λαυσον ίστορία», а более пространная сохранилась в латинском переводе, приписываемом Иерониму.

Монахи поселялись по отдельным кельям (у Пахомия - по три в келье, в других обителях Египта - по два, а в Сирии - по одному); известное количество таких келий составляло лавру (λουρα); в каждой лавре было общее место для трапезы и для иных собраний всех монахов. Иногда монахи поселялись в одном здании и составляли монастырь или общежитие. Работы распределялись между монахами сообразно с силами каждого; они состояли сначала в обработке земли для собственных потребностей, в плетении циновок и корзинок из нильского тростника; затем стали развиваться ремесла; излишки производства раздавались бедным. Одежда у всех монахов была одинаковая и состояла из коловия или левитона, т.е. длинной льняной (или шерстяной) рубашки, аналава или шерстяной перевязи под мышками, кожаного пояса, милоти, т.е. верхней накидки из белой козьей или овечьей шкуры, кукуля или шапочки конической формы, и мафория - покрова на шапочку, вроде капюшона или башлыка; ни за трапезой, ни в постели не разрешалось снимать милоти и пояса, с которыми монахи расставались лишь по субботам и воскресеньям, когда собирались для совершения евхаристии. Кроме этих собраний они ежедневно по два раза сходились для совместной молитвы и для трапезы. Во время трапезы читали поучения или Жития святых. Никогда один монах не должен был приближаться к другому ближе, чем на локоть; сношения с остальным миром почти не существовали. Пища монахов была самая простая: хлеб, вода, «вариво с зелием»; и «сочиво»; приправу составляли соль и «деревянное» масло. Вступлению в монастырь предшествовал трехлетний строгий искус.

Монахи, жившие вокруг Тавенны, составляли несколько монастырей, для которых Тавеннский монастырь был главным; во главе каждого монастыря стоял игумен, который в свою очередь подчинялся начальнику главного монастыря (впоследствии - архимандрит). Заведование доходами и расходами монастыря лежало на экономе, который также подчинялся эконому Тавенны. На все должности назначал игумен, а сам он выбирался братией. Первоначально у монастырей не было определенных отношений к церковной иерархии; монахов - священнослужителей не было и поэтому для совершения богослужения приглашали посторонних священников; затем стали ставить из числа лучших монахов священников, для богослужения исключительно в монастыре, а не для мирян. На IV - м Вселенском соборе, монахи были причислены к клиру и подчинены ведению епархиальных архиереев. Среди мужских монастырей Тавенны, по инициативе Пахомия, его сестрой был основан женский монастырь, организованный почти на тех же началах, как и мужские, и подчиненный наравне с ними игумену главной Тавеннской обители. Такое основание женских монастырей вместе с мужскими, допущенное и Василием Великим, построившем в Понте свой мужской монастырь рядом с женским своих матери и сестер, повело к возникновению т.н. двойных монастырей, где в двух близко друг от друга расположенных зданиях или даже в двух половинах одного и того же здания жили монахи и монахини. Подобные монастыри часто вызывали соблазн и в позднейшее время после целого ряда предписаний светской и духовной власти были уничтожены.

Уставы. Первый монашеский устав (совокупность правил, по которым должна жить и управляться монастырская община) был написан преподобным Пахомием Великим. По известиям церковных историков IV - V вв., успех устава Пахомия был так велик, что еще до его смерти в Тавенне и ее окрестностях собралось около 7 тысяч монахов. Аммон ввел его в Нитрийской пустыне, где скоро также собралось несколько монахов; Илларион - среди сирийских и палестинских отшельников, Евстафий Севастийский - в Армении, Афанасий Александрийский в Италии, откуда устав распространился по всей Западной Европе, пока не был вытеснен уставом Бенедикта. На Востоке Пахомиев устав и другие, находившиеся в местном употребления (напр., уставы Пафнутия, Серапиона и др.), была вытеснены уставом Василия Великого, который ввел сначала Пахомиев устав в Каппадокии и Понте, а потом заменил его своим, сохранившим многие черты Пахомиева. Устав этот в двух редакциях (правила пространные и в сокращении) вместе с «подвижническими заповедями» подробнее развивает начала киновии, смягчая суровость Пахомиева устава. Все последующие восточные уставы (из них наиболее знаменитые - Саввы Освященного, Феодора Студита и афонский или «Святой Горы», ведущий свое начало от преп. Афанасия) в существенном повторяли уставы Пахомия и Василия. После этих отцов монашества уставы писались многими, так как это право было предоставлено основателям монастырей. Эти уставы, в отличии от общецерковного, назывались «ктиторскими» (τυπικα κτητορικα). Из уставов, написанных после святых Пахомия и Василия известны:

1. Иерусалимский, составленный преподобным Саввою Освященным (+532).

2. Студийский, получивший начало от преподобного Феодора Студита (+824).

3. Афонский устав Евфимия Студита.

4. Афанасия Афонского.

5. Косьмы Цинцулука.

6. Устав патриарха Алексея Константинопольского, написанный для монастыря Успения Богоматери (1034г.).

7. Устав Михаила Атталиота для монастыря Всемилостивого Спаса в Редесто (1077г.).

8. Устав грузинского монастыря Богородицы в Бачкове близ Филипполя, написанный его ктитором Григорием Пакурианом (1084 г.).

9. Устав святого Христодула, данный 1091 г. Монастырю святого Иоанна Богослова на о. Патмос и многие другие уставы.

В IX - XII вв. Распространяется очень много типиков, боле, или менее подробных. Но как ни много было уставов, в основе их лежали лишь три. Это Студийский, Иерусалимский и святого Афанасия Афонского. В свою очередь эти три опирались на уставы преподобного Пахомия и святого Василия Великих.

Виды подвигов. Монахи совершали дело своего спасения самыми разнообразными подвигами. Среди них были:

1. Нагие, которые вместе с одеждой отвергали всякую заботу о теле.

2. Не заботившиеся о волосах, так как считали это мирской роскошью и изнеженностью.

3. Спавшие на голой земле, о которых один из мудрецов сказал, что хотя они спят на земле, но стремятся к самому возвышенному.

4. Босые, круглый год не носившие обуви.

5. Грязные, покрытые совне грязью, но чистые сердцем.

6. Не мывшиеся, и не моющие только одних ног.

7. Молчальники, сохранявшие молчание в продолжении всей жизни или только некоторое время.

8. Безмолвники или исихасты, стремившиеся к успокоению от всех забот и сует мирских и посвящавшие себя самому строгому уединению.

9. Пещерники, которые в своей жизни обнаруживали всю глубину духовного созерцания.

10. Добровольно налагавшие на себя железные вериги, и называвшиеся воинами Божиими.

11. Жившие на деревьях или в жилищах, сооруженных на низких столбиках, а иногда подмостках.

12. Погребенные в аскетизм, из которых, одни совершенно зарывали себя в землю, приближаясь тем самым к настоящему погребению, другие заключали себя в очень тесные келии и назывались затворниками.

13. Столпники, жившие на высоких тонких столбах, колоннах, или башнях с небольшой площадкой наверху.

14. Следующий подвиг заключался в том, что подвижник подняв руки к небу и тихо творя молитву стоял так день, два, а иногда и неделю.

15. Просящие, как и стоящие, имели своим примером Моисея и Мариам. Просящие собираясь вместе с единомысленными монахинями для прославления Бога, совершали его посредством гимнов, песен и религиозных плясок.

16. Некоторые монахи осуществляли в своей жизни принцип странничества, провозглашенный преподобным Арсением Великим (+ 450), и проводили жизнь в переходе с одного места на другое.

17. Были среди подвижников и юродивые. Этот подвиг один из труднейших. Юродивые Христа ради не только отказывались от всех благ земной жизни, но и от обычного пользования разумом, осуждая себя на добровольное безумие и казались людьми душевнобольными, жалкими в умственном отношении. Между тем юродивые были мудрейшими людьми. Своим кажущимся безумием они стремились обличить внешнюю мирскую мудрость, показать всю гибель премудрости премудрых и разум разумных этого мира (1 Кор. 1,19).

Из всех видов подвижничества наибольшим уважением пользовалось столпничество. Неподалеку от Фессалоник была целая колония столпников. Вторая столпническая колония тянулась по берегам Босфора, по соседству с Константинополем. Столпники были и в самом Константинополе, и в других местах: близ Понта Евксинского, г. Патрах, близ г. Эдессы, в Южной Италии.

В Константинополе был монастырь неусыпающих (ακοιμητων), где иноки непрерывно совершали богослужение.

Дальнейшая история. Начиная с конца V в. на Востоке замечается сравнительный упадок монашества, несмотря на внешние успехи его. Число монастырей и иноков умножалось, особенно в Палестине, где монахи считались тысячами в лавре святого Саввы и святого Феодосия и других обителях; открывались новые территории для монашества, например в пустынях синайской и раифской; монастырские имущества увеличивались щедротами благотворителей; права и преимущества монашеского сословия обеспечивались особыми законами. Воспрещение императора Маврикия принимать в монастыри должностных лиц и воинов, не отслуживших срока, было отменено ввиду протеста папы Григория Великого. Соборы VI в. не раз издавали постановления против самовольства бродячих монахов. Император Юстиниан подчинил монахов и монахинь гражданскому суду епископов. Из канонизованных иноков того времени большая часть были начальники и устроители монастырей: таковы были Феодосий, общих житий начальник (+ 529 г.), Савва Освященный (+ 533 г.) и др.

Появление в VII в. мусульманства и завоевания арабов оказали сильное влияние на монашество. Первая отчизна его, Египет, стала неудобна для тихого и безмятежного жития; вторая отчизна, Палестина, где в предыдущие века монашество достигло особого развития, также. Множество монастырей было разграблено и уничтожено, а постановление Омара I запрещало постройку новых. Зато число монахов в пределах все уменьшавшейся Византийской империя возрастало в VII в. с каждым годом. В это же время становится известным Афон. VIII век, со вступлением на престол Исаврийской династии, открыл эпоху сильного гонения на монашество, так как иноки были главнейшими сторонниками иконопочитания и выставили целый ряд лиц, стяжавших славу мучеников в борьбе с иконоборчеством. Торжество православия (842 г.) открыло новую блестящую эпоху в истории византийского монашества. Изгнанные иноки массами вернулись в Константинополь; построены были новые монастыри; монашество прочно утвердилось вновь на Олимпе, в Латре, в Афинах, в Фессалониках и многих других местах. Оживление коснулось и Южной Италия, где в предыдущем веке поселилось много греческих монахов (с 726 по 742 гг. в Калабрии было построено до 200 православных монастырей). При первых императорах Македонского дома почти вся территория византийского государства усеялась монастырями; всякий, кто только имел возможность, считал чуть ли не главной своей обязанностью построить монастырь. Даже бедняки строили монастыри на корпоративных началах. Так как монастыри стали приобретать тысячи десятин земли, освобождавшейся от всяких налогов, строили роскошные здания и разводили громадные стада лошадей, рогатого скота и верблюдов, а одновременно податное население все убывало, то императоры решили принять меры в защиту крестьянства. В 964 г. новелла Никифора Фоки воспретила постройку новых монастырей и пожертвования в виде земельных угодий; позволялось лишь воздвигать кельи и лавры в местах пустынных и делать приношения монастырям бедным и нуждающимся. Закон этот в 988 г. был отменен Василием Болгаробойцей, и распространение монашества, было снова освобождено от всяких сдерживающих условий. Особенно блестяще было положение монашества в конце X и начале XI в. в отвоеванной византийцами южной Италии, в монастырях на горах Латре и Олимпе Вифинском и в самом Константинополе. Император Михаил Пафлагонянин строил великолепные монастыри для призрения исправлявшихся падших женщин, а император Константин Мономах истощил всю казну на постройку монастыря святого Георгия в Мангавах. Император Исаак Комнин сначала наложил руку на монастырские имущества и преследовал сторонников монашества, но под конец жизни и он уступил общему течению жизни и сам постригся. Другие Комнины обыкновенно придерживались благосклонного отношения к монашеству; невыгодный для монастырей закон 1178 г., давший фискальным чиновникам надзор над владениями монастырей, был скоро отменен, и перед самым латинским завоеванием положение монашества в пределах Византии было цветущее. Новгородский архимандрит Антоний от греческого моря до русского насчитал 14 тысяч монастырей; по словам Роберта де Клари, в одной столице было 30 тысяч монахов. Латинское нашествие повлекло за собой сильное гонение на православных монахов Византии, Подобное гонение еще раньше испытали православные в трех восточных патриархатах (антиохийском, иерусалимском и александрийском) с самого начала крестовых походов, прозванных греками Азии «отвратительнейшей войной». Немного лучшие времена настали лишь при Саладине, изгнавшем латинян из палестинских городов, отдавшем христианские святыни православным и вернувшем им свободу богослужения. Центром всего восточного православного монашества в это время в мусульманских странах стал Синайский монастырь. При Палеологах и в Византийской империи захваченное латинянами большей частью было возвращено православным. Силу монашества испытал на себе сам императорМихаил VIII в своей борьбе с Арсением и арсенитами.

Монастыри Византийской империи делились на мужские, женские и двойные; женских было меньше, чем мужских. По отношению к устроителям и по управлению они были царские, ставропигиальные или патриаршие, епархиальные, ктиторские, то есть частных строителей, харистикарные или жалованные и независимые. Уставы их или типики нормировали всю жизнь монахов, начиная с обязательных для них богослужебных обрядов и кончая временем сна, принятия пищи и т.д. Число подвижников, спасавшихся в пустынях и не подчинявшихся правильной дисциплине, было еще велико, но преобладающим типом монахов были киновиты. Во главе отдельных киновий стояли, смотря по важности их, игумен, архимандрит (иногда прот) или протосинкелл; назначались они по выбору братии (иногда жребием) и утверждались высшей духовной властью. Всякий монастырь имел, далее, эконома для смотрений за хозяйственной частью, дохиара или казначея и экклесиарха или блюстителя храма.

Под властью Турции число монастырей сильно уменьшилось, но строй их остался тот же. Окруженные крепкими стенами, монастыри в пределах Турция являлись как бы естественными крепостями, чем они часто и служили.