Нужна помощь в написании работы?

Татарское иго на время задержало, но не могло остановить неуклонное движение России по пути экономического и культурного прогресса. На протяжении XVI в. происходит укрепление централизованного русского государства. Объединение русских земель вокруг Москвы и завершение формирования централизованного многонационального феодального государства сопровождались борьбой против княжеско-боярской оппозиции и усилением роли более многочисленного класса мелкопоместных феодалов, служилого дворянства и купечества. Борьба за централизацию государственной власти требовала сосредоточения в руках правительства всех средств идеологического воздействия, важнейшим из которых была книга. Ее функции в XVI в. значительно расширились. Рост феодального землевладения, с одной стороны, усиление закрепощения крестьян, с другой, обусловили дальнейшее развитие документальной и актовой письменности (копийные и записные книги). Развитию книги способствовал также рост числа различных государственных учреждений; деятельность их стала более разнообразной и сложной. Появились законодательные памятники — судебники. В документах вырабатывался особый тип письма — скоропись.

В середине XVI в. книгопечатание проникает в Московское государство. Введение книгопечатания в Москве — результат социально-экономического развития феодального общества Руси XVI в. Развитие производства и ремесла создавало необходимые технические предпосылки для учреждения в Москве типографии и перехода от рукописного способа размножения книг к более совершенному и производительному — книгопечатанию.

В политическом плане введение книгопечатания в Москве было одним из тех государственных мероприятий, которые проводил Иван Грозный в 50-60-х гг. XVI в. с целью укрепления самодержавия (реформа суда, создание стрелецкого войска, губные и земские учреждения и т.д.).

В послесловии к Апостолу 1564 г. — в одном из основных источников по истории начального московского книгопечатания — указываются две причины, побудившие Ивана Грозного ввести книгопечатание в Москве: потребность в большом количестве церковных книг для вновь строящихся церквей в Москве и других городах, особенно в городе Казани «и в пределах его», и необходимость исправления «растленных» книг.

В завоеванной в 1552 г. Казани правительство Ивана IV насильственно вводило христианство среди татар и всячески поощряло тех, кто принимал крещение. Чтобы удовлетворить возросший спрос на церковную литературу, Иван Грозный повелел покупать святые книги на торгу «и в святых церквах полагати». Но тогда возникло еще одно затруднение — большинство книг оказалось непригодными, было искажено «несведущими и неразумными» переписчиками, содержало различные ошибки. «Порча» книг порождала ереси, вела к религиозному вольнодумству. В условиях обострения классовой борьбы в XVI в. неисправные церковно-служебные книги использовались в политических интересах противниками господствующих порядков. Ко времени начала «поисков» печатного мастерства относится «ересь» сына боярского Матвея Башкина и Артемия, бывшего игумена Троицкого монастыря. На церковном соборе, созванном для разоблачения еретиков, Матвей Башкин, используя разночтения в рукописном тексте Апостола, толковал его по-своему, «развратно». Вольнодумно толковал церковные тексты и другой «еретик», Феодосий Косой, призывавший к неповиновению властям и проповедовавший равенство всех народов.

Вопрос об исправлении церковных книг был доставлен на Стоглавом соборе высших духовных и светских сановников, созванном Иваном IV и митрополитом Макарием в 1551 г. для обсуждения необходимых реформ в государственном и церковном управлении. В постановлении Собора «О божественных книгах» было сказано: «Божественные книги писцы пишут с направленных переводов, а написав, не правят же, опись к описи прибывает и недописи и точки не прямые. И по тем книгам в церквах божиих чтут и поют, и учатся, и пишут с них». Собор постановил ввести строгую духовную цензуру, конфисковать неисправные рукописи. Однако осуществить контроль над переписыванием книг, которое велось во многих местах Русского государства, было трудно. Этот контроль можно было обеспечить лишь при централизованном способе размножения книг. Книгопечатание вызвало функциональное размежевание между печатной и рукописной книгой: «Первая надолго была закреплена для обслуживания нужд церкви, вторая оставалась надежной хранительницей и быстрой распространительницей репертуара внецерковного чтения. Поэтому именно рукописная книга была использована для развернувшейся тогда усиленной пропаганды деятельности Ивана Грозного, для прославления его личности, для доказательства происхождения российского абсолютизма от самого «Августа Кесаря», римского императора (I в. н.э.). Нет никаких свидетельств, говорящих о попытках, даже о замысле, напечатать такие памятники официозной историографии и публицистики, как Степенная книга, Сказание о князьях Владимирских, Казанская история и многие другие».

С середины XVI в. правительство Ивана IV приступило к изысканию средств и людей для освоения типографского искусства. Попытки завести в Москве книгопечатание с помощью иностранцев не увенчались успехом. Это не значит, что осваивая трудное искусство книгопечатания, разрабатывая самобытную, оригинальную технологию набора, русские первопечатники не были знакомы с существовавшим во многих странах Европы, в том числе и в славянских странах, искусством книгопечатания. И в области полиграфической техники, и в художественном оформлении первых русских печатных книг заметно иноземное влияние. По словам Ивана Федорова, великий князь Иван Васильевич «начат помышляти, как бы изложить печатные книги, якоже в грекех, в Венеции, и во Фригии и в прочих языцех». С опытом издательского дела за границей мог познакомить наших книгопечатников просвещенный писатель-публицист Максим Грек. Обучаясь в конце XV — начале XVI в. в Италии, он был близок к знаменитому в то время издателю Альду Мануцию. В 1518 г. по просьбе Василия III он приехал в Россию для исправления переводов церковных книг. В Москву он привез с собой и образцы изданий типографии Альда. Русским книгопечатникам были, разумеется, известны и другие печатные книги, созданные как в западных, так и в югославянских странах. Они сумели творчески, с учетом национальных традиций, свойственных русскому книжному искусству, переосмыслить чужой опыт, а в ряде случаев вносили и новое в технику печати.

Анонимная типография и безвыходные издания

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

 Начало книгопечатания в Москве, как установлено целым рядом исследований, относится к середине 50-х гг. XVI в.

Известна группа анонимных, или безвыходных изданий (три Евангелия, две Псалтыри и две Триоди), которые были напечатаны в Москве в период между 1553-1564 гг., т.е. до того, как появилась первая русская датированная печатная книга Апостол. В них нет выходных данных — времени и места издания, имени печатника. Техника печати несовершенна. Нет выключки строк, отчего правый вертикальный край набора получается неровным. Своеобразны приемы двухкрасочной печати в два цвета — черной и красной краской, которые по традиции применяли мастера анонимной типографии. Графика шрифтов воспроизводит особенности московского полуустава конца XV — начала XVI в. Датировать группу анонимных книг и определить место издания помогают изучение бумаги, полиграфической техники, а также вкладные записи в ряде экземпляров, относящиеся к концу 50-х — началу 60-х гг. XVI в. Имя печатника неизвестно. Высказываются предположения, что к их изданию причастен некий Маруша Нефедьев, о котором Иван IV в своих письмах в Новгород в 1556 г. упоминает как о «мастере печатных книг». Нефедьеву было поручено «досмотреть» камень для строительства в Москве храма. Судя по письмам, Маруша Нефедьев был искусным гравером, как и новгородский мастер Васюк Никифоров, о котором также шла речь в одном из названных писем Грозного. Некоторые исследователи (А.А. Сидоров, Е.Л. Немировский) связывают деятельность анонимной типографии с Избранной радой Ивана IV, Адашевым и просвещенным попом Сильвестром, имевшим, как уже отмечалось, в Москве большую рукописную мастерскую.

Изучение анонимных изданий позволяет утверждать, что еще в середине 50-х гг. XVI в. в Москве над освоением книгопечатания трудилась целая группа талантливых русских умельцев. Первое место среди них по праву принадлежит великому русскому первопечатнику и просветителю Ивану Федорову, разносторонне одаренному человеку, талантливому художнику, граверу, прогрессивному публицисту, идейному борцу и патриоту.

Иван Федоров и Петр Мстиславец. Московский период деятельности

Не сохранилось документальных сведений о детских и юношеских годах жизни Ивана Федорова. Известно лишь из послесловия к Апостолу, что он был дьяконом церкви Николы Гостунского в Московском Кремле. Нет сведений и о том, где и у кого обучался русский первопечатник типографскому искусству. Возможно, он работал в анонимной типографии. Об этом говорит сходство некоторых полиграфических приемов, использованных в московских безвыходных изданиях и в книгах, выпущенных в Москве Иваном Федоровым. Единственные документы, из которых мы узнаем о деятельности Ивана Федорова в Москве, — послесловия к московскому и львовскому изданиям Апостола — первой русской печатной датированной книги.

Апостол печатался целый год-с 19 апреля 1563 г. по 1 марта 1564 г. Последняя дата отмечается как начало книгопечатания на Руси.

Апостол 1564 г. — выдающееся произведение русского первопечатного искусства. По технике печати, качеству набора и оформлению Апостол намного выше анонимных изданий. Книга напечатана черной и красной краской. Технология двухцветной печати напоминает приемы анонимной типографии. Но Федоров вносит и новое. Он впервые применяет у нас двухпрокатную печать с одной формы. Использует он и метод двухпрокатной печати с двух наборных форм (встречающийся в Триоди постной), как это делалось во всех европейских типографиях.

Московский Апостол снабжен большой фронтисписной гравюрой, изображающей евангелиста Луку. Фигура Луки, отличающаяся реалистической трактовкой и композиционным изяществом, вставлена в художественно выполненную рамку, которую Иван Федоров использовал впоследствии для украшения других своих изданий. В книге много изящных заставок, гравированных инициалов (буквиц), 24 строки вязи. Апостол завершается послесловием, в котором рассказывается о заведении типографии в Москве, прославляются митрополит Макарий и «благочестивый» царь и великий князь Иван Васильевич, чьим повелением «начаша изыскивати мастерства печатных книг». Написанное, очевидно, самим Иваном Федоровым, послесловие носит светский характер и свидетельствует о несомненном литературном даровании автора.

Апостол был отредактирован первопечатниками (по-видимому, при участии митрополита Макария и других просвещенных деятелей из окружения Ивана IV). Были улучшены орфография и язык Апостола, освобожденные от архаизмов и неславянских выражений и оборотов. Это замечательное творение Ивана Федорова долгие годы служило непревзойденным образцом для поколений русских печатников.

В 1565 г. Иван Федоров и Петр Мстиславец выпустили два издания Часовника. Учебный характер и небольшой формат Часовника объясняют исключительную редкость этого издания. Книга быстро зачитывалась и ветшала. Часовник сохранился в единичных экземплярах, да и то преимущественно в зарубежных книгохранилищах. Оба издания Часовника отпечатаны тем же шрифтом, что и Апостол. Однако общее полиграфическое исполнение Часовника ниже Апостола. Объясняется это, по-видимому, спешкой.

Вскоре после издания Часовника Иван Федоров и Петр Мстиславец вынуждены были покинуть Москву. Известно, что Иван Федоров подвергался в Москве гонениям за свою деятельность. Упоминание в послесловии к львовскому Апостолу о «многих обвинениях в ереси», которые возводились недоброжелателями на первопечатников, заставляет предположить, что одной из главных причин преследования Ивана Федорова и Петра Мстиславца было их критическое отношение к тексту печатаемых ими богослужебных книг, их «вольнодумство». Очевидно, первопечатники имели возможность подготовиться к отъезду. Они захватили с собою много типографских материалов (матрицы, пунсоны, резные доски).

Деятельность Ивана Федорова в Литве и на Украине

Покинув Москву, Иван Федоров и Петр Мстиславец отправились в Литву. Они остановились в имении Заблудово (под Белостоком), принадлежавшем гетману Григорию Александровичу Ходкевичу — ярому стороннику политической автономии Великого княжества Литовского, ревнителю православного вероисповедания для белорусского населения литовских земель. Ходкевич предложил Ивану Федорову печатать русские православные книги с целью сохранения национальной самобытности русско-белорусского населения, боровшегося против насильственного ополячивания и католицизма,, за свой родной язык и национальное достоинство.

Первой книгой, напечатанной московскими мастерами в Заблудове, было Евангелие учительное, вышедшее в свет 17 марта 1569 г. Эта книга уже значительно отличалась по оформлению от московских изданий. В ней имеется титульный лист и предисловие, написанное Ходкевичем. На обороте титульного листа — герб Г.А. Ходкевича. Шрифты и заставки те же, что и в московских изданиях.

После отпечатания Евангелия Мстиславец расстался с Иваном Федоровым и перебрался в Вильно. Причины, побудившие его к отъезду, нам неизвестны. В Вильно Мстиславец продолжал печатать книги.

Вторым заблудовским изданием была Псалтырь с Часословцем, печатавшаяся с 26 сентября 1569 г. по 23 марта 1570 г. Это — одно из лучших изданий Ивана Федорова, напечатанное уже им самим без помощи Мстиславца. Книгу украшает фронтиспис — портрет царя Давида, выполненный гравюрой на дереве. Псалтырь с Часословцем — очень редкое старопечатное издание. Сохранилось всего три дефектных экземпляра этой книги.

В 1569 г. была заключена Люблинская уния и произошло объединение Литвы и Польши. Не желая рисковать, испытывая к тому же финансовые затруднения, гетман Ходкевич отказался от продолжения политической борьбы и предложил Ивану Федорову закрыть типографию и заняться сельским хозяйством в подаренном ему имении. Однако заманчивое предложение не прельстило московского книгопечатника. Он глубоко верил в свое призвание и высоко ценил искусство книгопечатания как могучее средство просвещения и общественной деятельности: ...не пристало мне ни пахотою, ни сеянием семян сокращать время моей жизни, — писал в послесловии к львовскому Апостолу Иван Федоров, — потому что вместо плуга я владею искусством орудий ручного дела, а вместо хлеба должен рассевать семена духовные по вселенной и всем по чину раздавать духовную эту пищу».

Иван Федоров покинул Заблудово и в конце 1572 г. перебрался во Львов — крупнейший в то время экономический и культурный центр Западной Украины. С большим трудом, с помощью ремесленного люда, собрал Иван Федоров необходимую сумму для приобретения типографии. Она была оборудована в предместье Львова, называемом Подзамчье. Печатнику помогали его сын Иван, обучившийся переплетному искусству, и подмастерье Гринь. 15 февраля 1574 г. Иван Федоров выпустил во Львове новое издание Апостола. Внешне оно повторяло московское издание. Фронтисписное изображение Луки отпечатано, однако, с новой доски. Рамка же осталась старая. На обороте первого листа — герб гетмана Ходкевича, а в конце книги рядом с гербом города Львова — типографская марка Ивана Федорова.

Послесловие львовского Апостола — это замечательное биографическое повествование, превосходный образец русского литературного творчества XVI в. и вместе с тем ценнейший документ для изучения истории русского книгопечатания. Точный тираж Апостола неизвестен, сохранились сведения лишь о 97 экз. книги.

В 1954-1955 гг. стало известно, что во Львове московский первопечатник выпустил одно из самых замечательных своих изданий — первую русскую печатную «Азбуку». Единственный известный сохранившийся экземпляр «Азбуки» приобрел в Риме в 1927 г. видный театральный и художественный деятель С.П. Дягилев, но до 1954 г. научной общественности об этом не было известно. В книге 78 страниц, украшенных художественно выполненными заставками небольшого формата. Титульного листа в ней нет. Текст набран московским шрифтом Ивана Федорова. В конце книги — герб города Львова и издательский знак Ивана Федорова. Это издание Ивана Федорова послужило образцом для многих русских «букварей», печатавшихся в последующие десятилетия.

Во Львове Иван Федоров испытывал тяжелые материальные лишения и финансовые затруднения. Ему пришлось обратиться даже к услугам ростовщиков. В это время он получает приглашение устроить типографию в имении князя Константина Острожского — одного из самых влиятельных сторонников православия и богатейших помещиков Юго-Западной Руси. Стремясь противостоять влиянию католической пропаганды, усилившейся после заключения в 1569 г. Люблинской унии, князь Острожский задумал использовать книгопечатание на языке, понятном украинскому населению. В своем фамильном имении в Остроге (на Волыни) князь Острожский занимался просветительской деятельностью. Ему помогали видные деятели украинской культуры во главе с Герасимом Смотрицким, образовавшие ученый кружок, названный Острожской Академией. В этом кружке и возникла мысль перевести с греческого и издать на славянском языке Библию. В течение 1575-1576 гг. Иван Федоров исполнял по назначению князя Острожского обязанности управителя Дерманского монастыря. В эти годы типография Ивана Федорова не работала. Велась усиленная подготовка к изданию Библии. Острожский поставил своей целью опубликовать новый проверенный и отредактированный текст Библии. На разыскание и сверку различных вариантов и редакций Библии ушло несколько лет. За образец был взят список знаменитой геннадиевской рукописи, копия которой была получена из Москвы с разрешения Ивана IV. В 1580 г. Иван Федоров выпускает «Новый завет с Псалтырью». В предисловии книга охарактеризована как «первый овощь от дому печатного... Острожского». Подчеркивается значение типографии: «Паче же в нынешнее время посреде рода строптива и развращенна».

Высказывались предположения, что в Остроге, помимо указанных изданий, в типографии Ивана Федорова было напечатано новое издание «Азбуки» (а возможно, и несколько). Об этом говорило изучение экземпляра «Азбуки», хранящегося в Королевской библиотеке в Копенгагене и снабженного в отличие от львовской «Азбуки» заглавием: «Начало учения детям». Из острожской типографии вышли и два букваря, хранящиеся (по одному экземпляру) в библиотеках Кембриджа и Оксфорда. Как стало известно в 1968 г., в библиотеке г. Гота (ГДР) был обнаружен единственный полный экземпляр «Азбуки», напечатанный в острожской типографии 18 июня 1578 г. Таким образом, это первая по времени книга, вышедшая из типографии Ивана Федорова в Остроге. Книга напечатана шестью разными шрифтами, в том числе двумя греческими. На обороте титульного листа — герб князя Острожского. Имеется и типографский знак Ивана Федорова. На титульном листе — название и объяснение цели издания.

Рассказано, что князь Острожский пригласил для обучения детей знающих людей — «искусных» в греческом языке, латинском и особенно в русском. «И сея ради вины напечатана эта книжка по гречески алфавита, а по русски азбуки. Перваго ради научения детьскаго многогрешным Иоанном Федоровичем...»

Порой рассматривается как отдельное издание вплетенный в «Псалтырь и Новый завет» небольшой справочно-предметный указатель под названием «Книжка собрание вещей нужнейших...», составленная участником острожского кружка Тимофеем Михайловичем. «Книжка...» имеет отдельный титульный лист, датированный 1580 г., на обороте его — герб князя Острожского.

5 мая 1581 г. из Острожской типографии Ивана Федорова вышла (без указания имени печатника) «Хронология» белорусского поэта-кальвиниста Андрея Рымши. Это однолистка большого формата; на двух страницах напечатаны двустишия на каждый месяц года — своеобразный стихотворный календарь.

Подлинным шедевром типографского искусства Ивана Федорова явилась знаменитая Острожская библия. Хотя существуют два варианта титульных листов с выходными данными — на одном указана дата 12 июля 1580 г., на другом — 12 августа 1581 г., все же, как предполагают специалисты, было выпущено лишь одно издание Библии. Различие выходных данных объясняется сложностью работы — многократными исправлениями, повторным редактированием, нарушением последовательности в наборе и печатании отдельных частей.

Острожская библия поражает своим объемом. В ней 628 листов или 1256 страниц, отпечатанных в два столбца красивой убористой печатью шестью различными шрифтами (в том числе двумя греческими). Много мастерски выполненных заставок и заглавных букв. Титульный лист Библии обрамляет рамка, в которую в московском Апостоле было заключено изображение Луки. Книга снабжена гербом князя Острожского и типографским знаком Ивана Федорова. В предисловии от имени князя Острожского говорится о связи начатого в Остроге дела с Москвой, со всем историческим прошлым русского народа.

Тираж книги примерно 1000-1200 экз. Сохранилось до нашего времени около 250 экз. И это понятно — книга большого объема и формата, обращались с ней весьма бережно. Все же большая часть тиража — около 1000 экз. — не дошла до нас. Редкость книги отмечалась уже в XVII в. в предисловии к Московской библии 1663 г. Выдающийся чешский ученый XVIII в. Йозеф Добровский признавался: «Я отдал бы половину своей библиотеки за Острожскую библию». В настоящее время находка каждого нового экземпляра Острожской библии — событие большого культурного значения, привлекающее закономерно широкое внимание общественности. Один из них был обнаружен автором в 1971г. в фондах Хабаровской научной библиотеки.

Первое напечатанное кириллическим шрифтом издание Библии, осуществленное Иваном Федоровым, послужило образцом для последующих ее русских изданий.

Отпечатав Библию, Иван Федоров по причинам, недостаточно выясненным, разошелся с князем Острожским и возвратился в начале 1583 г. во Львов. Там ему удается с большими трудностями оборудовать типографию и приступить к набору новой книги. Однако выпустить ее в свет ему уже не пришлось. К этому времени относится ряд изобретений Ивана2аедорова в пушечном деле (в том числе оригинальное многоствольное орудие). Реализовать их московскому мастеру, однако, не удалось. Обремененный заботами и многочисленными долгами, Иван Федоров заболел и 5 (15) декабря 1583 г. скончался.

Иван Федоров сыграл в истории русской книги выдающуюся роль. Его печатный станок служил просвещению русского народа. Деятельность Ивана Федорова носила глубоко патриотический и в широком смысле слова просветительный характер. Насаждая книгопечатание в Москве, Белоруссии и на Украине, Иван Федоров внес неоценимый вклад в развитие культуры и общественной жизни братских славянских народов, содействовал их сближению, национальной независимости. Присущие книгоиздательской деятельности Федорова черты высокой гражданственности и просветительства стали отличительными чертами передового русского книгопечатания и Ћнигоиздательского дела, бережно, сохранившего и приумножившего славные традиции великого русского первопечатника.

Поделись с друзьями