Нужна помощь в написании работы?

Творчество писателей первой эмиграции, по единодушному мнению как отечественных, так и зарубежных исследователей, самое яркое, талантливое и значительное в литературе русской диаспоры. Первая эмиграция возникает в результате "великого исхода" русских беженцев с родной земли. Масштабы его вызывают и сегодня споры исследователей, называющих разное число вынужденно покинувших родину и осевших во многих странах мира российских изгнанников — от трех до четырех миллионов человек. Русские колонии возникли по всему миру.

Октябрьский переворот, введение Декретом о печати в ноябре 1917 г. политической цензуры печати, закрытие оппозиционных и небольшевистских газет, и журналов, экспроприация частных издательств, Гражданская война и объявленный государством диктатуры пролетариата "красный террор" поставили перед миллионами граждан России проблему выбора, которую поэты-современники определили, как выбор между Родиной и Свободой.

"Великий исход" беженцев из России складывался из нескольких потоков, возникавших вследствие поражения белых армий в ходе Гражданской войны. Так, в январе —   марте 1919 г. после ухода немецких войск из Киева и с отходом их в Белоруссию и Литву тысячи беженцев двинулись в Европу через Варшаву. Такой путь, через Минск, Литву и Варшаву, проделали Д. С. Мережковский, 3. Н. Гиппиус, Д. Н. Философов и В. А. Злобин. Весной 1919 г. Французский экспедиционный корпус оставил Одессу, и это вызвало новую волну эмигрантов. В это время покидает родину А. Н. Толстой, зимой 1920 г. — И. А. Бунин. С войсками Н. Н. Юденича покинул родину А. И. Куприн.

С окончанием Гражданской войны вынужденная эмиграция из России не закончилась. Все нараставшее политическое давление на гуманитарную интеллигенцию привело к осуществлению в 1922 г. беспрецедентной акции Советского государства — "высылке мысли", когда на "профессорских пароходах" принуждены были покинуть родину (возвращение каралось репрессиями вплоть до расстрела) крупнейшие российские философы, историки, социологи и литераторы.

В эмиграции оказались представители всех эстетических конвенций и жанров Серебряного века русской литературы: символизма (К. Д. Бальмонт, Д. С. Мережковский, 3 Н. Гиппиус, и др.); футуризма (кубофутурист Д. Д. Бурлюк, эгофутурист Игорь Северянин); русского реализма начала XX в. (И. А. Бунин, Б.К. Зайцев, А. И. Куприн, М. А. Осоргин, И. С. Шмелев и др.); натурализма (Е. Н. Чириков, И. Ф. Наживин, М. П. Арцыбашев); акмеизма (Г.В. Адамович, Г. В. Иванов, Н. А. Оцуп); писатели вне литературных направлений: (Е. И. Замятин, В.Ф. Ходасевич, М. И. Цветаева). Завершил "первую волну" писательской эмиграции Е. И. Замятин, оставивший родину в 1931 г.

В литературном процессе русского зарубежья происходили сложные процессы, велась ожесточенная идеологическая и эстетическая полемика (подчас принимавшая самые крайние формы), возникла проблема "отцов и детей", сказывалось влияние существовавших прежде и вновь возникавших политических течений ("сменовеховства" "евразийства" и пр.), возникали и распадались творческие объединения. В этом литературный процесс эмиграции обнаруживал многие точки пересечения с литературным процессом метрополии — Советской России 20-х годов. Но существовало и принципиальное отличие, качественно и кардинально менявшее литературный процесс Русского зарубежья — литература эмиграции существовала в условиях свободы слова, отсутствовавшей в Отечестве.

Литературной столицей с конца 1920 года был Берлин. Берлинский этап на пути русской эмиграции был неслучаен. Рапалльский договор был первым шагом к возобновлению культурных связей с Западной Европой, прерванных войной 1914 года и революцией в России. В декабре 1922 года в берлинской галерее Ван Дьемен открылась грандиозная выставка русских авангардистов, произведшая настоящий фурор среди европейских художников и оказавшая огромное влияние на европейский авангард.

Важную роль в "берлинской остановке" сыграло не только восстановление нормальных отношений с Германией, но и ее относительная географическая близость к советской России, с которой поддерживалась еще очень тесная связь (письма, журналы, книги, посылки в то время шли, в сущности, беспрепятственно). Видимо, имела значение для эмиграции и непритязательность жизни в Германии той поры. "В 1920 году вся Германия была нищая, аккуратно‑обтрепанная, полуголодная", ‑ вспоминает Роман Гуль, приехавший в Берлин в 1920 году.

После установления дипломатических отношений между РСФСР и Германией значительно возросла торговля. Новые русские эмигранты, приезжавшие из России после денежной реформы, устраивались вполне прилично, ибо русский рубль, подкрепленный золотом, очень высоко котировался в германских банках. Все это создавало благоприятные условия и для культурных связей. В Берлине обосновался целый ряд издательств, которые имели возможность сбывать свою печатную продукцию и в России, и в Западной Европе. Культурная жизнь Москвы и Петрограда вызывала в Европе огромный интерес, и эмигрантские издательства охотно печатали советских авторов. В свою очередь, в Москве и Петрограде еще в течение нескольких лет издавали писателей, живших в эмиграции. В общей сложности в Берлине работало около десятка только крупных издательств, ориентировавшихся на русскоязычную аудиторию.


Поделись с друзьями