Поделись с друзьями

Основные периоды художественной литературы XX века таковы: а) Рубеж XIX –XX вв. б) 1910 – 1945 годы. Первая половина XX века. в) 1945-1990 Послевоенный период. 
На рубеже XIX-XX вв. реализм получил новые импульсы для своего развития, происходит экспансия реализма (кроме французских и английских писателей-реалистов появляются значительные произведения итальянских, испанских, американских и немецких). Повсеместно утверждается жанр социального романа, а познавательные возможности реализма раскрываются в многотомных романах (роман −река), в тяготении к циклизации. 
Символизм заимствовал из романтизма принцип двоемирия: внешний, реальный мир дан только для того, чтобы увидеть через него иной, идеальный мир. Поэзия французских символистов А. Рэмбо, С. Малларме, П. Верлена является преемницей эстетики позднего романтизма Ш. Бодлера. Символизм искал сущность за видимым миром в субстанции невидимого. Изначальная загадка расковывала воображение художника, требовала «суггестивных» средств ее раскрытия, уподобления словесного искусства музыкальному, «намекающему», намечала путь к художественному синтезу. 
Дуэль модернизма и «немодернизма» свершалась на соответствующем фоне альтернативности и антагонистичности 1910 - 1940 годов. Модернизм – в целом искусство, в котором сконцентрировались своеобразные явления XX века, которые принято называть авангардными (футуризм, дадаизм, ультраизм). В дальнейшем модернистские черты, связанные с протестом и рефлексией абсурда в мире, воплотились в сюрреалистические теорию и художественную практику, австрийский лиро-мифологический эпос, литературу потока сознания, алитературу. Немодернизм, который нельзя назвать традиционным реализмом, стремился предложить в своих произведениях идею социализации, приобщения человека к социальному миру, а не разобщение их. «Новое искусство для нового общества» было заявлено Роменом Ролланом. Предчувствие новых тоталитарных систем порождало жанры утопии и героя, способного эти предчувствия воплотить в вещность, героя романтического, исключительного. В литературном направлении экзистенциализма кристаллизовались модернистские и немодернистские черты. Успешно соединяют модернистскую повествовательную технику и немодернистские социальные установки американская литература «потерянного поколения» и «великие американские романы». Дискуссия между модернистской и немодернистской литературой не прекратилась и в послевоенный период. 
С 1939-1945 гг начался расцвет массовой культуры. Полюсом к нему в 1950 гг служит элитарный «постмодернизм», одна из тенденций второй половины 20 века. демонстративно отворачивающаяся от читателя во имя создания текста, вне которого «нет ничего». Постмодернистский текст принципиально не систематизирован, фрагментарен, эклектичен, разностилен. В 1960 годы очевидно появление постмодернистских черт, особенно во французском «новом романе», последовавшем за первым поколением «новых романистов», «антироманистов» и в американской литературе.

Литература второй половины XX века не сводима к традиционному и сопротивляется его чрезмерной «европеизации». «Вестернизация» противоречила задаче создания национальной культуры, а кроме того, отчуждение личности вообще с трудом воспринималось культурой, обладавшей особой устойчивостью, базировавшейся на древнейших религиозно-философских системах. В этом - феномен выхода на мировую арену литератур Латинской Америки и Японии. Актуальным предстал «магический реализм» или «необарокко» латиноамериканских писателей.

Модернизм - это философско-эстетический тип мышления, способ ориентации в современном мире, который охватывает эпоху от начала до середины ХХ столетия. Основными его направлениями являются футуризм, экспрессионизм, сюрреализм, экзистенциализм, «театр абсурда», «новый роман». Для модернизма характерна новая концепция реальности, заменяющая аристотелевский мимесис установкой художника на свободное самовыражение. Основным объектом изображения становится сознание, которое не отражает мир, а заново его воссоздает. Реальность, созданная таким образом, преломляется через призму субъективного восприятия художника. Для модернизма характерна ломка традиций, изображение новизны, поиск новых форм. Только авангард, в концепции модернистов, способен воплотить изменившийся мир и его отношения. Авангард является одной из основных структур модернизма: «Долой лунный свет!», - заявляют футуристы; сюрреалисты возводили «абсолютный тотальный бред в правило.

Реальными провозвестниками модернистского мировосприятия были Ницше, Киркегор, Шопенгауэр. Ницше считал, что человек отражается лишь в объектах, и это отражение он наделяет тем или иным значением. «Только искусство может причесать хаос внести пестроту красок, оттенков, многообразия форм в то, что не имеет смысла», писал немецкий философ. Шопенгауэр подчеркивал, что произведение искусства обретает собственную жизнь среди текучести и невразумительности происходящего. «Сущность искусства в том, чтобы зафиксировать в вечных формулах то, что плывет в тумане кажущегося». Для модернизма характерна оппозиция неподлинности мира и подлинности художника, обусловливающая культ художника и искусства. Творческий акт воспринимается как полная самореализация и порыв к чистой сути. Мир оценивается как нечто мелкое, пошлое, напоминающее «замусоленный в лавке товар». Реальность для модернистов, утратила свою первозданность. Осознание антитетичности мира и искусства порождают иронию, игровое отношение к реальности.

Проблема общезначимой истины исчезает из поля зрения. Эта традиция восходит еще к немецкому романтизму, к теории романтической иронии. Мир рассматривается как гора звеньев - бирюлек, игра случайностей, а характер познания реальности- словно игра в бисер: «На крючок вытаскивается одна крошечная закономерность, бесконечно малая величина в сравнении с тем, что познано быть не может при помощи рационалистического объяснения» (Г. Гессе).

Функция иронии подразумевает не только иронию, но и самопародирование и направлена не на утверждение какой-либо истины взамен ниспровергнутой, а на утверждение отрицания. Киркегор называл иронию «абсолютной негативностью», которая ни на чем не останавливается, ничего не принимает всерьез и провозглашает культ абсолютной свободы.

Пруст, Джойс, Кафка дали наиболее общие модели субъективной деформации мира. Так, в «Поисках утраченного времени» Пруст опирается на уже сложившуюся реалистическую структуру - форму романа-эпопеи и преломляет воплощенный в ней реальный мир через призму интуитивного припоминания, т.е. через сферу индивидуального сознания.

Повествование в произведениях Кафки - внешне связное, события обыденные. Но, сохранив традиционную структуру объективного повествования, Кафка воплотил в ней бессвязность, алогичность, абсурдность содержания.

Мир «Улисса» Джойса соотнесен с внешним миром. Писатель натуралистически фиксирует поминутное течение дня. Но реальность конструируется в этом романе через интровертный мир героев при помощи ассоциативных взаимосвязей: эпическое создается через лирическое. В тенденции эта логика вела к герметичности мира художественного произведения.

Наиболее значительные явления модернизма развивают модели субъективной деформации мира, заданные Прустом, Кафкой и Джойсом. Поэтика «театра абсурда» построена на принципе демонстративного парадоксального выворачивания структур реального мира, «новый роман» определяет эстетика «вещизма». Сосредоточенность модернистов на проблемах сознания обусловлена их стремлением воссоздать и подвергнуть анализу сознание всей своей эпохи.

Итак, модернизм - это осознание проблематичности реальности, находящейся в вечной незавершенности и становлении. Эта позиция обусловливает множественность версий и интерпретаций, предполагающих символичность художественного мышления, открытость финала. Модернистское сознание рассматривает произведение искусства как вечную незавершенность, недосказанность, как бесполезный поиск объяснения и невозможность его получить. Пластический образ модернистского восприятия предложил Борхес, сравнив мир с некой Вавилонской библиотекой, где в лабиринтах упорядоченных классификаций, создающих своей множественностью страшный эффект бесконечности вариаций, хранится книга истинного знания, дающая на все ответы. На ее поиски уходят все новые отряды и не возвращаются. Трагедия модернистов в том, что, осуществляя революцию в литературе, ломая старые традиции и пытаясь изобразить новые, они вынуждены делать это старыми способами, то есть пользоваться словом, не способным, по их мнению, воплотить изменившийся мир и его отношения. Несмотря на сизифово упорство в своем стремлении к адекватности художественного высказывания, перед модернистами грозно маячил тупик - разрушение повествовательных структур, молчание, немота, белая страница

Материалы по теме: