Нужна помощь в написании работы?

Подлинные успехи в развитии драматургии 1960-80-х годов связаны с обогащением и обновлением реалистической драмы и появлением драмы постмодернистской. Постмодернистские тексты не печатались, на сцене не появлялись, о существовании такого рода литературы долгое время не подозревали. И из реалистических пьес далеко не все цензура допускала до постановок. Тем не менее, обращает на себя внимание возросшее жанровое и стилевое разнообразие.

Поскольку обстановка во многом ухудшилась, в драматургии увеличивается роль иносказаний. Активизируется и успешно развивается в эти годы жанр притчи, в которой на универсальном уровне исследуются проблемы нравственно-философского характера. Наибольшую известность получили в этой ветви литературы пьесы «Ящерица» и «Две стрелы» Александра Володина. В них чувствуется влияние французского театра (Сартр, Ануй).

Володин исследует нравственно-психологические предпосылки зарождения деспотической власти. Автор обращается к материалу первобытно-общинной действительности, к самым ранним этапам появления людей на земле, но ставит на материале древности вопросы, насущно важные для современности. Он стремится показать, при каких условиях зло торжествует над добром, и указывает предпосылки насилия, несправедливости, вражды. Действующие лица – первобытные люди, наделённые своеобразными прозвищами, указывающими на их статус в обществе и личностные качества. «Человек боя» – с одной стороны, военачальник, с другой стороны, человек, проникнутый духом агрессии. «Красноречивый» – не только оратор, но и демагог, способный доказать всё что угодно. «Ходок» – урезанное «ходок по женщинам», развратник. Автор наделяет персонажей первобытной психологией, первобытным мышлением, наивно-упрощённой речью. В то же время выясняется, что перед нами своего рода архетипы. Встречается архетип мудрости, олицетворяемый фигурой главы рода; агрессивности, ограниченности, простодушия, честности, предательства и проч. Эти категории определяют жизнь людей и сегодняшнего дня, поэтому в людях первобытного общества мы узнаём черты современников. Пока герои «Ящерицы» и «Двух стрел» следуют нормам общинной морали, негативное начало в их поведении сглаживается, однако сама эта мораль основана не на высоком сознании, а на наивно-религиозной вере в то, что, если причинишь зло членам рода, духи обязательно накажут. Нельзя обманывать, воровать, убивать. «А помнишь ли ты, что если луна увидит кровь человека, пролитую его сородичем, то этот сородич умрёт?» (В Индии существует штат, где за 200 лет не было ни одного убийства.)

Но, показывает автор, когда вера в духов у взрослеющего человечества начинает исчезать, негативное перемещается внутрь самого человека, стимулирует его творить добро, а не зло. Выработка таких стимулов – дело очень длительное и трудное. Ничем не подавляемые эгоцентризм, жажда власти вырываются наружу и, если не встречают противодействия, начинают вполне развёртывать разрушительный свой потенциал. В пьесе «Две стрелы» показано, как патриархальная община становится военной диктатурой. Достижение своих целей сторонниками военной диктатуры побуждает их не останавливаться перед демагогией, лестью, обманом, шантажом, прямым убийством. «Вот какие люди нам нужны, вот кто сделает наше племя сытым, вот кому первое место на совете и у костра, а слабые и никчемные пусть потеснятся». Человек боя как бы «вербует» самых сильных и здоровых мужчин в свою гвардию. Между тем, каждый когда-то был грудным ребёнком, которого кормила и растила община, и когда-то каждый станет очень старым и тоже захочет, чтобы его кормили. Однако демагогия и обман возымели своё действие, и не в последнюю очередь, даёт понять автор, из-за конформизма большинства, трусости, нежелания наживать неприятности.

О ложности избранного пути предупреждает глава рода, мудрец, но его тоже эти молодые, сильные (и обманутые) люди игнорируют. Автор даёт понять, как опасен обычный конформизм. Он часто оказывается невольным спутником зла, прокладывает злу дорогу. Вместе с тем, Володин проницательно показал, что может сплотить племя после раскола на элиту и плебс. Чаще всего его сплачивает общая опасность. И если такого врага не существует, его образ создают и внедряют в сознание масс. Так убеждают племя, послав наивную, простодушную девушку по имени Ящерица в соседнее племя Скорпионов. Когда затем Человек боя спрашивает, собираются ли Скорпионы напасть на них, разведчица честно говорит: «По правде сказать, как будто бы не собираются, они вообще какие-то неактивные, танцуют, будто спят». Человек боя заявляет: «А не значит ли это только одно – то, что она предала нас?» Ящерицу относят к числу врагов, начинается война. Разумные доводы не действуют на Человека боя, который обо всех судит по себе самому и надеется получить ещё большую власть, подчинив себе соседнее племя.

Через рассказ о первобытном человеке проступают черты брежневского времени: непрерывные поиски врага, конформизм. Конечно, эта дилогия, которая считается главным достижением Володина, была запрещена цензурой и только в период перестройки приобрела популярность. В дальнейшем пьеса «Две стрелы» была экранизирована. Пьесы Володина дают большой материал для раздумий.

Притчеобразно-иносказательный характер имели и пьесы «Беседы с Сократом» (1968) и «Театр времён Нерона и Сенеки» (1982) Радзинского. Они связаны не сюжетно-тематически, а проблемами, которые поднимает в них автор.

Радзинский обращается к временам древней Греции и древнего Рима и воссоздаёт ситуации, которые можно соотнести, в первом случае, с концом оттепели, во втором случае, с панаморализмом, восторжествовавшим в брежневскую эпоху. Радзинский выводит в диптихе образы Сократа и Сенеки, показанных в качестве духовных учителей своего времени. Сократ предстаёт как создатель этической философии, согласно которой смысл жизни человека – в нравственном самоусовершенствовании. Сократ (герой произведения, а не реальное историческое лицо) исповедует высокоморальные нравственные законы, которыми, по его мысли, должны руководствоваться и люди Греции. Он обличает пороки и невежество. Сократ представлен как очень мужественный, стойкий и преданный собственным идеалам человек. Он не склоняется перед авторитетами и в определённый момент начинает казаться опасным властям Афин. По лжесвидетельству он обвинён в развращении нравов и предстал перед афинским судом. Этот суд, по мысли Радзинского, – первый в истории суд над инакомыслящим: философ ничего предосудительного не совершил, только высказал ряд соображений, которые пришлись не по вкусу власти. Сократ до конца остаётся верен убеждениям и не только не кается, но стыдит афинян. Автор выступает против репрессий за образ мыслей на примере Сократа и говорит, что преступно и беззаконно судить за образ мыслей. Умирая, Сократ оставляет ученикам Платону и Аристарху написанное им стихотворение философского содержания, в котором высказывает мнение о том, что делает личность бессмертной: «Мы уходим из жизни с раскрытыми ладонями, ничего не возьмёшь с собой в землю, весь я ваш, боги». Итак, человек останется в памяти других людей и продолжит символическое своё существование в том случае, если что-то важное и полезное даст человечеству. Сократ проповедует идею всечеловеческого гуманистического сотрудничества, продолжающегося в том числе и в вертикальном контексте, в веках. (За Сократом записывал Платон.) Радзинский тоже, вслед за Сократом, утверждает идеи этической философии. «Хочешь переделать мир? Начни с самого себя». Улучшить мир хотя бы на одного человека может каждый.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Безусловно, современники, которым довелось эту пьесу видеть (она попала на сцену театра имени Маяковского), понимали, что её содержание навеяно недавним судом над Даниэлем и Синявским. Суд веков, как и предсказывал в своё время Синявский, – не на стороне гонителей и душителей.

Сенека находится в центре другой пьесы Радзинского. Он в такой же степени противостоит Сократу, как Рим – Греции. Незаурядный мыслитель, Сенека вместе с тем, в отличие от Сократа, поступившись духовной свободой, находится на государственной службе у Нерона, в результате чего происходит раздвоение его личности: в своих трудах Сенека отстаивает возвышенные нравственно-этические принципы, а в жизни сам им отчасти изменяет, потому что становится конформистом – конформистом, по существу, способствующим формированию чудовища. Таковым становится не встречающий никакого противодействия своим диким выходкам император Нерон. Те черты испорченности, эгоизма, отчасти дегенеративности, которыми был от природы наделён Нерон, в тех условиях, когда от его власти всё зависело, достигли своего апогея. Когда Сенека это видит, он начинает чувствовать свою вину. Перед лицом смерти герой Радзинского в результате самоосуждения за собственное расхождение между словом и делом, за трусость, привычку к благополучию впервые в жизни на свой лад бунтует против Нерона. Нерон выяснил в конце концов через свою тайную службу, кто истинный автор «Писем к Луцилию». Но, памятуя, что Сенека его бывший учитель, Нерон дарует ему лёгкую смерть. Сам же Сенека, пользуясь обстоятельствами, занимает место христианского мученика в металлической бочке (аналог «медного быка»), чтобы принять жуткую смерть. Тем самым он пытается очиститься перед высшими силами и одновременно совершить благое дело, избавляя от смерти философа-праведника.

Отличительная черта пьес Радзинского – их насыщенный интеллектуализм. В них очень широко использованы античные и христианские источники. Важны и сами размышления о том, что считать этичным и неэтичным, как попытаться сделать человека более совершенным существом.

Следует отметить, что теория, то есть философия, каждый раз у Радзинского проверяется практикой. Сократ эту проверку проходит, Сенека, по большому счёту, нет. Отсюда трагедийное и в то же время сатирическое начало обеих драм.

Ослабление Греции в результате утраты ею демократических начал, борьбы со свободомыслием, разложение и распад Римской империи – это, в трактовке Радзинского, закономерное следствие торжества антигуманизма и попрания нравственных норм. Наблюдая за аморализмом брежневской эпохи, Радзинский всё время сравнивал её с Римом и предсказывал СССР гибель. Конечно, эту (современную) составляющую второй пьесы улавливали современники, и о постановке не приходилось даже мечтать.

Из числа реалистических пьес, в которых авторы непосредственно изображают действительность, выделяются пьесы Розова «Гнездо глухаря», Арбузова «Жестокие игры», Рощина «Спешите делать добро». Главной фигурой драматургии послеоттепельного двадцатилетия явился Вампилов.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями