Нужна помощь в написании работы?

В истории России есть события, всё возрастающая временная отдалённость которых не нарушает духовной близости к ним тех, кто живёт сегодня. Среди таких событий – Великая Отечественная война и, пожалуй, главное, решающее сражение этой войны, вошедшее в мировую историю под названием Сталинградская битва. Битва на Волге стала началом поражения немецко-фашистских войск во Второй мировой войне. Эта длительная, напряжённая, с миллионными человеческими потерями битва не имела себе равных в мировой истории ХХ века, что предопределило последующее огромное внимание к ней историков, писателей и поэтов.

Немеркнущий свет победы под Сталинградом, отсвет величия подвига советских солдат и стойкости его защитников, зарево великой скорби русского народа – тема тысячи книг и статей, написанных в течение многих десятилетий, отделяющих нас от этого великого события. Сталинградской эпопее посвящено множество очерков, рассказов, повестей, романов, воспоминаний о битве на Волге.

Первое правдивое слово о битве на Волге сказали фронтовые корреспонденты, писавшие «по горячим следам» событий. Среди них – иКонстантин Симонов, в одном из своих очерков запечатлевший особый «звук Сталинграда, хруст непоправимо подломившейся немецкой машины, который мы тогда услышали. Не этот ли звук, так и оставшийся до сих пор в наших ушах повелевает руке писать?» – задавал себе вопрос Симонов. Его рука написала «сталинградскую повесть» «Дни и ночи» (1943-1944), где представлена своего рода хроника великой битвы: «Город горел. Он горел всю ночь, весь следующий день и всю следующую ночь. На третий день, когда пожар начал стихать, в Сталинграде установился тот тягостный запах пепелища, который потом так и не покидал его все месяцы осады. …На десятые сутки после начала пожара немцы подошли так близко, что их снаряды и мины стали всё чаще разрываться в центре города…. На двадцать первые сутки наступила та минута, когда человеку, верящему только в военную теорию, могло показаться, что защищать город дальше бесполезно и даже невозможно. Севернее города немцы вышли на Волгу, южнее подходили к ней. Город, растянувшийся на 65 километров, в ширину не имел более пяти, и почти по всей длине его немцы уже заняли западные окраины». Но не «военная теория», а люди были главным «секретом» нашей победы. Сталинградская битва – это не только смерть, кровь и страдания. Это ещё и взлёты человеческого духа, и фронтовое братство, бескорыстие и самоотверженность в борьбе с «врагом, которому казалось, что до победы, как до Волги, рукой подать».

К. Симонов поставил в центр действия повести горстку людей, один батальон, считая, что на таком маленьком участке можно показать и «крайнее напряжение Сталинградской битвы, и её характер, и значение». Он отразил самый тяжёлый период битвы – оборону и закончил повесть днём, когда наши войска перешли в наступление. Писатель, показывая боевые действия одного батальона, сумел раскрыть характерные особенности Сталинградской битвы в целом.

Глазами капитана Сабурова, батальон которого обороняет город в повести «Дни и ночи», К. Симонов показал не только разруху: «Сталинград сильно изменился. Сейчас трёх домов, которые защищал батальон Сабурова, в сущности, уже не было: были только фундаменты, на которых кое-где сохранились остатки стен и нижние части оконных проёмов. Слева и справа тянулись сплошные развалины». Переживая вместе с героями Симонова за город, где до войны жило полмиллиона человек, а в дни боёв не осталось ни одного целого дома (свыше девяноста процентов зданий было сожжено дотла), читатели с удивлением обнаруживают, что печаль и уныние, «минорная» тональность не является главным в произведении. Главное – ощущение солдатской «спайки», чувство долга в каждом и ощущение своей ответственности за исход Сталинградской битвы. Батальон капитана Сабурова показан как организованная боевая единица, в которой командиры и рядовой состав, чётко осознают поставленную перед ними задачу: выстоять и не отдать врагу Сталинград. Симонов изображает в своём произведении защитников Сталинграда: это член военного совета Матвеев, командир дивизии Проценко. Отличное знание военного дела, мудрость, требовательность, ответственность за дело и судьбы людей – вот главные качества, присущие этим командирам. Проценко – командир суворовских традиций: он учит Сабурова беречь людей: «Людей учить надо…, день и ночь надо учить… Потому что, если ты его сегодня не научишь, то завтра его убьют, а не просто убьют, ну что же, на то война, – а задаром убьют, вот что печально». В этих словах проявляется величайшая народная мудрость военачальника Проценко. Перед боем он сам проверяет глубину окопа, прицелы пулемётов. В повести «Дни и ночи» война предстаёт страшной, кровопролитной, жестокой, но не бессмысленной, не вакханалией смерти. Она освящена высокой целью, она необходима и справедлива. Симонову удалось показать в повести всю панораму Сталинградской битвы, сам город, разрушенный, но не сдавшийся врагу.

В повести К. Симонова нет трусов, предателей, подлецов: война обнажила в людях главное, оттеснив наносное, несущественное. Писатель считает, что «люди на войне стали проще, чище и умнее… их перестали судить по многочисленным и неясным критериям, люди перед лицом смерти перестали думать, как они выглядят и какими они кажутся, - на это у них не оставалось ни времени, ни желания».

Фронтовые дороги накрепко связали военного корреспондента В. Гроссмана со Сталинградом, где в дни боёв он был среди защитников города, деля с ними заботы и тревоги. Он «ездил на передовые позиции в городе, плыл туда на баржах и моторках, ходил по молодому, потрескивающему волжскому льду на командный пункт армии, жил в знаменитой родимцевской «трубе» у волжского обрыва, ютился в блиндажах у Мамаева кургана». Личный опыт писателя и журналиста В. Гроссмана – в основе его романов о Сталинградской битве: «За правое дело» (1952)и «Жизнь и судьба» (1943-1960), которые отражают не только доскональное знание фронтовой обстановки, но и уверенность в том, что «бессмертные подвиги совершают обыкновенные люди». Именно в них, переживающих ад бомбёжек беспрерывных атак, Гроссман увидел «распрямляющее чувство свободы». Оно рождалось в защитниках сражавшегося города, несмотря на тяжелейшие условия. В сталинградцах писателя притягивали героизм, бесстрашие, желание не отдать врагу ни пяди родной земли. И всё это происходило в условиях переднего края, на «пятачке» дома «шесть дробь один», прообразом которого в романе «Жизнь и судьба» стал Дом Павлова. О нём написано немало, но Гроссман единственный фронтовой корреспондент, видевший своими глазами окружённый фашистами дом.

Вся страна жила надеждой на мужество сталинградцев. А они, зная об этом, держались. Несмотря на то, что не хватало оружия, боеприпасов, танков, самолётов, людей – защитники города держались так, что «непобедимая» армия фашистской Германии, покорившая всю Европу, у стен Сталинграда сдалась.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Своё слово о тех, кто, кто боролся с немецко-фашистскими захватчиками и отстаивал свободу нашей Родины, сказал и М. А. Шолохов. Мобилизованный в самом начале войны, он больше четырёх лет служил военным корреспондентом газет «Правда» и «Красная звезда». Не с чужих слов Шолохов знал и Сталинградский фронт, воспоминания о котором вошли в роман «Они сражались за Родину» (1943-1969). Попытка создания романа прослеживалась уже в военное время. Так, отдельные главы его были написаны ещё в 1943 году. Вплотную к созданию романа Шолохов приступил вскоре после Сталинградской победы, которая потрясла мир грандиозными масштабами и величием духа людей, одержавших победу над врагом. Шолохов поставил перед собой задачу показать могучий дух, высокую нравственную силу воюющего и побеждающего народа. Предметом изображения писатель выбрал рядовых защитников Сталинграда – тружеников войны. К сожалению, замысел писателя остался незавершённым: публикация отдельных глав растянулась на двадцать шесть лет, но читателям так и не удалось познакомиться с большим трёхчастным произведением М. Шолохова о Великой Отечественной войне. Причин тому немало: среди них и то, что необходимые писателю материалы, связанные с обороной Сталинграда, оказались в те годы недоступны. А Шолохов хотел сказать о битве на Волге правду, используя, по его словам, «тяжёлую артиллерию искусства». В романе «Они сражались за Родину» Шолохов рассказал о судьбе одного из многочисленных воинских подразделений: «Четыре раза немецкие бомбардировщики обрабатывали передний край на участке полка в тот день. Четыре танковые атаки противника были отбиты». А ещё – «бой с мотопехотой,… губительный огонь с флангов, срезанные осколками подсолнухи, пулемёт, зарывшийся рубчатым носом в неглубокую воронку, и убитый пулемётчик, откинутый взрывом, лежащий навзничь и весь усеянный золотистыми лепестками подсолнуха, причудливо и страшно окроплёнными кровью…». Резкий контраст между жизнью и смертью, «войной и миром» в произведении М. Шолохова усиливает отказ писателя от традиционного «романного героя».  События, отражённые в главах романа, происходят в станице Клетской: бои идут на подступах к Сталинграду. Писатель показывает тяжёлый период отступления наших войск. Но и в это тяжёлое время его герои не утрачивают любви к Родине и веры в победу. В центре романа – рядовые бойцы, простые солдаты, вынесшие на своих плечах все военные беды. 1941-ый оторвал их от семей, от гражданских профессий (Лопахин – шахтёр, Звягинцев – комбайнёр, Стрельцов – агроном и т.д.) и сделал солдатами, защитниками Родины. Стоит упомянуть: солдат Лопахин – смельчак, балагур и это помогает ему в тяжёлых условиях войны.

В романе Шолохова «площадь боя и передовая линия огня во много раз короче линии огня дивизии, армии, фронта, а глубина подвига этих коротких войсковых подразделений безгранична и до конца не постижима».

От «шолоховского» полка в живых осталось двадцать семь бойцов, из них пятеро ранены. «Наших родненьких много побито было», - прозвучит в произведении. Но «тридцать восьмой» знамя своего полка сохранил. Встречая тех, кто уцелел в бою, «раненый под Серафимовичем в предплечье и голову», командир дивизии, полковник Марченко, превозмогая боль, «тихо подошёл к знамени, …склонил забинтованную голову, прижимаясь трепещущими губами к краю бархатного полотнища, пропахшего пороховой гарью, пылью дальних дорог и неистребимым запахом степной полыни…».

Несмотря на то, что роман «Они сражались за Родину» не был завершён Шолоховым, яркие, колоритные образы защитников Сталинграда делают его эпическим и ставят в один ряд с наиболее яркими в художественном отношении произведениями о Сталинградской битве.

«Сильные духом» люди представлены и в послевоенной литературе о битве на Волге – в повести В. Некрасова «В окопах Сталинграда» (1946). В отличие от фронтовых корреспондентов армейской печати (К. Симонов, В. Гроссман, М. Шолохов и др.) Виктор Некрасов до войны не имел литературного опыта. Архитектор по образованию, в дни Сталинградской битвы он был полковым инженером и заместителем командира сапёрного батальона. Как вспоминал сам Некрасов, «сразу после Победы я написал «Книгу о солдатах и их командире», войдя в историю русской литературы в «армейских кирзачах». Его повесть – первое произведение «не о войне, а изнутри войны, рассказ не наблюдателя, а участника, находившегося на переднем крае». Повесть В. Некрасова в основе своей документальна и документальность её обусловлена личным свидетельством автора – участника событий. Капитан Виктор Некрасов воспроизвёл по памяти «кромешный ад» окопного Сталинграда – от Сарепты до Тракторного, когда единственным спасением было знать: «десятый день немцы бомбят город. Бомбят – значит, там ещё наши. Значит, идут бои. Значит, есть фронт!».

Повесть автобиографична: образ главного героя Юрия Керженцева во многом напоминает самого автора.  Война в повести показана без прикрас. Автор талантливо воссоздаёт здесь окопную правду фронтовых будней. Кричат как оглашенные, поливают нас дождём из автоматов, откатываются, опять лезут… и так длится… кто его знает сколько… пять, шесть, семь, а может быть, и восемь дней… Перекинулись правее – на «Красный Октябрь»..Долбят его и с воздуха, и с земли… только щепки летят. А щепки – это десятитонные железные балки, фермы, станки, машины, котлы».

Именно здесь, в окопах Сталинграда, главный герой познаёт цену боевому товариществу. «На войне узнаёшь людей по-настоящему. Мне теперь это ясно. Она – как лакмусовая бумажка, как проявитель какой-то особенный.  Героизм у Виктора Некрасова неброский, без развевающихся знамён, он в буднях, в тяжёлом солдатском труде, в самообладании и мужестве. Писатель не погрешил против правды, вспоминая о своей фронтовой молодости, о «юности командиров» Красной Армии: «Мы знали, кто наш враг, и знали, что он жесток и силён, и не мы, а он позарился на чужие земли».

Главное достоинство повести В. Некрасова – высокий гуманизм, человечность её героев, их преданность Отечеству и стремление постоять за него.

Однако повесть В. Некрасова «В окопах Сталинграда» на долгое время была исключена из литературного процесса, несмотря на то, что была издана на двадцати языках мира. В настоящее время книга реабилитирована: заняла достойное место в литературе Великой Отечественной войны, и в литературе о Сталинградской битве в частности.

Критики 50-х годов нередко упрекали писателя в том, что он фиксирует только «взгляд из окопа», не видя ничего «дальше своего бруствера». Но Некрасов видел главное: как день за днём, превозмогая себя, люди защищали город, и рассказал об этом с «дневниковым чистосердечием».

Особое место в этом ряду занимает роман Ю. Бондарева «Горячий снег» (1969), автобиографичность и «щемящая лирическая нота» повествования в котором сближает это произведения с «лейтенантской» прозой, у истоков которой – повесть В. Некрасова «В окопах Сталинграда». Главные герои этой честной прозы, рассказывающей не только о военных победах, но и о том, какой ценой они оплачены, во многом имеют под собой вполне реальных людей. «Вчера ещё со школьной парты» они на фронте проходят своё личное и гражданское становление.

Сражаясь под Сталинградом, получая ранения и теряя товарищей, «взрослеют в день на годы» молодые лейтенанты «Горячего снега».

Многое из собственного опыта Юрий Бондарев передаёт лейтенанту Кузнецову: когда началась война, будущему писателю было чуть больше семнадцати, а в восемнадцать он уже не за школьной партой или на студенческой скамье, а в «мёрзлых окопах жестокой и грубой школы войны».

Боевое крещение прозаик проходит под Сталинградом. «Зима 1942 года, холод, степь, траншеи, танковые атаки, бомбёжки, запах гари и горелой брони», - вспоминает Юрий Бондарев. Эти впечатления составляют основу мировоззрения героев романа. «У фронтовых впечатлений, как у осколков мин и снарядов,  раскалённые, режущие края!..». Ворвавшись в сознание бойца или офицера, особенно молодого, они непременно создадут впоследствии особый вид памяти, активную память – ответственность. Она не позволяет писателю фальшивить, «лакировать» изображаемое, а диктует писать правду о событиях той тревожной зимы, когда 2-я гвардейская армия генерала Р. Я. Малиновского, в которой воевал Юрий Бондарев, вела бои в районе южнее Сталинграда с танковыми дивизиями Манштейна, которые спешили на выручку фельдмаршалу Паулюсу.

Через восприятие своих героев – лейтенантов-мальчишек, принадлежащих к поколению, о котором можно сказать: «Им в сорок третьем выдали медали, и только в сорок пятом – паспорта», - Бондарев передаёт читателям хронику одного сражения и переживания его участников. Много места в произведении отводится рядовым участникам войны. Главные герои романа – взводные, командиры орудий, заряжающие, наводчики, ездовые… Они связаны одним общим делом – войной, но каждый из них неповторим, имеет свой характер и судьбу. Рисуя танковые колонны врага, их перестроения, атаки и пальбу, писатель постоянно сравнивает их со «звериным рядом». Герои Бондарева видят: «…немецкие танки, как разбуженные облавой звери, злобно огрызались». В «Горячем снеге» мощной бронетехнике врага противостоит артиллерийская батарея комбата Дроздовского – люди, одерживающие победу не только над врагом, но и над собственными сомнениями, колебаниями и страхом.

Впервые попав под обстрел, лейтенант Кузнецов не сразу приходит в себя: «Сейчас это кончится,  внушал себе Кузнецов, ощущая хруст земли на зубах, закрыв глаза… Но орудия… Как же орудия? Он знал, что надо немедленно подняться…». И они поднимались, хотя это было невообразимо трудно. Вчерашний выпускник артиллерийского училища, москвич, «мимоза, интеллигентик», в эти мгновения, «разом оборвавшие мальчишество», Кузнецов становится мужчиной, командиром, от которого зависит исход боя.

Важно, что это сражение на Котельниковском направлении вписано Бондаревым в контекст всей Сталинградской битвы. Герои романа «не знали, а только догадывались, что Сталинград оставался где-то за спиной, в тылу», но знали, что судьбы тех, «кому суждено умереть, и тех, кому предстояло жить, …стали общей судьбой, связывающей их с судьбой истерзанного четырёхмесячной битвой Сталинграда».

Взгляд «из окопа» в «Горячем снеге» Бондарева соотносится с «тем, что делается в масштабах фронта и всей войны». Об этом свидетельствуют и слова генерала Бессонова, обращённые к солдатам своей армии: «Запомните… немцы понимают, что здесь, под Сталинградом, мы перед всем миром защищаем свободу и честь Родины. Не стану лгать, не обещаю вам лёгкие бои – немцы будут драться до последнего. Поэтому я требую от вас мужества и сознания своей силы!». После боя, вручая четверым уцелевшим от батареи бойцам ордена Боевого Красного Знамени, генерал Бессонов «не вытирая… благодарных и горьких обжигающих слёз», словно впервые понял, кому говорил эти высокие слова о чести России. Он всматривался в «грубые, сизо-красные лица артиллеристов», в лицо командира их огневого взвода, «этого мальчика, в тоне, во взгляде которого – немальчишеская серьёзность, без тени робости перед генералом». У Бондарева Бессонов не говорит высоких слов, его командный голос не может «набрать бесстрастную и ровную крепость», одно только «насилу выдавил» взволнованный бесстрашием подчинённых генерал: «Всё, что лично могу… Спасибо за подбитые танки. Это было главное – выбить у них танки. Это было главное…».  Мысль о цене этого «главного» придаёт сильнейшее антивоенное звучание роману, известному во всём мире.

Поделись с друзьями