Нужна помощь в написании работы?

В целом, говоря о социально-философских взглядах Достоевского, образующих, несмотря на свою фрагментарность, единую и довольно стройную концепцию, в себя включающую философию истории, необходимо сделать следующие выводы:

I. Исходя из своего представления об историческом процессе развития общества как продолжении вневременного или некогда начатого метафизического, таким образом, процесса, Достоевский соответственно рассматривал его как взаимное сочетание в диалектическом единстве противоположных по отношению друг к другу путей развития, тенденций, направленных, с одной стороны, к разрушению первоначального и синтетического Целого (процесс дифференциации или анализа), с другой же стороны - к его восстановлению (процесс синтеза).

II. В соответствии с этим Достоевский раскрывал картину мировой истории как постепенное преодоление исходной простоты, гармонии всеобщего единства, образование различных социальных групп, последующее их раздробление вплоть до отдельных личностей. То, что в дальнейшем привело - к разъединению и возникновению противоборства между ними во имя индивидуального и группового самоутверждения  под видом совсем иных, обратных тому целей - интеграции. Но на основе -собственного руководства в достижении той истины, что должна собою послужить к осуществлению указанной объединительной, а следовательно, и спасительной, т.е. «мессианской» цели.

III. Подобное, неадекватное, противоречивое поведение социальных единиц (т.е. групп и особей), согласно взглядам Достоевского, во многом объясняется тем краеугольным положением в его мировоззрении , что среди названных двух направлений не существует равенства, какого-либо дуализма, примат принадлежит лишь одному из них. Поэтому и каждое среди которых, хотя бы восходя к единому истоку, вместе с тем по своей ценности является неоднозначным, имеет наименование отсюда положительной или отрицательной тенденции, начала, социального добра или, напротив - зла. Последнее из них лишь может соответственно существовать за счет другого и, вследствие того, во имя собственного самосохранения обязано ему, в конечном счете, уступать.

IV. Конкретно, в социальной сфере, подобная взаимосвязь и требование таковой должны при этом выражаться в соединении вторичных всех, и производных исторически, иначе, элементов, т.е. верхних, образованных сословий (интеллигенции), и среди них к тому же обособленных, уединенных личностей, с первоначалом - «почвой» (или «земством»), которую и составляет соответственно по отношению к названным простой народ . Т.е. вышеназванным, иначе тем, кто - первый в социальной иерархии, чтобы по-прежнему из таковой среды, своего народа выделяться, необходимо перед ним, напротив - преклониться.

V. Соответственно, лишь только те из наций получают среди прочих, остальных ведущее значение, что стремятся наиболее при этом искренно к всечеловеческому братству, «став всем слугой». Молодое поколение тогда лишь занимает место, что ему принадлежит по праву, подобает в обществе, когда, напротив, уступает, проявляя уважение тем самым к старшим, женщины - в связи с явлением эмансипации, начавшимся тогда же, в XIX столетии

- к мужчинам, и наоборот; столицы (их население), а также в целом город - по отношению к провинции, деревне (т.е. вновь - к «земле»). И, следуя этому примеру - далее: что составляет

- в параллель естественным наукам (столь популярным в сер. XIX в.) - в соответствующем философском направлении, главой которого являлся Достоевский («почвенничестве»), главный принцип.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

VI. Однако вследствие того, что основополагающее, с этой точки зрения, начало -«почва», и в первую очередь - народ столь близок в «сердцевине», сущности своей к метафизическим первоистокам, он более всего бывает склонен к беспорядку, а потому обязан, и по большей части сам к тому стремится во имя избежания того, с подобной целью добровольно, чтобы признать над собой авторитет и власть иных, его превосходящих в этом смысле, так называемых - пусть даже и условно - «лучших» или «избранных» людей, реально защищенных все же, благодаря интеллектуальному и нравственному (рационально) просвещению: иначе верховенство той же в обществе интеллигенции или отдельных личностей.

VII. Процесс индивидуализации, обособления, установления «цветущей сложности» (как высшей формы жизни) вследствие консолидации всех составляющих начал (сословий, классов, наций и отдельных личностей), а также существующих сил общества (прежде всего духовных, нравственных, и только на основе этой, соответственно - экономических, материальных) должен закончиться, согласно представлению и, последующим упрощением и смертью. Что вместе с тем является, по мысли, отнюдь не прекращением его, а напротив - продолжением - вследствие действия закона «отрицания - в конечном счете - отрицания» (любой упадок, угасание поэтому отдельных особей и целых обществ есть демонстрация в действительности силы названных и представляет в результате нечто большее, чем их расцвет).

VIII. А следовательно, сказанное может послужить как бы залогом к будущему воскресению и, таким образом, вослед соединению - опять-таки к распаду далее, разъединению, иначе - повторению того, что уже было. Все это и должно в конечном счете привести (пусть даже после бесконечного лишь повторения, круговорота «вечных возвращений», где существует полюс отрицательный - «греховной смерти» и положительный - так называемого «умирания во Господе») в дальнейшем к синтезу обоих здесь упомянутых противоположных направлений, или «двух правд» (обособления и общности, иерархии и равенства) - в эпоху будущего «христианства», с ее соборностью, грядущей неизбежной, в себе несущей, заключающей необходимость следования общим правилам и, наоборот, свободу самовыражения. Где «мы все будем - лица, не переставая одновременно сливаться с остальным», т.е. достигнув состояния всеобщности и Целого, или «всемирной», подлинной «гармонии» и окончательного идеала, поэтому уже не развиваясь более - и вместе с тем, однако, продолжая в поисках все нового в дальнейшем совершенства жить при этом полнокровной жизнью - «в различных» оттого «разрядах» и даже, следуя конкретно каждый своей истине - отдельно.

IX. Особое значение в общемировом процессе Достоевский, несмотря на предпочтение всему другому Целого, иначе - той же «почвы», отдавал конкретным, или соответственно - «великим» личностям (опять-таки хотя бы и условно), носителям именно этого начала (к примеру, идеалу всех людей - Христу), а также вместе с тем отдельным нациям. И прежде всего - русскому народу, для которого в силу особых обстоятельств и условий его исторического бытия и, видимо, вследствие прирожденного характера, общая, конечная цель развития для всех совпадает с его частной, т.е. промежуточной, индивидуальной целыо. Откуда происходят, по его мнению, ему присущие черты: стремление к всеобщности («всемирное™», «всечеловечности») - на основе жертвенного «всеслужения», преобладания общего над личным, «мировой отзывчивости» и т.д., что составляет суть и православного учения (с ним совпадающего «почвенничества» или устремленного к нему): как выражение подлинного христианства, что в себя включает - при сохранении, однако, чистоты своей - и раскрывает все «идеи» мира, в том числе и прежде всего западного толка, соединенные (или, вернее, снятые) в понятии «русского социализма».

X. Исходя из этого, учитывая нынешнюю ситуацию в России, когда основополагающей, как прежде, остается, с начала всех преобразований, неизменно все та же самая идея приобщения к иному опыту, принадлежащему всей мировой цивилизации, необходимо сделать вывод вслед за Достоевским о предпочтительности все-таки своей, национальной, «почвенной» культуры, помимо прочего, даже во имя этих целей. Причем, не только - ради усвоения извне каких-то ценностей и результатов, так как она в себе содержит их, и в наибольшей мере, во всяком случае - потенциально вследствие близости своей опять-таки к первоистокам (лишь для раскрытия себя, нуждаясь в чьем-то внешнем, побудительном, благом примере). Для утверждения ее поэтому все также требуется «возвращение к корням» в виде политики не только «охранительной», консервативной, но вместе с тем, как следует отсюда, более того - реакционной, поскольку та и сможет только обеспечить подлинный прогресс. Лишь нравственное и духовное развитие, указывает Достоевский в связи с этим, является условием для созидания всех материальных ценностей («камней», иначе выражаясь, обращенных в хлебы»); начало солидарности, общинности, соборности (что предполагает за собой и соответствующие формы в экономике, политике) — для проявления индивидуального подхода, частного предпринимательства и для плюрализма мнений. Для чего необходимо сохранять единство, связь с народной почвой, ее укрепляя и отдавая ей приоритет во всем как основанию, ведущему началу, в том числе и в социальной жизни.

Творчество Достоевского сосредоточено вокруг вопросов философии духа,—это темы антропологии, философии истории, этики, философии религии. В этой области обилие и глубина идей у Достоевского поразительны, — он принадлежит к тем творческим умам, которые страдают от изобилия, а не от недостатка идей. Творчество Достоевского было порождено переходной, кризисной эпохи распада феодально-крепостнических отношений в России и замены их новыми, капиталистическими отношениями.

Значение творчества писателя в русской духовной культуре.

Свойственный творчеству Достоевского пафос преобразования жизни и человека стал определяющим фактором воздействия его идей и образов на национальное сознание, склонное к радикальным изменениям и нигилизму во всех его проявлениях. Духовная направленность молодого поколения начала ХХ века на преображение «старого мира» и возможность сотворения «нового мира» и «нового человека» стала основой создания нового теургического искусства, не «созерцательного», а «действенного», искусства, захотевшего быть не «иконотворчеством», а «жизнетворчеством», искусства, последние цели которого «совпадают с последними целями человечества» (Вяч.Иванов). О необыкновенной восприимчивости и чувствительности русской интеллигенции, отразившейся в русской мысли ХХ столетия, о ее направленности на преображение действительности писал Н.А.Бердяев, характеризующий творческий порыв русской интеллигенции как поиск не только совершенных произведений, но «совершенной жизни».

«Идею восстановления» Достоевский полагал «исторической необходимостью девятнадцатого столетия», ее унаследовал и век двадцатый. «Эта мысль христианская и высоконравственная, — утверждал писатель, — формула ее — восстановление погибшего человека, задавленного несправедливо гнетом обстоятельств, застоя веков и общественных предрассудков. Эта мысль — оправдание униженных и всеми отринутых парий общества» . Эта идея, главная в творчестве Достоевского, поистине определила все философско-этические, социологические и художнические устремления интеллигенции ХХ столетия. Особенно явственно это сказалось в творчестве символистов, унаследовавших от Достоевского главный вопрос, которым великий писатель мучился всю жизнь — «вопрос о существовании Божием». Духовным завещанием Достоевского Серебряному веку стало его религиозно-нравственное мировоззрение, воспринятое символистами от Достоевского во многом через философское учение Вл.Соловьева. Достоевский был убежден, что в основе общественности, гражданственности лежит идея личного самосовершенствования, так как именно она «несет в себе все, все стремления, все жажды», из нее же исходят и все гражданские идеалы: «При начале всякого народа, всякой национальности, идея нравственная всегда предшествовала зарождению национальности, ибо она же и создавала ее». Но нравственная идея не может не быть сакральной, религиозной: она исходит из идей мистических, из убеждения, что человек вечен, что он не простое земное животное, а тесно связан с мирами иными. Эти убеждения, как полагал Достоевский, формируются в религию, рождающую новые национальности. Стало быть, «самосовершенствование в духе религиозном» в жизни народов есть основание всему и «гражданские идеалы» сами без этого стремления к самосовершенствованию никогда не приходят, да и зародиться не могут. Особое место в эйдологии Достоевского занимает идея соответствия высоты личности художника и прокламируемых им идей. Эта идея становится основой жизнетворческих исканий русских художников начала ХХ века.

Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)