Нужна помощь в написании работы?

Под отменой судебного решения следует понимать совершенное судом второй инстанции процессуальное действие, направленное на признание недействительным вынесенного судом первой инстанции решение, которым гражданское дело разрешено по существу.

Основаниями для отмены и изменения решения суда в кассационном порядке являются:

1)  неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2)  недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3)  несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела;

4)  нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

При этом три первых основания отмены сводятся к необоснованности решения суда, а четвертое — к незаконности решения, хотя, конечно, необоснованность решения одновременно означает и его незаконность в широком смысле этого слова.

Рассмотрим в отдельности каждое из предусмотренных ч. 1 ст. 362 ГПК оснований для отмены решения суда в кассационном порядке.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Следует отметить, что указанное основание — одно из распространенных оснований для отмены или изменения решений в кассационной практике.

Это означает, что суд не исследовал всех предусмотренных нормой материального права юридически значимых обстоятельств, наличие (отсутствие) которых влияет на правильное рассмотрение и разрешение дела, или исследовал обстоятельства, не относящиеся к предмету доказывания по данному делу.

Ошибки, допускаемые судами при определении обстоятельств, имеющих значение для дела, можно разделить на несколько групп: необоснованное расширение круга обстоятельств, имеющих значение для дела; необоснованное сужение круга обстоятельств, имеющих значение для дела; искажение действительного значения тех или иных обстоятельств данного дела, т. е. придание им не того значения, которое следовало придать.

Таким образом, существенное значение для дела имеют те обстоятельства, установление которых необходимо в силу правовой нормы, регулирующей рассматриваемые судом спорные отношения сторон.

Так, по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании ст. 302 ГК РФ юридически значимыми будут обстоятельства, свидетельствующие о наличии или отсутствии у истца права собственности, о способе выбытия имущества из его владения (по его воле или нет), о нахождении этого имущества у ответчика, о характере (возмездном или безвозмездном) приобретения им имущества, о добросовестности такого приобретения.

Неправильное определение указанных обстоятельств имеет место тогда, когда судом не исследованы и в решении не установлены юридические факты, влияющие на спорное правоотношение (например, когда в решении по указанному иску не установлено, кто является собственником истребуемого имущества или у кого оно находится), либо установлены факты, с которыми правовые нормы, определяющие отношения сторон, их права и обязанности, не связывают никаких последствий (например, если суд при отказе в иске об истребовании имущества исходит только из установленного им факта нуждаемости истца в этом имуществе).

Например, Е.Я. Мазур и И.В. Мазур обратились в суд с иском к администрации г. Йошкар-Ола о признании права собственности на жилой дом. Решением районного суда г. Йошкар-Ола истцам отказано в удовлетворении исковых требований, поскольку ими не представлены доказательства в подтверждение того, что возведенное строение не создает угрозы жизни и здоровью граждан; не представлены доказательства, что земельный участок, на котором находится строение, истцы получили в установленном законом порядке.

Данный вывод суда признан судом кассационной инстанции необоснованным, поскольку суд при рассмотрении дела неправильно определил предмет доказывания по данному делу (исследовал обстоятельства, не имеющие значения для правильного рассмотрения и разрешения дела) и не дал должной оценки тем обстоятельствам, которые входили в предмет доказывания, в частности: самовольное строение расположено на земельном участке, 1/8 доля которого принадлежит истцам на праве собственности; истцы фактически проживают в спорном доме с 1992 г. и пользуются им; в материалах дела имеется заключение судебной строительно-технической экспертизы о том, что самовольно возведенное строение имеет все коммуникации и соответствует нормам, предъявляемым к жилым помещениям.

Недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела.

Это нарушение имеет место в тех случаях, когда существенные для дела обстоятельства не подтверждены в решении указанными в законе доказательствами либо подтверждены недостоверными, противоречивыми, недопустимыми либо неотносимыми доказательствами или доказательствами, полученными либо исследованными с нарушением порядка, предусмотренного законом. Например, суд при удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения не привел в решении доказательства, подтверждающие то обстоятельство, что истец является собственником истребуемого имущества.

Вывод суда кассационной инстанции о недоказанности того или иного обстоятельства при направлении дела на новое рассмотрение означает констатацию кассационной инстанцией определенного процессуального состояния, которое может впоследствии измениться.

Причиной недоказанности обстоятельств, имеющих значение для дела, нередко бывают и нарушения, допускаемые судом при оценке доказательств.

Так, Л.Г. Чернуха (сын) обратился в суд с иском к А.Н. Чернуха (второй супруге отца) о признании завещания, составленного Г.Г. Чернухой (отцом), недействительным, об установлении факта принятия наследства и признании права собственности на Уг долю домовладения, ссылаясь на то, что подпись в завещании выполнена не его отцом Г.Г. Чернухой. Кроме того, после смерти отца им фактически принято наследство, и он имеет право на 1/2 долю наследственного домовладения.

Отказывая Л.Г. Чернухе в иске о признании завещания Г.Г. Чернухи недействительным, суд первой инстанции указал, что доводы истца о том, что подпись на завещании выполнена не Г.Г. Чернухой, не нашли своего подтверждения: проведенная по данному делу судебная почерковедческая экспертиза не дала ответа на вопрос о том, кем в завещании выполнена подпись от имени Г.Г. Чернухи.

Суд кассационной инстанции признал данный вывод суда преждевременным, поскольку суд первой инстанции не дал оценки показаниям допрошенных свидетелей — начальника бюро медико-социальной экспертизы и участкового врача, которые пояснили, что «Г.Г. Чернуха при жизни страдал синдромом Паркинсона, в связи с чем не мог держать в руках даже ложку и подпись за него выполнила его жена».

Несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении, обстоятельствам дела.

Данное нарушение выражается в том, что судом на основе установленных им обстоятельств делается неправильный вывод о действительных взаимоотношениях сторон, их правах и обязанностях.

Несоответствие выводов, изложенных в решении, доказательствам, имеющимся в деле, означает, что либо суд пришел к выводу о существовании искомого факта при недостаточности или отсутствии в деле доказательств, дающих основание для такого вывода, либо, напротив, не признал установленными существенные факты по делу, несмотря на наличие для этого достаточных доказательств. В таком случае речь идет об установлении фактической обстановки, когда судом, например, используются не прямые, а косвенные доказательства.

Например, если суд при установленных им обстоятельствах, с которыми ст. 302 ГК РФ связывает право собственника на истребование своего имущества, применяя эту норму, отказывает в удовлетворении иска об истребовании имущества, делая неправильный вывод об отсутствии у истца права на истребование принадлежащего ему имущества от добросовестного приобретателя.

Указанное нарушение может иметь место, в частности, в случаях, когда норма материального права, регулирующая спорные отношения, лишь в общем регулирует отношения, при которых наступают те или иные последствия, либо когда суду приходится исследовать косвенные доказательства (дела о расторжении брака, передача ребенка на воспитание, лишение родительских прав и др.). В такого рода делах чаще всего проявляется противоречие вывода о взаимоотношениях сторон установленным судом обстоятельствам.

Так, муниципальное учреждение архитектуры и градостроительства обратилось в суд с иском к Е.П. Мироновой о принудительном сносе самовольных построек.

Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Разрешая спор, суд исходил из того, что самовольные постройки, возведенные ответчицей, создают угрозу жизни и здоровью граждан. Однако данный вывод опровергается заключением строительно-технической экспертизы, согласно которой постройки, подлежащие сносу на основании решения суда, можно привести в соответствие с нормами СНиПа и обеспечить их безопасную эксплуатацию после проведения ряда несложных инженерно-строительных работ. В решении указано о том, что ответчица отказалась добровольно привести постройки в соответствие со строительными нормами, однако такой вывод суда опровергается материалам дела, в частности, противоречит пояснениям ответчицы о согласии привести постройки в соответствие с нормами СНиПа, что отражено в протоколе судебного заседания.

На основании анализа п. 1—3 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ можно сделать вывод о том, что обоснованность судебного решения предполагает наличие своеобразной триады: обстоятельств, доказательств и выводов.

Нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

К основаниям, свидетельствующим о незаконности судебного решения, ГПК РФ относит нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права (ст. 363 РФ).

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными в случае, если: а) суд не применил закон, подлежащий применению; б) суд применил закон, не подлежащий применению; в) суд неправильно истолковал закон (ст. 363 ГПК РФ). Указанная статья подлежит применению с учетом положений п. 2 Постановления Пленума ВС РФ «О судебном решении»: решение не может считаться законным, если в необходимых случаях при его вынесении не были применены аналогия закона или аналогия права (ч. 1 ст. 1 и ч. 3 ст. 11 ГПК РФ).

Вопрос о том, какие нормы материального права подлежат применению, решается, исходя из обстоятельств, установленных по делу на основании имеющихся доказательств. Таким образом, суд проверяет, правильно ли применены нормы материального права к обстоятельствам, подтвержденным имеющимися в деле доказательствами.

Вынесение решения на основе тех или иных норм права предполагает также учет практики применения этих норм, что тесно связано с проблемой пределов судебного усмотрения.

Следует согласиться, что вмешательство кассационной инстанции в законное и обоснованное решение суда первой инстанции по вопросам усмотренческого характера и принятие ею собственного усмотренческого решения по данному вопросу будет противоречить ст. 362 ГПК РФ.

Основным содержанием проверочных действий кассационной инстанции в отношении решения суда первой инстанции по усмотренческим вопросам должно быть выяснение того, вписывается ли данное решение в рамки закона (а в некоторых случаях и в сложившуюся судебную практику) с учетом обстоятельств, которые должны приниматься во внимание при разрешении дел данной категории, и не допущены ли судом первой инстанции нарушения норм материального или процессуального права, влекущие отмену или изменение решения суда.

Рассматривая проблему подконтрольности судебного усмотрения, Д.Б. Абушенко отмечает, что возможность судебного контроля тех обстоятельств, которым придается юридическое значение на основе усмотрения, исключает само право выбора и, следовательно, усмотрение нижестоящих судов.

Решая вопрос о правильности применения судом норм права, кассационная инстанция учитывает сложившуюся практику и может признать решение незаконным в связи с тем, что применение судом первой инстанции этих норм не согласуется с указанной практикой. Такой подход представляется правильным и обеспечивающим равенство граждан перед законом и судом.

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд разрешает дело без учета правовой нормы, регулирующей рассматриваемое правоотношение.

Например, Советский районный суд РМЭ отказал гражданину С. Миронову в иске о взыскании с организации неустойки за нарушение сроков строительства жилого дома, предназначенного для удовлетворения личных нужд истца в жилье, в связи с тем, что договором между ним и подрядчиком штрафные санкции не предусмотрены, хотя в данном случае возникшие отношения регулируются Законом РФ «О защите прав потребителей» и в силу его ст. 28, ошибочно не примененной судом, за нарушение установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю неустойку в определенном этой статьей размере.

Применение закона, не подлежащего применению, может быть сведено к следующим случаям: а) неправильная юридическая квалификация взаимоотношений сторон; б) нарушение правил действия закона во времени или пространстве. Судебная практика свидетельствует о том, что в большинстве случаев судебные ошибки обусловлены неправильной юридической квалификацией возникших отношений. Неправильное истолкование закона как самостоятельный вид нарушения имеется тогда, когда суд применил надлежащий закон, но вследствие неправильного уяснения его содержания сделал в решении неправильный вывод о правах и обязанностях сторон.

Неправильное истолкование закона выражается в том, что суд, применяя закон, подлежащий применению, неправильно понимает его смысл и содержание (либо сужает, либо расширяет его применение), что приводит к неправильному выводу о правах и обязанностях сторон.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права служат основанием к отмене решения суда только в том случае, если они привели или могли привести к неправильному разрешению дела.

При разрешении вопроса о прекращении производства по делу суды не только выходят за пределы оснований, перечисленных в ст. 220 ГПК, но и нарушают требования о порядке и последствиях указанного процессуального действия.

Так, районным судом г. Йошкар-Ола прекращено производство по делу по иску Тюнина к Саулян об устранении препятствий в пользовании земельным участком в связи с неразрешением спора о границах участка.

Оставляя заявления без рассмотрения, суды не учитывают отсутствие обязательного досудебного порядка урегулирования спора по отдельным категориям дел (например, по заявлению о признании недействующим решения районной администрации, по искам о признании права собственности на жилой дом, возмещении ущерба, причиненного имуществу); отсутствие оснований для применения абз. 7, 8 ст. 222 ГПК, так как в деле отсутствуют данные о неявке сторон, извещенных надлежащим образом, по вторичному вызову.

Незначительные процессуальные нарушения, в частности, нарушение сроков рассмотрения и разрешения дела, необоснованные отсрочка или рассрочка уплаты государственной пошлины, нарушение порядка исследования доказательств по делу, несвоевременное рассмотрение заявленных ходатайств и т. п. не могут быть признаны основанием к отмене решения суда первой инстанции, если это не повлияло на правильность разрешения дела, но влекут за собой вынесение частных определений в адрес соответствующих судов.

Если при вынесении решения судом первой инстанции допущены процессуальные нарушения, указанные в ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, то суд кассационной инстанции лишен возможности изменить решение суда либо вынести новое решение, так как в ч. 2 ст. 364 ГПК РФ содержится перечень процессуальных нарушений, которые являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции, поскольку затрагивают основные права и свободы человека, защищаемые не только национальным законодательством, но и нормами международного права, являющимися в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Наличие безусловного процессуального основания для отмены решения суда первой инстанции не освобождает суд от проверки правильности решения. В данном случае судебная практика исходит из того, что суд кассационной инстанции должен проверить дело в пределах кассационной жалобы и возражений относительно ее с учетом вновь представленных доказательств, если суд признает, что они по уважительной причине не могли быть представлены в суд первой инстанции, и, не ограничиваясь указанием на одно безусловное основание, отразить в определении все допущенные по делу нарушения с тем, чтобы суд первой инстанции при новом рассмотрении дела все эти недостатки устранил. Такой подход сокращает сроки рассмотрения и разрешения дела и обеспечивает своевременную защиту нарушенных или оспариваемых прав.

В юридической литературе высказываются различные предложения по изменению и дополнению норм гражданского процессуального законодательства, касающихся безусловной отмены решения.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. На практике суды первой инстанции достаточно часто игнорируют требования названной конституционной нормы. Данное положение вызывает необходимость дополнить ч. 4 ст. 288 АПК и ч. 2 ст. 364 ГПК еще одним безусловным основанием к отмене судебных актов: дело рассмотрено с нарушением правил подведомственности и подсудности, поскольку перечень таких оснований является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. В кассационном определении должны содержаться выводы по всем юридически значимым доводам кассационных жалобы, представления и возражений на них, приводиться мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, законы, которыми суд руководствовался, а при отмене решения — указываться основания, по которым оно признано незаконным или необоснованным. Некоторые судьи отменяя решение суда первой инстанции ввиду его незаконности и (или) необоснованности, не указывают, по каким основаниям судебное постановление признано незаконным и (или) необоснованным. Так, В.С. Платонов обратился в суд с иском к Г.А. Кариманян об устранении препятствий в пользовании жилым домом и земельным участком, а также о сносе самовольно возведенного строения. Решение суда первой инстанции отменено в связи с недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, и несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела. Вместе с тем в определении суд кассационной инстанции сослался только на положение ст. 361 ГПК РФ.

Еще одна проблема, не урегулированная в законе и требующая своего разрешения, касается ст. 366 ГПК РФ, которая не определяет действия суда кассационной инстанции после вынесения кассационного определения. В ч. 4 ст. 271 АПК РФ закреплена обязанность суда апелляционной инстанции выслать лицам, участвующим в деле, копии принятых постановлений в пятидневный срок со дня принятия постановления. Аналогичную норму необходимо закрепить и в ГПК РФ, дополнив ст. 366, что явится дисциплинирующим фактором и будет способствовать своевременному изготовлению кассационных определений.

 

Поделись с друзьями