Нужна помощь в написании работы?

ФРЕЙД (Freud) Зигмунд (1856, Фрайберг, Австро-Венгрия –1939, Хэмпстед, близ Лондона) – австр. невропатолог, психиатр, психолог, профессор невропатологии. Создатель психоанализа, который он развивал сначала как психотерапию для лечения различных форм истерии, а потом преобразовал в учение о собственной закономерности и действии бессознательного, в особенности в сфере влечений, инстинктов.

Центральная теория - психосексуального развития индивида. Основу бессознательного - сексуальные инстинкты (либидо).

 Осн. произв.:  «Толкование сновидений», 1913; «Тотем и табу», 1923; «Психопатология обыденной жизни», 1926; «. «О психоанализе», 1911.

ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОАНАЛИЗ

ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ ЛЕКЦИЯ

РАЗДЕЛЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ

Человек - существо не только сексуальное, но и с более благородными и более высокими порывами. Он страдает от конфликта между влечений и сопротивлением против них.

Предметом исследования является наше наисобственнейшее Я. Но ведь Я является субъектом, как же оно может стать объектом? И все-таки это возможно. Я может стать объектом, наблюдать себя, критиковать и бог знает что еще с самим собой делать. При этом одна часть Я противопоставляет себя остальному Я. То есть, Я расчленимо в своих функциях. А затем они могут снова объединиться. Само по себе это не ново. С другой стороны, имеет место патология. Там, где обнаруживается слом и срыв, в нормальном состоянии может произойти расчленение. Если мы бросим кристалл на землю, он разобьется, но не произвольно, а распадется по направлениям своих трещин на куски, грани которых, хотя и невидимо, все-таки предопределены структурой кристалла. Такими растрескавшимися и расколовшимися структурами являются душевнобольные. Они отвернулись от внешней реальности, и именно поэтому больше знают о внутренней, психической реальности. Одна группа таких больных страдает бредом наблюдения. Они жалуются, что постоянно находятся под наблюдением неизвестных сил, и в галлюцинациях слышат, как эти лица комментируют каждое их действие.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

У Фрейда есть версия, что отделение наблюдающей Я-инстанции от остального Я может быть закономерной чертой, и мы называем ее совестью. Я чувствую желание что-то сделать, что даст мне наслаждение, но отказываюсь от этого, потому что совесть этого не позволяет. Или, поддаюсь огромному желанию наслаждения, против чего поднимается голос совести, которая наказыважет меня, будет упрекать, стыдить, заставлять раскаиваться. Эта особая инстанция (совесть) самостоятельна и выполняет функцию самонаблюдения.

В то время как меланхолик может быть более или менее строг к себе, как любой другой, то в приступе меланхолии у него Сверх-Я становится сверхстрогим, ругает, унижает, истязает бедное Я, упрекает. Сверх-Я вообще представляет собой требования морали, и она выступает как периодическое явление. Через какое-то время все это проходит, критика Сверх-Я умолкает, Я реабилитируется и вновь пользуется всеми человеческими правами вплоть до следующего приступа. Правда, при некоторых заболеваниях в этих промежутках происходит противоположное: Я находится в состоянии блаженного опьянения, торжествует, будто Сверх-Я утратило силу и это теперь свободныо маниакальное Я позволяет себе безудержное удовлетворение всех своих прихотей.

Фрейд говорит, что совесть действительно божественного происождения. Но тут же дает пояснение, что она в нас неизначально. Маленький ребенок аморален, у него нет внутренних тормозов против стремлений к удовольствию. Роль Сверх-Я исполняют сначала внешние силы, родительский авторитет. Родительское влияние проявляется в знаках любви и угрозах наказаниями. Этот страх является предшественником страха совести. Впоследствии на место родительской инстанции встает Сверх-Я.

На первый взгляд кажется, что Сверх-Я перенимает лишь твердость и строгость родителей. Если родители придерживались строгого воспитания, то вполне понятно,что у ребенка развивается строгое Сверх-Я. Но опыт показывает, что Сверх-Я может быть таким же строгим, даже если воспитание было мягким и добрым.

При преобразовании родительского отношения в Сверх-Я существует так называемая идентификация -уподобление Я чужому Я, т.е. первое Я подражает другому, принимает его в себя. Идентификацию можно сравнить с поглощением чужой личности. Это форма связи с другим лицом, но не то же самое, что выбор объекта. Например: если мальчик идентифицирует себя с отцом, то он хочет быть, как отец (его Я меняется по образу отца); а если он делает его объектом, то он хочет обладать, владеть им.

Можно сказать, что введение в действие Сверх-Я является идентификацией с родительской инстанцией и тесно связано с Эдиповым комплексом. С устранением этого комплекса ребенок должен отказаться от привязанности к объектам (родителям), а для компенсации этой утраты в его Я усиливаются идентификации с родителями. Сверх-Я теряет в силе, если Эдипов комплекс преодолевается лишь отчасти. Нельзя также забывать, что ребенок по-разному оценивает родителей на разных этапах жизни. Когда Эдипов комплекс уступает место Сверх-Я происходят идентификации с более поздними родителями, они даже формируют характера, но это касается только Я, на Сверх-Я (сформировано старым образом родителей) они уже не влияют.

Еще одна важная функция Сверх-Я – Я-идеал, с которым Я соизмеряет себя, к которому стремится. Этот Я-идеал является отражением старого представления о родителях, выражением восхищения их совершенством.

Возникновение Сверх-Я связанно с зависимостью ребенка от своих родителей и Эдиповым комплексом. Как правило, родители в воспитании ребенка следуют предписаниям собственного Сверх-Я. Они забыли трудности своего собственного детства, довольны, что могут наконец полностью идентифицировать себя со своими родителями. Таким образом, Сверх-Я ребенка строится по родительскому Сверх-Я, т.е. оно становится традицией. Именно этим Фрейд объясняет социальное поведение человека (например, можно понять беспризорность). Видимо, материалистические воззрения недооценивает этот фактор. В них считается, что "идеологии" людей зависят от экономических отношений. Это правда, но не вся. Человечество не живет полностью в настоящем, в Сверх-Я продолжает жить прошлое, традиция расы и народа.

В 1921 г. Фрейд изучал психологию масс и использовал дифференциацию Я и Сверх-Я. Он пришел к формуле: "Психологическая масса, имеющая одного вождя, – это объединение отдельных личностей, у которых в Сверх-Я существует одно и то же лицо.

Значительные части Я и Сверх-Я обычно являются бессознательными. Это значит, что личность ничего не знает об их содержании и ей требуется усилие, чтобы сделать их для себя сознательными.

То, что называется сознательным, не нуждается в обсуждении. А бессознательное – это процесс, когда мы предполагаем, что он сейчас происходит, хотя мы ничего о нем не знаем. Это значит, что большинство процессов сознательны только короткое время; очень скоро они становятся латентными, и легко могут вновь стать сознательными. Мы можем выделить два вида бессознательного: одно при часто повторяющихся условиях легко становится сознательным (предсознательное), и другое, при котором это превращение может никогда не произойти (бессознательно).

Однако бессознательное еще понимается в топическом или систематическом смысле, называемое Оно (Es). Оно –  темная, недоступная часть нашей личности. Фрейд сравнивает его с хаосом, котлом, полным бурлящих возбуждений. Оно наполняется энергией, но не имеет организации, не имеет воли, а только стремление удовлетворить инстинктивные потребности. Противоположные импульсы существуют друг с другом. В Оно нет представления о времени, нет никаких оценок, добра и зла, морали. Здесь экономический или количественный момент тесно связан с принципом удовольствия. Кроме того, Оно бессознательно. Отношение Я к внешней части психического аппарата есть система W-Bw. Эта система обращена к внешнему миру, и во время ее функционирования возникает феномен сознания. Я является той частью Оно, которая близка и находится под влиянием внешнего мира. Я наблюдает за внешним миром, откладывает его образ. Между потребностью и действием оно делает отсрочку для мыслительной работы, во время которой использует остатки воспоминаний из опыта. Таким образом, принцип удовольствия в Оно заменяется принципом реальности, который обещает больше надежности и успеха. Т.е. Я в душевной жизни представляет здравый смысл и благоразумие, а Оно - неукротимые страсти.

Но у Я есть и оборотная сторона. Я является лишь частью Оно, частью, целесообразно измененной близостью к грозящему опасностями внешнему миру. В динамическом отношении оно слабо, свою энергию оно заимствовало у Оно, и мы имеем некоторое представление относительно методов, можно даже сказать, лазеек, благодаря которым оно продолжает отнимать энергию у Оно. Таким путем осуществляется, например, также идентификация с сохранившимися или оставленными объектами. Привязанность к объектам исходит из инстинктивных притязаний Оно. Я сначала их регистрирует. Но, идентифицируясь с объектом, оно предлагает себя Оно вместо объекта, желая направить либидо Оно на себя. Мы уже знаем, что в процессе жизни Я принимает в себя большое число остатков бывшей привязанности к объектам. В общем, Я должно проводить в жизнь намерения Оно, оно выполняет свою задачу, изыскивая обстоятельства, при которых эти намерения могут быть осуществлены наилучшим образом. Отношение Я к Оно можно сравнить с отношением наездника к своей лошади. Лошадь дает энергию для движения, наездник обладает преимуществом определять цель и направление движения сильного животного. Но между Я и Оно слишком часто имеет место далеко не идеальное взаимоотношение, когда наездник вынужден направлять скакуна туда, куда тому вздумается.

Бедное Я служит трем строгим властелинам (внешний мир, Сверх-Я и Оно) и старается привести их притязания и требования в согласие. И неудивительно, что Я часто не справляется со своей задачей. Я чувствует себя стесненным с трех сторон, на что реагирует страхом. Я стремится посредничать между Оно и реальностью и часто вынуждено выполнять бессознательные требования Оно, оглядываясь на реальность. А строгое Сверх-Я предписывает ему определенные нормы поведения и наказывает в случае непослушания чувством неполноценности и сознания вины.

Предостережение! Разделение личности на Я, Сверх-Я и Оно не имеет строгих границ, скорее это расплывчатые цветовые пятна. После того как мы произвели разграничение, мы должны выделенное опять слить вместе. Не судите слишком строго о первой попытке сделать наглядным психическое, с таким трудом поддающееся пониманию. Весьма вероятно, что образование этих отдельных областей у различных лиц весьма вариабельно, возможно, что при функционировании они сами изменяются и временно регрессируют. Это, в частности, касается филогенетически последнего и самого интимного - дифференциации Я и Сверх-Я. Несомненно, что нечто подобное вызывается психическим заболеванием. Можно хорошо представить себе также, что каким-то мистическим практикам иногда удается опрокинуть нормальные отношения между этими отдельными областями, так что, например, восприятие может уловить соотношения Я и Оно, которые в иных случаях были ему недоступны. Можно спокойно усомниться в том, что на этом пути мы достигнем последней истины, от которой ждут всеобщего спасения, но мы все-таки признаем, что терапевтические усилия психоанализа избрали себе аналогичную точку приложения. Ведь их цель - укрепить Я, сделать его более независимым от Сверх-Я, расширить поле восприятия и перестроить его организацию так, чтобы оно могло освоить новые части Оно. Там, где было Оно, должно стать Я.

Это примерно такая же культурная работа, как осушение Зёйдер-Зе

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями