Нужна помощь в написании работы?

Теория психосексуального развития – фактически это та теория, с которой ПА (психоанализ) начинался.

Структура курса такова (3 лекции):

1) Как развивались взгляды Фрейда на ПС (психосексуальную) организацию;

2)      ПС-организация с т.зр. современного классического ПА.

Психосексуальное развитие личностиэто развитие влечений, в первую очередь – сексуального (либидинозного – в совр. языке) и агрессивного.

В этом современный ПА сохраняет фрейдовскую традицию, т.к. сексуальность и агрессивность рассматриваются в нем как две базовые динамические силы, определяющие всю круговерть не только интра-психических (т.е. внутрипсихических), но и межличностных (т.е. интерсубъективных) процессов.

Когда ребенок появляется на свет с еще недифференцированными влечениями, с самыми примитивными предтечами будущих переживаний удовольствия-неудовольствия, до завершения подросткового возраста он проходит путь, в финале которого находится зрелая психосексуальная организация. Зрелая психосексуальная организация подразумевает определенную направленность и альтруизм психосексуального влечения (как заботу не только о собственном удовольствии, но и об удовольствии партнера как продолжении себя).

Современный классический ПА придерживается, хотя и с незначительными изменениями, т.н. фрейдовской структурной модели психического аппарата – наличие трех психических инстанций: Id (Ид, Оно) как основа бессознательного  и как резервуар влечений, Ego (Эго, Я) – буферная инстанция между требованиями Ид и окружающей реальности, Эго  призвано соотносить влечения с требованиями окр. Среды. И наконец, Super Ego (Супер-Эго, Сверх-Я) – носитель морали, нравственности и проч. Т.е. Эго  призвана контролировать Ид, а Супер-Эго  следит, как Эго  с этим справляется.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

1942 год, к Москве рвутся танки Гудериана. На опушке леса – горстка бойцов со старыми трехлинейками, которая призвана эти танки остановить, а за спинами этих бойцов спрятались в ельнике откормленные НКВД-шники с пулеметами. Задача НКВД-шников – контролировать, как бойцы будут сдерживать танки Гудериана, сами они с танками воевать не будут, они будут стрелять по своим, если те побегут. Вот такую садистическую позицию, как принято считать, занимает Супер-Эго по отношению к Эго. Ид – это танки Гудериана, которые рвутся к своей цели, невзирая ни на что.

Так вот, зрелая психосексуальная организация подразумевает, что Эго  и Ид вступают в перемирие, и что в распоряжении Эго  находится достаточный набор социально приемлемых поведенческих паттернов. Говоря иными словами, зрелая личность – это личность, поведение которой не управляется ни чувством страха, ни чувством стыда, ни чувством вины.

Еще раз – задача Супер-Эго – следить за тем, как Эго  справляется с влечениями, как оно их направляет, позволяет ли оно им добиться удовлетворения, если да – то в какой форме. И если удовлетворение достигается путем, который Супер-Эго не одобряет, тогда человек переживает невыносимый стыд или вину.

Например, вы идете по пустынной улице, а навстречу вам идет пожилая женщина, которая несет в сумочке только что полученную пенсию. Вопрос: что мешает вам забрать эту сумочку и убежать с деньгами? Вам это просто не придет в голову – потому, что ваше поведение не управляется ни опасением, что вас поймают и посадят (страх), ни знанием, что вас потом совесть замучает (вина), ни потому, что бабушек обижать не хорошо (стыд). Это и означает, что поведение личности начинает управляться социально приемлемыми стереотипами, находящимися в распоряжении Эго. Про эти три регулятора поведения – страх, стыд и вина – я потом расскажу отдельно.

Зрелая психосексуальная организация подразумевает, что человек обладает определенной свободой для осуществления своих инстинктных потребностей, но при этом он в достаточной степени принимает во внимание окружающую реальность – не занимает по отношению к этой реальности конформистскую позицию, не прогибается под изменчивый мир,  а просто разумно принимает ее во внимание. И то, что он принимает во внимание, соответствует стереотипам, имеющимся в распоряжении его Эго  – конфликта нет.

Современная теория психосексуального развития, которая много унаследовала от концепции Фрейда, подразумевает, что это развитие проходит в пять фаз:

Оральная фаза – с рождения – до 1-1,5 лет;

Анальная фаза – 1-1,5 – 3 г.;

Инфантильно-генитальная (фаллическая)  - 3 – 6-7 л.;

Латентная – 6-7 – 11-12;

Подростковая – 11-12 – до завершения подросткового возраста (20-21 год).

Подростковая фаза в свою очередь делиться на предподростковую и собственно подростковую (граница между ними проходит по появлению первых менструаций у девочек и первых поллюций у мальчиков).

Во сколько заканчивается подростковый возраст, во сколько приходит зрелость?

Я слышал фразу, что подростковая фаза по-настоящему заканчивается только тогда, когда у человека умирают оба родителя – при живом родителе никогда не удается преодолеть окончательно зависимости от него. Но это только одна точка зрения, традиционно же завершение подростковой фазы – 20-21 год.

Итак, начнем с Фрейда…

Начало ПА относится к 1892-1893 году, когда Фрейд приступает к работе со своими первыми, как тогда считалось истерическими пациентками. Большинству из них современные психоаналитики поставили уже совершенно другие диагнозы, т.к. Фрейд ставил диагноз по внешней картине симптомов, а под внешней картиной лежали нарушения куда более глубокие, и возможно как раз этим объясняется неуспех тех анализов, которые он проводил на ранней стадии.

Итак, в 1892-93 году у Фрейда появляется первая концепция формирования истерической симптоматики, которая предполагает, что в основе истерического симптома лежит сексуальная травма. Это было сделано на основе анализа таких пациенток, как Катарина, Люси Р. и некоторых других (см. «Исследования истерии» Брейер, Фрейд). Первые пациентки Фрейда сообщают ему, что их истерическая симптоматика возникала после в той или иной степени неудачного сексуального опыта, после сексуальной травмы, которую им довелось перенести.

Уже в середине 90-х гг. Фрейд вносит дополнения в свою первую концепцию: невроз всегда опирается на две ноги.

Оказывается, что в основе истерического симптома лежала не одна сексуальная травма, а две: первая из них относилась к раннему детству (инфантильная травма) и только вторая – к зрелому возрасту (актуальная травма). Предполагалось, что инфантильная травма сама по себе невроза еще не создает, она создает предрасположенность к невротическому реагированию. И если человек, имея такую предрасположенность, в зрелом возрасте сталкивается еще с одной сексуальной травмой, которая как бы пробуждает его вытесненные воспоминания, вот тогда он заболевает неврозом: невроз опирается на две ноги.

Что за инфантильная травма? В разные периоды творчества Фрейд описывал ее по-разному: травма, связанная с сексуальным совращением со стороны родителей, или с наблюдением ребенком первичной сцены, т.е. родительский коитус, в который ребенок вносил собственное осмысление (например, как насильственный акт, нечто ужасное).

Я всегда ощущал себя концептуально более близким к теории отношений, чем к теории влечений, т.е. к теории, согласно которой в основе и неврозов и более тяжелых заболеваний лежат не столько сексуальные травмы и фрустрации, сколько травмы и фрустрации, связанные с неудачами отношений. Одно из наиболее современных направлений в ПА – интерсубъективный подход, который гласит, что что-то всегда происходит не в одном человеке – всегда что-то происходит между двумя людьми. Как говорил Винникотт: нет такого явления как младенец, есть явление «младенец с матерью», «младенец + мать» и только эта совокупность достойна психологического рассмотрения.

Итак, невроз опирается на две ноги: инфантильная + актуальная травма, и это исследование приводит Фрейда к созданию теории травмы или как ее еще называют – теория раннего совращения (раннего сексуального соблазнения). Эта теория просуществовала относительно недолго. Согласно ей, ребенок в детстве получает травму сексуального характера, и, поскольку его детское Я еще слишком слабо и не в состоянии эту травму адекватно переработать,  происходит вытеснение. Аффект начинает развиваться в бессознательном и проявляется на поверхности в виде невротической симптоматики. И из этой простой схемы выводилась простейшая наиболее ранняя модель ПА процесса: психоаналитик должен был подвести пациента к вытесненному воспоминанию, воскресить его в сознании и заново справиться с травмирующим переживанием с помощью тех сил, которые уже имеются в распоряжении взрослого Я. 

Представим психику в виде стакана с водой. Пусть в этот стакан бросают железный шарик, покрытый растительным маслом. Шарик опустится на дно, а масло – распределится по поверхности воды. Шарик, смоченный подсолнечным маслом – это некое травмирующее событие, масло – это эмоциональный окрас этого события, допустим, оно было эмоционально окрашено страхом. Шарик опускается на дно – т.е. – в бессознательное, вытесняется. Чувство не вытесняется, чувство не может быть бессознательным. Сущность чувства – в том, что оно чувствуется. Не давайте себя запутать: когда Фрейд говорит о бессознательном чувстве вины, он имеет в виду не чувство как таковое, он имеет в виду связанные с ним бессознательные импульсы, образы, фантазии. Но чувство остается на поверхности сознания. И, может быть, человек забудет некоторое травмирующее событие из своей жизни, но жизнь его будет наполнена беспричинной, диффузной тревогой. Или, если на поверхности воды были какие-то пылинки, то можно представить, что масло сконцентрируется вокруг этих пылинок. Тогда  мы получим не случай неопределенной «плавающей» тревоги, а случай фобий. И задача аналитика в те годы виделась в том, чтобы поднять шарик из стакана, предполагая, что по пути он соберет на себя все масло, плавающее на поверхности. Но «в действительности, все оказалось не так, как на самом деле», потому что анализы, которые проводил Фрейд в те годы на основе данной концепции, один за другим заходили в тупик. Кроме того, Фрейд был озадачен одним обстоятельством, о котором он написал в 1899 г. Вильгельму Флиссу: удивительно, с каким постоянством у моих пациентов и пациенток всплывают сцены сексуального домогательства в детстве, удивительно, что в нашей доброй порядочной Европе, в нашей Вене, оказывается настолько высок процент сексуального насилия родителей по отношению к детям.

Новую концепцию Фрейд создает к 1905 году: первая дуалистическая теория Фрейда (к 1905 году, конечно, нечто, что еще будет изменяться, развиваться, дополняться) – теория влечений.   Самое главное, принципиальное отличие от теории травм заключалось в следующем: слова пациентки «я была совращена отцом» не всегда являлись реальным воспоминанием, а иногда означали то, что «я хотела бы быть совращенной отцом». Запретное желание превращалось в фантазию, в ложное воспоминание. Можно сказать, что пациент из «жертвы» превращался в «виновника» того, что с ним произошло, если здесь уместен термин вины. Т.е. в основе невротического симптома оказывалась не реальная, а воображаемая травма, запретное желание сталкивалось с цензурой человеческого Я, и этот конфликт становился причиной образования невротической симптоматики. Соответственно теперь менялся акцент ПА исследования: вместо того, чтобы воскрешать в памяти забытую травму, в тех случаях, когда ее не было, требовалось исследовать влечения, извлечь на свет божий запретное желание, признать его в себе. Фрейд формулирует тезис: «влечение – есть конечный пункт ПА познания», цель ПА исследования – добраться до влечения.

Говоря «конечный пункт», Фрейд имел ввиду то, что влечения представляют собой область переходную, пограничную между психическим и телесным, влечения – этот тот феномен, который может быть с равным успехом исследован как в аспекте физиологическом, так и в психологическом.

А дальше Фрейд на протяжении долгого периода начинает проявлять очень интересную непоследовательность. Несколько слов о взаимоотношениях Па и биологии. Фрейд как ученый сформировался в атмосфере научного позитивизма. Применительно к нашему предмету, позитивизм означает, что для того, чтобы сделать какие-то психические процессы объективизируемыми, экспериментально проверяемыми, т.е. сделать психологию подлинно объективной наукой, мы должны приземлить все психическое на физиологический субстрат, мы должны проследить психологические процессы до уровня физико-химических процессов в мозговой коре. Только тогда психология становится наукой. Учителем Фрейда был убежденный позитивист Эрнст Брюкке, который в свою очередь был учеником Гельмгольца. Поэтому неудивительно, что еще в начале 1890-х гг. Фрейд предпринимал попытки толковать истерические симптомы с позиций физиологии. А в конце 1890-х он пишет еще в одном письме Вильгельму Флиссу: «Я не склонен оставлять психическое во взвешенном состоянии, т.е. без физиологической основы, более того, я убежден, что все психические процессы имеют биологические корни. Но поскольку кроме этого убеждения у меня больше нет ничего, я вынужден вести себя так, как если бы передо мною было только психическое». Т.е. Фрейд говорит о том, что задача науки - со временем приблизиться к пониманию связи между психикой и физиологией, но дальше он начинает говорить своим ученикам, чтобы они ни в коем случае не лезли в физиологию. «Наш объект исследования – только психология, и ПА сохраняет свою ценность только до тех пор, пока он не коснулся проблем физиологических». И когда в 1920-е гг. один из основателей будущей психосоматической медицины Виктор фон Вайцзеккер (1886-1957) обращается к Фрейду с проектом исследования связи психического и биологического, Фрейд его достаточно резко обрывает и говорит, что мы не должны предоставлять нашим ученикам соблазн заигрывать с сомой.

Получается интересный парадокс. С одной стороны, Фрейд постулирует главенство сексуальности в системе человеческих мотиваций, т.е. он стартует от телесного, а затем он отрывает психику от тела, и действительно оставляет ее во взвешенном состоянии (подробнее об этом вы можете прочесть в моей книге «Homo somaticus»).

Было по крайней мере три человека, три «кита», чьи мысли красной нитью проходят по всем трудам Фрейда: Дарвин, Геккель, Ламарк.

Дарвиновский закон эволюции, геккелевский тезис о том, что онтогенез наследует филогенез (знаменитый треугольник Фрейда как работает психика у невротика, у первобытного дикаря и у маленького ребенка). Наконец у Ламарка Фрейд заимствовал принцип необходимости «функция формирует орган», т.е. сначала у живого существа появляется потребность в определенной функции, а затем в эволюционном процессе выкристаллизовывается тот орган, который будет отвечать за выполнение этой функции. Кстати, именно так в концепции Фрейда формируется человеческое Я: когда младенец появляется на свет, он является носителем только инстинктной жизни, у него есть только влечения, которые рвутся к удовлетворению. Но поскольку это поведение было бы неадаптивным, т.к. реальность накладывает свои требования, то со временем в зоне этого конфликта формируется человеческое Я как посредник между Ид и реальностью, как буферная зона.  Т.е. в данном случае функция сформировала психический орган.

Можно двойственно относиться к фрейдовскому завету, что мы не должны лезть в биологию, мы должны ограничивать наши исследования только влечениями, т.к. дальше уже начинается физиология в чистом виде. С одной стороны, это позволяло действительно сохранить в чистом виде то, что Фрейд называл «чистым золотом психоанализа», но с другой стороны, эта односторонность привела ПА к определенной ограниченности, односторонности. Одна из самых ранних фрейдовских диагностических систем заключалась в следующем том, что неврозы делились на две группы:

  • Психоневрозы – истерия и невроз навязчивых состояний.
  • Актуальные неврозы – неврастения и невроз страха (тревоги).

С психоневрозами психоанализ работает, а с актуальными – нет, поскольку, в отличие от психоневроза, симптоматика актуального невроза не несет символического содержания.

Псхоневроз (истерический симптом) глубоко символичен: истерическая потеря дара речи: «мне больше не с кем разговаривать», истерическая слепота: «я не хочу этого видеть» и т.д. Классическая же симптоматика актуального невроза (неврастении): утомляемость, раздражительность, потливость, сердцебиение, и т.п.  В нем нет символического наполнения, просто телесные вегетативные реакции, а ПА в те годы был ориентирован на расшифровку смысла, и там где нет смысла ПА ничего сделать не мог. И Фрейд писал, что единственное, что может сделать врач, работая с актуальными неврозом, это разъяснять пациенту. В те годы считалось, что неврастения происходит из-за чрезмерной сексуальной жизни, а невроз страха – из-за недостаточной.

Впоследствии оказалось, что с актуальными неврозами работать все-таки можно – но для этого потребовалось развитие такого направления, как эго-психология, теории объектных отношений, и для этого потребовалось сместить акценты в главном вопросе, которым задавался психоаналитик: вместо вопроса «Что данный симптом означает?» должен быть вопрос «В каких условиях данный симптом сформировался?». В каких условиях возникла органическая предрасположенность к подобной реакции? А это естественно уводило в контекст наиболее ранних отношений младенца и матери.

Итак, первая дуалистическая концепция Фрейда. Фрейд предположил, что для объяснения динамики психологических процессов нужны два полюса, между которыми и будет функционировать эта динамика. И в основу первой дуалистической модели Фрейд положил тезис Шопенгауэра: «Миром правят голод и любовь». Две группы влечений: влечения Я и влечения либидо. Наиболее емкое выражение влечений Я – инстинкт самосохранения, а влечения либидо – влечения сексуальные. В концепции Фрейда эти влечения выступают как антагонистичные.

Вопросы в перерыве:

Вопрос: Как узнать, было ли то, о чем рассказывает пациент, на самом деле, или это его фантазия?

Ответ: Во-первых, для психоаналитика не имеет значения, было ли какое-то воспоминание пациента действительным событием, или является плодом его фантазии, потому что и в том и в другом случае нас интересует какое влияние это оказало на его психику. Прошлого не существует – так говорил еще один из героев Оруэлла из романа «1984». Прошлое существует только в наших воспоминаниях. А во-вторых, когда Фрейд оставил теорию травмы, она не умерла, и стала зародышем теории объектных отношений. Разработками ее занимаются, во-первых, Отто Ранк, во-вторых, Шандор Ференци, в-третьих – Микаэль Балинт. Они исследовали роль реальных травм в жизни ребенка. Что такое реальные травмы? Конечно, могут быть отдельные случаи сексуального совращения, или жестокого наказания, но дело не только в них. Считается, что гораздо сильнее на ребенка влияют те события, которые он получает не эпизодически, а пролонгированно, на протяжении всего сосуществования с родителями. Это все случаи, когда к ребенку отношение холодное, неэмпатийное, когда ребенку дают понять, что он только мешает, что он у всех путается под ногами, что он должен быть благодарен родителям за сам факт своего появления на свет, и ничего кроме выражения этой благодарности ему не полагается. Это – те исследования, из которых выросла теория объектных отношений, выросло понимание того, что наиболее тяжелые патологии, например, психопатологии психотического или пограничного типа, или психосоматические расстройства проистекают не от сексуальных травм и фрустраций, а из атмосферы нарушенных отношений. А эти нарушения могут быть такими тонкими, что они постороннему глазу абсолютно незаметны. И вот тут начинается искусство психоаналитика.

Часть 2.

Итак, почему инстинкт самосохранения оказывает антагонистом по отношению к либидинозному влечению? Потому что у них прямо противоположные задачи. Инстинкт самосохранения – это сила, задача которой сохранить человеческое Я в изначальной форме. А для этого оно должно быть максимально изолировано от влияния окружающей реальности. Сексуальное влечение подталкивает личность к прямо противоположному: максимально войти в мир объектов вокруг себя, расширить число контактов, распылиться в окружающем мире, давая началу множеству новых жизней, но при этом, теряя себя. Патологические случаи – когда между этими силами нет определенного баланса и когда одна из сил перевешивает. В фильме «Человек дождя» Дастин Хоффман играет человека, страдающего аутистической формой шизофрении. Что это за человек? Это человек, у которого настолько хрупкое я, настолько глубок его дефицит идентичности, его я настолько уязвимо, что для его сохранения влечения Я подавили либидинозные влечения. Он эмоционально абсолютно независим от окружающего мира. И только эта эмоциональная изоляция позволяет ему уберечься от дезинтеграции, от распада. Поэтому, когда девушка целует его в губы и говорит: «Что ты чувствуешь?», он отвечает: «Мокро». Она его спрашивает о чувстве, а он отвечает об ощущении – он ничего не чувствует.

Таков дуализм. Как же формируется невротический симптом? Либидинозная энергия стремится к разрядке – субъект стремится к наслаждению, но если путь, который он выбрал, натыкается на противодействие Я – происходит вытеснение. Влечение вытесняется и вынуждено искать иные, обходные пути к достижению удовольствия. И оно их находит – в виде невротического симптома. Невротический симптом нужен человеческому я – он возникает, как замена искомому удовлетворению. Чуть позже на примерах мы увидим, как это происходит.

Итак, Фрейд отталкивается от предположения, которое он впервые высказывает в 1905 году в работе «Три очерка по теории сексуальности». Один из ведущих тезисов Фрейда, относящихся к тому времени гласит, что наше детство насквозь сексуально, оно пронизано сексуальными желаниями  ребенок в отличие от взрослого является абсолютно неразборчивым в способах его удовлетворения. Этот тезис встретил естественное негодование со стороны общественности, со стороны врачей, педагогов и т.д. Ребенок считался ангелом. Может быть в это была одна из причин, по которой Фрейд говорил своим ученикам: никогда не вступайте в научные дискуссии с тем, кто не имеет отношения к психоанализу. Вежливо переведите разговор на другую тему. Это будет диалог двух глухих.

Что же такое сексуальность? Почему-то сексуальность обычно ассоциируется с генитальными отношениями полов, в то время как в определении Фрейда сексуальность – это тенденция к извлечению удовольствия из какой-либо части или органа собственного тела. Ребенок действительно до определенной стадии озабочен только поиском удовольствия и первым источником удовольствия для него становится собственное тело: от материнских прикосновений к нему, от материнской груди, потом от сосания собственного пальца, потом от процесса дефекации и  т.д. Состояние, в котором находится новорожденный некоторое время после появления на свет, Фрейд называет полиморфной первертностью – это изначальное состояние, в котором пребывает новорожденный. Полиморфный – многообразный, первертность – извращение. Полиморфная первертность означает, что ребенок в поисках удовольствия готов на всё, т.е. он готов искать удовлетворения на всех тех путях, которые с точки зрения взрослого человека выглядят ненормально, извращенно. И только потом, когда в результате воспитания, постепенно выстраиваются барьеры стыда, морали, этики – его сексуальность  направляется в какое-то определенное сексуальное русло, скажем, в русло, которое мы условно принимаем за нормальное – в русло генитальной гетеросексуальности.

Одновременно с этим Фрейд формирует свой тезис, который в то время являлся для него базовым и забегая вперед скажу, что в современном па этот тезис уже признан архаичным. «Влечение первично, объект – вторичен». В ранней концепции Фрейда влечение обладает тремя параметрами: влечение имеет свой источник, свою цель и свой объект. Объект – это то, с помощью чего влечение достигает разрядки, с помощью чего субъект может получить удовлетворение. Про источник и про цель Фрейд не пишет ничего: потому, что источник он относит к физиологии. Цель же у влечения всегда одна – разрядка напряжения. Поскольку это некоторая константа, ее можно вынести за скобки. Тогда остается объект, разнообразие мира объектов и разнообразие способов, которые ребенок может использовать, чтобы добиться разрядки. Что означает тезис «влечение первично, объект – вторичен?» оно означает, что влечение закрепляется за объектом, который признается ребенком, как подходящий для целей разрядки. Объект ценен не сам по себе, а как средство, с помощью которого разрядка может быть достигнута.

Как показало будущее,  этот тезис Фрейда критики не выдержал, потому, что впоследствии, с появлением теории объектных отношений, оказалось, что помимо инстинктных потребностей, у ребенка с первых недель жизни, существуют объектные потребности, которые поначалу нераздельны с инстинктами, а потом начинают существовать совершенно самостоятельно. Это означает, что Другой человек – объект – нужен нам не только, чтобы мы с его помощью достигли удовольствия, он нужен нам сам по себе, нужен как объект.

Как понять потребность в объекте – зачем он нужен? Объект нужен для того, чтобы чувствовать себя. Объект – это то, в соотнесенности с чем, мы формирует представление о собственном Я. Это потребность, идущая не от Ид, а от Эго. Но про это потом мы будем еще много говорить.

Еще 2 понятия, которые вводит Фрейд и которые необходимо отметить. Во-первых, мы говорили о том, что Фрейд оторвал психологию от физиологии, он разъединил душу и тело, заявив, что влечения – это конечный пункт психоаналитического исследования. Но Фрейду для его концепции вместо физиологической основы была необходима какая-то иная, которая не входила бы с физиологией в противоречие. И такой основой становятся непроизвольные органические проявления – это некоторые жизненно важные телесные функции, которые сначала выполняются чисто физиологические, но затем наполняются психическим содержанием. Фрейд называет три таких проявления:

Сосание – которое начинается для младенца как чисто рефлекторный процесс, но потом наполняется психологическим содержанием;

Дефекация –

Инфантильная эрекция –

В соответствии с этими тремя проявлениями, Фрейд называет три главные эрогенные зоны: оральная, анальная и генитальная. Именно с этими тремя зонами, с точки зрения Фрейда и связан первый и наиболее сильный опыт получения сексуального удовольствия. В связи с этими удовольствиями Фрейд вводит еще одно понятие: инфантильные сексуальные проявления – это те манипуляции, которые выполняет ребенок для получения чувственного удовольствия. Есть три принципиальных отличия инфантильных сексуальных проявлений от зрелых :

1)      Эти проявления – аутоэротичны, т.е. объектом становятся тело субъекта;

2)      Они присоединены к важной телесной функции, т.е. оральной, анальной и генитальной.

3)      Сексуальная цель находится во власти эрогенной зоны, с которой это влечение связано. Сексуальная цель не выходит за рамки эрогенной зоны. Имеется ввиду самодостаточность удовлетворения. У взрослого человека, со зрелой психосексуальной организацией, присутствует в сексуальных отношениях, например, поцелуй в губы. Это число вроде бы оральное удовлетворение. Но у взрослого оно не является самодостаточным – оно не дает разрядку напряжения, оно наоборот, повышает напряжение и сексуальной целью является не этот поцелуй – цель достигается в сексуальном акте, т.е. генитальном. У ребенка этого еще нет. У него действительно оральное удовлетворение служит разрядке напряжения, и оно не ведет его к чему-то большему.

Часть 3.

Последовательность созревания сексуальных зон формирует последовательность стадий психосексуального  развития. Т.е. в течение первого года или первых полутора лет жизни для ребенка оральное удовольствие является доминирующим – рот становится главным источником наслаждения, затем наступает стадия анальная – к этому возрасту ребенок овладевает сфинктерами и может как отпустить продукты своего пищеварения на свободу, так и удержать их в себе и извлекает из этих манипуляций дополнительное удовольствии. Соответственно на этой стадии начинает доминировать анальное удовольствие, и затем ребенок совершает сексуальное открытие, обнаруживая у себя определенную часть тела и обнаруживая, что манипуляции с этой частью также позволяют достичь высоких степеней наслаждения. Так определяется последовательность инфантильного сексуального развития (по Фрейду): оральная, анальная и фаллическая фазы.

Что происходит с этими влечениями дальше? Когда в подростковом возрасте начинает формироваться зрелая  личностная структура, Фрейд выделяет три возможные судьбы этих влечений: 1) вытеснение, 2) сублимация и 3) влечения ложатся в основу черт, и тогда мы говорим про анальный характер или анальный и т.п. Например, те удовольствия, которые когда-то принадлежали анальной стадии (удовольствие от отдачи продуктов пищеварения, от их удержания) ложатся в основу анального характера. Такой человек скуп, упрям, повышенно чистоплотен и т.п. Или оральный характер – все вокруг себя поглощающий, окружающих людей, предметы роскоши и т.д. Или генитальный характер – соревновательный, упорный, ни перед чем не останавливающийся… Разумеется, эти судьбы – не или-или, у каждого из нас какая-то часть оральных влечений сублимируется, какая-то кристаллизуется в характере, какая-то вытесняется, и то же для других стадий. Характерность черт того или иного склада характера обусловлено тем, что именно эти черты формируются на данной стадии в процессе ее освоения: упорство, сколько долго он долго может сидеть на горшке, или оральная фиксация – повышенная  потребность в получении удовольствия с помощью рта: курение, алкоголь, удовольствие от приема пищи… Но с другой  стороны – что такое оральность? Это, прежде всего, тенденция к поглощению, к принятию чего-либо внутрь себя. Есть люди, у которых в зрелом возрасте эта тенденция очень сильно присутствует: когда они поглощают человека своей любовью, они поглощают знания, учась в институте, они поглощают все и им все мало.

Дальше оказывается, что наряду с влечениями, связанными с эрогенными зонами, Фрейд выделяет еще одну группу влечений, которые с эрогенными зонами связаны лишь косвенно. Эта группа частичных влечений или, говоря языком современного психоанализа – парциальные влечения.

По Фрейду

1)      Влечение к демонстрации себя;

2)      Влечение к подглядыванию за другим человеком;

3)      Влечение к жестокому обращению, к причинению боли.

Обратите внимание на противоречие: сначала Фрейд говорит: «влечение первично, объект – вторичен», но можно ли то же самое сказать по отношению к частичным влечениям – скорее нет, чем да. Трудно представить, что есть изначально какое-то напряжение, желание подглядывать и только потом уже выбирается за кем. Сначала все-таки появляется объект, за которым хочется подглядывать, которому хочется себя продемонстрировать. Частичные влечения входят в явное противоречие с указанным тезисом. И у Фрейда много таких противоречий, но величие его в том, что каждое такое противоречие становилось импульсом для нового витка исследований тех, кто шел за Фрейдом. Но если мы принимаем этот тезис, тогда следует признать, что частичные влечения появляются не сразу, а только тогда, когда ребенок окончательно способен различить себя и другого человека: они появляются, когда появляется объект. Т.е. это происходит где-то во второй половине первого года жизни.

Современная теория психосексуального  развития выделяет несколько другие частичные влечения. Она не признает влечения к причинению боли, т.е. оно может возникать, но как патология, а не как норма.

1)      Влечение к подглядыванию;

2)      Влечение к демонстрации себя;

3)      Влечение к прикосновению – тактильное влечение;

4)      Влечение к вдыханию запаха, к обнюхиванию – обонятельное влечение.

С эрогенными зонами частичные влечения вязаны следующим образом: когда ребенок вступает в анальную фазу и когда анальная деятельность становится основным источником к извлечению удовольствия, все его частичные влечения концентрируются на анальной деятельности. На этой стадии, например, влечение к демонстрации будет проявляться в демонстрации себя, сидящим на горшке, влечение к подглядываю – к подглядыванию за туалетными отправлениями других людей, и соответственно влечение к вдыханию запахов и прикосновению тоже понятно на что направлены.

Дальше, когда ребенок вступает в фаллическую стадию и становится генитально-ориентированным, фокус интереса смещается: здесь прежде всего будет влечение к демонстрации своих гениталий, влечение к подглядываю за гениталиями других людей и влечение к прикосновению и обнюхиванию тоже будут иметь в первую очередь генитальную зону возбуждения. До определенного времени про все эти влечения мы можем сказать то же, что и про влечения, связанные с определенными эрогенными зонами – что удовлетворение каждого их них является самодостаточным и не зовет к чему-то большему. Что происходит с частичными влечениями, когда формируется зрелая психосексуальная структура? Происходит объединение частичных влечений под приматом генитальной зоны. Это означает, что они теряют свойство самодостаточности. Все эти частичные влечения сохраняются в зрелой психосексуальной   организации, потому что человек может получать нормальное удовольствие и от демонстрации себя сексуальному партнеру, и от созерцания своего сексуального партнера, и от прикосновения к нему, и от вдыхания его запаха,  но все эти удовольствия ведут не к понижению напряжения, а наоборот к его повышению, создавая необходимый потенциал энергии для завершающей цели, для  генитального сексуального акта. В этом и заключается объединение частичных влечений под приматом генитальности в зрелой структуре.

Итак, мы описали, как с точки зрения Фрейда происходит формирование зрелой психосексуальной   организации. Теперь рассмотрим, какие нарушения возможны в этом процессе. Главный патогенный фактор, с точки зрения Фрейда,  это фиксация – это остановка психосексуального    развития на определенной ступени, чаще – в каком-то одном аспекте, реже – целиком.  Фиксация может вызываться двумя факторами: безмерным удовлетворением, после которого нет смысла стремиться к чему-то большему, или чрезмерной фрустрацией. Поясним это на примере. Представьте, что вы хотите осмотреть незнакомый красивый город и предпринимаете длинный маршрут от одной окраины до другой через центр. этот маршрут – ваше развитие. Поскольку путь долгий, вы неизбежно будете чувствовать напряжение голода, и для его удовлетворения будете заходить в кафе или ресторанчики, которые вам встречаются по дороге. И возможны  две ситуации: 1)  в одном месте вас накормили настолько вкусно, что во всех других заведениях пища будет вам казаться пресной и сухой. Это может затруднить ваше продвижение по городу, т.к. в следующий раз, когда вы снова проголодаетесь, вам захочется вернуться в то место, где вас так вкусно накормили. Это вариант фиксации на почве чрезмерного удовольствия. Обратная ситуация: вас накормили несъедобной едой, нахамили и т.д. вы тоже будет испытывать стремление вернуться туда, для того, чтобы расставить все точки над i: навязчивая потребность выяснить отношения там, где они были нарушены. Это вариант возникновения фиксации на почве чрезмерной фрустрации какого-либо влечения. Конечно, развитие психосексуальной    организации продолжиться, но в нем останется «заноза». И если человек, ведущий уже зрелую, полноценную жизнь, сталкивается с каким-то сильным неудовлетворением своих потребностей, он в своем повелении возвращается как будто к определенной точке фиксации, и начинает действовать в соответствии с ее стереотипами. Кроме того, Фрейд говорил, что точки фиксации делятся на 2 категории: молчащие и говорящие. Молчащая точка фиксации никак не проявляет себя в обыденной жизни человека, она совершенно незаметна и дает о себе знать только в моменты сильного стресса. Говорящая точка фиксации проявляет себя постоянно в будничной жизни человека. Например, допустим, речь идет о какой-то сильной орально фиксации. В случае молчащей точки она будет проявляться как привычка «заедать стрессы». А говорящей – когда для человека всегда поесть – это главное удовольствие в жизни, из еды он извлекает максимум наслаждения и ничего другого ему не надо.

Подобного рода  возврат организации  либидо к этим точкам фиксации получил у Фрейда название регресс: человек либо постоянно регрессивно ведет себя в соответствии с точкой фиксации, либо возвращается к ней, когда в зрелой жизни сталкивается с неудовлетворением своих потребностей. В процессе развития может образовываться множество мелких фиксаций, связанных и с влечениями эрогенных зон, и с частичными влечениями (классический пример сильной фиксации частичного влечения – эксгибиционизм). Фрейд, который очень любил использовать для объяснения своих мыслей милитаристские аналогии, говорил, что представьте себе наступление армии по вражеской территории. Армия преследует убегающего  противника, но она вынуждена оставлять часть своих сил в захваченных городах, блок-постах, деревушках. Но это неизбежно ослабляет саму армию, и при контрнаступлении армия будет вынуждена отступить к этим городам – «точкам фиксации», причем прежде все к тем, где были оставлены наиболее значительные силы.

В фиксации и регрессии Фрейд видел причины как неврозов, так и перверсий, сексуальных отклонений. Он считал, что в основе сексуального отклонения, как и в основе невроза, лежит некая мощная фиксация. Образование  перверсии или невроза в связи с данной точкой фиксации зависит от того, согласно ли человеческое Я с удовлетворением сообразно ситуации. Если согласно, если Я согласно, то будет достигнуто прямое удовлетворение, даже если оно воспринимается окружающими кА ненормальное. Это первертное развитие. Если я несогласно – происходит вытеснение и начинается формирование невротической симптоматики. Например, родитель застает маленького мальчика за мастурбацией и резко, жестко наказывает. Дальнейшее будет зависеть от того, было ли в тот момент детское Я согласно в правомерность данного способа удовлетворения. Если мальчик совершенно не считал, что делает что-то постыдное, и он не мог понять, почему отец его так сильно наказал, то скорее может быть выбран скорее перверсный сценарий развития, что приведет к формированию навязчивой мастурбации – как главного способа достижения удовольствия. На самом деле это будет постоянная компульсивная бессознательная попытка одержать победу над отцом. Другой вариант – детское Я было не согласно с этой формой удовлетворения и занимаясь мастурбацией мальчик искренне считал, что он занят чем-то страшным, постыдным и недопустимым.  И в этом смысле его Я заняло сторону отца, от которого пришло наказание. Это скорее приведет к невротическому сценарию и человек может впоследствии страдать тем, что называется «запрет на удовольствие», который будет всячески ограничивать себя в достижениях, в наслаждении, а если вдруг достиг чего-то или получил удовольствие, то это будет сопровождаться чувством вины, незаслуженности того, что ему это досталось. (Лучшей реакцией отца в такой ситуации будет отвлечь внимание на что-то другое или мягко сказать, что не стоит этим постоянно заниматься. Этот стереотип будет интернализован ребенком и у него сама мастурбация будет начнет ассоциироваться с тем, что сейчас внимание на что-то отвлечется.)

Важная оговорка: все, о чем шла речь применимо только к истерическому симптомообразованию. Вот еще один пример того, что истерический симптом, хотя и заставляет человека страдать, но на самом деле стоит на службе у влечения. Когда влечение не может достичь удовлетворения прямым непосредственным путем,  оно достигает его окольным путем и это приводит к формированию невротического симптома. Вот ситуация: девочка испытывала сильное сексуальное влечение к своему отцу – влечение абсолютно запретное, и поскольку источником запрета являлся сам отец, она параллельно желала ему за это зла,  желала ему смерти. И это тоже запретно. Далее у нее может, к примеру, сформироваться истерическая потеря конечностей – отнимаются ноги, хотя обследование не выявляет никакого органического поражения. Она лежит, и вроде бы она страдает, но на самом деле этот симптом удовлетворяет все ее потребности: 1) она заставляет отца постоянно находиться вблизи – удовлетворяет желание сближения с ним; 2)   она наказывает отца, приковывая его к своей кровати, и 3) она осуществляет акт самонаказания, потому, что желания были запретными и за них нужно страдать.

При неврозе навязчивых состояний механизм другой: неприемлемое желание вытесняется и сажается «под замок» (при истерии желание в искаженной форме может просочиться на поверхность, добиться удовлетворения). При неврозе навязчивых состояний это удовлетворение не достигается – вытесненное желание запирается глубоко в подсознательном и как стерегущий его цербер на поверхности сознания остается желание прямо противоположное. Например, симптом навязчивое умывание или мытье рук. За этим навязчивым стремлением к чистоте часто стоит глубоко бессознательное желание «запачкаться», стать грязным с т.зр. общественности, пасть в бездну порока, разврата.

Еще один пример разницы симптомообразования истерического невроза и невроза навязчивых состояний. Допустим, человеком овладевает нестерпимое желание поджечь свой дом, потому что счастья в нем нет, не было и уже никогда не будет. Это желание вытесняется. При этом у  невротика с навязчивыми состояниями будет постоянно возникать вопрос, а выключил ли я газовую горелку, утюг и т.п. – т.е. чрезмерная озабоченность обеспечением пожарной безопасности дома, предотвращением пожара. Истерик же оклеит дом огненно красными обоями – это и будет для него символическое «сжигание» дома.

В современном па взгляд на понятие фиксации и регрессии во многом уже отличается от фрейдовского. Во-первых, в концепции Фрейда понятие регрессии является почти оценочным, т.е.  регрессия – это возврат к чему-то инфантильному, это плохо, и т.п. но на самом деле регрессия является неотъемлемой интегральной частью нормальной жизни каждого индивида, и она не обязательно ведет к неврозам и перверсиям. Например, такое явление как перенос, являясь чисто регрессивным по своей сути, постоянно  присутствует  в отношениях двух людей, и оно вовсе не подразумевает, что были какие-то патогенные точки фиксации в нашей жизни.

Понятие фиксации рассматривается сейчас как устаревшее, т.к. для возврата к инфантильным стереотипам детства вовсе не нужно, чтобы там существовала точка фиксации, как ее понимал Фрейд. Каждому человеку свойственно  совершенно нормальное желание, чтобы о нем заботились, чтобы за него решали проблемы желание по сути регрессивное, инфантильное. Другое дело, что зрелая личность берет на себя силу и мужество заботиться о себе самостоятельно и решать свои проблемы.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями