Нужна помощь в написании работы?

Предсознательное – то, что позволяет человеку поддерживать связь со своим внутренним миром, то, чего лишена психосоматическая личность (не путать с психосоматическим больным) – человек, у которого предсознание не функционирует, поэтому он оторван от своей внутренней реальности и привязан к реальности внешней. эго – в дословном переводе с греческого – отсутствие языка для вербализации чувств, человек, который не имеет понятия о своей внутренней реальности. Его внутренняя реальность – это только тело, но тело, которое его Я воспринимает как внешнее по отношению к себе (отсюда  болезни, при стечении других неблагоприятных факторов). Этим людям свойственно операторное мышление. Привязанное к реальности, не допускающее фантазии (пример – у автомобиля хорошие рессоры). Работать с такими пациентами безумно сложно, некоторые специалисты считают, что в классической па технике – вообще невозможно, так как алекситимия ставит непреодолимый барьер на пути анализа. Кстати, когда в 1950-м году Франц Александер на парижском па конгрессе доложил о работе Чикагского психосоматического центра, это вызвало неоднозначную реакцию – многие считали, что то, что делает Александер нельзя называть анализом, т.к. он допускал телесные прикосновения к пациенту, манипуляции переносом, активные рекомендации и советы и т.д. Сам Александер справедливо на тот момент времени считал, что классический ПА с такими пациентами не работает. Современный ПА – настолько гибкая структура, что способна приспосабливаться к пациентам любых категорий (пациенты бывают трудные, очень трудные и безнадежные, я стараюсь помочь всем). Книжка Д.С. «Homo somaticus» - как возможна нормальная ПА работа с этими людьми.

Итак, мы закончили с историческим обзором проблемы и далее перейдем к современному взгляду на концепции психосексуального развития.

Пункты, по которым концепции Фрейда подвергались критике (не только современной, но и при его жизни). Этих пунктов довольно много и в изложении они не складываются в упорядоченную картину.

1. Многие ПА выражали сомнение, что оральная фаза развития является первичной. Еще до той фазы, когда появляются признаки оральности, существуют более ранние этапы развития, которые вносят вклад в формирование будущей личности. Появились концепции пренатального развития, которые в целом остаются гипотетическими, потому, что мы не можем давать точных интерпретаций тому, что происходит с плодом в материнской утробе с психологической точки зрения.

Дидье Анзье (1923—1999) «Кожное Я» (или «Я-кожа») – соотнесенность внутреннего и внешнего. Еще до появления той фазы, на которой оральная эрогенная зона начинает играть доминирующую роль, существует, хотя и достаточно кратковременная тактильная фаза: единственная эрогенная зона – вся поверхность тела новорожденного, и первые удовольствия, которые ребенок получает – удовольствия не орального, а тактильного свойства, удовольствие от соприкосновения с материнским телом. У тактильной фазы есть свои строго очерченные задачи: 1) поддержание связи с материнским телом, с помощью которой ребенок заполняет свое тело материнским либидо; 2) простейшая первичная оценка окружающей реальности по двум базовым параметрам: холодное-теплое и мягкое-жесткое. Все что теплое и мягкое, в первую очередь материнское тело, связано у ребенка с переживанием удовольствия, защищенности и безопасности. А жесткое и холодное переживается им как неблагополучие и, в конечном счете, – как угроза смерти.    

2.         Фрейд представлял себе психосексуальное развитие как автоматическую смену стадий: подошло время – оральная сменилась анальной, потом генитальной. Грубо это так, но многие авторы писали, что эта схема либидинозной эволюции очень существенно упрощает реальность. Во-первых, возрастные границы между фазами условны, все, что касается каждой фазы, начинается задолго до нее и продолжается после того, как она закончилась. Гринэйкр, Якобсон показали, что все три эрогенные зоны активны с первых месяцев жизни и ребенок получает не только оральное, но и огромное анальное и генитальное удовольствие (например, когда мать моет его) и можно говорить только об относительном превышении, доминировании того или иного удовольствия над двумя другими. В итоге производные каждой фазы развития входят в структуру личности как ее важная интегральная часть. (шутка: по тому, как пациент ведет себя на сессии, можно легко определить, какие трудности и проблемы он испытывал при прохождении стадий инфантильного сексуального развития. Особенности прохождения оральной стадии – как он обращается с интерпретациями аналитика (интерпретации – это символическое материнское молоко). Пациент может взахлеб поглощать интерпретации,  требовать еще и еще и не насыщаться, может усваивать их и удовлетворенно засыпать на кушетке. Может «срыгивать» их – заявляя, что ПА опять несет бред и все совершенно не так. Отпечаток анальной стадии – как пациент обращается со своими свободными ассоциациями (символические фекалии, что-то дурно пахнущее и постыдное, которое требуется …, чтобы уйти домой облегченным). И один пациент, может, как упрямый ребенок, мстительно удерживать все это в себе, или заявлять, что ему как всегда ничего не приходит в голову, а может стараться своими свободными ассоциациями настолько завалить аналитика, что говорит без умолку от первой до последней минуты, потому что ему безумно страшно, что сейчас что-то скажешь ты. Наконец, отпечаток фаллической фазы – насколько у пациента выражены тенденции  соревновательности или подчинения, кастрационная тревога в ответ на те или иные интерпретации.

3.         Фрейдовский ПА пренебрегал такой важной составляющей человеческой психической жизни как эмоции. И когда мы встречаем у него замечания о бессознательном чувстве вины, здесь не стоит обманываться. Во-первых, бессознательных чувств не бывает, сущность чувства в том, что оно чувствует, доступно восприятию. Говоря о бессознательном чувстве вины, Фрейд имел ввиду самодеструктивные, самонаказующие фантазии, образы – все то, что может находиться в бессознательном.

На прошлой лекции мы говорили, что Фрейд делил неврозы на две категории: психоневрозы и актуальные неврозы, и о том, что фрейдовский ПА оказывался бессилен там, где речь шла о проблемах тела, потому что вегетативно-функциональные расстройства и проявления, сопровождающие, допустим, неврастению или невроз тревоги, не могут быть интерпретированы, поскольку не имеют символического значения, а значит ПА бессилен. Но про эмоции мы можем сказать то же самое, что про влечения – эмоции представляют собой переходное, пограничное  понятие между психикой и телесным: каждая эмоция содержит и психический и телесный компонент. И может быть по той же самой причине, по которой Фрейд говорил, что влечения – это конечный пункт ПА познания, по этой же причине он избегал затрагивать эмоции. Систематизированная теория аффектов была предложена ПА только в 1970-е гг. О тех теоретических и практических ограничениях, к которым привело ПА избегание эмоциональной сферы, мы говорили на прошлой лекции.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Далее – 2  главных пункта расхождения современного и фрейдовского взгляда на психосексуальное    развитие.

4.         Подход Фрейда к человеческой личности как к монаде – единичной сущности. Во фрейдовской концепции и соответственно в его методологии и техника терапии субъект выступал как носитель исключительно внутрипсихического конфликта и Фрейд         рассматривал только этот конфликт. Классическая ПА техника: аналитик выступает для пациента в роли независимого инструмента исследования, в роли стороннего наблюдателя. И именно для защиты такой позиции аналитика были предложены такие компоненты классического сеттинга как принцип нейтральности, принцип абстиненции и т.п. Т.е. задачей аналитика являлось только отзеркаливание переноса пациента. Внутренний конфликт имеет 2 полюса: 1 – внутреннее Я пациента, 2 – внутренний отец, с которым когда-то разыгрывался конфликт. Перенос заключается в том, что пациент внутреннего отца проецирует на аналитика и это выражается в том, что он будет чувствовать к аналитику недоверие так же, как в детстве чувствовал его к отцу. Задача аналитика в этой ситуации – дать интерпретацию. Идеальная интерпретация звучала бы так: вы не доверяете мне, как если бы я был вашим отцом. Предполагалось, что такая интерпретация способствует разрешению переноса, т.е пациент, способный к инсайту, осознает справедливость того, что произнесено аналитиком, и это осознание помогает снова интернализовать возникший конфликт (т.е. он из внешнего опять превращается во внутренний, но интерпретация теперь позволяет осознать конфликт). В результате идеальный пациент мог бы ответить на эту интерпретацию: да, действительно, у меня нет оснований не доверять аналитику – он не давал мне для этого повода. Похоже, это действительно кто-то из моего прошлого. Но идеальных пациентов не существует, а существует очень широкая категория пациентов, которые в аналогичной ситуации сделают вывод: «надо быть осторожнее – он хитрит, чтобы я перед ним раскрылся». Идеальная модель, которую мы изобразили, у Микаэля Балинта получила название модели трех персон: отец, я и аналитик. Во втором, более реальном примере, взаимодействие происходит в рамках не трех, а двух персон: субъект с глубокими нарушениями Я неспособен к интернализации, и классическая техника интерпретаций по отношению к ним не работает. Там работает искусство выстраивания и последующего анализа отношений. Современный па в отличие от Фрейдовского – это, прежде всего, развитие отношений с их последующей проработкой. И аналитик при любых условиях, сколь бы тщательно он не соблюдал правило нейтральности, никогда не будет для пациента сторонним наблюдателем. Тот же Балинт очень убедительно показал на примере своего клинического опыта, что только в активной, а не в отстраненной, нейтральной роли, аналитик становится для пациента действительно целительным фактором. На следующих курсах я буду вам читать и Технику работы с переносом, и Психоанализ пограничной личности.

Итак, модель Фрейда, рассматривающая пациента как носителя только внутреннего конфликта, оказалась концептуально недостаточной. На самом деле во внутренних конфликтах пациента постоянно участвует окружающая действительность. На этом, в частности, основан одно из самых современных  направлений в ПА – интерсубъективный подход.

5.         Современная концепция категорически опровергает тезис Фрейда «влечение первично, объект – вторичен», т.е. объект существует для младенца только для разрядки напряжения влечения. Исследования теоретиков объектных отношений, а также психоаналитиков-эмпириков, которые вели наблюдения именно за детьми с момента рождения, а не ограничивались реконструкцией детства по рассказам взрослых, показали, что помимо и независимо от потребности в разрядке инстинктного напряжения, существует еще потребность в объекте как таковая. И если источником потребности в инстинктной разрядке является Ид, то источник

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями