Нужна помощь в написании работы?

Итак, базовый конфликт подросткового возраста – конфликт между потребностью в инстинктной свободе и потребностью в социальной адаптации. Внешние проявления конфликта – подростковая лабильность аффекта. При этом возникает парадоксальная ситуация: если родители продолжают донимать ребенка своим вниманием – его бунт усиливается, если махнут рукой и скажут: раз ты уже взрослый – живи, как знаешь, - он почувствует себя покинутым (подростковая депрессия заброшенности). Вторичная индивидуация подростка (первичная – к трехлетнему возрасту).

Спасаясь от депрессии покинутости, подросток обращается к сверстникам – подростковая группа: 1) иерархия (есть лидер и те, кто на него ориентируется); 2) разнородная по полу. Можно провести параллель между двумя периодами развития: то, что происходит с ребенком  латенте, а затем – в подростковом периоде, очень напоминает то, что происходило в анальной, а затем – в эдиповой фазе. Доэдипов отрезок инфантильно-генитальной фазы (задача – установление полоролевой идентичности) соответствует латенту, а собственно эдипов (на основе сформировавшейся сексуальной роли построить с родителями эксклюзивные отношения) – подростковой фазе (задача на основе  окончательно установленной полоролевой идентичности установить соответствующие отношения между различными по полу участниками группы). Главное значение подростковой группы: она помогает в переструктурировании Супер-Эго. К концу эдиповой фазы ребенок подходит с уже сформировавшимися Эго и Супер-Эго, но они родительские, взятые взаймы. В дальнейшем происходит их перестройка (в латенте – Эго, в подростковом периоде – Супер-Эго) и они все больше становятся своими. Отношения в группе играют огромную роль: в группе господствуют иные стандарты Супер-Эго, чем в родительской семье, как правило – более мягкие, арсенал средств Супер-Эго расширяется (подросток узнает, что за некоторые вещи не стоит себя так жестко наказывать), и все это способствует его стабилизации его отношения и самоощущения. Происходит регрессивная персонификация Супер-Эго, это и есть процесс его перестройки в подростковый период. Наиболее жесткие, неудобные, архаичные интроекты, входящие в состав Супер-Эго, подросток возвращает родителям – экстернализация отдельных частей Супер-Эго (не всех!). Он уже вырос, решает новые задачи, и какие-то наиболее архаичные морально-этические установки становятся непригодными для решения новых задач. Это выражается, например, в том, что он перестает сам себя осуждать за какие-то формы поведения. А потом он попадает в группу и у него на место образовавшихся лакун интернализуются новые компоненты Супер-Эго, т.о. оно становится более гибким в различных жизненных ситуациях.

Патологическим будет вариант, если морально-этические стандарты в группе будут идти сильно в разрез с теми, что были заложены родителями. Это приведет к расщеплению Супер-Эго и усилению внутреннего дисбаланса. В идеале эти расхождения не должны быть слишком сильными – тогда подросток сможет обрасти нормальную независимость от родителей, а с другой стороны сохранить то конструктивное, что они когда-то в него заложили. Он сможет выбрать себе девушку, не спрашивая родительского благословения, а с другой стороны – относится он к ней будет так же нежно и любяще, как папа относится к маме.

В подростковом возрасте формируется несколько адаптивных паттернов, которые помогают подростку преодолевать базовый конфликт: 1) защиты, описанные Анной Фрейд применительно к подростковому возрасту (такие как интеллектуализация (не отрицая сексуальности, безопасно повернуться к ней лицом) и аскетизм (отрицание своих сексуальных потребностей)); 2) бессознательный паттерн – центральная мастурбационная фантазия – подросток движется по направлению к некой инстинктной цели, но предпочитает не доходить до конца. Процесс движения к цели временно становится более важным, чем ее достижение (пример, подросток гуляет с девушкой или феномен подросткового томления духа: чего-то хочется, но непонятно чего (инстинктная цель не допускается до осознания)).

Нормальная лабильность аффекта – метания и эмоциональные колебания подростка из одного состояния в другое есть всегда, хотя могут быть внешне и не заметны. Это очень важно, т.к. является показателем тог, что психика перестраивается, что Эго и Ид ведут борьбу. Со стороны может показаться, что такие колебания могут просто разрушить человека (взрослый не выдержит), а подростку хоть бы что. В подростковом возрасте на определенной стадии происходит временное прекращение действия сигнальной функции аффекта. (Аффект играет роль сигнала: аффект воспринимается ребенком как сигнал, что что-то надо в себе взять под контроль, аффект как тревожный сигнал). Пример с маятником (эмоциональное состояние) и ограничивающими стенками (сигнальная  функция). Это позволяет ему легко справляться с теми чувствами, которые для взрослого были бы смертельными. В итоге, маятник замрет в вертикальном положении – это и будет оптимальным балансом между Эго и Ид. С одной стороны это определенная степень инстинктной свободы, а  с другой – социальной приемлемости. Процесс вторичной индивидуации завершен, обретена свобода в поисках объекта любви, в выборе авторитетных фигур.

Питер Блосс выделил  характеристики зрелой личности:

1)      Обретение окончательной сексуальной идентичности;

2)      Снижение аффективности восприятия непоправимого (зрелая личность при самой тяжелой потере через некоторое время восстанавливается – она не будет носить траур всю жизнь, это не конец жизни);

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

3)      Установление чувства исторической преемственности (зрелый человек знает свои корни, это обязательное условия для того, чтобы он мог покинуть пределы родительской семьи и при этом не испытывать чувство утраты корней).


Не все коллеги Д.С. согласны с этим его тезисом.

Расщепление подразумевает, что расщеплена  некая сущность, которая прежде была целостной. Здесь же никакой целостности еще не было, и мы не можем говорить о расщеплении как о защите – это не защита, а естественный, архаичный способ восприятия другого человека.

Иногда это «нет» может превращаться в довольно прочный характерологический панцирь – люди, у которых любой ответ начинается со слова «нет»: как Вам понравилась эта книга? – Нет, ну она ничего, прочитал с удовольствием. Они окружили себя защитной стеной отрицания, постоянная готовность сказать окружающему миру «нет»

Осторожно, возможна генетическая ошибка.

Давно замечено, что сексуальность женщины отличается от сексуальности мужчины тем, что она у нее равномерно разлита по всей ее телесной сущности, в то время как у мужчины она сосредоточена в области гениталий. Для мужчины пол – это его гениталии, для женщины – это все ее тело. У мужчины единственная эрогенная зона – это его гениталии, у женщины эрогенной зоной может стать любая часть ее тела. Это очень созвучно тому, что мы знаем о кастрационной тревожности и чем она отличается в мужском и женском варианте.

Это настолько сложный и мало изученный феномен, что достоин написания отдельной книжки.

Если с этим не удается справиться, то дисморфофобия перерастает в стойкое расстройство невротического характера (пример с женщиной, страдающей анорексией, но думающей, что страдает тяжелой формой булимии). Анорексик – очень трудный пациент , т.к. в отличие от страдающих булимией, его заболевание в 99% случаев эгосинтонно, т.е. не расценивают это как болезнь, им действительно кажется, что они слишком толстые и им надо худеть дальше.

Поделись с друзьями