Нужна помощь в написании работы?

Кризис биолого-органицистских и механистических концепций буржуазной социологии XIXв. обнаружил теоретическую и методологическую беспомощность раннего позитивизма. Поиск новых форм социологического познания на рубеже XX в. крупнейшими буржуазными учеными Дюркгеймом, Вебером, Парето не привел к созданию принципиально новой традиции в западной социологии. Обозначив новые линии развития буржуазной общественной мысли, европейская социология в силу целого ряда причин экономического, политического и идеологического порядка не смогла преодолеть метафизического и спекулятивного характера своих концепций и вынуждена была вращаться в кругу традиционных философско-социологических спекуляций.

На втором этапе развития буржуазной социологии ее центр постепенно перемещается в США, где развитие капитализма шло более быстрыми темпами. В 30-е годы за американской социологией окончательно закрепляется роль лидера. Характерной особенностью второй фазы идейной эволюции позитивистской социологии является возникновение и укрепление эмпирического направления. В США социология институционализируется в качестве особой эмпирической дисциплины. Именно эмпирическая направленность американской буржуазной социологии XX в. обеспечила ее бурный рост и относительно успешное развитие по сравнению с европейскими странами.

Распространение социологии в США в конце XIX ‑ начале XX в. было поистине удивительным и беспрецедентным. В то время как многие европейские ученые вынуждены были работать вне академической сферы, и сама социология долго не могла утвердиться в университетах, в США социологи довольно скоро получили доступ на университетские кафедры, и уже в 1894 г. (спустя два года после открытия первой в мире кафедры социологии в Чикагском университете) курс социологии преподавался в 29 учебных заведениях, а в 1901 г. ‑ в 169 университетах и колледжах.

Важнейшей особенностью ранней американской социологии являлось быстрое распространение эмпирических исследований, проводившихся первоначально вне стен университетов, но затем прочно утвердившихся и в академической сфере. К концу первого десятилетия XX в. в Америке, по данным А. Обершелла, было осуществлено около трех тысяч исследовательских проектов с использованием имевшейся тогда статистической техники, посвященных изучению различных социальных проблем.

Основной причиной широкого распространения социологии явились социально-политические изменения в американском обществе в начале XX в., и в первую очередь усиление социально-реформистского движения, составной частью которого выступила социология. Вступление капиталистической Америки в эпоху империализма сопровождалось обострением ее экономических и политических противоречий. Рост финансовой олигархии, концентрация капитала в руках кучки монополистов, усиление эксплуатации рабочего класса вызвали широкую волну антимонополистического, демократического движения и рост влияния социалистических идей. Перед лицом широкого недовольства народных масс политикой крупного капитала и возможных революционных преобразований правящие круги США были вынуждены проводить гибкую и маневренную тактику, встать на путь социального реформизма и прогрессивного законодательства. Раскрывая истоки буржуазного реформизма начала XX в., В.И. Ленин указывал: «Вместо открытой, принципиальной, прямой борьбы со всеми основными -положениями социализма во имя полной неприкосновенности частной собственности и свободы конкуренции, ‑ буржуазия Европы и Америки, в лице своих идеологов и политических деятелей, все чаще выступает с защитой так называемых социальных реформ против идеи социальной революции. Не либерализм против социализма, а реформизм против социалистической революции ‑ вот формула современной «передовой», образованной буржуазии. И чем выше развитие капитализма в данной стране, чем чище господство буржуазии, чем больше политической свободы, тем шире область применения «новейшего» буржуазного лозунга: реформы против революции, частичное штопанье гибнущего режима в интересах разделения и ослабления рабочего класса, в интересах удержания власти буржуазии против революционного ниспровержения этой власти».

Провозвестником политики социального реформизма в американской социологии явился Л. Уорд. Принимая ряд положений эволюционистской концепции Г. Спенсера, он вместе с тем резко критиковал английского социолога за чрезмерную натурализацию общественной жизни, выделяя в качестве ее решающей особенности творческий и целенаправленный характер человеческой деятельности. Спенсеровской апологии laissez faire он противопоставлял идею государственного регулирования экономики, видя в нем средство спасения капитализма от разрушительных воздействий свободной конкуренции. «Заслуга» Л. Уорда перед американской социологией состояла в том, что вместо пассивного детерминизма спенсеровского толка «он предлагал теорию, открывающую путь реформам».

Большинство американских социологов начала XX в., как правило, придерживались идеологии социального реформизма и принимали активное участие в прогрессивистском движении. В свою очередь, различные социальные слои мелкой и средней буржуазии, составлявшие ядро этого движения, оказывали активную финансовую и практическую поддержку развитию социологической науки, видя в лей идеологическую основу своей деятельности. Определенную роль в развитии социологии сыграли традиции американских университетов, их относительная автономия, наличие материальных ресурсов, меньшая в сравнении с Европой рутинизация учебного процесса.

Что касается зарождавшейся эмпирической традиции, то ее быстрое распространение происходило, главным образом, не столько под влиянием социального реформизма, сколько за счет более общих экономических и политических процессов, связанных с вступлением США в эпоху государственно-монополистического капитализма. Усиление государственного вмешательства в экономику, проведение реформ в различных областях общественной жизни требовали для своего осуществления фактическую информацию о социальных процессах. Ее получение и обеспечивали развернувшиеся широким фронтом эмпирические исследования. Но они выполняли и другую, более важную идеологическую и социально-политическую роль ‑ исследования призваны были разработать практические мероприятия для лечения имманентно присущих капиталистическому обществу социальных болезней и патологий, таких, как нищета, безработица, преступность и т.д. Социальные эмпирические исследования, проводимые в США в начале XX в., тесно смыкались с так называемой социальной деятельностью (social work), носящей сугубо утилитарный характер и нацеленной на решение различного рода проблем, порожденных антагонизмами капиталистического строя (безработица, нищета, преступность и т.д.). О размахе социальной деятельности говорит такая цифра: в одном только Чикаго в 1913 г. на различные ее виды было израсходовано 180 млн. долларов.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Эмпирическую информацию (исторические, этнографические, статистические и другие факты) интенсивно использовали в своих теоретических построениях многие представители «чистой», теоретической социологии (Э.А. Росс, У.Г. Самнер, У.Н. Томас и др.). Ярым поборником статистических методов исследования являлся видный социолог Ф.П. Гиддингс, деятельность которого в Колумбийском университете в немалой степени способствовала превращению этого учебного заведения в крупный центр эмпирических исследований. Как бы предвидя дальнейшее направление эволюции американской социологии, он настаивал на скорейшем превращении ее в эмпирическую дисциплину, усматривая в этом залог ее успешного практического применения. «Социология должна стать точной, количественной наукой, если мы хотим заинтересовать в ней промышленников и предпринимателей», ‑ писал Гиддингс на заре развития американской социологии в 1901 г.

Связывающим звеном между концепциями «чистой» теоретической социологии и многочисленными эмпирическими исследованиями служила присущая им реформистская направленность. Теоретическое содержание американской социологии той поры было крайне неоднородным, оно представляло собой сложный конгломерат различных представлений как собственно социологических, так и заимствованных из смежных дисциплин ‑ экономики, истории, антропологии. Социология в США утверждала свой общественный престиж не за счет выдвижения новых и оригинальных идей (их было чрезвычайно мало), а путем активного участия в господствующем социально-реформистском движении. Как раз в этом заключается объяснение парадоксального на первый взгляд факта, что американская социология институционализировалась до того, «как оформила свое интеллектуальное содержание, отличный метод или даже точку зрения».

В начальный период развития американской социологии разрыв между теоретическими и эмпирическими исследованиями был громадным: теоретическая социология по причине крайней абстрактности и схоластичности своих построений фактически ничего не могла дать для конкретных эмпирических исследований. Происходящее под влиянием практических запросов буржуазного общества усиление в социологии эмпирической тенденции привело в итоге к ее самостоятельному оформлению. В конце 10-х годов американская социология делает выбор в пользу эмпиризма. Появившаяся в 1918 г. совместная работа У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке» была целиком построена на эмпирическом материале и обозначила новый рубеж в развитии социологической мысли в США. С этого времени начинается все возрастающий поток крупных эмпирических исследований, имеющих не только практическое, но и научное значение. Признанным центром социологических исследований становится Чикагский университет, где в то время трудились такие известные социологи, как У. Томас, Р. Парк, Э. Бэрджесс и др. На этой стадии развития эмпирической тенденции в социологии США чрезвычайно важную роль сыграли материальная и финансовая поддержки со стороны различных благотворительных фондов, официальных исследовательских организаций и частные пожертвования меценатов».

Нужно сказать, что теоретическая социология США к началу 20-х годов проделала значительную эволюцию: резко на убыль идет влияние спенсеровских идей, на передний план выдвигаются различные психологические концепции. Усиление психологических тенденций в американской социологии, безусловно, стимулировало переход к эмпиризму, поскольку психология к тому времени начинает оформляться как экспериментальная дисциплина. Этот сдвиг от эволюционного мышления в сторону изучения социальных институтов и процессов весьма точно зафиксировала известная работа Р. Парка и Э. Бэрджесса «Введение в социологию».

Несмотря на значительный спад социал-реформистского движения в этот период, реформистские идеи по-прежнему остаются мировоззренческой основой буржуазных социологов. Свою дисциплину они воспринимают как антитезу марксистской концепции революционного переустройства капиталистического общества. По словам известного американского социолога тех лет Ч. Элвуда, «прогресс социологии и других социальных наук... дает основание отказаться от идей социальной революции, защищаемой сторонниками Маркса, и предложить в качестве ее заменителя некоторые социальные реформы, нормализующие общественную жизнь». Это высказывание красноречиво свидетельствует об апологетической направленности американской социологии.

Широкое распространение эмпирических исследований в США в 20-е годы остро поставило проблему метода. Известно, что работа У. Томаса и Ф. Знанецкого проводилась с позиций ин-терпретативной социологии М. Вебера и упор в ней делался на использовании личных документов, биографий и т. д. Многие известные исследования Чикагской школы (Н. Андерсона, Г.У. Зорбу, Ф.Д. Фрэзера и др.) проводились в русле этнографической традиции с использованием приемов включенного наблюдения и тоже тяготели к методологии интерпретативной социологии.

Необходимо иметь в виду, что в американской социологии тех лет продолжало существовать направление, связанное с эволюционистским подходом и историческим методом. Его сторонники подчеркивали важность включения исторических данных в социологию для изучения закономерностей и перспектив общественного развития, усматривая в этом основу социального реформизма. Вместе с ослаблением реформистского движения после первой мировой войны число сторонников исторической социологии значительно уменьшается.

Помимо интерпретивного направления, в американской эмпирической социологии 20-х годов существовало направление, связанное с использованием естественнонаучных и количественных методов, статистических процедур.

По мере распространения эмпирического подхода оно становилось все более влиятельным. Представители этого направления (Ф. Гиддингс, С. Чэпин, У. Огборн, Р. Бейн, Дж. Ландберг) отождествляли статистиуеский 'подход в социальном исследовании с объективным научным методом и настаивали на необходимости превращения социологии в естественную науку. Таким образом, сторонники статистического подхода фактически выступали в защиту нового варианта социологического позитивизма.

Усиление позиций этого направления объясняется несколькими причинами. Вместе с увеличением количества эмпирической продукции встал вопрос о ее качестве, точности и обоснованности, а статистическая техника в отличие от методов интерпрета; тивного подхода в гораздо большей степени обеспечивала надежность получаемых результатов. Решающую роль, конечно, сыграли усиливающаяся прикладная функция социологических исследований, рост использования получаемых результатов в различных областях общественной жизни. Позитивистская тенденция в эмпирической социологии США 20-х годов опиралась не только на практику статистических исследований, но и на получившие признание экспериментальные исследования, на исследования в области человеческой экологии (связь которой с традициями социологического позитивизма несомненна). Пожалуй, одной из основных причин роста неопозитивистских настроений в те годы являлось то, что представители неопозитивизма претендовали на разработку методологии эмпирического исследования, а проблемы метода, как уже отмечалось выше, были в то время чрезвычайно актуальны. И прежде всего сторонники позитивистского эмпиризма старались отмежеваться от натуралистических доктрин XIX в., критикуя их за метафизический спекулятивный характер и практическую неспособность реализовать естественнонаучный метод в социологии.

Внимание к вопросам метода, стремление более точно сформулировать каноны эмпирического исследования, с тем чтобы повысить его эффективность, ‑ как раз эти факторы объясняют «терпимое» отношение к неопозитивизму со стороны многих представителей интерпретативной социологии, расценивающих объективно-натуралистический метод и интерпретативный подход как взаимодополнительные. Именно в эти годы среди теоретически ориентированных социологов оформляется «промежуточная позиция», признающая необходимость объективного подхода и наряду с этим подчеркивающая важность изучения субъективных аспектов человеческого поведения. Этой промежуточной точки зрения придерживались в те годы многие известные социологи Ч. Кули, У. Томас, Ф. Знанецкий, Р. Парк, Э. Бэрджесс и др. В годы после второй мировой войны парсоновская версия структурного функционализма по сути дела продолжила эту традицию.

Представителей различных ориентации эмпирической социологии объединяли также: общая негативная установка по отношению к прежним натуралистическим концепциям; убеждение в том, что система социологического знания должна строиться независимо от философии; стремление фактуально обосновать социологическую теорию; желание получить непосредственную практическую пользу от социологических исследований. Действие этих факторов в тот период сглаживало остроту конфликта между двумя основными методами американской социологии ‑ позитивистски ориентированным эмпирическим подходом и интерпретативным методом, хотя споры об их познавательной роли не прекращались.

Неопозитивистская методология вызревает как составная часть более широкого движения в американской социологии 20-х годов, выступившего с лозунгом построения объективной социальной науки, базирующейся на методах, аналогичных приемам исследования естественных наук. Какие же конкретные черты этой методологии, формировавшейся в американской социологии 20-х годов, позволяют расценивать ее как новый модернизированный вариант позитивизма.

Отметим, во-первых, что отличало неопозитивистскую методологию от прежнего позитивистского натурализма XIX в. Неопозитивисты призывали использовать методологические приемы естествознания, тогда как старый социологический позитивизм клал в основу своих теорий содержательные принципы и законы различных естественных наук. Памятуя об ошибках своих предшественников, сторонники неопозитивизма заявляли о том, что система социологического знания должна строиться на основе собственных понятий и теорий. Таким образом, идея единства методов естествознания и социальных наук явилась стержнем неопозитивистской программы. В то же время опора так или иначе на естествознание выступала как главная линия преемственности между двумя историческими формами социологического позитивизма.

Вторая особенность неопозитивистской методологии ‑ это тесная связь с философией эмпириокритицизма, особенно с теми ее концепциями, которые концентрировались на разработке теории научного познания (Э. Мах, К. Пирсон, А. Пуанкаре). «Большинству социологов следовало бы читать «грамматику науки» К. Пирсона хотя бы раз в год», ‑ поучал один из активных сторонников естественнонаучной социологии Р. Бейн. С пропагандой идей эмпириокритицизма выступали также К. Тейлор, Ф. Гиддингс, Дж. Ландберг. В трудах эмпириокритиков представители социологического неопозитивизма черпали основополагающие принципы своей методологии: необходимость разрыва с философией, идею единого научного метода, признание определяющей роли чувственных данных, представление о социологии как описательной, а не нормативной науке. Разумеется, что субъективно-идеалистическая направленность эмпириокритицизма также была воспринята представителями социологического неопозитивизма, хотя и не получила развернутого выражения. Третья характерная черта неопозитивистской методологии, как и позитивизма в целом, ‑ это отрицание специфики социальных явлений по сравнению с природными объектами. (В отличие от позитивизма XIX в. сторонники неопозитивизма стремились еще более расширить границы применения естественнонаучных методов.)

Один из главных тезисов неопозитивистской программы заключался в требовании элиминации из социологии суждений, относящихся к внутренним состояниям человека (мотивы, желания и т.д.), как якобы несовместимых с объективно-научным подходом. Заимствуя у философии эмпириокритицизма положение о том, что объект науки должен быть чувственно наблюдаемым, сторонники социологического неопозитивизма объявили ненаучными термины и понятия, относящиеся к субъективным аспектам человеческой деятельности. Прямым следствием этого тезиса явилось принятие радикальной бихевиористской концепции Дж. Уотсона.

Поделись с друзьями