Нужна помощь в написании работы?

Становление системного подхода во 2-й половине XX в. и его связи с кибернетикой, медико-биологическими и социо-гуманитарными науками

Системный подход, направление методологии специально-научного познания и социальной практики, в основе которого лежит исследование объектов как систем. Системный подход способствует адекватной постановке проблем в конкретных науках и выработке эффективной стратегии их изучения. Методология, специфика системного подхода определяется тем, что он ориентирует исследование на раскрытие целостности объекта и обеспечивающих её механизмов, на выявление многообразных типов связей сложного объекта и сведение их в единую теоретическую картину.

Стремление к целостному охвату объекта изучения, к системной организации знания, всегда свойственное научному познанию, выступает как проблема уже в античной философии и науке. Но вплоть до середины 19 в. объяснение феномена целостности либо ограничивалось уровнем конкретных предметов (типа живого организма), внутренняя целостность которых была совершенно очевидна и не требовала специальных доказательств, либо переносилось в сферу спекулятивных натурфилософских построений; идея же системной организованности рассматривалась только применительно к знанию (в этой области и была накоплена богатая традиция, идущая ещё от стоиков и связанная с выявлением принципов логической организации систем знания). Подобному подходу к трактовке системности соответствовали и ведущие познавательные установки классической науки, прежде всего элементаризм, который исходил из необходимости отыскания простой, элементарной основы всякого объекта и, таким образом, требовал сведения сложного к простому, и механицизм, опиравшийся на постулат о едином принципе объяснения для всех сфер реальности и выдвигавший на роль такого принципа однозначный детерминизм.

Задачи адекватного воспроизведения в знании сложных социальных и биологических объектов действительности впервые в научной форме были поставлены К. Марксом и Ч. Дарвином. «Капитал» К. Маркса послужил классическим образцом системного исследования общества как целого и различных сфер общественной жизни, а воплощённые в нём принципы изучения органичного целого (восхождение от абстрактного к конкретному, единство анализа и синтеза, логического и исторического, выявление в объекте разнокачественных связей и их взаимодействия, синтез структурно-функциональных и генетических представлений об объекте и т. п.) явились важнейшим компонентом диалектико-материалистической методологии научного познания. Созданная Дарвином теория биологической эволюции не только ввела в естествознание идею развития, но и утвердила представление о реальности надорганизменных уровней организации жизни — важнейшую предпосылку системного мышления в биологии.

В 20 в. Системный подход занимает одно из ведущих мест в научном познании. Предпосылкой его проникновения в науку явился прежде всего переход к новому типу научных задач: в целом ряде областей науки центральное место начинают занимать проблемы организации и функционирования сложных объектов: познание начинает оперировать системами, границы и состав которых далеко не очевидны и требуют специального исследования в каждом отдельном случае. Во 2-й половине 20 в. аналогичные по типу задачи возникают и в социальной практике: техника всё более превращается в технику сложных систем, где многообразные технические и другие средства тесно связаны решением единой крупной задачи (например, космические проекты, человеко-машинные системы разного рода, см. Система «человек и машина»); в социальном управлении вместо господствовавших прежде локальных, отраслевых задач и принципов ведущую роль играют крупные комплексные проблемы, требующие тесного взаимоувязывания экономических, социальных и иных аспектов общественной жизни (например, проблемы создания современных производственных комплексов, развития городов, мероприятия по охране природы).

Изменение типа научных и практических задач сопровождается появлением общенаучных и специально-научных концепций, для которых характерно использование в той или иной форме основных идей системного подхода. Так, в учении В. И. Вернадского о биосфере и ноосфере научному познанию предложен новый тип объектов — глобальные системы. А. А. Богданов и ряд других исследователей начинают разработку теории организации, имеющей широкое значение. Выделение особого класса систем — информационных и управляющих — послужило фундаментом возникновения кибернетики. В биологии системные идеи используются в экологических исследованиях, при изучении высшей нервной деятельности, в анализе биологической организации, в систематике. Эти же идеи применяются в некоторых психологических концепциях; в частности, гештальтпсихология вводит оказавшееся плодотворным представление о психологических структурах, характеризующих деятельность по решению задач; культурно-историческая концепция Л. С. Выготского, развитая его учениками, основывает психологическое объяснение на понятии деятельности, истолковываемом в системном плане; в концепции Ж. Пиаже основополагающую роль играет представление о системе операций интеллекта. В экономической науке принципы системного подхода получают распространение особенно в связи с задачами оптимального экономического планирования, которые требуют построения многокомпонентных моделей социальных систем разного уровня. В практике управления идеи системного подхода кристаллизуются в методологических средствах системного анализа.

 Наряду с развитием системного подхода «вширь», т. е. распространением его принципов на новые сферы научного знания и практики, с середины 20 в. начинается систематическая разработка этих принципов в методологическом плане. Первоначально методологические исследования группировались вокруг задач построения общей теории систем (первая программа её построения и сам термин были предложены Л. Берталанфи). Однако развитие исследований в этом направлении показало, что совокупность проблем методологии системного исследования существенно превосходит рамки задач общей теории систем. Для обозначения этой более широкой сферы методологических проблем и применяют термин «Системный подход», который с 70-х гг. прочно вошёл в научный обиход (в научной литературе разных стран для обозначения этого понятия используют и другие термины — «системный анализ», «системные методы», «системно-структурный подход», «общая теория систем»; при этом за понятиями системного анализа и общей теории систем закреплено ещё и специфическое, более узкое значение; с учётом этого термин «Системный подход» следует считать более точным, к тому же он наиболее распространён в литературе на русском языке).

Системный подход не существует в виде строгой методологической концепции: он выполняет свои эвристические функции, оставаясь не очень жестко связанной совокупностью познавательных принципов, основной смысл которых состоит в соответствующей ориентации конкретных исследований. Эта ориентация осуществляется двояко. Во-первых, содержательные принципы системного подхода позволяют фиксировать недостаточность старых, традиционных предметов изучения для постановки и решения новых задач. Во-вторых, понятия и принципы системного подхода существенно помогают строить новые предметы изучения, задавая структурные и типологические характеристики этих предметов и т. о. способствуя формированию конструктивных исследовательских программ.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Основные идеи системного анализа

Если желают открытий, и в большем числе, и более
полезных в меньшие промежутки времени, то их,
естественно, скорее можно ожидать...
от разумного метода, чем от случая, животного
инстинкта и других подобных условий, служивших
до сих пор источником большей части открытий.

Ф. Бекон

Применение системно-структурных исследований во многих областях науки и техники позволяет утверждать лишь о тенденции современного общества к использованию системного подхода Почему мы говорим только о тенденции, а не о реальном системном анализе?

Объясняется это тем, что реальный системный анализ может производиться только при наличии арсенала специфических методов системного исследования технических объектов (систем). К сожалению, успехи в направлении построения системной технической науки к настоящему времени более чем скромны. В ее различных разделах (системный подход к проблеме кода технико-экономической информации, системный подход при проектировании и улучшении системы качества контроля, системный подход к расчету систем и пр.) много говорится о задачах системного анализа, понятие «система» становится одним из главных, ищутся пути понимания объектов исследования как систем и т. д. Реальная польза от этого направления может, однако, быть получена лишь в том случае, когда специалисты конкретных технических дисциплин будут иметь развернутое теоретическое представление о логике и методологии системного исследования. Только при этом условии ученые и инженеры смогут переосмыслить свои полученные результаты, применяемые методы и наметить пути дальнейшего анализа.

Важность построения логики и методологии системного анализа представляется исключительной, так как в определенном смысле здесь лежит путь ко всем дальнейшим успехам системной науки и техники.

Отсутствие специально построенной методологии системного анализа приводит к тому, что исследователи, решая новые по своему типу задачи, вынуждены пользоваться старыми, для иных задач, построенными логическими средствами. Это не только приводит к аморфности, бесформенности в понимании существа и специфики системного метода, но и непосредственно отражается на эффективности исследований современных технических систем. Объясняется это тем, что современный уровень развития техники, нашедший свое наиболее яркое выражение в сложных технических системах, и все возрастающая специализация отдельных областей техники требуют сосредоточения основного внимания на проблемах, связанных со всей системой в целом. А это приводит к фундаментальной переориентации научного мышления, его основных категорий.

В сознании современных исследователей все более утверждается концепция, что получение значительного результата исследования во многом определяется исходной позицией, точнее, принципиальным подходом к постановке проблемы и определению общих путей движения исследовательской мысли. Это приводит к своеобразной переоценке ценностей. Если еще совсем недавно познание измерялось почти исключительно по совокупности его конечных результатов, то сейчас все большее значение начинает приобретать научная обоснованность начальных этапов исследования, определяемых во многом применяемыми методами. Такое изменение объясняется огромной технической оснащенностью современного познания, при которой решение точно поставленной задачи (сколь бы сложной она ни была) обычно не создает больших трудностей.

Кроме того, в условиях огромного размаха исследований и многообразия решаемых задач исходные основания научно-практических разработок становятся одним из главных критериев для оценки перспективности и значимости этих разработок, а следовательно, и для оценки их системной эффективности.

Еще в начале XX в. внимание ученых было целиком приковано к объекту исследований. Что же касается принципов и структуры самого исследования, то обычно их в явном или неявном виде строил и определял сам исследователь, соединяя в одном лице и теоретика, и методолога, и разработчика.

Во второй половине XX в. такое соединение все чаще оказывается не только затруднительным, но и невозможным. Проблема методологии научного исследования все более настоятельно требует специального изучения, и на этой основе логика и методология науки обнаруживают растущую тенденцию к выделению в самостоятельную научную дисциплину (Блауберг И., Садовский В., Юдин Э. Системный подход в современной науке // Проблемы методологии системного исследования. М.: Мысль, 1970).

Главными задачами методологии являются выработка средств соотносительной оценки эффективности различных подходов к исследованию, а также анализ логической структуры и условий применимости каждого из них.

Таким образом, построение логики и методологии науки, и в частности, системного анализа, является в настоящее время первоочередной задачей, требующей незамедлительного решения. Только по мере ее решения можно внести строгость и ясность в наше, пока еще интуитивное, понимание задач и методов системного анализа.

Логические основы системного анализа

Логика (греч. logos — речь, мысль, разум) есть наука о законах, формах и приемах правильного построения мысли, т.е. мышления, направленного на познание объективного мира. Основные задачи логики — выявление условий достижения истинных знаний, изучение внутренней структуры мыслительного процесса, выработка логического аппарата и правильного метода познания.

Органически связанная с теорией познания, логика представляет собой совокупность научных дисциплин, главными из которых являются диалектическая и формальная логика. Это разделение обусловлено наличием двух аспектов мышления — содержательного и формального.

По своему содержанию мышление есть отражение закономерностей реальной действительности. Исходя из наиболее общих законов развития природы, общества и нашего мышления, логика формулирует научный, диалектический метод, учитывающий объективную диалектику предметного мира и отражение его в человеческом сознании.

Вместе с тем мыслительный процесс имеет свою внутреннюю структуру, он реализуется в таких естественно сложившихся формах, как понятие, суждение, умозаключение. Оперирование понятиями, суждениями и получение нового, выводного знания в умозаключениях составляют формальнологический аппарат мышления. Логические операции с этими формами и лежащие в их основе формальные законы связи между понятиями и суждениями изучает формальная логика (Философская энциклопедия. М.: Сов. энциклопедия, 1964. Т. 3. С. 203—204).

Развиваясь на общественно-трудовой основе, внутренняя структура мыслительного процесса формировалась в соответствии с закономерностями природы и свойствами человеческого мозга. Логическая форма обусловлена наиболее общими, чаще всего встречающимися свойствами, простейшими связями и отношениями реального мира. Поэтому она закономерно выражает устойчивые черты всякого правильного мышления.

Но мышление есть процесс познавательной деятельности индивида, предмет междисциплинарных исследований. Например, философия изучает соотношение материи и мышления, пути познания мира с помощью мышления. Формальная логика рассматривает основные формы мышления (понятия, суждения, умозаключения). Социология занимается анализом исторического развития в зависимости от социальной структуры общества. Физиология изучает мозговые механизмы, с помощью которых реализуются акты мышления. Кибернетика рассматривает мышление как информационный процесс, фиксируя общее и различное в работе ЭВМ и в мыслительной деятельности человека. Психология изучает мышление как познавательную деятельность, дифференцируя ее на виды в зависимости от уровня обобщения (Краткий психологический словарь. М.: Изд-во полит. лит-ры, 1985).

Различают следующие виды мышления:

  • наглядно-действенное — как первая ступень мышления; характеризуется тем, что решение задачи осуществляется с помощью реального, физического преобразования ситуации, опробования свойств объекта;
  • словесно-логическое — характеризуется использованием понятий, логических конструкций;
  • наглядно-образное — наиболее полно воссоздает все многообразие различных характеристик предмета; в образе может быть зафиксировано одновременно видение предмета с нескольких точек зрения (!!!), устанавливается «невероятное» сочетание предметов и их свойств; и в этом качестве оно неразличимо с воображением.

Мыслительная деятельность побуждается мотивами (физиологическими потребностями, уверенностью в завтрашнем дне, уважением к себе и признанием со стороны других, реализацией потенциала своей личности, социальными контактами и пр.). А.Н. Леонтьев утверждает, что развитие мотивов происходит через изменение и расширение круга деятельности, преобразующей предметную действительность.

Выделяют следующие типы мышления:

  • теоретическое — направлено на открытие законов, свойств объекта;
  • практическое — связано с постановкой целей, выработкой планов и проектов, часто развертывающихся в условиях дефицита времени;
  • логическое (аналитическое) — связано с анализом действий;
  • интуитивное — характеризуется быстротой протекания, отсутствием четко выраженных этапов, минимальной осознанностью.

Все это (и междисциплинарность исследований мышления, различные виды и типы его) требует выделения в системном анализе его логических основ. Тем более что в программе курса «Логика» для вузов системный подход даже не упоминается — это во-первых. Во-вторых, из объема рекомендованного курса в 56 часов лишь 2 часа посвящается разделу «Проблема. Гипотеза. Теория» — одному из главных в системном анализе: ведь он направлен только на решение слабоструктуризированных проблем, понятие которых совершенно отсутствует в курсе Госкомитета по народному образованию.

Имеется и другая специфика логики системного анализа. Например:

  • рекомендуется сравнивать не только два варианта объектов исследования, а все возможные теоретические альтернативы;
  • речь идет не просто о синтезе предметного знания, а о получении системной картины мира;
  • не простое логическое абстрагирование как выделение существенного и отвлечение от второстепенного, а переход к синергетике;
  • не просто обобщение как объединение общих свойств однородных предметов, а объединение даже живой и неживой природы, материального и духовного, хаоса и порядка и т.д.;
  • суждения и умозаключения не просто в рамках предметного знания, а в рамках целостных научных, теологических, мифических и прочих знаний.

Основная задача логики системного анализа — открытие путей движения к достижению новых системных результатов, а не экономических или каких-либо других.

Важнейшей и первоначальной категорией логики является научная проблема. В научных статьях и монографиях, в научных дискуссиях и на конференциях, в личном общении ученых — всюду мы сталкиваемся со словом «проблема» в самых различных его сочетаниях: поставил проблему, решил проблему, разработал проблему, актуальная, важная, поисковая, прикладная проблема и т.д.

В самом общем случае под проблемой понимается несоответствие между необходимым (желаемым) и фактическим положением дел.

В науке выбор тематики исследований, предпринимательства, конкретных проблем — начало всех начал. Никакие усилия ученых, никакая отличная организация работ и самая современная техника эксперимента не приведут к успеху, если направление поиска выбрано ошибочно. А между тем вопросам строгого, научно обоснованного подхода к выбору тематики у нас уделяется весьма скромное внимание.

Использование системного анализа может помочь ликвидировать узкое место, поскольку одним из ценных его назначений является правильная и четкая постановка проблемы.

Правильная формулировка проблемы — залог повышения эффективности общественного и частного производства.

Проблемы различают по степени их структуризации, т.е.:

1.                      по ясности, осознанности их постановки;

2.                      степени детализации и конкретизации представлений об их составляющих и взаимосвязях;

3.                      соотношению количественных и качественных факторов, отмечаемых в постановке проблемы.

В соответствии с этим выделяют три класса проблем:

1.                      хорошо структуризованные, или количественно сформулированные;

2.                      слабо структуризованные, или смешанные, содержащие количественные и качественные оценки;

3.                      неструктуризованные, или качественные проблемы.

Для решения проблем первого класса существует хорошо развитый математический аппарат исследования операций.

Для решения проблем второго класса нужны системные методы.

Для решения проблем третьего класса применяются эвристические методы. (В Древней Греции это система обучения путем наводящих вопросов.)

Следовательно, системный анализ и применяется для того, чтобы сначала хотя бы слабо структуризованную проблему превратить в хорошо структуризованную, к решению которой можно приложить аппарат исследования операций и теорию оптимизации.

Арсенал методов системного анализа весьма велик, и каждый из методов имеет свои достоинства и недостатки, а также область применения как по отношению к типу объекта, так и по отношению к этапу его исследования. Но необходимо отметить, что, к большому сожалению, в литературе отсутствует классификация этих методов, которая была бы принята единогласно всеми специалистами. Например, в работе (Черняк Ю.И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975) методы системного исследования делятся на четыре группы: неформальные, графические, количественные и моделирования. С.А. Саркисян, В.М. Ахундов, Э.С. Минаев в книге «Большие технические системы. Анализ и прогноз развития». М.: Наука, 1977) также предлагают четыре группы методов, но совсем другого содержания: экономико-статистические, экономико-математические, экономической кибернетики и теории принятия решений.

Анализ научно-технической литературы позволяет утверждать, что сегодня отсутствуют системные методы оценки. Для оценки применяют самые разнообразные, но локальные методы: экономические, технические, социальные, политические... Наиболее распространенной является экономическая оценка по критерию эффективности. Но еще В.И. Ленин утверждал, что категория стоимости «лишена вещества чувственности» (Ленин В. И. // Полн. собр. соч. Т. 29. С. 154). Кроме того, непонятна, необоснованна необходимость применения эффективности в качестве критерия оценки.

Нельзя также признать правильным и утверждение многих специалистов о том, что политические и социальные факторы растворяются в экономической эффективности. Мы считаем, что каждый из этих факторов имеет относительно самостоятельное значение. Самостоятельность выражается в том, что, исходя из какого-либо фактора, наиболее важного в данное время, и конкретных условий, требование достижения максимальной экономической эффективности может быть нарушено. Например, в интересах обороны государства размещение некоторых предприятий и производств осуществляется в таких районах страны, которые по сравнению с другими обеспечивают меньший уровень производительности труда и экономической эффективности капитальных вложений (Феодоритов В.Я. Проблемы повышения экономической эффективности производства. Л.: Лениздат, 1970).

Таким образом, системных методов оценки ТС, учитывающих все существенные факторы, сегодня нет! Необходимость их срочного создания подтверждается и такой статистикой.

В свыше 50% обследованных институтов наблюдается невысокий научно-технический уровень ряда исследований и разработок, что является следствием некомпетентного и формального проведения технико-экономических обоснований. В четырех головных НИИ доля работ, связанных с созданием техники будущего, составила менее 5% от общего объема выполняемых исследований и разработок, что говорит об отсутствии комплексного подхода к решению проблем. Свыше 50% разработок, представляемых для внедрения организациями академий наук и высшей школы, не могут быть рекомендованы для внедрения из-за конструктивных и технологических недоработок. Всего по стране около 17% создаваемых образцов вообще не доводится до серийного изготовления, так как в процессе подготовки производства выявляется, что они требуют дополнительной конструкторской доработки и экспериментальной проверки. Лишь немногим более 20% изготовленных образцов осваивается в год их создания (Покровский В.А. Новое в планировании и стимулировании научно-технического прогресса. М.: Финансы, 1980). В 80-е годы в нашей стране в отраслевых промышленных институтах и конструкторских бюро предприятий 70—80% исследований было направлено на совершенствование существующих технических средств (Шеменев Г.И. Философия и технические науки. М.: Высш. шк., 1979). О чем это говорит?

Прежде всего о том, что мы копируем зачастую, по аналогии с Западом, далеко не целесообразный для наших условий хозяйствования метод планирования затрат: подавляющая часть из общих затрат на науку падает не на развитие собственно науки, а на проектные и конструкторские разработки (до 75%), дающие сразу же гарантированную прибыль, в то время как теоретический задел еще сомнителен. Этот тезис объясняет высокую актуальность оценки ТС по их жизненному циклу, особенно ранних этапов ее создания.

Принципы системного анализа

Принцип — это обобщенные опытные данные, это закон явлений, найденный из наблюдений. Поэтому их истинность связана только с фактом, а не с какими-либо

домыслами. Из принципов путем логико-математического рассуждения получают в применении к конкретным ТС бесчисленные следствия, охватывающие всю область явления и составляющие безукоризненную теорию. Теории такого рода необычайно прочны и незыблемы: они построены из самого добротного материала — верного опыта и тонкого рассуждения.В формулировке принципов существует некоторый элемент условности, связанный с общим уровнем развития науки в данную историческую эпоху. Поэтому происходит постепенное уточнение принципов, но не их отмена или пересмотр.

По своей структуре методы и принципы имеют общие черты и различия. Метод — это не фактическая деятельность, а возможные ее альтернативные способы. Принцип — это постоянно и последовательно применяемый метод. Следовательно, по мере того как метод теряет свою альтернативность, становится все больше и больше преобладающим вариантом или даже единственным вариантом действий, тем меньше он метод и тем больше он принцип. Принцип мы не выбираем, мы ему следуем постоянно.

Известно, что принципы всеобщей связи и развития как основополагающие принципы диалектики в условиях НТР подвергаются дальнейшему развитию и конкретизации в применении их к естествознанию и технике. Представляется, что для более плодотворного использования философских категорий, в том числе и принципов, необходимо, чтобы между ними и частными естественными и техническими знаниями (науками) находились связующие звенья. Одним из них и является системный анализ. Именно он и позволяет реализовать непосредственный контакт, стыковку философских положений и методов (принципов) конкретных наук.

Еще раз повторим, что сначала системный анализ базировался главным образом на применении сложных математических приемов. Спустя некоторое время ученые пришли к выводу, что математика неэффективна при анализе широких проблем со множеством неопределенностей, которые характерны для исследования и разработки техники как единого целого. Об этом говорят многие ведущие специалисты-системщики (Черняк Ю. И. Системный анализ в управлении экономикой. М.: Экономика, 1975; Морозов В. Д. Научно-техническая революция и диалектика. Минск: Высш. шк., 1976; Квейд Э. Анализ сложных систем. М.: Сов. радио, 1969 и др.). Поэтому стали вырабатываться концепция такого системного анализа, в котором делается упор преимущественно на разработку новых по своему существу диалектических принципов научного мышления, логического анализа сложных объектов с учетом их взаимосвязей и противоречивых тенденций. При таком подходе на первый план выдвигаются уже не математические методы, а сама логика системного анализа, упорядочение процедуры принятия решений. И видимо, не случайно, что в последнее время под системным подходом зачастую понимается некоторая совокупность системных принципов. Какие же основные принципы системного анализа могут лечь в основу теории оценки ТС?

Применительно к решаемой проблеме рассмотрим один из необходимых принципов системного анализа — принцип оптимальности. Известно, что характерной чертой современного развития (а развитие — это один из принципов диалектики!) является выбор наиболее подходящего варианта ТС. В живой природе подобное совершается в виде естественного отбора, хотя имеет место и искусственный отбор, например в деятельности селекционеров. В развитии ТС мы также должны иметь дело с отбором. В ходе технического освоения научных достижений важно выбирать такие творческие решения, которые являются лучшими по комплексу показателей для заданных условий. Но что значит «лучшие»? Разные авторы каждый по-своему определяет этот термин Как воспользоваться такими определениями в каждом конкретном случае — неизвестно.

Развитие методов системного анализа позволило внести в принцип оптимальности новое содержание. «Задача заключается не в том, чтобы найти решение лучше существующего, а в том, чтобы найти самое лучшее решение из всех возможных» С точки зрения системного анализа в такой задаче наиболее интересным становится методологический аспект. Если раньше оптимизация была связана в основном только с анализом, то в настоящее время она невозможна при требовании своей полноты без использования методов синтеза. Необходимость синтетических методов вытекает из принципа эмерджентности (Эшби У. Росс. Введение в кибернетику. М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1959), который является дальнейшим развитием оптимальности. Этот сравнительно новый и малоизвестный принцип системного анализа выражает следующее важное свойство системы: чем больше система и чем больше различие в размерах между частью и целым, тем выше вероятность того, что свойства целого могут сильно отличаться от свойств частей. Данный принцип подчеркивает возможность несовпадения локальных оптимумов целей отдельных частей с глобальным оптимумом цели системы. Поэтому он указывает на необходимость в целях достижения глобальных результатов принимать решения и вести разработки по совершенствованию систем не только на основе данных анализа, но и их синтеза.

Следует отметить, что принцип эмерджентности является выражением закона материалистической диалектики — перехода количества в качество.

Принцип системности выступает как одна из граней диалектической философии, как конкретизация и развитие диалектического метода. «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и опосредствования. Принцип системности предполагает подход к новой технике как к комплексному объекту, представленному совокупностью взаимосвязанных частных элементов (функций), реализация которых обеспечивает достижение нужного эффекта, в минимальные сроки и при минимальных трудовых, финансовых и материальных затратах, с минимальным ущербом окружающей среды... Он предполагает исследование объекта, с одной стороны, как единого целого, а с другой стороны, как части более крупной системы, в которой анализируемый объект находится с остальными системами в определенных отношениях. Таким образом, принцип системности охватывает все стороны объекта и предмета в пространстве и во времени!

Принцип иерархии есть тип структурных отношений в сложных многоуровневых системах, характеризуемых упорядоченностью, организованностью взаимодействий между отдельными уровнями по вертикали. Иерархические отношения имеют место во многих системах, для которых характерна как структурная, так и функциональная дифференциация, т. е. способность к реализации определенного круга функций. Причем на более высоких уровнях осуществляются функции интеграции, согласования. Необходимость иерархического построения сложных систем обусловлена тем, что управление в них связано с переработкой и использованием больших массивов информации, причем на нижележащих уровнях используется более детальная и конкретная информация, охватывающая лишь отдельные аспекты функционирования системы, а на более высокие уровни поступает обобщенная информация, характеризующая условия функционирования всей системы, и принимаются решения относительно системы в целом. В реальных системах иерархическая структура никогда не бывает абсолютно жесткой в силу того, что иерархия сочетается с большей или меньшей автономией нижележащих уровней по отношению к вышележащим, и в управлении используются присущие каждому уровню возможности самоорганизации.

Принцип интеграции (интеграция — от лат. целостность, объединение в целое каких-либо частей или свойств, восстановление) направлен на изучение интегративных свойств и закономерностей. А интегративные свойства появляются в результате совмещения элементов до целого, совмещения функций во времени и в пространстве! Синергетический эффект — эффект совмещения действий. Например, в роторно-конвейерных линиях совмещаются транспортные и обрабатывающие функции — эффект их вам известен! А теперь совместите ЛА с ПУ, БАСУ с носителем комплекса и т.д.

Принцип формализации (формальный — относящийся к форме, в противоположность сущности, т. е. несущественный) нацелен на получение количественных и комплексных характеристик.

Эти классические принципы системного анализа, носящие прежде всего философский характер, постоянно развиваются, причем в разных направлениях. Ниже представлены те основные принципы и идеи, которые наиболее тесно связаны с совершенствованием управленческой практики, особенно при принятии крупных решений в сфере экономики США (Арбатов Г. А. Вступительная статья к книге «США: современные методы управления», 1971).

1. Процесс принятия решений (ППР) должен начинаться с выявления конечных целей, которые хотят достичь. Эта идея может быть сочтена элементарной, простым правилом здравого смысла, но и весь СА, по мнению американского ученого А. Энтовена, представляет собой просвещенный здравый смысл. Особенно острая потребность в СА возникает тогда, когда хочется многого, а возможности и средства ограничены. В этих условиях важна упорядоченная процедура определения целей — выяснение их приоритетов и иерархии, соподчиненности, взаимной связи и т. д.

2. К каждой крупной задаче необходимо подходить как к сложной системе, т. е. выявляя все взаимосвязи и последствия того или иного решения — как по вертикали (по времени), так и по горизонтали (с точки зрения влияния на другие отрасли экономики, на политику и т.д.). Идея системы в том и состоит, что изменения в одном ее элементе вызывают цепную реакцию изменений в других. Надо отметить, что в эволюции управления в начале 1970-х годов произошел существенный сдвиг. Долгое время эта эволюция шла в направлении все более узкой специализации — функции дробились, становились все более специальными и узкими. Это начинало заводить управленческую деятельность в очевидный тупик. Именно поэтому уже в те годы лозунгом дня стала интеграция, т. е. попытки охватить весь комплекс проблем, заранее предугадать всю систему взаимодействий и взаимозависимостей и учесть не только прямые, но и косвенные, не только непосредственные, но и отдаленные последствия принимаемых решений.

Расширение масштабов мирового хозяйства и усложнение взаимосвязей между входящими в него элементами в условиях высоких темпов социального и научно-технического прогресса объективно приводят к тому, что ряд крупных проблем не может быть эффективно решен с помощью изолированных частных мер (предметных знаний!) или систем только отраслевого либо только территориального управления (тоже предметных знаний, только более широких). В первую очередь это относится к проблемам, охватывающим смежные сферы и требующим всесторонней объективной оценки (социальной, экономической, технической, политической и пр.).

3. При подготовке решения обязательно выявление возможных альтернатив, т. е. разных путей к целям, разных методов решения каждой задачи, анализ достоинств и недостатков каждого из них, с тем чтобы можно было выбрать оптимальный, т. е. в данных условиях самый лучший.

Важно, чтобы набор основных альтернатив представлялся высшему руководству — тем, кто принимает окончательные решения, будучи свободным от ведомственных соображений и имея более широкий взгляд на совокупность всех существенных в данном случае факторов.

Естественно, что речь идет об обоснованных альтернативах, подготовленных таким образом, чтобы были видны плюсы и минусы каждой из них, относительные достоинства и недостатки. Это предполагает, в частности, в ыработку объективных критериев оценки различных вариантов решения, дающих возможность сравнить эти варианты и таким путем выбрать наилучший. Американской наукой определен ряд таких критериев в зависимости от сферы применения (стоимость — эффективность, стоимость — выгода и др.).

4. Механизм управления должен быть подчинен цели или задаче, которая реализуется с его помощью, т.е. структура организации приспосабливается к цели, а не наоборот. Этот принцип получает в практике управления все более распространение в противовес традиционной функциональной организации. Все более типичной структурой организации в промышленности и сельском хозяйстве становится программно-целевая, т.е. специально приспособленная для решения поставленной задачи, способная создать надежное организационное обеспечение для реализации решения. Организационные структуры при этом стараются создавать гибкие, легко приспосабливающиеся к специфике программы, способные совершенствоваться, так сказать, на ходу.

5. Принцип «скользящего» планирования и финансирования состоит в том, что в рамках долговременной программы, рассчитанной на достижение той или иной конечной цели, устанавливаются среднесрочные планы, которые каждый год сдвигаются на год. Например, в США в ряде областей деятельности на федеральном уровне утвердилась практика составления планов на 5 лет (особенно в области военного строительства). Но эти планы, как правило, рассчитываются на 5 лет вперед каждый год: скажем, план на 1998 — 2002 гг. будет в этом случае выглядеть как план на 1998 г. плюс четыре последующих года и т. д.

Такой порядок составления планов и финансирования дает в сравнении с «жестким» сроком планирования, не сдвигающимся от года к году, ряд преимуществ. Одно из них состоит в том, что предприятия и отрасли в каждый момент знают свои перспективы на несколько лет вперед. При жестком же планировании они могут иметь такие перспективы лишь в первом году программы, а в последнем году перспектива будет ясна лишь на один год или несколько месяцев. Другое преимущество заключается в том, что открывается возможность постоянно вносить в планы, без их ломки, необходимые коррективы, связанные с новыми открытиями, изменениями в экономике и пр. Открывается широкая возможность как бы для обратной связи — не только от плана к практике, но и от практики к плану.

Каждая из перечисленных идей (принципов), даже отдельно взятая, при своем практическом осуществлении может дать определенный эффект. Но эффект возрастает, если они применяются в комплексе. Тогда эти идеи превращаются в определенную систему принятия решений и управления, позволяющую более эффективно руководить сложными программами. При этом процесс управления расчленяется на следующие элементы:

  • выявление и обоснование конечных целей и уже на этом основании — промежуточных целей и задач, которые необходимо решать на каждом данном этапе;
  • выявление и сведение в единую систему частей решаемой задачи, ее взаимосвязей с другими задачами и объектами, а также последствий принимаемых решений;
  • выявление и анализ альтернативных путей решения задачи в целом и ее отдельных элементов (подзадач), сравнение альтернатив с помощью соответствующих критериев, выбор оптимального решения;
  • создание (или усовершенствование) структуры организации, призванной обеспечить выполнение принимаемой программы, с тем, чтобы она с наибольшим эффектом обеспечивала реализацию принимаемых решений;
  • разработка и принятие конкретных программ финансирования и осуществления работ — как долговременных, рассчитанных на весь срок, необходимый для реализации поставленных перед собой целей (этот план может быть и ориентировочным, своего рода прогнозом), так и средне- и краткосрочных.

На этой основе в США начались попытки внедрения новых систем управления в деятельность государственного аппарата. В качестве пионера выступило военное ведомство. Основные принципы были внедрены в систему планирование — программирование — разработка бюджета (ИПБ), которая стала главным инструментом всего военного строительства. Если говорить коротко, система ППБ — это система принятия решений по государственным программам и распределения ресурсов. Основное ее назначение — ликвидация разрыва между стратегическим и текущим планированием, а также увязка планирования с финансированием конкретных мероприятий

Поделись с друзьями