Нужна помощь в написании работы?

А.И. Герцен, зарекомендовавший себя как талантливый публицист, философ и беллетрист уже в «Отечественных записках», оказался первым, кто сделал прорыв к свободе слова в России.

Убедившись, что на родине нет настоящей свободы слова, и стремясь открыто поставить вопрос об отмене крепостного права, уничтожении старой бюрократии, журналист решил в конце 40-х годов уехать из России и стать эмигрантом.

Герцен оказался во Франции в канун революции 1848 г. Он полагал, что европейская революция выведет и Россию на путь прогресса. Однако этого не произошло. Сама революция не увенчалась успехом, буржуазия осталась у власти и трудящиеся не получили ожидаемого освобождения от господства аристократов и буржуазии. Буржуазные порядки оказались живучими. Герцен тяжело переживал крах своих надежд в революции 1848 г. Писатель испытал определенную «духовную драму», разочаровавшись в результатах борьбы народных масс во Франции. Тем не менее он остается за границей, постепенно преодолевает свою душевную травму, свой духовный кризис и приходит к мысли, что Россия раньше других стран сможет прийти к социализму, опираясь на свои революционные традиции, используя в качестве ячейки социализма русскую земельную общину, где нет частной собственности на землю. Герцен полагал, что, добившись освобождения крестьян от крепостного состояния, наделив их землей, передав им всю землю, можно достигнуть социалистического правопорядка. Идея русского утопического социализма поддерживает Герцена в его дальнейшей практической деятельности. Надеется он, что и другие славянские народы с помощью великого русского народа, сбросившего иго самодержавия, также пойдут по пути прогресса и процветания.

Герцен все больше укрепляется в мысли, что «слово есть тоже дело». Уже в 1849 г. у него возникает план организации русской свободной печати за границей, но осуществлено это намерение было только в 1853 г. в Лондоне.

Первоначально Герцен решил ознакомить Европу с положением дел в царской России, показать и нелепость крепостнических отношений, и наличие революционных сил, традиций в русском народе. Он печатает брошюры «Россия», «Русский народ и социализм», большую книгу на французском языке «О развитии революционных идей в России». Затем ставит новую задачу — издание революционной литературы для России. Публикуется листовка-воззвание «Вольное русское книгопечатание в Лондоне. Братьям на Руси». Герцен призывает русских передовых людей воспользоваться его типографией, призывает к сотрудничеству. «Все, написанное в духе свободы, будет напечатано», — обещает он. Вскоре Герцен печатает листовки и брошюры «Юрьев день! Юрьев день!», «Крещеная собственность». В них он порицает крепостничество, защищает идею общинной солидарности, выдвигает требование передачи земли крестьянству. Если дворяне не поймут необходимости отмены крепостного права, утверждает он, то дело будет решено топором мужика.

Значительным документом революционной пропаганды была прокламация «Поляки прощают нас», выпущенная Герценом. В ней речь шла о законности борьбы польского народа против царизма, об общности революционного дела польского и русского народов. Русские революционеры, заявляет Герцен, будут бороться за польскую свободу вместе с поляками.

Наконец, в 1855 г. было предпринято издание периодического альманаха «Полярная звезда». Создание революционной печати было наиболее важной задачей Вольной русской типографии в Лондоне.

И в названии альманаха («Полярная звезда» — так назывался альманах декабристов), и в его обложке, на которой были изображены под сияющей звездой профили пятерых казненных декабристов, и в содержании номеров Герцен подчеркивал связь своего революционного издания с декабристами.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В первом номере «Полярной звезды» были опубликованы «Письмо Белинского к Гоголю», запрещенные стихи Пушкина «Вольность», «Деревня», стихотворение Лермонтова «На смерть поэта», стихи и воспоминания декабристов, произведения самого издателя. В объявлении о «Полярной звезде» была сформулирована программа — «распространение в России свободного образа мыслей».

Издание, посвященное вопросу русского освобождения, революции и социализма должно, было объединить вокруг Герцена все передовое общество в стране. С 1855 по 1862 г. вышли семь номеров «Полярной звезды».

В 1856 г. в Лондон приезжает друг Герцена Н.П. Огарев, чтобы принять участие в деятельности Вольной русской типографии. Учитывая оживление демократического движения после окончания  Крымской  войны,  вдвоем они  принимают решение издавать периодический орган, который будет выходить значительно чаще «Полярной звезды», и дают ему название «Колокол». «Колокол» стал выходить с июля 1857 г. Это была газета, которая печаталась один-два раза в месяц, но иногда периодичность менялась. «Vivo voco!», т.е. «Зову живых!» — провозглашали Герцен и Огарев в эпиграфе своей газеты. Позднее к нему присоединился еще один — «Земля и воля», что выражало главное требование «Колокола» по крестьянскому вопросу. Герцен с первых же номеров развернул в «Колоколе» критику крепостников-помещиков, всего государственного строя царской России. В Предисловии к «Колоколу» он провозгласил целью издания:

«Освобождение слова от цензуры! Освобождение крестьян от помещиков! Освобождение податного сословия от побоев!»

Особенно остро критикует он помещиков, их жестокое отношение к крестьянам, царских сановников-казнокрадов, глухих к страданиям народных масс. Но Герцен еще надеется в среде передового дворянства найти по примеру декабристов людей, способных заставить правительство отказаться от своей жестокой политики по отношению к собственному народу.

Герцен много сделал для развития газетно-журнальных жанров революционного издания. У него появился прообраз передовой статьи. Он ввел много рубрик: «Под суд», «Правда ли?», «Под спудом», очень ярким был отдел мелких критических корреспонденции под названием «Смесь», успешно использовался памфлет, мастерски комментировались сообщения из России. Горячий патриотизм был основой всех разоблачений Герцена, его критики.

Однако Герцену в это время присущи были и определенные иллюзии: он еще верил в добрые намерения дворянского царя Александра II, полагал, что возможен прогресс страны по доброй воле дворян, надеялся на отмену крепостничества «сверху», хотя готов был и к освобождению «снизу». В конце 1850-х годов Герцен обращается с рядом открытых писем к царю, где выражает свою надежду, что царь не позволит далее обманывать себя и даст свободу крестьянам. Уже сам факт обращения частного лица, журналиста к царю-самодержцу всея Руси как к равному гражданину было невиданной дерзостью. Такое обращение Герцена несло в себе революционный заряд, заряд непочтения. Но все же это была слабость Герцена, проявление либеральных колебаний, надежд на добрую волю царя. Такая позиция Герцена вызвала протест последовательных русских демократов,   какими   были   Чернышевский   и   Добролюбов.   Но   эти либеральные нотки у Герцена не были отступлением Герцена от демократизма, не выражали существа его издания. Главная причина этих колебаний проанализирована В.И. Лениным в статье «Памяти Герцена». Герцен, выехавший из России в 1847 г., не мог еще видеть в ней революционного народа: народ спал, задавленный веками крепостнического гнета. Но стоило Герцену увидеть революционный народ в 1860-е годы, он твердо встал за революционный путь развития.

Крестьянская реформа 1861 г., которую царское правительство все же вынуждено было провести и отменить крепостное право, сначала обрадовала Герцена, но анализ условий освобождения раскрыл ему глаза на антинародную политику в крестьянском вопросе правительства. Восстания, бунты крестьян против условий «освобождения», которые снова закабаляли, обезземеливали их, заставили Герцена повести более решительно пропаганду революционной борьбы за волю и землю.

Герцен и особенно Огарев критикуют крестьянскую реформу 1861 г., ее грабительский характер. «Народ царем обманут», — пишет «Колокол» в июле 1861 г. Герцен дает широкую информацию и комментарий к волнениям крестьян, бунтам в России против реформы. «Русская кровь льется», — пишет Герцен о карательных мерах царского правительства. Особенно его потрясло восстание в селе Бездна, где были расстреляны крестьяне и их предводитель Антон Петров.

Теперь Герцен и Огарев прямо обращаются к русскому народу и революционной молодежи с призывом к восстанию против самодержавия. Герцен осуждает правительство за арест и ссылку вождя русской демократии Н.Г. Чернышевского. Огарев пишет ряд прокламаций, обращенных к войску, молодежи. «Заводите типографии!» — советуют они революционерам в России. Герцен решительно рвет отношения с либералами (Тургеневым и др.), которые встали на сторону правительства.

Особенно ярко революционные убеждения Герцена и Огарева проявились в связи с польским восстанием 1863 г. Русское общество, в том числе либеральное, было охвачено патриотическим шовинизмом, царские войска жестоко расправлялись с повстанцами.

В этих условиях Герцен принял сторону повстанцев, понимая, что поражение поляков усилит самодержавие. Он привлек в «Колокол» В. Гюго для поддержки польского восстания. В. Гюго написал обращенные к русским войскам пламенные слова: «Перед вами не неприятель, а пример». «Колокол» резко осудил главаря консервативной русской журналистики М. Каткова, который требовал расправы с мятежными поляками. Катков в свою очередь начал публичную травлю и дискредитацию Герцена.

Успех «Колокола» все годы издания был чрезвычайным. Россия, по свидетельству современников, была наводнена этой революционной газетой. Тираж ее доходил до 3 тыс. экземпляров.

Однако революционная ситуация в России конца 50-х — начала 60-х годов не переросла в революцию — стихийные крестьянские бунты не могли привести к успеху. Царизму удалось справиться с кризисом, изолировать вождя русской революционной демократии Чернышевского, сослав его в Сибирь.

В связи с таким положением в стране «Колокол» стал выходить реже, и в 1867 г. его издание прекратилось. Испытав сожаление, что революция в России не осуществилась, Герцен в последний год издания «Колокола» все чаще обращается к фактам революционной борьбы европейского пролетариата, деятельности I Интернационала, организованного К. Марксом. Особенно интересны в этом отношении «Письма к старому товарищу», написанные уже после прекращения издания «Колокола». Это обращение в конце жизни (Герцен умер в 1870 г.) к I Интернационалу подчеркивает чуткость русского журналиста ко всем новым фактам революционной деятельности на Западе. Но главная боль Герцена была в России — ни свободы, ни демократии в ней не осуществилось.

Идеи Белинского и Герцена оказали большое воздействие на многих общественных и литературных деятелей народов России и славянских стран последующих десятилетий.

* * *

Итак, в первой половине XIX в. закрепилось высокое социальное положение русской журналистики, определился тип литературно-общественного ежемесячника как ведущего в системе печати.

В журналистике существенную роль играет личность, авторитет лидера. Главной фигурой прессы становится литературный критик. Не издатель и редактор, а ведущий критик-публицист определяет направление, значение и авторитет издания.

По-прежнему мало издается частных газет, хотя появляются «Губернские ведомости» (с 1838 г.), некоторые специальные издания.

Благодаря усилиям Герцена и его Вольной типографии в эмиграции происходит существенный прорыв в области свободы слова, создается не только в России, но и в Европе оригинальное свободное издательство.

Поделись с друзьями