Нужна помощь в написании работы?

Отменив в 1861 г. крепостное право, русское правительство перешло к другим реформам: земской, судебной, военной и прочим, в числе которых оказалась реформа печати.

В 1865 г. принимается первый в России закон о печати, который не носил еще окончательного характера и назывался «Временные правила о печати». По своему содержанию реформа печати была либеральной — отменялась предварительная цензура для столичных (Санкт-Петербург, Москва) журналов и газет, для книг объемом более 10 печатных листов. Это новшество не распространялось на сатирические издания с карикатурами  и  всю  провинциальную  печать.  Общее наблюдение за периодической печатью передавалось из министерства просвещения в министерство внутренних дел. За МВД оставалось право давать разрешения на новые издания, утверждать или не утверждать редакторов, делать предостережения изданиям, и при третьем предостережении журнал или газета могли закрываться на срок до 6 месяцев. Устанавливалась ответственность печати перед судом. Однако судебные преследования печати не получили распространения: административные меры были удобнее для правительства. Тем не менее реформа способствовала дальнейшему росту печати, особенно либерально-буржуазного направления.

В судьбе русской журналистики суровую роль сыграл 1866 год. В связи с покушением революционно настроенного молодого человека Д. Каракозова на царя русское правительство перешло к политике жесткой реакции: закрыло в 1866 г. два лучших прогрессивных журнала — «Современник» и «Русское слово».

Революционная демократия постаралась возродить прогрессивную журналистику, и это ей удалось, преодолев ряд трудностей. Бывший редактор «Русского слова» Благосветлов с конца 1866 г. стал издавать демократический журнал «Дело», а Некрасов, редактор «Современника», в 1868 г. приступил к изданию «Отечественных записок», взяв их в аренду у Краевского.

Окончательно сложился тип общественно-политического и литературного ежемесячника с развитым отделом публицистики, рассчитанного на мыслящих людей, интеллигенцию, поэтому история подобных журналов тесно связана с историей общественной мысли. Определенная часть русских публицистов все чаще обращается к вопросам религиозно-нравственного порядка (Достоевский, Вл. Соловьев, Розанов и др.), что находит отражение в журналистике.

Увеличивается коллегиальность в руководстве изданиями, хотя персональная роль лидеров в журналистике сохраняется (Катков, Некрасов, Салтыков-Щедрин, Михайловский, Гольцев, Короленко и др.).

Одновременно развивается газетное дело, увеличивается число ежедневных изданий разного типа, обеспечивавших потребности в информации растущей аудитории.

Потребности революционного движения, жесткая политика царизма по отношению к оппозиционному печатному слову вынудили русских революционеров уже в 1868 г. приступить к изданию ряда бесцензурных нелегальных революционных газет и журналов сначала в эмиграции, а затем и в самой России.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, система русской печати стала еще более разветвленной и сложной. По-прежнему она складывалась из трех основных направлений: консервативно-монархического («Русский вестник», «Московские ведомости», «Гражданин» и др.), либерально-буржуазного («Вестник Европы», «Голос», «Санкт-Петербургские ведомости», «Русские ведомости» и др.) и демократического («Искра», «Отечественные записки», «Дело» и др.). Особое место занимали бесцензурные издания.

Монархическая и позднее буржуазно-монархическая печать стояла на позициях безоговорочной защиты монархии, дворянства, православия, национального достоинства, государственности. Она была представлена прежде всего изданиями М. Каткова — лидера русских журналистов-консерваторов-монархистов («Русский вестник», «Московские ведомости»), князя В. Мещерского («Гражданин»), А. Суворина («Новое время») и др.

Либеральная печать была заявлена, пожалуй, наибольшим числом изданий: «Вестник Европы», «Голос», «Санкт-Петербургские ведомости», «Русские ведомости», «Новости и биржевая газета», значительная часть провинциальной прессы (Одесса, Воронеж, Казань, Иркутск).

К этой группе примыкали появившиеся во второй половине XIX в. массовые дешевые издания для простонародья: «Петербургский листок», «Развлечение». Массовая аудитория вызвала к жизни различные еженедельники (юмористические, иллюстрированные, спортивные, театральные). Подобные издания выпускали и либеральные деятели, и люди без ясно осознанной идейной ориентации. Развлекательный, коммерческий характер ряда изданий маскировал их буржуазную (а иногда и монархическую) сущность. Но именно развитие капитализма после реформ 1860-х годов определило интенсивное появление новых типов буржуазной журналистики. Более разнообразное оформление газет, еженедельников, рисунки, фотографии значительно оживили внешний облик печати.

Однако по-прежнему ведущее положение (конечно, не по числу изданий, а по содержанию) занимала печать демократическая, поскольку она наиболее последовательно защищала интересы основной массы трудящихся города и деревни.

Борьба против остатков крепостничества, феодализма, против помещиков-латифундистов, национального угнетения, борьба против новых эксплуататоров — капиталистов, кулаков, царской чиновничьей бюрократии, безыдейных, реакционных тенденций в искусстве и литературе составляла главное содержание передовой демократической журналистики, и прежде всего «Отечественных записок» — лучшего журнала пореформенной эпохи.

Журнал «Отечественные записки» возглавлял Некрасов. В качестве соредакторов выступали Салтыков-Щедрин и  Г.З. Елисеев. Журнал сохранял верность лучшим традициям журналистики 60-х годов. Его демократизм определялся враждой ко всем остаткам крепостнических отношений. Прежде всего он выступал против обезземеливания крестьян, против сословного неравноправия основной массы русского населения, тяжелых налогов.

Журнал протестовал против новых эксплуататоров — хищников-предпринимателей, пришедших на смену крепостникам. Яркие картины проникновения капитализма в деревню найдем в произведениях Салтыкова-Щедрина, Г. Успенского.

Отметили сотрудники журнала и появление рабочего вопроса в России, хотя много внимания ему не уделяли, оставаясь по преимуществу идеологами трудового крестьянства, сторонниками крестьянской революции, общинного социализма.

Будучи легальным журналом, «Отечественные записки» поддерживали тех деятелей, которые действовали в подполье, открыто призывали к борьбе с самодержавием, особенно в годы второй революционной ситуации конца 70-х годов. Публикация поэмы Некрасова «Русские женщины», посвященной декабристам и их женам, мужественно разделившим с осужденными сибирскую ссылку, каторгу, была явной моральной поддержкой тем революционерам, которые непосредственно боролись против самодержавия в 70-е годы.

Известное внимание «Отечественные записки» уделяли международному революционному движению, деятельности I Интернационала, марксизму. Уже в 1868 г. они дали информацию о выходе книги «Das Kapital» К. Маркса на немецком языке. После выхода первого тома «Капитала» в 1872 г. в переводе на русский язык — это был первый перевод «Капитала» на иностранный язык — журнал напечатал несколько статей, связанных с книгой К. Маркса. Авторами этих статей были Н. Михайловский, В. Покровский и молодой Г. Плеханов (псевдоним: Валентинов).

Интерес к «Капиталу» носил объективный характер. В пореформенную эпоху в России развивался капитализм. Русские общественные деятели всегда следили за новинками мировой литературы в области политэкономии и в 70-е годы хотели получить наиболее точную информацию о новом хозяйственном укладе. Переводчиками «Капитала» были народники, и они первоначально воспринимали книгу Маркса как яркую критику капиталистических порядков, а капитализм народники считали неприемлемым общественным строем для России: он нес разорение крестьянству, пролетаризацию населения. Народники же мечтали о справедливом обществе без эксплуатации, построенном   на   базе   крестьянской   общины,   общинного   пользования землей.

Народники во главе с Михайловским занимали видное место в «Отечественных записках», хотя Некрасов, Салтыков-Щедрин понимали неизбежность капиталистических отношений в пореформенной России и не разделяли многих утопических представлений народников.

Боевую позицию журнал занял в вопросах литературной критики. Здесь выступали Писарев, Салтыков-Щедрин и Михайловский. Все они были сторонниками реализма, критиковали теорию «чистого искусства», «искусства для искусства», натурализм и невзыскательность вкуса литературных ремесленников.

«Отечественные записки» регулярно печатали обозрения иностранной жизни французского публициста Шассена, уделяли значительное внимание проблемам славянских стран, и особенно Болгарии, в связи с русс ко-турецкой войной 1877—1878 гг. Все сотрудники журнала сочувствовали освободительной борьбе болгарского народа, помогали ему и желали победы, но одновременно использовали болгарскую тему для острой критики русских самодержавных порядков.

Особую роль в «Отечественных записках» играла сатирическая публицистика Салтыкова-Щедрина. Его публицистика — подлинная летопись пореформенной России. Все жгучие проблемы русской жизни нашли отражение в публицистических циклах сатирика: «Дневник провинциала в Петербурге», «Благонамеренные речи», «Письма к тетеньке» и др.

Сатирик часто прибегал к гиперболе, фантастике, аллегории, другим формам эзоповского языка, в смешном и нелепом виде изображал представителей официальной бюрократии, ярко характеризовал нарождающегося русского капиталиста-хищника Деру-нова, по традиции «Современника» разоблачал политику предательств либерализма.

В связи с критикой либерализма писатель-публицист немало страниц посвятил либерально-буржуазной прессе, заклеймив ее продажность, трусость в вымышленном, но очень точном названии газеты «Чего изволите?» Пародии его на содержание статей, фельетонов буржуазной прессы, ее язык, стиль занимают существенное место в сатирических очерках, опубликованных в «Отечественных записках» («В среде умеренности и аккуратности», «Современная идиллия» и др.). Салтыков-Щедрин был глубоким критиком несовершенств буржуазной демократии, немецкого милитаризма, о чем свидетельствует его книга очерков «За рубежом».

После смерти Некрасова в 1877 г. Салтыкову-Щедрину пришлось в сложной борьбе с либеральными народниками отстаивать прежнее направление «Отечественных записок», и он с честью выполнял свою задачу вплоть до закрытия царским правительством в 1884 г. этого передового русского журнала.

К демократическим изданиям этой поры принадлежат журнал «Дело» и газета «Неделя». Оба эти издания шли в русле идей «Отечественных записок», что не лишало их своеобразия и оригинальности.

Журнал «Дело» был менее категоричен в вопросах развития капитализма в России: его руководители (Г.Е. Благосветлов, Н.В. Шелгунов) признавали прогрессивный характер «свободной промышленности», хотя капиталистическая эксплуатация была не легче феодальной. Журнал уделял больше внимания вопросам науки, молодежи и женской эмансипации, положению рабочего класса.

Иностранную хронику успешно вел Эли Реклю — французский публицист-демократ, участник двух революций — 1848 и 1871 гг. Его сообщения передавались из горячих мест Европы, Северной Африки (Испания, Франция, Египет) и несли на себе яркий репортерский отпечаток.

Литературная критика придерживалась требований тенденциозной реалистической манеры письма, подчиненной прогрессивным устремлениям.

Преодолевая особенно жесткие цензурные условия (материалы «Дела» подвергались, вопреки закону, предварительной цензуре), журнал сохранил демократическое направление до 1884 г.

«Неделя» была прообразом позднейших газетных еженедельников. В 1868 г. она собрала интересный состав сотрудников из людей как радикального (П. Лавров, Е. Конради, А. Герцен), так и умеренно-либерального лагеря (П. Гайдебуров). Под давлением цензуры постепенно состав сотрудников сменился, и с середины 70-х годов газета оказалась среди умеренно-либеральных, либерально-народнических изданий, развивавших культуртрегерскую программу «малых дел» вплоть до 1891 г.

Вся демократическая печать последней трети XIX в. испытывала сильное влияние народнических идей. Народники отрицали развитие капитализма в России, видели зачатки социализма в крестьянской общине, не придавали значения классовой борьбе пролетариата, преувеличивали роль личности в истории. Но в 70-е годы они искренне сочувствовали угнетенному крестьянству, были в массе своей революционно настроены по отношению к самодержавию, искали путей насильственного свержения царизма, ликвидации пережитков крепостничества. Народничество было легальным и нелегальным.

Революционное народничество, ушедшее в подполье, разделялось на несколько групп, отличавшихся друг от друга в основном тактическими установками на революцию: бакунисты (или анархисты), лавристы (или пропагандисты) и группа Ткачева, которая придерживалась бланкистских (заговорщицких) установок. Каждое из этих направлений стремилось к созданию своего печатного органа.

Бакунисты уже в 1868 г. за границей организовали журнал «Народное дело». История этого журнала особенно интересна в связи с тем, что после выхода первого номера в редакции наметились разногласия и лидеру анархизма М. Бакунину, организовавшему журнал, пришлось его покинуть. Руководство «Народным делом» перешло в руки группы русских эмигрантов во главе с Н. Утиным, учеником и последователем Чернышевского. Группа Утина, ознакомившись с программой и деятельностью I Интернационала, порвала с Бакуниным и продолжила издание «Народного дела» как органа Русской секции I Интернационала. Утинская группа не перешла на позиции марксизма, но идея международной солидарности трудящихся, борьба с социальным угнетением привлекали их в деятельности Интернационала. Это издание сыграло определенную роль в пропаганде на русской почве принципов международной революционной организации. Просуществовало издание до 1870 г.

Бакунисты издавали еще два периодических органа за границей — журнал «Община» и первую революционную газету для народа «Работник». Кроме того, Бакунин принимал участие в печально известном журнале С. Нечаева «Народная расправа» (1869).

П. Лавров и его сторонники издавали в 1873—1875 гг. журнал и газету под одним названием «Вперед!». В этих изданиях защищалась идея подготовительной пропаганды социализма и революции в России силами народнической интеллигенции. Лаврову принадлежит само понятие «хождение в народ». Заслуга изданий Лаврова — в широкой информации русского читателя о новых формах революционной борьбы в западноевропейских странах, публикации запрещенных в России произзедений. Особенно выделяются две статьи Лаврова в газете «Вперед!», посвященные пятилетию Парижской коммуны. Уделял внимание издатель и развитию социалистического движения в славянских странах.

Группа П. Ткачева издавала журнал-газету «Набат» (1875). Публицистическая деятельность Ткачева обратила на себя внимание Ф. Энгельса, который в работе «Эмигрантская литература» подверг серьезной критике социолого-теоретигеские и тактические представления этой группы наиболее «решительных» эмигрантов-народников.

Однако революционно-народническая печать в эмиграции не удовлетворяла потребности революционного движения в стране, и с 1878 г. народники предпринимают серьезные попытки создать тайные типографии и нелегальные периодические органы в самой России. Газета «Начало» была первой революционной газетой, издававшейся на территории страны. Ее преемницей стала газета «Земля и воля», собравшая лучшие силы революционного народничества: здесь сотрудничали С. Кравчинский, Д. Михайлов, Н. Морозов, молодой Г. Плеханов. Плеханов начинал свою революционную деятельность в рядах народничества, но позднее, в 80-е годы, перешел на позиции марксизма и, создав фуппу «Освобождение труда», стал первым пропагандистом учения Маркса в России. «Земля и воля» просуществовала недолго. Разногласия в рядах народников по проблемам политической борьбы и тактики индивидуального террора привели к расколу «Земли и воли», и вместо нее были созданы две организации и два издания: «Черный передел» и «Народная воля».

«Народная воля» — газета целенаправленная, ее основное содержание отражало жизнь и деятельность революционеров-террористов. Факты революционной борьбы подавались с налетом героической сенсационности. Газета издавалась с 1880 по 1885 г. Всего вышло 12 номеров и несколько «Листков "Народной воли"». Члены этой организации (А. Желябов и др.) издали также несколько номеров «Рабочей газеты» с целью привлечения на свою сторону людей из народа. Народовольцам, державшимся тактики индивидуального террора, удалось 1 марта 1881 г. покушение на Александра II, но именно их тактика в наибольшей степени обнаружила негодность народнических методов борьбы за социальную справедливость. Покушение на Александра II дало повод правительству расправиться с самим революционно-народническим движением и перейти снова к политике реакции, в том числе удушению всей демократической печати в России.

В последующие годы правительству удалось существенно ослабить легальную демократическую прессу. Особенно ухудшилось ее положение после введения новых Временных правил о печати (1882).

После закрытия в 1884 г. «Отечественных записок» и фактического прекращения журнала «Дело» всем демократическим журналистам, оставшимся на свободе, приходилось вплоть до революции  1905 г. печататься в изданиях, направление которых часто не соответствовало их мировоззрению, и таким образом влиять на читателя. Это относится к Г. Успенскому, Н. Шелгуно-ву, М. Горькому и др.

В это время начинают играть заметную роль такие журналы, как буржуазно-либеральный «Вестник Европы», журналы либерально-народнической ориентации «Русское богатство» и «Русская мысль». Именно они составили наиболее сильный отряд русских ежемесячников. Эти журналы отстаивали реформаторский путь преобразований в стране, стремились к смягчению социальных противоречий. Введение конституции было главным политическим идеалом либеральной журналистики.

Все указанные ежемесячники сохраняли традиционный литературный отдел в своем составе и продолжали способствовать развитию русской литературы и критики.

Самый крупный из них «Вестник Европы», возникнув в 1866 г. как преимущественно исторический журнал, издавался М.М. Стасюлевичем — отставным профессором истории Петербургского университета. Профессия редактора-издателя надолго наложила отпечаток на характер журнала. Профессора — историки, юристы печатались в журнале все годы его выхода. Однако с 1868 г. он стал по своей структуре обычным ежемесячником второй половины XIX в. Первую часть каждого номера занимала беллетристика, статьи и очерки научного характера; вторая часть, под названием «Хроника», включала в себя традиционные обозрения внутренней, иностранной жизни, литературную критику, библиографию и разного рода известия. В журнале принимали участие Тургенев, Гончаров, Салтыков-Щедрин, А. Толстой, Я. Полонский и др. Часто помещал здесь свои статьи известный искусствовед В.В. Стасов. В 70-е годы к сотрудничеству был привлечен Э. Золя как критик и обозреватель французской жизни («Парижские письма>). В начале 80-х годов стали печататься стихи и литературно-критические статьи Вл. Соловьева, в 90-е годы Д. Мережковского, 3. Гиппиус, Н. Минского.

«Вестник Европы» давал высокую оценку всем реформам 60-х годов и считал необходимым дальнейшую реформаторскую деятельность для обеспечения благополучия страны.

Благосостояние страны «не в застое, не в осуждении от других народов», а наоборот, в следовании за другими народами «по их пути развития и рациональной свободы», — утверждал журнал на рубеже 80-х годов. Многие сотрудника признавали трудное положение крестьян в пореформенный период, видели недостаток в отсутствии рабочего законодательств, ограничивающего эксплуатацию, тяжелое финансовое положение страны, недостаток образования, слабость местного самоуправления. Но одновременно журнал отрицал революционный путь преобразований и все проблемы надеялся решить с помощью реформ сверху и дарования конституции.

В 70-е годы XIX в. журнал отказывался признавать свою «буржуазность», отстаивая свою принадлежность к независимой от сословных интересов и партийных пристрастий прессе. Это было достаточно распространенным явлением в русской дореволюционной печати. Многие печатные органы и в последующие десятилетия провозглашали себя «независимыми» и «беспартийными».

«Вестник Европы» был одним из наиболее популярных среди широких слоев интеллигенции изданием. Тираж его в лучшие годы доходил до 14 тыс. экземпляров.

* * *

Журнал «Русская мысль» начал издаваться в Москве с 1880 г. Ведущим публицистом, а с 1885 г. и редактором этого ежемесячника был В. Гольцев. В своем журнале он стремился пропагандировать конституционные идеи, промышленный прогресс, уважение к закону, одновременно не отказываясь от общинного устройства деревни. В целях давления на неуступчивое правительство, самодержавие он заигрывал с демократическими слоями общества, народниками в частности.

Журнал заметно окреп после закрытия «Отечественных записок», поскольку многие сотрудники и подписчики закрытого печатного органа перешли к Гольцеву.

В журнале наряду с развитым отделом публицистики, всевозможными обозрениями печаталась интересная беллетристика. На его страницах находим произведения Г. Успенского, Короленко, Чехова, Мамина-Сибиряка, Бунина, Боробыкина, польских беллетристов — Э. Ожешко и Г. Сенкевича. В «Русской мысли», как и в «Вестнике Европы», помещались статьи виднейших русских ученых: К. Тимирязева, А. Столетова и др.

Журнал следил за развитием жизни в провинции, за судьбой русской печати. Постепенно в «Русской мысли» формировались идеи будущей кадетской партии (П.Б. Струве, И.И. Петрункевич и др.). В 900-е годы здесь сотрудничали П. Милюков и В. Вернадский.

Народнической платформы придерживался в 70—80-е и последующие годы журнал «Русское богатство». Однако его успех и рост влияния в журналистике падает на 90-е годы.

К умеренно-либеральным журналам 80-х годов надо отнести «Северный вестник», издававшийся с 1885 г. в Петербурге как журнал литературно-научный и политический. В 90-е годы этому журналу суждено было стать одним из первых пропагандистов и защитников модернизма.

* * *

В пореформенные годы растет газетная печать, но легально могли издаваться только газеты консервативно-монархические и либерально-буржуазные.

Издания, независимые от цензуры, администрации, как и раньше, продолжали возникать в эмиграции («Свобода», «Свободная Россия» и др.).

Лидирующую роль среди русских консервативных газет по-прежнему играют «Московские ведомости» Каткова, авторитет которого вырос благодаря патриотической позиции в 1863 г. во время польского восстания и во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Катков открыто защищал интересы дворянства, монархии, резко порицал любые проявления свободомыслия, либерализма, осуждал социалистов-нигилистов, бунтующих крестьян и рабочих, требовал от правительства «крутых мер», ставил в пример правительству действия Тьера и Бисмарка.

Газета не менее преуспевающего журналиста-издателя Суворина «Новое время» также в период войны 1877—1878 гг. заметно увеличила круг своих читателей. Петербургская бюрократия, офицерство, значительная часть интеллигенции, духовенство стали подписчиками этой газеты. Постоянная критика военного руководства, администрации, широкая внутренняя и иностранная информация, острая постановка некоторых нравственных проблем в статьях В. Розанова, интересная беллетристика благодаря участию А. Чехова создавали несомненный успех изданию. Розничная продажа, реклама способствовали росту тиража. Суворин отвергал необходимость любых несанкционированных выступлений интеллигенции, студентов или рабочих и постепенно, сохраняя внешний радикализм, становился идеологом самодержавно-бюрократического, буржуазного государства, шел параллельным курсом к правительственному и прямо или косвенно служил, помогал власти.

Среди умеренно-либеральных газет становится все авторитетней московская газета «Русские ведомости». Защита интересов крестьян, а затем и рабочих, не выходящая, сднако, за рамки государственного законодательства, устойчивые конституционные стремления, хорошая  беллетристика создавали ей  популярность среди русской интеллигенции (врачи, учителя, земские деятели), помогали постепенно формулировать принципы будущей кадетской партии.

В 80-е годы в газете сотрудничают Г. Успенский, Н. Михайловский, В. Короленко, революционный эмигрант П. Лавров, крупнейший русский ученый-демократ К.А. Тимирязев, академик Д.Н. Анучин, прогрессивный музыкальный критик Г. Ларош, репортер В. Гиляровский и др. Издавалась газета до 1918 г.

В 80-е годы началась литературная и журналистская деятельность А.П. Чехова. Первоначально Чехов сотрудничал в юмористических еженедельниках Москвы («Стрекоза», «Будильник» и др.), но вскоре был приглашен в юмористический петербургский журнал «Осколки». Наряду с художественными произведениями писатель публиковал в «Осколках» фельетонное обозрение «Осколки московской жизни», где затрагивал многие злободневные вопросы, в том числе и положение московской печати, вступившей в полосу предпринимательства. В рассказах Чехова 80-х годов ярко (часто по-щедрински) запечатлен убогий тип журналиста-поденщика, приспособленца, утратившего благородные черты работника печати предшествующих десятилетий («Два газетчика», «Корреспондент», «Сон репортера» и др.).

С 1886 г. Чехов становится сотрудником газеты «Новое время». Здесь кроме рассказов напечатаны его статья о русском путешественнике Н.М. Пржевальском, путевые зарисовки «Из Сибири» и некоторые другие материалы. Писатель организовал в газете «литературные субботники» и способствовал внедрению в практику русской журналистики жанра небольшого рассказа-новеллы.

После поездки на остров Сахалин в 1890 г. Чехов сотрудничал в журналах «Русская мысль», «Жизнь» и др. В «Русской мысли» он заведовал отделом беллетристики и впервые опубликовал здесь очерки «Остров Сахалин». Эти очерки, изданные нскоре в виде отдельной книги, вошли в золотой фонд русской публицистики.

Книга сочетает в себе глубину и точность научного исследования с ненавязчивой публицистичностью. Пренебрежение правительства к богатой окраине России, превращенной в каторжную тюрьму, острову Сахалину, Чехову непонятно. Не мог смириться писатель и с тем, что жизнь каторжников и населения Сахалина определяется не законом, а произволом администрации. Жизнь на острове напоминает ему крепостничество. Он не мог пройти мимо тяжелого положения женщин, детей, местного туземного населения на Сахалине; осуждает Чехов и недостатки исправительной системы на каторге, экономическую отсталость края, отсутствие налаженной медицинской помощи. Проблемы, поднятые в книге, оказывались сходными с проблемами всей России. И вместе с тем Чехов в очерках «Из Сибири» и книге «Остров Сахалин» показал высокие моральные качества русского народа, особенно сибиряков-первопроходцев, предсказал большое будущее сибирскому краю.

Поделись с друзьями