Нужна помощь в написании работы?

Поражение России в Крымской войне обнажило крайнюю отсталость страны, находящейся в условиях крепостничества и самодержавия. Вторая половина 50-х годов знаменуется усилением революционного движения в стране, становится все более ощутимой необходимость социально-экономических перемен. Под напором освободительного движения и экономической необходимости многие представители господствующего класса начинают высказывать идеи об отмене крепостного права путем реформ сверху. Идеи Белинского и его соратников, а также славянофилов о необходимости отмены, уничтожения крепостничества становятся общим достоянием. Теперь борьба развертывается вокруг условий освобождения крестьян. Русской журналистике здесь пришлось сыграть существенную роль.

Среди помещиков все еще имелась большая прослойка консерваторов, которые хотели сохранить старые отношения в неизменном виде. Либералы стремились к освобождению крестьян от крепостной зависимости, обеспечив при этом максимум привилегий для помещиков и капиталистов. И только революционные демократы стремились к таким порядкам после уничтожения крепостничества, когда народ получает землю, политическую свободу, когда надежно ограждаются интересы народа, прежде всего крестьянства.

Каждое из этих направлений имело свои печатные органы: журналы и газеты.

Органом либерально-консервативного направления прежде всего оказался журнал М.Н. Каткова «Русский вестник», организованный в 1856 г. Журнал в канун реформ выступил за отмену крепостного права, устранение старой бюрократии, но при сохранении самодержавия и господствующего положения в стране дворян-помещиков.

После проведения крестьянской реформы Катков все больше поворачивает вправо: активно выступает против демократов (особенно Герцена и Чернышевского), приветствует подавление польского восстания 1863 г., заявляет себя патриотом-государственником. В журнале и газете «Московские ведомости», которую он приобретает в аренду с 1863 г., Катков критикует любые антирусские действия и намерения европейских держав, восстает против внутренней смуты, либералов, разоблачает крамолу. «Только по недоразумению думают, что монархия и самодержавие исключают "народную свободу", на самом же деле она обеспечивает ее более, чем всякий шаблонный конституционализм».

«Мы называем себя верноподданными», — с гордостью утверждал публицист. Такая позиция находила немало сторонников, авторитет Каткова-журналиста был достаточно высок.

Либеральные позиции заняли «Отечественные записки» Кра-евского, газеты «Санкт-Петербургские ведомости», «Наше время» и др. Казалось, их публицисты были заняты серьезным обли-чительством. Они признавали несовершенство законов, взяточничество чиновников, недостатки просвещения, слабое развитие промышленности и торговли, злоупотребления полиции, помещиков, однако избегали радикальных мер преодоления пороков. Как писал Добролюбов в статье «Литературные мелочи прошлого года», «они... кричат... вовсе не из-за того, что составляет действительный, существенный недостаток, а из-за каких-нибудь частностей и мелочей». Пореформенное развитие и существующий общественно-политический строй их в основном устраивал.

Самым ярким и значительным по содержанию и влиянию на общество в 60-е годы был демократический журнал «Современник», редактором которого по-прежнему оставался Н.А. Некрасов. Пережив годы «мрачного семилетия» (1848—1855), жестокую политическую реакцию, тормозившую развитие передовой русской журналистики после европейской революции 1848 г., Некрасов уже в середине 50-х годов предпринимает ряд мер к оживлению журнала, привлекает к исключительному сотрудничеству в нем видных писателей: Тургенева, Гончарова, Л. Толстого и др., открывает юмористический отдел «Ералаш» (где впервые появляется литературный персонаж-пародия Козьма Прутков), ищет и находит новых сотрудников.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

В 1854 г. в «Современнике» начинает участвовать революционер-демократ Н.Г. Чернышевский, первое время как литературный критик, а затем как публицист, политик и организатор революционных сил в стране. Чернышевский возродил принципы Белинского как в литературной критике, так и в журналистике. При поддержке редактора Некрасова он ведет борьбу за демократизацию самого «Современника» («Об искренности в критике», «Очерки гоголевского периода русской литературы» и др. статьи), дает бой оказавшимся в годы реакции в журнале представителям дворянской эстетики, либеральным беллетристам. Большое значение имели идеи его диссертации «Об эстетических отношениях искусства к действительности», философская работа «Антропологический принцип в философии» и др. Некрасов поддерживает молодого сотрудника, и постепенно либералы, включая Тургенева, один за другим начинают покидать «Современник».

С приходом в журнал в 1858 г. Н.А. Добролюбова позиции революционных демократов значительно усиливаются.

К 1859 г. противоречия русской жизни настолько обострились, что в стране сложилась революционная ситуация, когда крестьянское восстание против помещиков становилось все реальней.

В эти годы особенно важную роль начинает играть «Современник» как центр передовой идеологии, идейный штаб освободительного движения. В журнале идет внутренняя и внешняя перестройка в целях наиболее успешного ведения революционной пропаганды. Вопросы, связанные с подготовкой крестьянской реформы, условиями освобождения крестьян от помещиков, которые постоянно обсуждались в журнале с 1857 г., фактически снимаются с повестки дня. Они уступают место пропаганде революции, восстания как наиболее радикального средства преодоления гнета помещиков.

Чернышевский уже в это время понял, что реформа, которую в страхе перед натиском революции готовит самодержавное правительство и помещики, будет обманом: коренные интересы народа не будут удовлетворены. Исходя из этого, он начинает идейную подготовку, пропаганду крестьянского восстания.

Неизменно осуждая, разоблачая помещиков-крепостников, журнал тем не менее главный удар наносит в это время по либеральной идеологии, понимая, что либералы своей политикой соглашательства могут свести на нет все усилия демократии, народа. В журнале открывается отдел «Политика». Им руководит Чернышевский, передав отдел литературной критики Добролюбову. Анализируя в отделе «Политика» события европейской истории, факты классовой борьбы народов Франции, Италии, Чернышевский убеждает своих читателей в неизбежности революции, необходимости изоляции либералов.

Добролюбов в своих критических статьях, таких как «Луч света в темном царстве», «Что такое обломовщина?», «Когда же придет настоящий день?» и др., развенчивает крепостничество, порицает либералов за нерешительность и предательство народных интересов, воспитывает веру в освободительные силы народа, который не может без конца терпеть своих угнетателей. Используя сюжет романа Тургенева «Накануне», критик призывает бороться против «внутренних турок», не верить реформам правительства. В 1859 г. Добролюбов при одобрении Некрасова организует в «Современнике» новый сатирический отдел (фактически журнал в журнале) под названием «Свисток». И этот отдел прежде всего направлен был против русского и международного либерализма, всех носителей реакционных, антинародных идей. Здесь Добролюбов проявил себя как талантливый поэт-сатирик.

В статьях политического содержания Добролюбов, анализируя опыт исторического развития передовых европейских стран, приходит к выводу об общих революционных путях преодоления сопротивления эксплуататорских классов как в Европе, так и в России (статья «От Москвы до Лейпцига»). Особенность России должна заключаться только в более решительной и последовательной борьбе с эксплуатацией, либерально-буржуазным соглашательством.

Чернышевский и Добролюбов достигают большого совершенства в методах революционной пропаганды. Примером революционной пропаганды в условиях царизма, жестокой цензуры может служить статья Чернышевского «Не начало ли перемены?» По форме это литературно-критическая статья, посвященная народным рассказам писателя Н. Успенского. Но в эту форму критической статьи писатель-революционер сумел вложить оценку тяжкого состояния страны, идею неизбежности революции как средства удовлетворения справедливых требований русского народа. Анализируя литературные источники, Чернышевский цитирует в статье стихотворение «Песня убогого странника» из поэмы Некрасова «Коробейники», в котором есть такие слова:

Я в деревню: мужик! ты тепло ли живешь?

Холодно, странничек, холодно,

Холодно, родименькой, холодно! Я в другую: мужик! Хорошо ли ешь, пьешь?

Голодно, странничек, голодно,

Голодно, родименькой, голодно!

И затем он спрашивает воображаемого крестьянина: «А разве не можешь ты жить тепло? ... Да разве нельзя тебе жить сытно, разве плоха земля, если ты живешь на черноземе, или мало земли вокруг тебя, если она не чернозем, — чего же ты смотришь?» (ПСС. Т. VII. С. 874. М., 1950). А ведь вопрос о земле — один из коренных вопросов русской (да и не только русской) революции.

Стремясь разрушить представление о русском мужике как о забитом и пассивном существе, Чернышевский прибегает к аллегории, сравнивая народ с безропотной смирной лошадью, на которой всю жизнь возят воду. Но «ездит, ездит лошадь смирно и благоразумно — и вдруг встанет на дыбы или заржет и понесет...» Так и в жизни самого смирного человека или народа бывают минуты, когда его нельзя узнать, ибо «не может же на век хватить ему силы холодно держаться в неприятном положении». Без таких выходок не обойдется смирная деятельность самой кроткой лошади. Такой порыв это и есть революция, которая «в пять минут... передвинет вас (и себя, разумеется) так далеко вперед, что в целый час не подвинуться бы... мерным, тихим шагом». И чтобы не оставалось у читателя сомнений в том, что речь идет о социальном поведении людей, Чернышевский призывает вспомнить освободительный порыв народа в Отечественную войну 1812 г. Не менее показательны с точки зрения мастерства революционера-публициста статья «Русский человек на rendez-vous» и многие другие. Аллегория, иносказание очень часто оказывались надежным средством революционной пропаганды.

Бесспорно мастерство Чернышевского, умевшего в подцензурной печати говорить о революции, воспитывать своими статьями настоящих революционеров.

Не менее ярко отразились идеи революции в статьях и рецензиях Добролюбова. В качестве примера можно назвать его статью «Когда же придет настоящий день?», отмеченную горячей симпатией критика к борцам за счастье народа — Инсарову и Е. Стаховой.

Популярность «Современника» в 60-е годы была исключительно велика. Тираж журнала доходил до 6—7 тыс. экземпляров. Чернышевский печатал специальные отчеты о распространении журнала и упрекал те города и местечки, где не выписывали журнал, не получали ни одного экземпляра, хотя и понимал, что не все желающие могли найти средства для подписки.

Значение «Современника» в истории русской журналистики исключительно велико. Это был один из лучших журналов XIX в. Главным его достоинством было полное идейное единство, строгая выдержанность направления, преданность интересам народа, прогресса и социализма. Небывалое значение приобрела публицистика. Здесь были напечатаны лучшие статьи русской публицистики, многие стихи Некрасова, роман Чернышевского «Что делать?», здесь началась публицистическая сатирическая деятельность М. Салтыкова-Щедрина.

Все годы издания «Современника» цензура зорко следила за ним, в 1862 г. журнал был приостановлен за «вредное», т.е. революционное, направление на 8 месяцев, а в 1866 г., уже после смерти Добролюбова и ареста Чернышевского и вовсе закрыт с нарушением законодательства о печати по личному распоряжению царя.

Лидеры журнала Некрасов, Чернышевский, Добролюбов имели исключительный авторитет и влияние на современников. Статьи Чернышевского, Добролюбова, стихи Некрасова читались с увлечением передовыми деятелями других народов, населявших Россию и славянские страны. Процесс развития освободительных  идей   в  России  60-х  годов  совпал  с  пробуждением  гражданской активности народов Украины, Закавказья, Поволжья, частично Средней Азии, борьбой за национальную и социальную независимость Болгарии, Польши, Сербии и других славянских народов. Идеи Чернышевского и Добролюбова отразились на взглядах Л. Каравелова, X. Ботева, С. Сераковского, С. Марковича и др. Сама Россия из оплота реакции становилась новым очагом революционного движения в Европе.

Последовательная борьба журнала против пережитков феодализма, угнетения, эксплуатации, иностранного порабощения, критика стратегии и тактики буржуазных либералов, революционная одушевленность, самоотверженность, бескорыстие предопределяли это влияние.

* * *

Вторым по значению журналом революционной демократии 60-х годов XIX в. явилось «Русское слово». Журнал был организован в 1859 г., однако демократический характер приобрел только в 1860 г. с приходом к его редактированию Г.Е. Благо-светлова — типичного разночинца. Сын бедного священника, рано оставшийся без материальной поддержки, самостоятельно закончил Петербургский университет, но из-за демократических убеждений и политической неблагонадежности не нашел места на казенной службе.

Журнал «Русское слово» имел научно-популярный уклон. Здесь наряду с вопросами литературы и литературной критики большое внимание уделяли естественно-научным знаниям, фактам науки. Он был весьма популярен среди столичной учащейся молодежи и в русской провинции. Изменив состав сотрудников, Благосветлов сумел поднять тираж журнала с 3 до 4,5 тыс. экземпляров. Наиболее удачным решением редактора было приглашение в 1861 г. на роль ведущего критика в журнале Д.И. Писарева.

Вступая в русскую журналистику в ответственный момент общественной жизни 60-х годов, Писарев должен был определить свое место среди основных борющихся направлений. И он его определил как союзника «Современника» и Чернышевского, о чем прямо заявил во второй части одной из первых больших статей, опубликованных в «Русском слове», — «Схоластика XIX века».

Писарев выступил адвокатом «голодных и раздетых» людей, сторонником освобождения личности от любых социальных и семейных стеснений и уз. Прежде всего он защищал умственное раскрепощение человека от догм и нравственных понятий, порожденных крепостничеством. Борцы за свободу человечества от умственной темноты, угнетения (Вольтер, Г. Гейне) заслуживают самую высокую оценку критика.

Накануне крестьянской реформы 1861 г. Писарев выступает в защиту авторитета Герцена, резко отрицательно отзывается о династии царствующего дома Романовых в России, вообще об обществе, разделенном на классы, где один присваивает себе плоды труда другого (статьи «О брошюре Шедо-Ферроти», «Пчелы»). Писарев выступает защитником материализма.

В статье по поводу брошюры наемного писателя Шедо-Ферроти Писарев прямо призывал к свержению русского самодержавия. За попытку опубликовать эту работу в нелегальной типографии публицист был заточен на 4 года в Петропавловскую крепость.

Писарев много размышлял о потенциальных способностях русского крестьянства к революционной борьбе. Отсутствие сознания в массе народа он считал большим недостатком и стремился к пропаганде знаний, веря, что знания сами по себе — такая сила, что человек, овладевший ими, неизбежно придет к признанию социально-полезной и революционной деятельности, направленной против царизма и эксплуатации.

Писарев выступает талантливым критиком, истолкователем творчества многих русских писателей: Л. Толстого, Тургенева, Островского, Достоевского, Чернышевского. В канун реформы и после нее он защищает тип разночинца в литературе, тип новых людей, подобных Базарову — герою романа Тургенева «Отцы и дети», а затем героев романа Чернышевского «Что делать?» Рахметова и др. Он пропагандирует литературные персонажи, которые, будучи реалистами, людьми, умеющими трудиться, приносить пользу другим в любое время, способны стать деятелями революции во время открытой борьбы масс за социальную справедливость и обновление жизни (статьи «Базаров», «Реалисты», «Мыслящий пролетариат»). Известна его талантливая защита образа Базарова и всего романа «Отцы и дети» Тургенева в полемике с критиком «Современника» М. Антоновичем, сменившим на этом посту умершего Добролюбова.

Будучи последователем Белинского, критик выступает за искусство, верное правде жизни, реализм, высокую идейность и нравственность. Самым решительным образом порицал Писарев так называемое «чистое искусство».

Вместе с тем Писарев — сложная, противоречивая фигура. Ему свойственны определенные увлечения и прямолинейность в пропаганде своих убеждений, утилитарность, категоричность, ошибочность некоторых отрицаний.

Писарев обладал исключительным талантом полемиста, многие его работы нельзя рассматривать без учета этого обстоятельства, ряд так называемых «заблуждений» Писарева был лишь нарочитым полемическим заострением проблем. Любил Писарев и парадоксальную постановку вопросов. В целом же он был не менее стойким и последовательным борцом против феодализма и его порождений во всех сферах жизни, его пережитков в русской жизни после 1861 г., чем ведущие сотрудники «Современника». Публицист глубоко разбирался в социальных процессах и вопросе о движущих силах русской революции, особенно в условиях окончания революционной ситуации 60-х годов. Его скептицизм по поводу готовности русского крестьянства к революции оказался исторически оправдан.

Вместе с Писаревым в «Русском слове» в защиту «голодных и раздетых» выступали Н. Шелгунов, В. Зайцев, Н. Соколов, П. Ткачев. В качестве постоянного иностранного обозревателя плодотворно сотрудничал французский репортер и публицист Эли Реклю.

Антимонархическая, антифеодальная позиция журнала не раз вызывала репрессии царизма. Одновременно с «Современником» Некрасова «Русское слово» приостанавливалось в 1862 г. и окончательно было закрыто в 1866 г.

* * *

В 60-е годы свою журналистскую деятельность начал Ф.М. Достоевский.

Вместе с братом Михаилом в 1861 — 1863 гг. он издавал журнал «Время». Здесь были опубликованы «Записки из мертвого дома», «Униженные и оскорбленные» Достоевского, «Житейские сцены» А.П. Плещеева, «Грех да беда на кого не живет» А.Н. Островского и др. Большое место отводилось французской уголовной хронике, мастерски обработанной в редакции; в статьях затрагивались вопросы воспитания молодежи; имелись отделы внутренних новостей и иностранных известий. Журнал был разнообразным и интересным для публики и собирал до 4 тыс. подписчиков. Достоевский вел критику, полемизировал с Добролюбовым по вопросам искусства, литературы.

Существенную роль в журнале играл критик-идеалист Н.Н. Страхов, который с согласия издателей защищал некую особую самобытность русского народа, развивал идеи так называемого почвенничества в противовес западничеству, умозрительному утопическому социализму. Журнал утверждал, что беда  России   не   в  крепостном   праве   (тем   более  что   оно  отменено), а в отрыве интеллигенции от народа. Он обвинял «Современник» в беспочвенности, в стремлении привить русскому народу западноевропейские болезни, и хотя почвенники не были однородны по своим взглядам, их сближало, объединяло именно несогласие с революционными демократами.

Страхов особенно горячо возражал против материального подхода к улучшению жизни народа. Изменение положения масс должно идти через моральное, религиозное усовершенствование: мир нельзя исцелить ни хлебом, ни порохом, а лишь «благой вестью». Терпение русского народа истолковывалось как заслуживающая одобрения добродетель. Свою враждебность к нигилистам Страхов, по собственному признанию, старался передать и Ф.М. Достоевскому.

Одновременно журнал высмеивал консервативные мнения Каткова, его страх перед «Современником». Журнал возражал К. Аксакову, оспаривая мысли статьи «Публика — народ» о крайней противоположности идеалов и привычек народа и привилегированной части населения, господ.

Салтыков-Щедрин, Антонович в «Современнике» не раз выступали против непоследовательности позиции «Времени», консервативности ряда пунктов его социальной программы, отрицания необходимости борьбы.

В 1863 г. в связи с освещением в журнале причин польского восстания журнал был закрыт правительством. Но Ф.М. Достоевский продолжил свою издательскую деятельность, создав ежемесячник под названием «Эпоха», который выходил два года (1864—1865). Журнал «Эпоха» продолжал защищать идеи почвенничества, обсуждал новую судебную реформу и активно полемизировал с демократическими журналами «Современник» и «Русское слово».

* * *

Эпоха революционного одушевления 60-х годов привела к появлению в стране большого числа сатирических изданий. Наиболее выразительным по форме и по содержанию был еженедельный журнал «Искра» (1859—1873). Его издателями были Василий Курочкин — известный поэт и переводчик Беранже, и художник-карикатурист Николай Степанов.

Журнал выступал как союзник «Современника» и «Колокола». В предреформенные годы критиковал крепостников, либеральные заигрывания царских министров (пользуясь кризисом «верхов»), отдельные факты беззакония как в столице, так и в провинции. «Искра» отличалась хорошим знанием провинциальной жизни, ее сатира была точной по адресу и остроумной по форме. Сатирические рисунки и подписи к ним разоблачали многие язвы русской жизни: цензурный произвол, недостатки просвещения, паразитизм дворянства, реакционную прессу, бюрократизм. Широко применялись пародии и перифразы известных стихотворений поэтов «чистого искусства» (А. Фета и др.) для борьбы против реакционных тенденций в литературе и политике. Особенно усилилась антимонархическая направленность материалов «Искры» после крестьянской реформы 1861 г.: «Искра» показывала грабительский характер реформы. Это привело к преследованиям цензуры: в 1865 г. министерство внутренних дел заставило некоторых сотрудников отказаться от сотрудничества в журнале, а в 1870 г. журналу было запрещено помещать карикатуры. Это серьезно подорвало популярность издания, хотя журнал продолжал издаваться до 1873 г. Авторитет «Искры», по свидетельству современников, был чрезвычайно велик, действенность ее материалов высока. Слова «"Искра" получена» были страшны многим крупным чиновникам, губернаторам и другим администраторам всех рангов.

Заслуживают высокой оценки фельетоны в стихах и прозе поэта В. Богданова (автора известной песни «Эй, дубинушка, ухнем»), посвященные международным событиям 60—70-х годов — революционной борьбе во Франции, освободительной борьбе латиноамериканских стран и др.

Русские журналисты последующих поколений высоко ценили роль и традиции «Искры» как сатирического издания.

В 60-е годы заслуживают внимания и такие сатирические журналы, как «Будильник», «Гудок», некоторые другие.

Из Временных правил по цензуре от 12 мая 1862 г.

Не должны быть допускаемы:

1)         Статьи, оскорбительные для чести русского войска.

2)          Статьи, могущие поколебать понятие о дисциплине и уважение к ней, мнения, подрывающие уважение подчиненных к лицам начальствующим и ослабляющие доверие к правительству.

3)          В статьях, относящихся до армии и военной администрации, вообще не допускать ничего противного тому значению, которое наша армия имеет по законам в государстве, ничего, могущего ослабить уважение публики к нашему военному сословию, и никаких предосудительных сравнений с иностранными порядками, несогласными с установленною формою нашего правления.

Из Временных правил о цензуре и печати 1865 г.

Желая дать отечественной печати возможные облегчения и удобства, Мы признали за благо сделать в цензурных постановлениях... нижеследующие перемены и дополнения:

1. Освобождаются от предварительной цензуры:

а)             в обеих столицах:

все выходящие доныне в свет повременные издания, коих издатели сами заявят на то желание;

все оригинальные сочинения объемом не менее 10 печатных листов и

все переводы объемом не менее 20 печатных листов;

б)             повсеместно:

все издания правительственные;

все издания академий, университетов и ученых обществ и установлений;

все издания на древних классических языках и переводы с сих языков;

чертежи, планы и карты.


Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями