Нужна помощь в написании работы?

Гравюра на металле

Молва об итальянских ювелирах обошла мир еще во времена средневековья. Возвращаясь через Италию после неудачных походов ко «гробу Господню», рыцари-крестоносцы приобретали для своих возлюбленных изящные шкатулки, ожерелья, кольца. Большой популярностью пользовались ниелли. Делались они так. Мастер покрывал изделие из золота или серебра тонкой, причудливо переплетающейся резьбой. Углубленные штрихи заполняли специальным чернёвым сплавом. Затем изделие нагревали и полировали. На поверхности выступал черный или темно-серый узор.

В середине XV века во Флоренции жил известный ювелир-ниеллист Мазо ди Финигуерра. Как-то в жаркий день он работал на улице, возле своего дома. Один за другим ложились на металл запутанные штрихи рисунка. Наконец, работа была закончена. Финигуерра закатал пластину чернёвым сплавом, положил на стол для просушки, а сам отправился перекусить.

В это время соседка ювелира вышла во двор с ворохом только что выстиранного белья. Она навалила простыни на стол поверх еще не высохшей ниелли и стала натягивать веревки. Мастер увидел это из окна и выбежал на улицу. Он приподнял белье и заметил, что черный узор перешел с ниелли на лежавшую снизу мокрую простыню.

Финигуерра принялся ругать соседку — она испортила работу. Но постепенно гнев его остыл. Он с удивлением рассматривал узор, отпечатавшийся на ткани. Ему пришла в голову мысль, что этим способом можно воспроизводить рисунки.

Так была «изобретена» углубленная гравюра на металле.

Печатать на одном станке одновременно текст с наборной формы и углубленную гравюру на металле нельзя. Это долго отпугивало книгоиздателей. На первых порах гравюра бытовала отдельно от книги — в виде листов.

Рассматривая листы немецких граверов по металлу, Феодосий Изограф решил попробовать самостоятельно вырезать и отпечатать гравюру. Надо сказать, что гравирование по металлу издавна существовало на Руси. Мастера-ювелиры украшали гравированной резьбой кубки, подносы, драгоценные оклады икон и церковных книг...

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Но никто и никогда не пробовал забить резьбу краской и приложить сверху чистый лист бумаги, чтобы получить оттиск.

Первым сделал это Феодосий Изограф. Он выгравировал и отпечатал несколько заставок и декоративных цветков, а затем вырезал их и наклеил на страницы рукописной книги. В 1961 году автор этих строк нашел одну из гравированных Феодосием заставок и три цветка в старой рукописной книге, хранившейся в Государственном Историческом музее12. На заставке резец мастера начертал подпись: «Феодосие Изограф». Находка позволила установить, что глубокая гравюра в нашей стране появилась на сто пятьдесят лет ранее, чем это считалось.

Современники называли Дюрера3 «Апеллесом наших дней». Древнегреческий живописец Апеллес, живший в Македонии в IV веке до Рождества Христова, прославился умением так передавать животных, растения, предметы, что они выглядели как настоящие.

Искусству гравюры Дюрер учился у Михаэля Вольгемута. Трехлетний срок ученичества кончился весной 1490 года. 11 апреля молодой мастер покинул отчий

дом и отправился в путешествие по немецким землям. Точный маршрут поездки неизвестен. На первых порах, по-видимому, Альбрехт обосновался в Базеле. Здесь в это время выходят книги, иллюстрации которых по стилю и технике исполнения отличаются от ксилографии ранних базельских инкунабулов. Гравюры не подписаны. Старые искусствоведы называли художника «мастером типографии Бергмана» — по имени уже известного нам издателя «Корабля дураков» С. Бранта. Ныне общепризнано, что мастером этим был молодой Дюрер. Мнение окончательно утвердилось после того, как нашли гравированную доску, на обороте которой, скорее всего самим художником, написано его имя.

В том же 1492 года другой базельский типограф — Иоганн Амербах готовил к изданию комедии древнеримского драматурга Теренция. Книга почему-то не вышла. Но сохранились иллюстрации к ней, исполненные пером на подготовленных к гравированию деревянных досках. Всего таких досок 131. Двенадцать из них мастер, в котором видят молодого Дюрера, успел превратить в гравюры.

Год спустя Альбрехт исполнил 45 иллюстраций к книге «Турнский рыцарь», напечатанной типографом Михаэлем Фуртером.

Самой значительной работой Дюрера в годы странствий была серия иллюстраций к одной из знаменитейших книг немецкого Возрождения — «Кораблю дураков» писателя-гуманиста Себастьяна Бранта. О «Корабле дураков» мы подробно рассказывали выше.

Примерно в 1495—1496 годах художник начинает работать в технике гравюры на меди. Не забывает он и о книге. В конце XV века Дюрер делает иллюстрации к нескольким изданиям Антона Кобергера.

 

Альбрехт Дюрер толкует «Апокалипсис»

Антон Кобергер, который неоднократно издавал Библию, решил выпустить отдельным изданием завершающий ее раздел — «Апокалипсис». Иллюстрировать книгу он попросил Альбрехта Дюрера. Художник в ту пору активно работал в области станковой гравюры. Решение, которое он предложил Кобергеру, было необычным. Дюрер как бы объединил приемы станковой гравюры и иллюстрации.

«Апокалипсис», вышедший в свет в 1498 году одновременно двумя изданиями — на немецком и латинском языках, — книга, подобной которой в истории полиграфического искусства еще не было. На первый взгляд, это — серия крупноформатных станковых гравюр. Книгой эту серию делает общий титульный лист, а также текст, помещенный на обороте титула и всех гравюр, за исключением последней, пустой оборот которой как бы завершает издание.

Вся книга — это 16-страничная брошюра. В верхней части титульного листа — название, которое в немецком издании исполнено узорной готической вязью со всевозможными каллиграфическими ухищрениями — завитушками, росчерками пера, арабесками. Строже название латинского издания.

Нижняя часть титула занята гравюрой. Изображен Иоанн Богослов, пишущий «Апокалипсис». Слева от него — орел, символ евангелиста. А справа фигура Богоматери с Ребенком на руках.

Текст немецкого издания набран готическим шрифтом «Швабахер», а латинского — итальянской «Ротундой».

Сразу же за титулом — 15 цельностраничных гравюр. Все они примерно одного размера.

Первая гравюра серии к «Апокалипсису» прямого отношения не имеет. Художник решил изобразить, как мучили Иоанна по приказу и в присутствии римского императора.

Реализм и даже натурализм в изображении пейзажей, человеческих фигур, отдельных деталей сочетается у Дюрера с неудержимой фантазией. Гравюры его населены многоглавыми драконами, летающими чудищами, фантастическими животными.

Все гравюры исполнены в технике обрезной гравюры. Мы уже говорили, что техника эта очень трудоемка, ибо гравировать приходится на досках продольного распила, сплошь и рядом поперек древесных волокон. Изобразительные возможности этого способа по сравнению с гравюрой на меди или с изобретенной в XVIII веке торцовой гравюрой на дереве, невелики. Но Альбрехт Дюрер максимально использовал их. «Апокалипсис» — один из величайших триумфов обрезной гравюры на дереве. Оставаясь контрастной и четкой, она максимально приближается здесь к тоновому изображению.

Осваивает художник и новый для него вид графики — книжный знак, или экслибрис

С давних времен человек, заводивший библиотеку, стремился оставить на книгах памятный знак.

Сначала это была владельческая запись, иногда весьма многословная. Делали ее на полях страниц или на чистых листах. Князья, графы и бароны украшали переплеты книг гербами. Иногда же владельцы этих книг выводили на страницах какой-либо рисунок или условный знак. Простейшая владельческая запись выглядела так: Ex libris и далее — имя владельца библиотеки. В переводе с латинского это означает: «Из книг». Отсюда слово «экслибрис».

Печатный книжный знак появился в те годы, когда маленький Альбрехт Дюрер впервые взял в руки свинцовый карандаш5. Один из старейших экслибрисов сделан между 1470 и 1480 годом для монаха Ганса Кнабенсберга по прозвищу Иг- лер. «Игель» по-немецки «еж». Знак, выполненный в технике гравюры на дереве и раскрашенный от руки, — пример незамысловатой символики: изображен еж, бегущий по траве и откусывающий головки цветов. Чтобы не было никаких сомнений, сюжет пояснен надписью: «Ганс Иглер, чтоб тебя поцеловал еж».

В дальнейшем сюжетами экслибрисов служили главным образом геральдические композиции. Старейший датированный книжный знак принадлежал Гансу Разу из Кестера; на нем сохранилась рукописная помета «1491». На экслибрисе базельского епископа Теламония Лимбергера, выполненном в 1498 году, впервые отпечатана дата. На знаке изображен не только герб, но и сам владелец — на коленях перед своим святым-патроном. Это, таким образом, и первый известный нам портретный экслибрис.

Альбрехт Дюрер заинтересовался книжным знаком в начале XVI века, когда был уже признанным мастером. Первый экслибрис он сделал для своего ближайшего друга Вилибальда Пиркгеймера (Willibald Pirckheimer, 1470—1530). Выходец из

богатой патрицианской семьи.

Прекрасные гравюры Альбрехта Дюрера способствовали тому, что обычай клеить книжные знаки на форзаце стал чуть ли не повсеместным. Обычай символизирует любовь к книге.

Говоря о наследии Дюрера, мы упомянули и офорты. Что это такое?

Гравирование по металлу — процесс утомительный и долгий. В течение многих недель сидит гравер со штихелем в руке и упорно режет неподатливую пластину. Дрогнет рука — косой и грубый штрих пересечет рисунок. Работа безнадежно испорчена. Все нужно делать наново.

В самом начале XVI столетия на помощь граверу пришла азотная кислота. Медную доску теперь покрывали лаком, затем копотью, после чего процарапывали линии рисунка иглой, обнажая металл. Делать это было значительно легче, чем резать углубленные штрихи штихелем. Если гравер ошибался, можно было вторично покрыть участок доски лаком и наново процарапать рисунок. Затем по краям пластины лепили бортик из воска. Получалось корытце, в которое наливали азотную кислоту. Едкая жидкость протравливала штрихи там, где игла соскребала с металла лак.

Так изготовляли углубленную печатную форму. Ее закатывали краской, очищали пробельные места, накладывали сверху бумажный лист и пропускали между тяжелыми валами станка. Валы плотно прижимали бумагу к форме. Краска переходила на лист, получался оттиск.

Азотная кислота по-французски называется «о форт», что в буквальном переводе означает «крепкая вода». Кислота успешно заменила инструмент гравера. Именно в этом современники видели основной смысл процесса. Поэтому новый способ и назвали офортом. Изобразительные возможности его велики. Русский художник Валентин Александрович Серов (1865—1911) говорил, что офорт это «нечто схожее с гравюрой, но в тысячу раз живописней, художественней».

Кто изобрел офорт, мы не знаем. В самом начале XVI века в этой технике успешно работал гравер из Аугсбурга Даниель Хопфер (Daniel Hopfer, около 1470—1536). Старейший, исполненный им офорт датируют временем между 1501 и 1507 годом. Точная дата — 1513 год — впервые появляется на листе швейцарского мастера Ур- са Графа (Urs Graf, около 1485 — около 1528). Альбрехт Дюрер делал офорты в 1515—1518 годах. Среди них особенно известен лист «Большая пушка».

Блестящим офортистом был Харменс ван Рейн Рембрандт (Rembrandt Harmensz van Rijn, 1606—1669). Есть у него и книжные иллюстрации, исполненные в этой технике. Великий живописец активно работал и в области станковой графики, которая оказала заметное воздействие на искусство книги.

Гравюра на металле, как и гравюра на дереве, предшествовала книгопечатанию. Первоначально она бытовала самостоятельно, вне книги.

Чтобы сделать гравюру, предварительно наносили рисунок на медную доску. Затем гравер брал в руки штихель — стальной инструмент со срезанным острым концом — и прорезал линии рисунка на поверхности пластины. Углубленный рисунок закатывали краской. Затем осторожно снимали краску с фона рисунка. Чтобы получить оттиск, брали лист бумаги и плотно прижимали к доске. При этом краска переходила на бумагу — так же, как чернёвый сплав с ниелли Финигуерры перешел на мокрую простыню.

Легко заметить разницу между ксилографией и гравюрой на металле. В ксилографии и в наборной форме участки, на которые наносят краску, лежат выше участков, которые краску не принимают. Первые из них называют печатающими, вторые — пробельными. В углубленной гравюре все наоборот. Здесь краска лежит в углублениях, а пробельные участки возвышаются.

Воспроизведение изображений ксилографическим путем и текста с наборной формы, составленной из литер, полиграфисты относят к так называемой высокой печати. А гравюра на металле знакомит нас с новым способом — глубокой печатью.

Чтобы извлечь краску из углубленных штришков и заставить ее перейти на бумагу, нужно очень плотно прижать лист к форме. На обычном типографском станке этого сделать нельзя. Гравюры печатают с помощью специального устройства.

В зависимости от способа получения оттиска данный вид графики делится на два основных вида: «гравюру высокой печати» и «гравюру глубокой печати». В первом случае краска накатывается и переносится на запечатываемую бумагу с плоскости доски, а во втором — из углублений штрихов. В зависимости же от материала печатной формы гравюрные техники различаются так: гравюра на металле,линогравюра, ксилография, гравюра на картоне, воске и т. п.

Иногда к гравюре ошибочно относят литографию — см. ниже.

В зависимости от способа обработки (гравирования и травления) при нанесении рисунка, формы гравюра на металле также подразделяется на виды: гравюра резцом на меди, стали, офорт, меццо-тинто, акватинта, сухая игла и др. Для создания рельефного рисунка с этой целью используется либо механический способ (нанесение на доску зеркального подразумеваемому в последующем оттиске изображения): процарапывание с помощью иглы или другими специальными инструментами, в том числе — подобными штихелям для торцовой гравюры, но несколько отличающимися от них формой (более крутым изгибом клинка и заточкой рабочей части) — так называемыми стиплями и т. п.), либо химический (травление кислотой или хлорным железом, пары которого менее токсичны, нежели пары азотной кислоты).

Строго говоря, литографию, относимую в полиграфии к плоской печати, вообще нельзя назвать гравюрой (по определению), поскольку технологически на всех этапах (от подготовки формы до получения оттиска) этот способ создания эстампа в корне отличается и от всех других — в станковой тиражной графике, подразумевающейвысокую и глубокую печать, исключением можно считать вообще не ассоциируемый с гравюрой полиграфический метод офсетной печати.

Автогравюра (от др.-греч. αὐτός — сам и фр. gravure — гравюра) — гравюра, в которой печатная форма (из разных материалов — дерево, линолеум, металл) выполняется самим художником — автором композиции. Большинство графиков-станковиков — от Альбрехта Дюрера до современных художников — всегда работало в материале самостоятельно: это обусловлено и тем, что настоящего понимания особенностей валёра и путей получения требуемых эффектов можно достичь только так. Даже первые пробные оттиски художник старается делать сам; в том числе и печатью на тонкой бумаге — притиркой; В. А. Фаворский считал этот способ печати лучшим, поскольку тщательность, с которой автор это делает, позволяет передавать тончайшие нюансы, что недостижимо при печати на станке. Однако это справедливо только для сравнительно небольших ксилографией: гравюры большого формата напечатать притиркой практически невозможно. Тем не менее, авторами как европейских, так и японских гравюр всегда считались художники, сделавшие рисунок, на основе которого гравёры выполняли доски; с рисунками Гюстава Доре одновременно работало сразу несколько мастеров, а сам художник иногда тут же правил прямо на доске, что позволяло достигать цельности и стилистического единства цикла.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями