Нужна помощь в написании работы?

Название первого подхода — психодиагностический, точнее, диагностико-коррекционный подход к изучению индивидуальности, личности в широком смысле. Название второго, более позднего исторически, имеет варианты. Самый простой из них — отнести второй подход к общей психологии, а первый — к дифференциальной. Но это не совсем так: в рамках первого подхода также обсуждаются проблемы развития способностей, формирования характера, имеющие общепсихологическое значение. Другой, вполне обоснованный вариант — подчеркнуть связь второго подхода с гуманистической психологией, с изучением, так сказать, человеческого в человеке, но тогда в стороне останется психоанализ (в том числе - классический), положивший начало неврачебной психотерапии. Было время, когда в лекциях этот подход именовался собственно личностным, что верно по существу, но неудачно по форме: личностный подход к изучению личности — тавтология. Если в первом подходе диагностируются наличные свойства субъекта, которыми он уже обладает, то во втором он выступает как создающий, конструирующий свои свойства сам: отсюда следует назвать этот подход конструктивным. Далее, первый подход — коррекционный, и соответствующие методы не всегда были (и есть) специфичны для психологии, а второй, связанный с помощью и консультированием, является собственно психологическим по существу. Итак, название второго подхода — конструктивно-психологический.

Индивидуальность — это совокупность всех психических свойств, способов поведения субъекта, которые отличают его от других: такова личность в широком смысле, сходная по объему понятия с «характером», а то и с «темпераментом».  Личность же в точном смысле есть субъект самостоятельного и ответственного решения собственных проблем на основе культурных норм. О личности в широком смысле судят по уже сложившимся, внешне наблюдаемым результатам, которые можно зафиксировать (и установить сочетания между ними). Такие свойства, например, способности субъекта, свойства нервной системы, определяющие темперамент, черты характера, изначально рассматриваются здесь без анализа их причин (или, скажем, участия субъекта в их становлении и развитии), т.е. принимаются как готовые к исследованию факты. Этот подход можно назвать структурным, ведь личность как индивидуальность выступает в виде структуры эмпирически сочетаемых черт. В предельном для подхода понимании индивидуальности эти черты выступают как устойчивые и неизменные, что соответствует жесткому (ригидному) характеру. Понятно, что изучаемого здесь субъекта следует назвать обладателем собственных свойств.

Ответ представителя второго подхода на вопрос о единицах изучения личности заключается в том, что с самого начала психические свойства, черты характера, способы поведения (внешне — те же самые) рассматриваются вместе с историей их происхождения. Такие единицы — артефакты (в точном, буквальном смысле — произведения искусства) — суть искусственно создаваемые свойства, так сказать, конструируемые субъектом в процессе решения его личностных проблем. Начало второму подходу положил, несомненно, классический психоанализ: невротические симптомы, тревожные сновидения, ошибки повседневной жизни, которые ранее считались артефактами в бытовом значении (досадной, нелепой случайностью), стали предметом научного исследования, требующим анализа пусть бессознательных, но действительных причин поведения. В данном контексте второй подход может быть назван функциональным, поскольку те же способности, черты характера выступают именно как функциональные образования, конструкции, следы возможных решений личностных проблем. В предельном для подхода понимании личности она существует только в развитии: если ее собственная проблема не разрешена до конца, то и качества, способы поведения личности далеки от завершения, могут изменяться, так что она в принципе оказывается «человеком без свойств» (название романа Р.Музиля). Ясно, что во втором подходе личность определяется в узком смысле, как создатель собственных свойств.

Второй общий вопрос: каково происхождение этих свойств и способов поведения? Для представителя первого (структурного) подхода этот вопрос именно второй, и если сами индивидуальные свойства рассматриваются как факты, то порождающие их причины — как факторы, взаимодействующие или конкурирующие между собой. Таких факторов выделяется обычно два: это — природные (генетические) предпосылки и социальные условия, общественная среда. Становление индивидуальных (личностных) свойств обычно сводится к следующему: развитие способностей суть прижизненное выявление задатков, требующее адекватных условий; формирование характера — определение возможностей, задаваемых его врожденной основой, темпераментом, в реальных, жизненных общественных условиях. В рамках данного подхода ставится и исследуется знаменитая проблема врожденного и/или приобретенного в происхождении индивидуальных свойств, например, интеллекта (точнее, его показателя — IQ). Поведение же человека в целом, его личностные поступки объясняются здесь именно сочетанием природных (в том числе — экологических) факторов и условий воспитания, воздействий социальной среды. Понимание личности в широком смысле адекватно для измерения способностей, исследования связи темперамента и характера, а также при проведении массовых обследований, опросов, касающихся интересов, установок, ценностей и убеждений, даже мотивов (хотя, скорее, мотивировок) людей различных социальных слоев.

Понятен ответ на вопрос о происхождении индивидуальных свойств, предлагаемый вторым функциональным подходом. Эти свойства создает личность в ходе решения своих проблем, невзирая на какие-либо социальные условия и, если нужно, преобразуя собственные природные качества. Для изучения личности в узком смысле адекватен метод, названный К.Роджерсом case—study — изучение частного, подчас уникального случая (подобного «феномену горькой конфеты»). Так, развитие способностей, например, музыкальных, объясняется здесь не только выявлением врожденных задатков (скажем, абсолютного музыкального слуха), но и высокой мотивацией, при которой даже без их наличия необходимая и та же по результату способность (названная Б.М.Тепловым псевдо — быть может, лучше — квазиабсолютным музыкальным слухом) формируется, конструируется как высшая психическая функция на материале других задатков (отно¬сительного музыкального слуха, ладового чувства, чувства ритма и т.п.). То же относится и к формированию характера. При первом подходе ка¬кой-то (пусть аномальный) характер у субъекта есть (поскольку у него есть врожденный темперамент). Напротив, согласно второму подходу характера у человека может и не быть, точнее, по И.Канту, характер есть собственное его достоинство. Здесь личность сама создает черты своего характера, в том числе — те, для которых нет точных природных предпосылок (т.е. квазичерты). Более того, в индивидуальной психологии А.Адлера даже физические дефекты — возможный источник «комплекса неполноценности» — продуктивно преобразуются личностью в особенности ее жизненного стиля. Характер как форма поведения защищает личность, сохраняет наличную структуру мотивов, но если он становится жестким и сдерживает ее развитие, то должен быть и будет изменен.

И наконец, третий общий вопрос: каковы, способы работы психолога с этими людьми? Для представителя первого структурного подхода ответ очевиден: поскольку наличные психические свойства суть сложившиеся, достаточно устойчивые, но и различные в своих проявлениях у разных людей, их можно и нужно измерять. Диагностика есть установление наличия и степени выраженности определенных индивидуальных свойств. Так определяют степень развития способностей, природные основы темперамента, индивидуальные типы характера (и его аномалии). Тот, кто имел собственный опыт в психодиагностике, хорошо знает, что результаты тестирования редко имеют самостоятельную ценность: нужен следующий шаг — психологическая коррекция. Следует заметить, что термин «коррекция» (так же, как и другие способы работы психолога, которые будут названы далее) имеет на практике различные значения, но мы устанавливаем его точный общепсихологический смысл. Коррекция относится, прежде всего, к способам поведения и достигается, как правило, приемами бихевиоральнои психотерапии. Если изменить, исправить неверные, малоэффективные способы поведения, то тем самым преобразуются и связанные с ними наличные психические свойства. Впрочем, учитывая происхождение этих свойств, есть два принципиальных пути коррекционной работы — через воздействие на организм и/или изменение социального окружения. Первый путь, связанный с развитием психофармакологии, относится сегодня скорее к области медицины, например, неврологии: принятие лекарств, скажем, антидепрессантов, суть локальная терапия психических, эмоциональных состояний, способов реагирования в критических ситуациях, не претендующая на участие в собственно личностных преобразованиях пациента. Второй путь, исторически также восходящий к врачеванию души — психиатрии (как правило, «малой»), — относится к работе с невротическими расстройствами, например, возрастными аномалиями характера. Так, после диагностики этих аномалий (скажем, акцентуаций по А.Е.Личко) выделяется «слабое звено» характера, связанное с трудностями в управлении поведением при определенных социальных ситуациях, болезненной чувствительностью пациента к ним. Такие ситуации, соответствующие различным аномалиям характера, терапевту известны, и он дает совет пациенту временно избегать их или быть особенно внимательным к себе, например, в больших компаниях или, напротив, в одиночестве, в ситуациях принятия даже повседневных, незначимых решений, любых проверок и т.п.; тем самым для пациента создаются специальные социальные условия, при которых его поведение остается адекватным. Ясно, что здесь происходит лишь первое рождение личности — внутри социального индивида (см. тему 3 в первом томе настоящего издания): ее поведение и развитие зависят от полноценной включенности в социальное целое.

Довольно часто слышим словосочетание «коррекция личности». Нам вполне ясно, что оно имеет смысл лишь тогда, когда личность понимают в широком смысле. Сочетание же слова «коррекция» с собственно личностью не имеет смысла: субъект самостоятельного и ответственного решения собственных проблем находится уже вне социального индивида (т.е. переживает второе рождение) и в принципе не подвержен каким-либо внешним воздействиям. Если субъект психологической коррекции был по уровню собственно личностного развития всего лишь «ребенком», то здесь мы встречаем, по крайней мере, «подростка». Подросток, значит, готовый к росту, к самостоятельному решению собственных проблем, но еще не взрослый, т.е. не имеющий для их решения адекватных средств — таков первый вариант создателя своих индивидуальных свойств. Понятно название адекватного способа работы с пациентом — психологическая помощь в решении его собственных личностных проблем. Именно помощь, но, конечно, не решение проблемы за пациента: терапевт дает ему средства для понимания подлинных причин невротических симптомов, своего рода подсказки, позволяющие поставить проблему (сформулировать вопрос) так, чтобы в принципе она имела верное, позитивное решение, зависящее теперь от личностного выбора субъекта. Тем самым психотерапевтический сеанс представляет собой терпеливый диалог между, как говорил З.Фрейд, двумя видами знания о симптомах пациента — его собственным представлением (житейским, не позволяющим их устранить) и знанием терапевта (научным, объясняющим их причины).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Поделись с друзьями
Добавить в избранное (необходима авторизация)