Нужна помощь в написании работы?

Мондиалистское направление геополитики (от франц. monde — мир) основывается на признании одного центра, одной силы. Существование единого мирового центра, господство одного блока мыслится либо как результат победы Запада над Востоком, либо как результат конвергенции.

Идеи мирового правительства вдохновляли не одно поколение мыслителей. Истоки этих представлений некоторые исследователи усматривают в утопических и хилиастических движениях глубокой древности и средневековья.

В начале 90-х гг. новая версия мондиализма была сформулирована американским политологом Френсисом Фукуямой, опубликовавшим статью «Конец истории». Под концом истории Фукуяма понимает «конечный пункт идеологической эволюции человечества и универсализацию западной либеральной демократии как конечной формы управления человеческим обществом». Под конечной формой американский политолог понимает прежде всего либеральное государство, обеспечивающее гарантии прав и свобод человека. К такому государству разными путями должны прийти все страны мира. «Конец истории» означает, что на смену крупномасштабным конфликтам между крупными государствами, относящимся к различным блокам, приходят конфликты, связанные с экономическими расчетами, противоборством экономических интересов.

В духе неомондиализма написана одна из работ Аира Страуса об униполярности современного мира. Согласно Страусу, геополитическую историю можно рассматривать как движение от многополярного к однополярному миру. Многополярный баланс сил был характерен для эпохи раннего модерна в Европе. Европейские державы боролись друг с другом за сферы влияния. Через каждые несколько поколений какая-либо из них пыталась покорить остальные, но получала должный отпор. Со временем каждая из ведущих европейских стран создала свою империю, основанную на заморских колониях. Возникновение империй не прекратило былого соперничества в многополярном мире.

XIX век отличается идеологической поляризацией между «продвинутыми» в либеральном и демократическом отношении странами на Западе и более отсталыми государствами Центра, Юга и Востока Европы. Первой идеологической войной Страус считает войну Наполеона. Будучи атлантическим государством, Франция воевала против традиционных империй Востока.

Конец мультиполяризму положили, во-первых, мировые войны, а во-вторых, консолидация Запада, продолжавшаяся около 150 лет, После Второй мировой войны наступает эра биполярного мира.

Характеризуя форму биполярного мира, американский геополитик уподобляет ее земляному ореху. Внутри каждой части «ореха размещаются концентрические круги.

Наиболее узким кругом Западного мира выступает Европейское сообщество, его охватывает кольцо НАТО, которое входит в Организацию европейского сотрудничества и развития и, наконец, самый широкий круг — система Бреттон-Вудских соглашений.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

А. Страус являлся с 1985-го по 1991 г. исполнительным директором Ассоциации за объединение демократий, организации, среди первых членов которой были авторы Плана Маршалла и разработчики проекта создания НАТО. В конце 90-х он был координатором Комитета НАТО по Восточной Европе и России от США. Эта организация занимается проблемами адаптации НАТО к условиям периода после окончания холодной войны.

Структура Восточного блока состояла из России, которая составляла ядро СССР, «охватываемого» кольцом Совета экономической взаимопомощи.

Завершение холодной войны положило конец биполярной структуре мира. Мир стал, по Страусу, униполярным. Глобальное униполе включает в себя страны, которые не замышляют войны друг против друга. В его структуру входят три центра силы — США, Европейский Союз и Япония. Лидерство в этой структуре принадлежит США, но это первенство среди равных друзей.

Россия находится на распутье: либо она принимается в униполе и становится его полноправным членом, либо она возглавляет новый блок антизападных мятежных националистических сил. Первый путь, считает американский политолог, выгоден как России, так и для Запада. Атлантический союз, дает рекомендации Страус, должен помочь России интегрироваться в униполе.

Потенциальная угроза странам униполя, согласно автору данной работы, исходит от четырех центров, которые могут поднять мятеж против стран Запада:

Во-первых, — это страны «периферии» — бывшие колонии Западных держав.

Во-вторых, — это Германия, Россия, Япония и Китай. Германия и Япония, правда, уже глубоко интегрировались в западную цивилизацию, а Россия может интегрироваться в униполе и не представлять угрозы, при условии разумной политики Запада.

В-третьих, — это исламский мир. Исламские страны составляют почти полупериферию современного мира. Однако исламский фундаментализм не является антагонистичным Западу и не бросает вызов западному лидерству.

В-четвертых, — это страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Но азиатская модель развития, по Страусу, может быть рассмотрена как этап, форма в процессе вестернизации.

Униполе, делает вывод американский геополитик, было и остается ядром мирового порядка, но его будущее не гарантировано.

Появление статьи Страуса в печати вызвало на нее критические отклики. Критика сводилась к тому, что в мире существует масса цивилизационных и культурных различий, противоречий и конфликтов. Достаточно вспомнить о конфликте Севера и Юга, да и между Европой и Японией, Европой и США существуют серьезные разногласия. Европейцы не стремятся во всем следовать в фарватере политики США. Концепция Страуса практически не обращает внимания на периферию мира, о ней упоминается, но вскользь. Не ясно, как будет соотноситься с униполью исламский мир. Его-то точно не включить в эту структуру.

Концепция уницентризма чрезвычайно напоминает концепции о конце истории. Но сколько не предрекали о завершающем периоде исторического развития, он так и не наступил и вряд ли наступит.

Не совсем понятно, почему лидерство в униполе отдается США, ведь Европа по ряду важнейших параметров своего развития не уступает, а даже превосходит Америку.

Критики теории униполярности настаивают, что эта концепция выдает желаемое за действительное. «Представления о грядущей эре однополярности суть формально пролонгация ситуации, когда США, оказавшиеся единственной сверхдержавой, весьма эффективно использовали крушение биполярного миропорядка для укрепления собственных позиций. Между тем есть основания сомневаться, что в среднесрочной перспективе Америка будет развиваться столь же динамично. В обозримом будущем она сохранит превосходство над любым потенциальным противником или даже их коалицией лишь в одной сфере -военной. Но вероятность активного использования ею этого превосходства, думается, не очень велика» (Э. Г. Соловьев).

Об однополярности современного мирового порядка пишет в своей книге «Великая шахматная доска» американский политолог Збигнев Бжезинский. «В результате краха соперника, — отмечает Бжезинский, — Соединенные Штаты оказались в уникальном положении. Они стали первой и единственной мировой державой». Американский политолог отмечает, что в некотором роде глобальное господство США напоминает прежние империи, несмотря на их ограниченно-региональный характер. Характеризуя Россию и Китай как две крупнейшие евразийские державы, наиболее болезненно воспринимающие американскую гегемонию, Бжезинский отмечает, что «они не имеют средств для того, чтобы постоянно оказывать... политическое влияние во всем мире».

Структура современного мира представлена в довольно интересной модели канадского аналитика Алексз Бэттлера. Современный мир подразделяется Бэттлером на глобальные или региональные полюса и центры силы.

Под полюсами подразумеваются отдельные государства или регионы, опережающие по экономической мощи идущих следом в 2 раза -Так, в Латинской Америке региональным полюсом может считаться Бразилия, ВВП которой составляет 743 млрд долл., в отличие от идущей за ней Мексики с ВВП в 429 млрд долл.; в Африке полюсом можно назвать ЮАР с ВВП 133 млрд долл., за которой следует Нигерия (ВВП — 38 млрд долл.); на Ближнем и Среднем Востоке полюсом является

Турция (186 млрд долл.); в Восточной Азии—Япония (около 4 трлн долл.); в Восточной Европе — Россия* (153 млрд долл.). Мировым (глобальным полюсом) являются США с ВВП более 8,3 трлн долл.

К центрам силы Бэттлер относит тех акторов, которые в состоянии подчинять деятельность других субъектов международных отношений в соответствии с собственными национальными интересами. Центры силы могут быть локальными, региональными или глобальными. Глобальный центр силы осуществляет подчинение всех акторов международных отношений, т. е. является гегемоном. Понятие полюса не тождественно категории центра силы. Центр силы — это активный актор на сцене мировой политики.

На основе уровня экономического развития, канадский исследователь делит мир на три части.

Первый мир — развитые страны, образующие три зоны: Северную Америку, Западную Европу и Японию. Наряду с тесными взаимодействиями между указанными зонами, внутри каждой из них существуют собственные интеграционные связи. Все три поля активно вовлечёте в глобализацию, которая позволяет США превратиться из геоэкономического в геополитического лидера.

Второй мир — образуют страны СНГ, Восточной Европы и Балтии, Китай и Индия. В этих странах осуществляются глубокие реформы с целью создания современной рыночной экономики. Несмотря на низкую степень внутренней интеграции, этот мир также подвержен процессам глобализации. Внутри его отдельных зон происходят некоторые процессы глобализации (например, внутри СНГ или в АТР). среди стран второго мира две претендуют на статус великой державы — Россия и Китай.

Третий мир, образуемый развивающимися странами Южной Азии, Африки, Латинской Америки, Ближнего и Среднего Востока, характеризуется отсутствием интеграционных связей и отсутствием активности на международной арене.

Относительно России Бэтлер делает следующее замечание: по ВВП она занимает 16-е место в мире, но в пересчете надушу населения — 98-е, а по паритету покупательной способности — 80-е. Поэтому, замечает канадский исследователь, Россия «не только не тянет на глобальность, но даже и на региональность».

Современный мир, отмечает канадский аналитик, движется от однополярности к многополярности. Этому способствуют следующие обстоятельства:

1)   Возрастание роли Китая в мировой политике, обусловленное его динамичным экономическим развитием, подрывает гегемонию США.

2)   Индустриализация экономик стран Третьего мира приводит к формированию «государства-класса», которое внутренние классовые конфликты трансформирует в противостояние Третьего мира Первому. Усиленное антиглобалистским движением, это противостояние способно положить конец однопо-лярному миру.

3)   Противоречия внутри Первого мира. Формирующаяся многополярная структура мира оценивается Бэттлером отрицательно. По его мнению, она является самой неустойчивой системой, поскольку является системой хаоса и борьбы всех против всех.

Утешительным Бэттлер считает прогноз, согласно которому на смену многополярному миру грядет мир двухполярный. Основными центрами силы будущего мироустройства, по его мнению, будут США и Китай. Между ними будет осуществляться геоэкономическое и геополитическое соперничество за страны, не вовлеченные в биполярную структуру. Однако глобализация или, по Бэттлеру, глобальная интеграция, а вместе с ними и уменьшение роли государств в качестве мировых акторов, приведут к формированию однополярного мира. «Складывание единого мирового хозяйства с мировым сообществом в надстройке неизбежно приведет к формированию мирового правительства, причем, ...социал-демократического толка».

Таким образом, развитие мирового порядка, согласно Бэттлеру, осуществляется по схеме:

Однополярность => многополярность => биполярность => однополярность

В европейской геополитической мысли, идеи неомондиализма развивает скандинавский политолог Йоган Галтунг, сформулировавший концепцию «семи параллелей однополярного мирового пространства». Европейский ученый полагает, что мир после «холодной войны» стал менее стабильным и прогнозируемым. В настоящее время, полагает Галтунг, в планетарном масштабе существуют семь центров, стремящихся к глобальной или региональной гегемонии.

К первому центру он относит США, осуществляющие гегемонию в Западном полушарии и Среднем Востоке. Соединенные Штаты претендуют на роль гегемона среди гегемонов.

Вторым центром является Европейский Союз, который превращается в мощнейший центр мировой политики. Не исключено, что со временем единая Европа будет вырабатывать и проводить общую внешнюю политику. Роль ЕС усиливается обладанием Великобританией и Францией ядерным оружием, а также экономической силой Германии. Однако уменьшение зависимости Европейского Союза от США может привести к серьезным конфликтам между ЕС и Соединенными Штатами.

Третий центр — Россия и другие страны СНГ. Не исключено, что в будущем к этому образованию может присоединиться славянская часть Восточной Европы. В ближайшей перспективе Россия может пойти по пути создания подобия Советского Союза, в которое, в первую очередь, будут включены Белоруссия, восточная часть Украины и северный Казахстан.

Турция и примерно 10 исламских стран будут неизменно конкурировать с Россией, стараясь ее ослабить и уменьшить роль СНГ.

В пятый центр Галтунг включает Индию вместе с теми странами, которые исповедуют индуизм. Этот центр будет стремиться к доминированию в Южной Азии. Китай, как стремительно развивающаяся цивилизация, наращивающая экономический и военный потенциал, будет стремиться к доминированию в Юго-Восточной Азии.

Последний — седьмой центр — Япония будет стремиться расширить свое влияние в мире, обеспечивая превосходство над ближайшими своими соседями и осуществляя свои проекты в Азии.

В настоящее время острая конкуренция разворачивается между Западом (объединяющим первый и второй центры) и Восточной и Юго-Восточной Азией (пятый, шестой и седьмой центры). Соперничество также может разворачиваться по схеме: каждый против всех остальных. Но возможен и вариант создания геополитических коалиций. например, США + ЕС + Восточная Европа + Россия против Китая + Японии + Кореи + Вьетнама.

Схожую с теорией «конца истории» Ф. Фукуямы картину геоолитического настоящего и будущего рисует бывший советник Франсуа Миттерана Жак Аттали. Французский ученый полагает, что современная эпоха — эпоха денег, которые выступают универсальным  эквивалентом всех ценностей. Нынешний период — время, предшествующее наступлению мессианской эры (в иудейско-кабаллистическом смысле).

Будущее уже входит в настоящее - это тотальное господство денег, рынка, информационных технологий. Поэтому мир становится единым и однородным, отрицая любые формы геополитического дуализма и полицентризма.

Позиция Аттали во многом носит геоэкономический характер. Он выделяет потенциальные центры экономических пространств, к которым относит:

■  Америку (США, Канаду и Латинскую Америку) как единую финансово-промышленную зону;

■   Европейский Союз;

■  Тихоокеанский регион как зону «нового процветания», включающий в себя несколько конкурирующих центров — Токио, Сингапур, Тайвань.

«Торжество» единого геоэкономического пространства приведет к исчезновению идеологических разногласий и смягчению экономических противоречий.

В разгоревшейся дискуссии относительно однополярной структуры современного мироустройства интересную позицию занял С. Хантингтон. США, по его мнению, «единственная сверхдержава, но не сформировался однозначно однополярный мир». В современном мире существуют и другие центры силы, но они неизмеримы по сравнению с супердержавой и не могут составить ей альтернативу как экономическому и политическому системообразующему центру. Поэтому сформировавшуюся систему он называет uni-multipolar system, что может быть переведено на русский язык как «полутораполярная система». Эта система по своему существу является переходной. Не ясным, правда, остается вопрос - к чему? Существует несколько вариантов ответа.

1)   Мир движется в сторону униполярности. Эта точка зрения наиболее распространена среди американских исследователей, находящихся в состоянии эйфории после победы в холодной войне.

2)   Развитие может привести к новой биполярности. Такой сценарий развития событий возможен, если сформируется новый центр силы. Возможность формирования альтернативного центра связывается с Азиатско-Тихоокеанским регионом и, в первую очередь, с Китаем. Футурологи предрекают, что уже в первой четверти XXI века, при условии сохранения динамизма и развития, и политической стабильности, Китай сможет составить серьезную конкуренцию США в АТР.

3 ) Современный мир становится мультиполярным, в нем пересекаются и взаимодействуют несколько центров силы.

Своеобразную картину современного мира создала профессор Токийского университета А. Танаки. Ее концепция получила название «комбинированной структуры». Современный мир, отмечает японский профессор, представляет собой трехслойную структуру, пласты которой проецируются друг на друга. Мир, таким образом, является, одновременно и однополярным, и трехполярным, и пятиполярным. Однополярность мира связана с абсолютным превосходством США над другими странами; трехполярность — с существованием экономических полюсов-государств в современном мире (США, Япония, Германия); пятиполярность — с ведущей ролью в мировой политике пяти государств — постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями