Нужна помощь в написании работы?

В целом Великобритания признавала необходимость перемен в том, что касается политики ЕС в области внешней политики и безопасности, но делала акцент не на радикальных, а на эволюционных изменениях, предполагавших совершенствование структур, обеспечивающих обмен внешнеполитической информацией и проведение анализа международной ситуации. Белая книга правительства консерваторов (1996 г.) содержала ряд предложений по повышению эффективности сотрудничества стран - членов ЕС в области внешней политики. В частности, речь шла об усилении сотрудничества в области внешней политики, назначении представителя по внешней политике Евросоюза для связей с внешним миром, выражающего коллективное мнение Совета министров относительно внешнеполитических проблем и подотчётного ему. При этом Лондон, традиционно выступая за усиление координации внешней политики стран - членов ЕС, в тоже время исходил из того, что общая политика не может заменить национальную внешнюю политику, что она является сферой сотрудничества, а не интеграции, и настаивал на сохранении межгосударственного характера сотрудничества. Таким образом, британское правительство отдавало предпочтение НАТО, вследствие того, что это был альянс суверенных государств, не обладающий наднациональными полномочиями. В период Маастрихтского саммита британское руководство выступило против планов Франции и Германии относительно углубления европейского сотрудничества в сфере внешней политики и политики безопасности, которое могло в будущем дублировать или даже заменить НАТО в качестве ведущей европейской оборонной структуры. Поскольку сотрудничество в рамках Западноевропейского союза осуществлялось на межгосударственном уровне, и он являлся «европейской опорой» НАТО, Великобритания увидела в ЗЕС приемлемую альтернативу идее наделения ЕС оборонными функциями. При этом, проявляя интерес к ЗЕС, британское правительство выдвигало условие, что он не должен дублировать НАТО, а иметь вспомогательный характер.

Позитивный сдвиг в британской позиции относительно необходимости формирования собственного европейского «военного измерения» произошёл лишь с приходом к власти нового правительства лейбористов. В октябре 1998 г. премьер-министр Тони Блэр заявил, что Великобритания меняет свой курс, поддерживая оборонную составляющую в Европейском Союзе. Роль единственного последовательного сторонника «атлантической» оппозиции не могла быть конструктивной в условиях усиления федералистских тенденций в ЕС. На неофициальной встрече ЕС на высшем уровне в Портшахе (октябрь 1998 г.) Блэр выступил за развитие самостоятельных европейских инструментов обороны, которые позволили бы членам ЕС осуществлять общие военные операции. «Можно предположить, - пишет О. В. Романова, - что изменения в позиции Великобритании были во многом связаны с личными взглядами и политическими убеждениями Т. Блэра, являющегося последовательным сторонником европейской интеграции и полагавшего, что участие в строительстве Европы не означает разрыв связей с историей Великобритании, а наоборот, открывает возможность осуществить её».

Вместе с тем, правительство лейбористов, как и его предшественники-консерваторы, не желало ослабления трансатлантических связей и рассматривало НАТО как основу европейской безопасности. Вследствие этого, полагает английский исследователь Эл. Понд, Великобритания выступила против идеи создания европейской армии и настаивала на необходимости привлечения к совместным оборонным действиям тех членов НАТО, которые не являются членами ЕС.

Таким образом, новая позиция официального Лондона открывала путь к поиску компромисса в процессе дальнейшего формирования Общей внешней политики, политики безопасности и обороны ЕС. В результате состоялась франко-британская встреча на высшем уровне в Сен-Мало (декабрь 1998 г.), на которой Тони Блэр заявил, что Великобритания меняет свой курс, выступая за формирование оборонной составляющей в ЕС. Вместе с тем, однако, он подтвердил, что сохранение привилегированных отношений Великобритании с Соединёнными Штатами является стратегической целью Великобритании. Таким образом, можно констатировать тот факт, что Великобритания не собиралась отказываться от традиционных приоритетов трансатлантических связей, в целом придерживаясь концепции укрепления европейской составляющей НАТО.

Британские официальные лица будто бы проявили интерес к европейской оборонной инициативе во второй половине 2003 г. На сентябрьском трёхстороннем саммите с участием президента Франции Жака Ширака и канцлера Германии Герхарда Шрёдера в Берлине премьер-министр Великобритании Энтони Блэр предпринял попытку улучшить напряжённые отношения между Соединённым Королевством, с одной стороны, и двумя наиболее активными членами Евросоюза – с другой, поддержав планы по развитию европейского сотрудничества в области обороны. Для американцев и некоторых представителей британского министерства обороны стали полной неожиданностью сообщения о согласии британского премьер-министра с заявлением правительства Германии о том, что у ЕС должна быть возможность «планировать и осуществлять операции, не привлекая силы НАТО». Казалось, Великобритания положительно восприняла идею создания общеевропейской военной структуры, находящейся вне рамок НАТО, но 16 октября 2003 г. представители администрации премьер-министра и министерства обороны Великобритании заявили, что Блэр не присоединялся к франко-германской инициативе. Вечером того же дня министр иностранных дел Франции Доминик де Вильпен в лекции, транслировавшейся Би-Би-Си, призывая Соединённое Королевство к участию в новой оборонной структуре ЕС, заявил: «Нет Европы без европейской обороны. Нет европейской обороны без Британии».

Итак, без Великобритании с её наиболее весомым в ЕС военно-промышленным потенциалом и без учёта позиции США строительство сколько-нибудь эффективной «европейской обороны» оказалось заведомо обречённым на провал. В принципе, Великобритания продолжает придерживаться осторожной позиции относительно темпов углубления европейской интеграции в области внешней политики, безопасности и обороны, отдавая предпочтение не единой системе обороны, а коллективным координированным действиям. «Неолейбористы» и в 2007 – 2010 гг. признавали целесообразность развития общей внешней политики, сохраняя при этом собственную точку зрения относительно механизмов её формирования. Например, что касается структуры обеспечения ОВПБ ЕС на современном этапе, Великобритания поддерживает идею создания представительств ЕС, но не видит смысла в учреждении должности министра иностранных дел ЕС и в создании соответствующего министерства Европейского Союза. Для британского правительства появление в структуре институтов ЕС должности, которая возьмёт под оперативный контроль все внешние связи Европейского Союза, означает потерю определяющей роли национальных правительств в осуществлении внешнеполитических действий ЕС.

 

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.
Поделись с друзьями