Нужна помощь в написании работы?

С приходом к власти гитлеровского фашизма в январе 1933 г. в Германии была установлена открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов, пользовавшихся широкой поддержкой некоторых представителей финансово-промышленного капитала страны. В правительство, возглавленное Адольфом Гитлером, вошли в качестве министров такие монополисты, как Гугенберг, Шверин-Крозиг, банкир Я. Шахт. В феврале 1933 г. германские промышленники передали Гитлеру 3 млн. марок для укрепления его диктатуры. Главной внешнеполитической задачей гитлеровского "третьего рейха" объявлялось завоевание "мирового господства" для германской расы, которая объявлялась "высшей расой", "расой господ". Это завоевание гитлеровский фашизм стремился начать с покорения Европы. "Нам нужна Европа и ее колонии, - говорил Гитлер. - Германия только начало". В гитлеровских планах завоевания Европы и мирового господства центральное место отводилось уничтожению советского государства и обретению "жизненного пространства" на Востоке. Вместе с тем Гитлер планировал реализацию захватнических планов не с развязывания германо-советской войны. "Советская Россия, - говорил он в одной из доверительных бесед со своими приближенными, - большой кусок. Им можно и подавиться. Не с нее я буду начинать". Гитлер решил начать борьбу за мировое господство с сокрушения Версальской системы в Европе, с изоляции и разгрома Франции, которую объявил "наследственным врагом" Германии.

С первых же дней своего существования гитлеровский фашизм развернул подготовку к агрессии, прикрыв ее антикоммунизмом. "Экономическая мощь версальских держав настолько велика, - пояснял Гитлер, - что я не могу стать по отношению к ним в оппозицию с самого начала. Мне придется сдерживать версальские державы при помощи призрака большевизма, заставляя их верить, что Германия - последний оплот против красного потопа". Это означало резкое увеличение идеологического фактора в германской дипломатической деятельности. Д. Ллойд Джордж, вспоминая об одной из своих бесед с Гитлером, говорил: "Всякий раз, как в нашей беседе Гитлер упоминал коммунизм и коммунистов, он сразу же становился невменяемым, самое лицо его внезапно преображалось: глаза вспыхивали зловещим огнем, а губы начинали судорожно сжиматься". Крича "чуть не с пеной у рта" "о коммунизме и коммунистической опасности", Гитлер пытался убедить своего собеседника, что "призван в мир осуществить специальную миссию - спасти европейскую цивилизацию и раздавить гидру коммунизма". Подобные дипломатические приемы не только отражали классовую позицию Гитлера, но и выражали его стремление воздействовать на западные державы, сплотить все реакционные силы Европы, опереться на них в борьбе за создание великогерманского рейха. Английский промышленник и дипломат Г. Вильсон говорил: "Гитлер вовсе не сумасшедший маньяк, а очень ловкий и умный калькулятор. Он знает, куда бить и когда бить".

В формировании и реализации гитлеровского внешнеполитического курса одну из ведущих ролей сыграл Иоахим фон Риббентроп. Родившийся в 1893 г. в Везеле в семье офицера кайзеровской армии, он начал свою карьеру как гусарский офицер, участвовал в первой мировой войне, после окончания которой, как отмечалось в официальных его биографических справках, посвятил себя "коммерческой деятельности". Успеху этой деятельности способствовала его женитьба в 1920 г. на Аннелиз Хенкель, дочери владельца завода по производству шампанских и коньячных вин в Германии. Видная фигура, умение хорошо одеваться, знание французского и английского языков помогли Риббентропу освоиться в кругах германской финансовой элиты. В 1925 г. ему удалось приобрести дворянство и соответственно приставку "фон" к своей фамилии путем усыновления его внучатой теткой. В 1932 г. фон Риббентроп вступил в ряды гитлеровской партии и вскоре возглавил ее внешнеполитический отдел, получивший название "бюро Риббентропа". "Я уже сейчас организую свою собственную дипломатическую службу", - заявил тогда Гитлер в беседе с одним из своих приближенных Г. Раушнингом. И фон Риббентроп стал организатором гитлеровской "дипломатической службы", методами которой, наряду с обычными респектабельными средствами дипломатии, стали шпионаж, шантаж, политический терроризм. При этом информация, добывавшаяся агентами этой "службы", интерпретировалась Риббентропом в угодном Гитлеру смысле. Как рассказывал германский банкир Я. Шахт, Риббентроп никогда не говорил "фюреру ничего, что было бы последнему неприятно, или не льстило бы ему". Целью "дипломатической" деятельности И. фон Риббентропа стал слом Версальских ограничений и подготовка гитлеровских далеко идущих агрессивных планов.

Гитлеровский фашизм стремился коренным образом перестроить дипломатический аппарат германского МИД, во главе которого был оставлен перешедший на нацистскую службу барон К. фон Нейрат. Вся деятельность германской дипломатии нацеливалась на подготовку агрессии и войны. Созданный незадолго до захвата власти в Германии, в мае 1931 г., "Отдел по работе за границей" гитлеровской партии, прикрываясь официальным дипломатическим представительством Германии в зарубежных странах, развернул создание диверсионной и террористической сети. Этим же занялось "бюро Риббентропа". Германские монополисты подключились к этой подрывной деятельности. Весной 1933 г. Крупп собрал 1 млн. марок для поддержки гитлеровской "пропаганды за границей".

Захват власти в Германии гитлеровским фашизмом вызвал волну солидарности европейского рабочего класса, коммунистов и демократов с немецким пролетариатом, демократическими силами. Вместе с тем утверждение гитлеровского режима шло путем кровавого насилия над немецким народом. Германия была покрыта сетью концлагерей, в которые бросали не только коммунистов, но также социал-демократов, демократически настроенных буржуазных деятелей, всех противников гитлеровской диктатуры. Растерянность и тревога охватили влиятельные круги интеллигенции Англии, Франции, Чехословакии, Бельгии, США и других стран. "Германия, - говорил тогда один из лидеров французских радикалов Э. Даладье, возглавивший в январе 1933 г. очередной кабинет Левого картеля, - сейчас охвачена безумием и управляется сумасшедшими, а потому Франция должна быть начеку". Американских кредиторов, вложивших в германскую экономику на основе "плана Дауэса" миллиардные суммы, тревожила возможная перспектива потери своих капиталовложений. В этой обстановке А. Гитлер стремился не допустить изоляции своего режима в капиталистической Европе, добиться признания и поддержки фашистской диктатуры ведущими капиталистическими державами, прежде всего Англией и США. Вместе с тем гитлеровский фашизм стал искать межгосударственного сближения с фашистской диктатурой Муссолини.

Сущность германского нацизма не была сразу оценена английскими правящими кругами, рассматривавшими нацистский режим как одну из разновидностей буржуазного правительства, к тому же временным явлением. Прозрение пришло лишь к 1938 г., для этого потребовались "ночь длинных ножей", "хрустальная ночь" и другие эксцессы гитлеровской диктатуры.

Весной 1933 г. был выдвинут проект «Пакта четырех» (Англия, Италия, Германия и Франция) – первый серьезных шаг по пути «умиротворения» фашистских диктаторов. Его инициатором были национальное правительство Р. Макдоналда, находящиеся у власти с августа 1931 г. и итальянский фашистский «дуче» Б. Муссолини. Его основная идея сводилась к сотредничеству четырех держав «во всех политических и неполитических вопросах, европейского и неевропейского характера или относящихся к колониальной сфере». В проекте соглашения фиксировался принцип ревизии договоров Версальской системы «в обстоятельствах, способных порождать конфликты между нациями». В случае неудачи конференции по рпзоружению за Германией признавалось равенство прав в вооружениях, которое она могла реализовать «постепенно», посредством переговоров между четырьмя державами».

В идее коллективной безопасности руководители фашистской Германии усмотрели угрозу срыва своих агрессивных замыслов. Пожалуй, впервые после захвата власти гитлеровцами судьба их планов, да и само существование режима оказались в столь сильной зависимости от того, удастся ли германской дипломатии обмануть и разобщить страны - объекты будущей агрессии. «Фюрер» требовал, чтобы дипломатия отказалась от весьма условных буржуазных представлений о чести и морали и, не теряя времени, овладела «искусством» усыпить бдительность противника, деморализовать и разбить его изнутри с помощью тайных агентов. Она должна заставить иностранных политических деятелей работать на нее или хотя бы запугать их, широко применяя подкуп, шантаж и убийства.  

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Главным средством фашистской Германии в борьбе против создания системы коллективной безопасности явились циничная ложь о миролюбии и изощренная стратегия саботажа, а также игра на антисоветских настроениях правящих кругов западных держав. Осуществляя свою программу подготовки войны, гитлеровское правительство лицемерно заверяло всех в своём искреннем миролюбии. В первом же воззвании нового кабинета «К германской нации» возвещалось, что новое «национальное правительство» Германии «преисполнено сознанием важности задачи содействовать сохранению и Укреплению мира, в котором человечество нуждается теперь больше, чем когда бы то ни было». В этом документе от 1 февраля 1933 г. германское фашистское правительство определяло Цели внешней политики Германии в двух крайне туманных пунктах: 1) «утверждение права на жизнь» и 2) «восстановление свободы». Оба эти пункта сводились к общему требованию «равноправия» Германии, в особенности в вопросе о вооружении. Германское правительство, гласила декларация, считает своим долгом добиваться отмены дискриминации в отношении Германии и «равноправия» как «инструмента мира». В интервью, данном корреспонденту газеты «Daily Mail» 7 февраля 1933 г., Гитлер заявлял, что «Версальский договор является несчастьем не только для Германии, но и для других народов». Он надеется, что пересмотра его будут требовать не только немцы, но и весь мир. Главное же, в чём он видит опасность, — это коммунизм. В данном случае новому правительству приходится иметь дело не с иностранным государством, а с явлением распада, которое он оценивает как «основное препятствие для мирного развития и нового расцвета германской нации».

Большую роль в дипломатической подготовке второй мировой войны, в подрыве безопасности народов Европы имел также заключенный гитлеровцами договор о ненападении с правящей кликой буржуазно-помещичьей Польши.

К моменту установления фашистской диктатуры германо-польские отношения достигли крайней остроты. По Версальскому договору (статья 87) значительная часть польских западных земель осталась за Германией. Правительства США, Англии и Франции, не желая удовлетворить законные требования Польши о выходе к морю, создали так называемый «польский коридор», который использовался провокаторами войны как источник постоянных конфликтов между Германией и Польшей. Старинный польский город Гданьск (Данциг), контролирующий устье Вислы, был объявлен «вольным городом» под эгидой Лиги наций. Границы Польши на западе, северо-западе и севере были определены так, что Польша оказалась в стратегическом отношении в германских клещах. Восточная Пруссия — очаг германского милитаризма и агрессии — нависала над Польшей. Более 700 тыс. немцев, оставшихся на территории Польши, использовались германскими империалистами для всевозможных провокаций. Лига наций почти на каждом своем заседании занималась рассмотрением жалоб Германии на положение немецкого национального меньшинства в Польше.

Империалистическая Германия никогда не желала гарантировать западные границы Польши. В первых выступлениях после захвата власти главари фашистской Германии продолжали требовать отторжения польских территорий. 12 февраля 1933 г. Гитлер говорил, что вопрос о «польском коридоре» должен быть вскоре разрешен. В том же году он потребовал передачи Германии Данцига и «польского коридора». С помощью гитлеровцев данцигские фашисты захватили большинство в сенате «вольного города», и гаулейтер Форстер стал президентом сената.

Вскоре было опубликовано сообщение о прекращении германо-польской таможенной войны и подписано германо-польское экономическое соглашение, чрезвычайно выгодное для Германии. Его подписание состоялось в день, когда Германия заявила о выходе из Лиги наций. Завершил сделку германо-польский пакт (сроком на 10 лет) от 26 января 1934 г. с официальным названием «Декларация о неприменении силы между Польшей и Германией». Пакт нанес серьезный урон идее коллективной безопасности в Европе, помог Гитлеру расстроить ряды ее сторонников. Германия приобрела в лице правительства Польши союзника, которого использовала в своих агрессивных целях: для подрыва конференции по разоружению и Лиги наций, для срыва мероприятий, выдвигаемых Советским Союзом по сохранению мира и созданию системы коллективной безопасности, для планирования войны против СССР.

Весной 1933 г. английское правительство внесло на конференцию по разоружению так называемый «план Макдональда», предусматривавший увеличение германской армии со 100 тыс. до 200 тыс. человек с краткосрочной службой солдат (до восьми месяцев). План был поддержан также и американским правительством. Чувствуя попустительство западных держав, Германия увеличивала свои требования, затем, ссылаясь на отказ Лиги наций признать за ней равное право на вооружение, 14 октября 1933 г. объявила о выходе из Лиги наций и об уходе с конференции по разоружению. Выход Германии из Лиги Наций 19 октября 1933 г. явился вызовом европейскому общественному мнению. Нацисты порвали с Женевой раз и навсегда. Тем самым по идее безопасности в Европе был нанесен сильный удар. Сложилось новой положение вещей на континенте.

С конца 1933 г. фашистская Германия начала бешеными темпами наращивать вооружение. Если кто-либо своим неподчинением нанесет ущерб перевооружению Германии, заявил Гитлер, он «прикажет его расстрелять, кто бы это ни был».

Новый шаг по пути легализации германских вооружений правительствами западных держав был сделан во время франко-английских переговоров в начале февраля 1935 г. В официальном коммюнике об итогах переговоров выдвигалось предложение о необходимости сотрудничества с Германией и заключения ряда соглашений, среди которых важнейшим явилась западная воздушная конвенция («воздушное Локарно») с участием Англии, Франции, Германии, Италии и Бельгии.

Убедившись, что западные державы согласны на легализацию германских вооружений, гитлеровцы 10 марта 1935 г. открыто объявили о создании военно-воздушного флота Германии. Но и это нарушение Версальского договора не обеспокоило правительства Англии и Франции.

Одностороннее расторжение Германией военных статей Версальского договора означало нарушение одной из важнейших основ послевоенного мирного урегулирования. Германия провозглашала, что она переходит к ускоренным темпам перевооружения, к подготовке войны. Такой акт наносил удар по безопасности народов Европы. Однако западные страны не оказывали противодействия.

Усилия гитлеровцев получали, таким образом, все большую поддержку со стороны реакционных кругов Англии, которые направляли британскую внешнюю политику. Как говорил Риббентроп на Нюрнбергском процессе, Гитлер исходил из того, что, «учитывая изменившееся положение в Европе и быстрое усиление России, Англия теперь хочет видеть сильную Германию».

Получив санкцию на неограниченное вооружение со стороны крупнейшей европейской державы — Великобритании и опираясь на помощь американских монополий, фашистская Германия считала возможным начать реализацию своих агрессивных планов.

Благодаря щедрой и разносторонней помощи международного, в первую очередь американского, капитала фашистская Германия за короткий срок создала мощную военную промышленность. Она была способна производить тысячи танков, самолетов, артиллерийских орудий и т. п. Это позволило гитлеровцам начать уже вполне конкретно планировать войну за установление мирового господства, осенью 1936 г, был принят так называемый «четырехлетний план». Его основные задачи «фюрер» сформулировал так:

1. Немецкая армия должна быть за четыре года готова к действию.

2. Немецкая экономика должна за четыре года подготовиться к войне.

 

Поделись с друзьями