Нужна помощь в написании работы?

В российской правовой науке достаточно много внимания уделялось понятию правого статуса личности. В связи с эти можно выделить несколько научных подходов к определению данной категории. Во-первых, при определении правого статуса личности, на первое место ставится чисто отраслевой подход к его трактовке. Во-вторых, отсутствует единство в определении общего и специального правого статуса субъекта права. В третьих, возникают расхождения по структуре содержания правого статуса личности. В-четвертых, высказывается мнение о единстве категорий «правовое положение» и «правовой статус». В-пятых, предполагается ввести в правовой оборот вместо категории «правовой статус» категорию «правовой модус».

Термин «правовое положение» законодатель довольно часто использует при построении диспозиции правовой нормы. Справедливо положение, высказанное Л.Д. Воеводиным, который отмечал, что «под правовым положением человека понимаются его основы, говоря другими словами, «конституционный статус», «конституционное положение».  Все они покрываются понятием «основы правого положения (статуса) личности»». Есть и другое определение правового положения, им считают «постоянно изменяющуюся совокупность прав и обязанностей лица, обусловленную его выступлением в те или иные правоотношения», т.е. статус – это стабильное правовое состояние, а правовое положение – это совокупность прав и обязанностей субъекта, выступающего в конкретное правоотношение. Однако далее А.Ю. Якимов указывает, что «приведенная точка зрения представляется не очень убедительной по следующим причинам. Во-первых, вычленение наиболее общих прав и обязанностей, вытекающих из Конституции, фактически означает, что речь идет о статусе личности, которую следует воспринимать не иначе как правовую абстракцию в силу всеобщности указанных прав и обязанностей. Во вторых, в таком случае за рамками правого статуса остаются все права и обязанности, установленные нормами других отраслей права. Следовательно, на самом деле имеется в виду конституционный статус личности».

Правовое положение – это нечто основополагающее в конкретных видах правовых статусов, т.е. понятия «правовое положение» и «конституционный статус» являются синонимами, получающими свое развитие в отдельных видах правовых статусов. В связи с этим Л.Д. Воеводин отмечает, что «ныне действующая Конституция РФ и законодательство закрепляют как данный институт в целом, так и составляющие его элементы, используя соответствующий термин». Подобная позиция высказывалась и другими учеными.

Таким образом, «правое положение – категория более широкая и общая и потому закрепляется в Конституции РФ, а правовой статус – конкретизируется в текущем законодательстве».

В юридической науке весьма распространено мнение о том, что категории «правовое положение» и «правовой статус» являются синонимами. Обосновывается этот вывод тем, что «правовой статус  личности определяется как юридически закрепленное положение личности в государстве и обществе».

Очевиден тот факт, что правовое положение – это место личности в системе существующих общественных отношений, регламентируемых нормами Конституции РФ, правовой статус характеризуется детализацией правого положения личности в текущем законодательстве, развивающем конституционные нормы». Здесь уместно замечание И.А. Богдановой, что «конституционно-правовой статус личности конкретизируется в статусах гражданина, иностранного гражданина, статусе лица без гражданства. В свою очередь статус иностранца развивается в статусе беженца, лица, получившего политическое убежище <…>».

В юридической науке высказывалось мнение о необходимости введения в правовой оборот категории «правовой модус», понимая под ним «правовой статус» на уровне отдельных социальных групп, отличающийся более разнообразной отраслевой гаммой». Появление в правовом обороте категории «правовой модус» является, по нашему мнению, изменным. Правовой модус является, во-первых, видовой характеристикой правого статуса. Во-вторых, в конструкции, предложенной В.В. Ровным, «правовой статус является ничем иным как исключительно конституционным статусом, не имеющим своих видовых характеристик». Эта позиция уравновешивает конституционный статус с правовым статусом, а правовой модус является видовой характеристикой правового статуса. С этим мы согласиться не можем. Категория «правовой модус» - явление новое для правовой науки, подменяющее по своему характеру категорию «правовой статус». Под модусом понимается вид, мера, способ, т.е. правовой модус – это правовой вид, правовая мера и правовой способ. В теории права считается общепризнанным, что правовой статус имеет деление на виды и с этим является синонимом категории «правовой модус», которая, по мнению В.В. Ровного, «дополняет или ограничивает общий правовой статус». Введение новой категории в правовой оборот, по нашему мнению, излишне, так как правовой модус, по мнению многих ученых, является дополняющей правовой статус категорией, что, в общем-то, не ново в теории права.

Подводя итог, необходимо отметить, что для нашего исследования целесообразно применять категорию «правовой статус». В связи с этими существует необходимость дать определение данного понятия. В юридической науке сложилось несколько подходов к определению понятия «правовой статус». Так, некоторые ученые определяют правовой статус как «сложные связи, возникающие между государством и индивидом и взаимоотношения людей друг с другом, фиксирующие государством в юридической форме: в форме прав, свобод и обязанностей, образующих в своем единстве правовой статус индивида». Другие ученые включают в правовой статус личности гражданство. Третьи в структуру правового статуса включают также общую правосубъективность, гарантий, законные интересы, юридическую ответственность. Существует также точка зрения, которая объединяет в структуре правового статуса все перечисленные элементы. Необходимо согласиться, что основу правового статуса личности составляют права, свободы и обязанности в их ограниченном единстве. Указанные элементы (права, свободы и обязанности) являются основными элементами правового положения (конституционного статуса) личности. Что касается видов правовых статусов, то им присущи, кроме основных элементов (прав, свобод и обязанностей), и другие элементы, характеризующие особенности видовой характеристики правового статуса. Подобными элементами являются гражданство, гарантии, юридическая ответственность. Гражданство является важным элементом большинства видов правовых статусов. Анализируя характер гражданства, необходимо отметить, что гражданство есть ничто иное, как правовая связь между лицом и государством., порождающая взаимные права и обязанности как лица, так и государства. По утверждению В.С. Шевцова и Н.Т. Матузова «гражданство характеризуется как правовая связь лица с государством, носит сугубо объективный характер, хотя, в свою очередь, служит необходимым условием, предпосылкой для установления правового статуса гражданина». Одним словом, гражданство позволяет определить характер прав, свобод и обязанностей субъектов правоотношения, которые закреплены в законодательстве РФ.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Таким образом, гражданство выступает одним из важных элементов структуры правового статуса лица, дающего основание выделять их видовые характеристики. Например, гражданин РФ имеет комплекс прав, свобод и обязанностей, закрепленных в главе 2 Конституции РФ и в федеральном законодательстве. Однако только гражданин РФ может обладать правовым статусом вынужденного переселенца, государственного служащего и т.д. Правами, свободами и обязанностями, закрепленными в Конституции РФ, обладают так же иностранцы, лица без гражданства, но они не могут наделяться отдельными видами правовых статусов, которыми обладают исключительно граждане РФ.

В российской правовой науке под правосубъективностью понимается способность лиц обладать и осуществлять права и обязанности. Включение категории правосубъективности свидетельствует о способности лица обладать правами и обязанностями, и способность реализовать их. Правосубъективность, таким образом, может быть признана в качестве элемента правового статуса.

Вопрос о гарантиях как элементе правового статуса является дискуссионным. В настоящее время существует два подхода к указанной проблеме. Первый отрицает в качестве элемента правового статуса личности. Второй признает их таковыми. Сторонники первой точки зрения обосновывают свою позицию тем, что «система гарантий – это категория, далеко выходящая за пределы правового статуса личности». Вторую точку зрения наиболее убедительно изложил Л.Д. Воеводин, который указал, что «гарантии необходимы для правого статуса в целом и для каждого его элемента, однако, прежде всего, в них нуждаются права, свободы и обязанности. Более того, без соответствующих гарантий провозглашенные в Конституции и в законах права и свободы – пустой звук, <…> практическое претворение  правового статуса в жизнь в последнем случае осуществляется в виде конкретных прав, свобод и обязанностей, принадлежащих отдельным индивидам и их объединениям». Под гарантиями в теории российского права понимается «система экономических, политических, социальных и организационных мер, направленных на достижение указанной цели». «Гарантии конституционного статуса формализуются в виде правовых условий, средств и способов его обеспечения». Нас, однако, должны интересовать только гарантии осуществления прав, свобод и обязанностей. По справедливому замечанию Л.Д. Воеводина, указанные гарантии есть «закрепленные в нормах статья 45 части 1 Конституции РФ права и обязанности государства». Это позволяет признать гарантии необходимым элементом правового статуса личности.

Включение юридической ответственности в структуру правового статуса личности как самостоятельного элемента не может быть признано обоснованным. В теории права наиболее распространенной считается концепция, что юридическая ответственность есть обязанность лица претерпеть лишение морального, материального и физического характера, т.е. юридическая ответственность есть обязанность личности. Таким образом, ответственность в структуре правового статуса не является самостоятельным элементом, а является закрепленной в законодательстве обязанностью лица.

Включение категории «интерес» в качестве элемента структуры правового статуса личности не находит своего правового подкрепления. «Законные интересы, т.е. интересы, которые прямо не закреплены в юридических правах и обязанностях, едва ли необходимо выделить в качестве самостоятельного элемента правового статуса. Интерес предшествует правам и обязанностям независимо от того, находит ли он прямое закрепление в законодательстве или просто подлежит «правовой защите со стороны государства». Интерес является побудителем индивида к действию, тем двигателем, который ориентирует человеческое поведение в определенном направлении для достижения поставленной цели. Однако в нормативно-правовых актах имеет место закрепление категории «интерес». В этом случае категория «интерес» является целью, которую претендует законодатель при принятии правового акта.

Подводя итого сказанному, необходимо отметить, что под правовым статусом личности следует понимать состояние, которое складывается из системы элементов: права, свободы, обязанности, а также элементов правового статуса, имеющих значение для видовой его характеристики: гражданство, правосубъективность, гарантии реализации прав и обязанностей, На наш взгляд, ряд дополнительных элементов следует  считать либо предпосылками правового статуса (например, гражданство, правосубъективность), либо категориями, далеко выходящими за пределы правового статуса (система гарантий). Поэтому следует ограничить понятие правового статуса категориями прав, свобод и обязанностей, которые позволяют четко определить его структуру.

Возникает еще один вопрос: что такое «право», «свобода» и обязанность?

Прежде чем ответить на поставленный вопрос, необходимо пояснить различие понятий и терминов «права» и «свободы». Так, в тексте статьи 2 и в ряде других статей Конституции РФ речь идет о правах и свободах человека. Может возникнуть вопрос о признаках, отличающих права человека от его свобод. Следует сразу подчеркнуть, что по своей юридической природе и системе гарантий права и свободы идентичны. Они очеркивают обеспечиваемые государством социальные возможности человека в различных сферах.

Вместе с тем анализ конституционного законодательства показывает, что термин «свобода» призван подчеркнуть более широкие возможности индивидуального выбора, не очерчивая конкретного результата. В то время как термин «право» определяет конкретные действия человека.

Следовательно, под правом следует понимать предоставленную государством возможность реализации своих общественных и личных интересов (например, право избирать и быть избранным). А свобода – это закрепленная государством возможность выбора меры поведения в зависимости от собственного желания или необходимости (например, свобода слова).

На наш взгляд, недостаток Конституции РФ 1993 г. Заключается в том, что эти слова употребляются как синонимы.

Конституционным правам и свободам корреспондируются соответствующие конституционные обязанности. Однако в российской правовой науке существует несколько подходов к определению обязанности. Некоторые ученые раскрывают понятие «обязанности» через категорию «необходимости», другие – через категорию «должного поведения», третьи – через категорию «возможности».

На наш взгляд, правовая необходимость полнее всего раскрывает существо юридической обязанности. Она, с одной стороны, указывает, что эта обязанность существует и развивается в рамках должного, установленного законом и обеспечиваемого государством поведения. С другой же стороны, она выражает содержание обязанности и присущую ей специфику.

Таким образом, под обязанностью следует понимать установленную государством в интересах всех членов общества и закрепленная в его Конституции необходимость, предписывающая каждому гражданину определенные вид и меру поведения и ответственность за ненадлежащее его исполнение.

 

Поделись с друзьями