Нужна помощь в написании работы?

К числу статических факторов принадлежат: демографические (пол, возраст, раса), ролевая позиция, супервизорский стиль, личностные характеристики (Borders & Leddick, 1987, Leddick& Dye, 1987). К динамическим, существующим только на определенной стадии отношений, относят опыт терапевта и супервизора, общую продолжительность супервизорского процесса, динамику отношений (сопротивление, силу, близость, параллельные процессы и т.п.) (Borders et al., 1991). Имеются также различия в том, как супервизоры взаимодействуют с супервизируемыми, основанные на принадлежности супервизируемого к определенной расе (Cook & Holms 1988).

На супервизорские отношения влияет опыт супервизируемого терапевта (Dye, 1987), практические и технические навыки терапевтических действий, навыки концептуализации клиента, уровень осознавания терапевтом его личностных проблем, влияющие на процесс терапии и профессиональное поведение, а также этические и юридические аспекты терапевтического процесса (banning & Freeman, 1994). Большое значение имеет также способность сформировывать и поддерживать долговременные отношения (и супервизором, и супервизируемым терапевтом), которая является даже более важной, чем специальные знания и навыки (Dye,1987).

Дополнительными источниками влияния на супервизорские отношения являются ролевая неопределенность и ролевой конфликт (Oik & Friedlander, 1993). Ролевой неопределенностью называют неопределенность относительно ожиданий супервизора и его методов оценки, в то время как ролевой конфликт относится к ожиданиям супервизируемого, связанным с ролью студента (контрастной роли терапевта). Ролевая неопределенность превалирует на тренингов ом уровне и уменьшается с обретением терапевтического опыта, а ролевой конфликт проявляется как раз у более опытных терапевтов. Авторы рекомендуют супервизорам быть внимательными к признакам такого конфликта, а также минимизировать его угрозу для супервизорских отношений путем формирования у супервизируемого терапевта ясного представления о ролях и ожиданиях.

 Большое значение в супервизорских отношениях имеют демографические факторы—тендерные факторы, раса, а также межкультурные отличия.

Гендерные факторы

Влияние пола на супервизорские (да и человеческие) отношения основано на различиях в социальном, экономическом, политическом, финансовом положении и физической силе, принятых в обществе образцах поведения для мужчин и женщин (ролях и ожиданиях). Приведем краткий обзор исследований, посвященных влиянию тендерных факторов на супервизорские отношения.

1) Супервизируемые сообщают о закрытости отношений с супервизором того же пола и приписывают большее влияние супервизорам противоположного пола (Worthington & Stern, 1985).

2) Мужчины-супервизоры поощряют имитацию и больше осознают свое влияние на супервизируемого терапевта, чем женщины (Borders &Leddick, 1987).

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

3) Женщины-супервизоры поощряют большую автономию, оказывают большую поддержку и реже нарушают границы, чем мужчины (Borders & Leddick, 1987).

4) Женщины-клиентки отмечают поощрение мужчиной-терапевтом традиционных женских сексуальных ролей, их пристрастие к определенным ожиданиям и в то же время обесценивание женских черт, использование сексистских концепций и преимущественный взгляд на женщину как на сексуальный объект.

5) Супервизируемые терапевты оценивают начало супервизорских отношений более позитивно, когда имеют дело с супервизором того же пола, и более негативно — когда другого (Nelson & Holloway, 1990, из ERIC Digest, далее они же).

6) И супервизоры, и супервизируемые терапевты полагают, что женшины-супервизоры чаще проявляют личностно влияющий стиль в отношении конфликтов внутри супервизии.

7) Супервизируемые женщины-терапевты имеют тенденцию вести себя более стереотипно, когда взаимодействуют с женщиной-супервизором.

8) Если и терапевт, и супервизор одного и того же пола, то супервизи-руемый терапевт больше удовлетворен результатами супервизии.

9) Супервизируемые женщины-терапевты склонны заострять внимание на аффективных аспектах супервизии, а супервизируемые мужчины — на когнитивных.

10) Женпшны-супервизоры чаще испытывают сложности с завершением супервизии, в то время как мужчины завершают ее слишком быстро, игнорируя эмоциональные аспекты.

11) Женпданы-супервизоры дают больше личностной обратной связи своим супервизируемым.

12) Женщины и мужчины могут полагаться на различные источники силы в отношении компенсации проблем, связанных с тендерными особенностями (тенденций к большей привязанности у женщин и большей сепарации у мужчин). Мужчины могут осознанно фокусироваться на межличностных отношениях, а женщины — осознанно выбирать роль эксперта, уменьшая тем самым зависимость в межличностных отношениях.

13)  Мужчины и женщины супервизоры редко подкрепляют женщин-супервизируемых в проявлениях ассертивности.

14) Женщины - супервизируемые склонны больше уступать авторитету супервизора.

В связи с этим супервизор отвечает за помощь супервизируемым в оценке тендера как фактора, существенно влияющего на концептуализацию случая, самооценку, склонности и пристрастия терапевта, а также выбор терапевтических стратегий. Перед супервизором, таким образом, всегда стоят два основных вопроса: 1. как тендерный фактор влияет на терапевтические отношения и процесс, который он наблюдает, и 2. как тендерный фактор влияет на супервизорские отношения и процесс, в котором он участвует.

 Бернард и Гудеар (Bernard и Goodyear, 1992) предложили три области рассмотрения и оценки тендерных влияний:

 • проблема, с которой клиент приходит к терапевту;

 • взгляды терапевта;

 • выбор интервенций.

 Супервизор может держать в уме вопросы, которые помогут ему оценить роль тендера в конкретной работе с супервизируемым:

 1. Продиктованы ли мои ожидания от супервизируемого терапевта тендерным фактором?

 2. Зависят ли мои ответы супервизируемому терапевту от его пола?

 3. Поощряю ли я большую независимость в мужчинах?

 4. Поощряю ли я большую зависимость в женщинах?

 5. Ожидаю ли я от супервизируемых женщин большей зависимости?

 6. Ожидаю ли я, что мужчина супервизируемый будет независим?

 7. Есть ли у меня склонность чаще работать с представителями одного пола?

 8. Вовлекаюсь ли я в конфликты, каким-либо образом связанные с тендерным фактором?

 9. Являются ли ожидания супервизируемоготерапевтаотменя, основанными на моем собственном тендере?

 10. В состоянии ли я справиться со своей склонностью к подавлению себя, супервизируемого терапевта или клиента?

 11. Использую ли я супервизорский процесс для обучения терапевта тому, чтобы оценивать влияние тендерных проблем на терапию? И для супервизии, и для терапии остается актуальной проблема

 сексуального принуждения и вовлечения. Сексуальное принуждение — это нежелательное для одной стороны сексуальное наступление, в то время как сексуальное вовлечение предполагает развитие интимной связи между супервизором и супервизируемым. Особая трудность состоит в том, что между супервизируемым и супервизором может существовать взаимное согласие (Bartell & Rubin, 1990), и такие формы отношений очень непросто распознать и оценить объективно.

 Усилия многих общественных институтов направлены на изучение разницы между принуждением и иллюзиями по этому поводу, а также этичности и законности подобных отношений. Большинство профессиональных ассоциаций разделяет точку зрения на то, что оба способа поведения являются неэтичными и наносят ущерб супервизии и супер-визорским отношениям. Супервизируемые терапевты, которые были вовлечены в такие отношения своими супервизорами, воспринимают это как норму и проявляют те же паттерны в своей работе (Pope, Levenson & Schover, 1979). Даже контакт, инициируемый супервизируемым терапевтом, является нарушением этических стандартов, разработанных многими профессиональными ассоциациями.

Межкультурные факторы

Межкультурные факторы играют большую роль в супервизорских отношениях в тех случаях, когда один из участников процесса имеет иной культурный опыт. Замечать и уважать культурные различия необходимо даже в тех случаях, когда они отрицаются. Если супервизор и супервизируемый терапевт принадлежат к разным расовым или этническим группам и имеют разные системы ценностей, важно обратить особое внимание на эти различия, чтобы супервизия оказалась эффективной. IL Хоукинс и Р. Шохет (2002) предлагают учитывать семь аспектов, помогающих прояснить такие различия.

 1. Фокус на культуре клиента и его контексте. Исследуются культурно обусловленные особенности поведения клиента.

 2. Изучение способов реагирования на культурные различия и скрытые культурные установки, характерных для интервенций супервизируемого терапевта.

 3. Исследование культуры отношений между супервизируемым терапевтом и его клиентом (как именно культурный материал проявляется в процессе работы).

 4. Фокус на культурных предубеждениях супервизируемого терапевта.

 5. Изучение трудностей в динамике отношений супервизируемого терапевта и его клиента, супервизора и супервизируемого, появляющихся в связи с культурными различиями между ними.

 6. Фокусирование супервизора на собственных культурных предрассудках и контрпереносе, который является реакцией на кулыураль-ный материал.

 7. Исследование культурных норм и предубеждений в более широком контексте работы — в организационной, социальной и политической сфере.

Сопротивление (тревога) супервизируемого

Сопротивлением называется защитное поведение, имеющее цель уменьшить тревогу. Первичной целью сопротивления (Liddle, 1986) является самозащита, с помощью которой супервизируемый охраняет себя от ощущаемой угрозы. Тревога в супервизии определяется множеством различных факторов: присутствием элементов оценки, необходимостью действовать, различиями в теоретической ориентации, демографическими различиями, различиями в способностях.

 Для работы супервизора имеет значение также уровень тревоги супервизируемого. Слишком низкая или очень высокая тревога может снижать продуктивность супервизорского процесса. Высокая тревога обусловливает и высокую степень сопротивления.

 Одна из наиболее распространенных реакций — страх оказаться неадекватным, в то время как супервизируемый хочет добиться успеха. Еще одна причина сопротивления связана с тем, что супервизия является обязательным компонентом обучения. Супервизируемые могут воспринимать супервизора как равного, если не видят, что его возможности превышают их собственные, и отвечать профессиональной конкуренцией. Кроме того, они могут бояться изменений. Сопротивление может быть также следствием недоступности супервизора, его недостаточным знакомством с культурными различиями. К факторам сопротивления относится наличие оценочного компонента в супервизии (особенно негативной оценки), различие в возможностях супервизора и супервизируемого, различие в теоретической ориентации и личностно-демографические различия.

Игры супервизируемых

Сопротивление в супервизии часто принимает форму игр, с помощью которых супервизируемый осознанно или неосознанно пытается манипулировать или осуществлять контроль над супервизорским процессом (Kadushin, 1968). Выделяют четыре категории игр.

 Существуют игры, в которых супервизируемые терапевты манипулируют уровнем требований, предъявляемых им. Часто они используют лесть, селективную информацию, чтобы повлиять на супервизорские оценки. Переопределение отношений происходит в тех случаях, когда супервизируемый терапевт пытается сделать отношения более двусмысленными. Например, при игре в саморазоблачение он будет демонстрировать себя, вместо того чтобы демонстрировать профессиональные навыки. При игре в уменьшение неравенства супервизируемый фокусируется на своих знаниях и пытается доказать, что супервизор не такой уж и сильный. В игре «Контроль над ситуацией» супервизируемый готовит вопросы для того, чтобы увести супервизора в сторону от своих действий. Другие возможности контроля — советы по поводу клиента, поиск утешения (в разговоре о том, «какая это плохая работа»), просьба о помощи, высказанная с целью разрушить авторитарность супервизора. Более жесткие и гневные формы контроля включают упреки супервизору за ошибки или недостатки.

В описанных играх встречаются пять типов сопротивления (Вашпап, 1972).

Супервизируемый терапевт прибегает к покорности — ведет себя так, как если бы супервизор имел ответы на все вопросы. Тактика отвлечения внимания вопросами уводит супервизора от навыков супервизируемого терапевта. Игра «Я-плохой» встречается, когда супервизируемый терапевт демонстрирует свою хрупкость в попытке отвлечь супервизора от своих болезненных проблем. Игра в беспомощность и зависимость — супервизируемый терапевт с благодарностью «поглощает» всю информацию от супервизора. Тактика самозащиты — игра, в которой супервизируемый терапевт обвиняет в своих неудачах и недостатках внешние факторы.

 Проблемой для супервизора является определение уровня тревоги, полезного для образовательного процесса, так как наличие слишком высокой или слишком низкой тревоги неблагоприятно влияет на супервизорский процесс. Супервизор должен помнить, что сопротивление — это не синоним плохого человека, а проявление динамики супервизорского процесса (Bradley, 1989). Позитивные супервизорские отношения, основанные на честности, уважении, эмпатии, очень существенно влияют на противодействие сопротивлению (Borders, 1989; Mueller &Kell, 1972).

Поделись с друзьями