Нужна помощь в написании работы?

Белорусское книгопечатание имеет большую и славную историю. Его началом принято считать XVI в. Белорусские организаторы книгопечатания выпускали не только богослужебные книги, но и учебники, а также занимательные и поучительные издания для чтения. В своих книгах они широко использовали богатство народной речи, отстаивали равноправие белорусского языка с языками других народов, защищали национальную культуру, требовали открытия школ на родном языке для простонародья.

Начало печатанию белорусской книги положил Франциск Скорина. Его дело продолжили Сымон Будный, Василь Тяпинский, Петр Мстиславец, другие культурные деятели, организовавшие на просторах Беларуси широкую сеть типографий — материальной базы по изданию книг, брошюр, сборников, газет, журналов, бюллетеней, листовой печатной продукции.

В жизни каждого народа, в истории его культуры и общественной мысли почетное место принадлежало и принадлежит книге, этому наибольшему творению человеческого гения.

Появившись в среде одного народа, книга со временем становилась достоянием других народов. Перехода из столетия в столетие, от одного поколения к другому, она оставалась бессмертным источником просвещения и духовного обогащения, средством преемственной связи прошлого с современным, фактором цивилизации и прогресса. Обращаясь к истории книги на земле наших предков, мы замечаем здесь наличие очень ранней книжной традиции. Как известно, уже в XII веке Ефрасиния Полоцкая занималась переписыванием книг от рукописные книги распространялись в древнем Турове, с именем которого связано, в частности появление Туровского евангелия XI в.

Временем появления печатной книги у белорусского народа является начало XVI

в.  Это знаменательное событие в истории нашей культуры имеет свою точную дату и основателя. Такой датой считается 6 августа 1517 г., когда наш славный земляк из Полоцка, большой просветитель и гуманист Франциск Скорина напечатал в Праге первую белорусскую книгу «Псалтырь» и предназначил ее «людем посполитым к научению».

Ф. Скорина родился в Полоцке, крупном торгово-промышленном и культурном центре того времени Беларуси, в семье Луки Скорины, торговавшего ножами и мехами и поддерживавшего деловые связи с Вильней, Ригой, Познанью, Гданьском и другими городами. Существуют версии происхождения фамилии «Скорина» от слов «скора» (скура) или «скорина» (скоринка). Как произносилась эта фамилия в древности, документальных данных нет, поэтому решать вопрос приходится по косвенным предположениям. Считается, что древнебелорусское слово «скорина» в значении «твердый внешний слой хлеба» имело ударение на основе.

В литературе имя Скорины употреблялось разными авторами в нескольких формах: Франциск, Франтишек, Георгий, Юрий, что отображает неодинаковый подход исследователей к веровызнанию Скорины, к оценке его просветительской деятельности и мировоззрению. В официальных документах, связанных с жизнью и деятельностью Скорины, и в большинстве его книг он упоминается под именем Франциск. Об имени «Г еор- гий» начали говорить в связи с тем, что в одной из двух опубликованных во второй половине XIX в. копий грамот короля Жигимонта I на латинском языке была сделана описка: вместо «:е§ге§шп» (уважаемый, славный) написано «§еог§Н».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Точных сведений о времени рождения Ф. Скорины не выявлено. Существуют только многочисленные гипотезы. Около 1490 г., до 1490 г., в 1485—1490 гг. — такие даты приводятся в трудах, посвященных деятельности Скорины. По-разному оценивали исследователи возраст Скорины (следовательно, и дату рождения) на портрете, напечатанном в пражской Библии: 28, 40—45 лет. Более точную основу для определения приблизительной даты рождения Скорины дает запись в альбоме имматракуляций (имматрикуляция — внесение в списки, т. е. матрикулы) Краковского университета в зимний семестр 1504 г. Среди студентов был назван и «Франциск, сын Луки Скорины из Полоцка». В Краковский университет студентов зачисляли с 14 лет, хотя были и исключения. Однако «школяры», не имевшие регламентированного уставом университета возраста, как правило, не приносили присяги, о чем делалась соответствующая запись. Имматрикуляция Скорины имеет такой отметки. Поэтому можно считать бесспорным, что Скорина был принят в университет в возрасте после 14 лет. Скорина прибыл в Краковский университет, где обучение велось исключительно на латыни, из православного Полоцка, в котором языком письменности являлся церковнославянский. Нужно иметь в виду, что Скорина вынужден был пройти дополнительный этап обучения в одной из школ или у частных лиц для овладения латиной. Это могло сказаться на времени поступления Скорины в университет.

В стенах Краковского университета — одном из старейших учебных учреждений Европы, где в начале XVI в. отчетливо выявились гуманистические и просветительские тенденции — Скорина провел два года и овладел за это время курсом так называемых «свободных искусств» (грамматика, логика, риторика, арифметика, геометрия, астрономия и музыка). В декабре 1506 г. в актовой книге университета сделана запись о том, что Франциск из Полоцка, «литвин» удостоен ученой степени бакалавра. «Литвинами» в то время называли всех выходцев из Великого княжества Литовского независимо от национальной принадлежности.

Где находился Скорина после Кракова на протяжении шести лет, неизвестно. Документы об этом периоде жизни просветителя не сохранились или скорее всего пока не найдены. За это время он где-то в совершенстве изучил медицину. Осенью 1512 г. Франциск Скорина прибыл в Италию, в знаменитый Падуанский университет, чтобы сдать экзамены на звание доктора медицины. 9 ноября в епископском дворце Скорина блестяще выдержал экзамен на степень доктора медицины.

Период жизни Скорины после 1512 г. не освещен никакими документальными известиями, но именно в этот период (1513—1516) он решил начать книгопечатание. Известно, что он был в Вильне и, после того как заручился поддержкой Якуба Бабича и Богдана Онкава, направился в Прагу, чтобы создать первую в истории белорусского народа и восточного славянства типографию. На территории Великого княжества Литовского в то время не было необходимой полиграфической базы, поэтому Скорина был вынужден искать другое место для начала своей книгоиздательской деятельности. Он поехал в Прагу, столицу Чехии, важный политический, социально-экономический и культурный центр. Решающими в выборе листа, для начала книгопечатания были относительная свобода действий, дух вольнодумства на землях Чехии и по тому времени довольно развитые традиции чешского книгопечатания. В Польше в этот период влияние католической церкви на общественную и культурную жизнь было чрезвычайно сильным. И Скорина не мог начать свою деятельность в Польше.

Начало пражского периода жизни и деятельности Скорины точно не известно. Несомненно, это было очень напряженное и творческое время. В короткий срок Скорина осуществил высокохудожественный и квалифицированный перевод Старого завета с церковнославянского на язык, близкий к древнебелорусскому языку, организовал типографию.

Первой книгой, изданной 6 августа 1517 г. в Праге, была «Псалтырь». Это одна из наиболее распространенных в христианской письменности книг Старого завета, собрание гимнов религиозно-лирического содержания, автором которого традиционно считается царь Давид. Издавна в рукописях собрание псалмов служило не только для богослужения, но и было пособием при обучении: по ним учились письменности, чтению, пению. Эту книгу Скорина издал как с религиозной, так и с просветительской целью, на что обращает внимание в предисловии: «детем малым початок всякое доброе наукы, дорослым помно- жение в науце, мужем моцное утверьжение».

При издании этой книги Скорина проявил отличные редакторские способности. Скорина заботился о том, чтобы книга его была хорошо понятной читателям. Для этого на полях страниц он делал перевод на современный ему белорусский литературный язык, давал объяснение отдельных церковнославянских слов, которые, по его мнению, могли быть непонятными для простых, малообразованных людей.

В 1517—1519 гг. в Праге Скорина издал на древнебелорусском языке 22 книги Старого завета. Выбор Скориной Библии был не случайным. Соответственно той роли, которую отыгрывала религия в духовной, общественной, социально-политической жизни средневековой и ренессансной Европы, Библия занимала отдельное место в рукописной письменности и книгопечатании XV—XVI вв. Библия является одним из наиболее сложных многослойных памятников древней письменности, включает фольклорные, литературные, исторические произведения, мифы, предания.

Скорина рассматривал библейские издания не только как священное писание, но и как источник светских знаний, подходил к ним с точки зрения образовательного и морального содержания. Очередность издания книг Библии была обусловлена изучением основ так называемых «семи свободных искусств», для которых Скорина в качестве учебных пособий рекомендовал ту или иную библейскую книгу, где можно было найти множество реальных сведений, необходимых в жизни.

Все пражские издания Скорины напечатаны форматом в четвертую долю листа, что было нехарактерно для западноевропейских печатных Библий того времени. Фирменная бумага с филигранями (филигрань — водяной знак на бумаге) употреблена только в первом пражском издании — «Псалтыри». Рисунок филиграни «Голова быка» близкий к водяным знакам немецкого происхождения. Все остальные пражские издания напечатаны на бумаге низких сортов без филиграней. Использование Скориной низкосортной дешевой бумаги свидетельствовало, с одной стороны, о его ограниченных финансовых возможностях, а с другой — о стремлении сделать свои книги максимально доступными для «людей простых, посполитых».

Шрифт изданий Скорины, который является отличным памятником славянской печати, создавался по его собственным рисункам или эскизам. За основу скорининского шрифта взят полуустав белорусских рукописей, однако Скорина не просто перенял рукописный полуустав, он модифицировал свой шрифт соответственно печатному искусству, используя все возможности печатного дела. Скорина первый точно отличил форму больших букв от малых. Мастера скорининского шрифта свели к минимуму надстрочные знаки (титлы). В шрифте Скорины чувствуется влияние латинской антиквы (антиква — шрифт с округленными контурами). Он более выразительный, экономный, чем кирилица церковнославянских рукописей.

Пражские издания необычные как по количеству содержащихся в них иллюстраций, так и по их качеству. Так, все прежние славянские печатные книги были почти без гравюр, а те немногие заставки, что находились в них, сделаны по образцу церковно- византийеких заставок и лишены оригинальности. Украшения в книгах Скорины можно поделить на три вида: гравюры, которых много во всех книгах Библии, заставки и концовки, находящиеся в большинстве случаев в начале и конце отдельных библейских книг или их частей, и, наконец, украшенные большие буквы — инициалы.

Издания Скорины украшают сюжетно-тематические и прикладные по своему назначению иллюстрации, отличающиеся оригинальностью композиций и сюжетов, мастерством гравирования, реализмом. Каждая гравюра связана с содержанием книги, является иллюстрацией того, о чем в ней написано, и помещается в самом начале книги, перед предисловием. Древориты книг Скорины — одна из самых ярких страниц в истории белорусского искусства. Таких гравюр в его изданиях содержится 52 на 39 отдельных сюжетов, причем 47 из них имеются в пражских изданиях.

Отличным произведением книжной гравюры является портрет Скорины, дважды помещенный в книгах пражской Библии. Уже само помещение в книге канонических библейских текстов портрета издателя было вызовом церкви, фактом беспрецедентным. В этом проявилось свойственное Скорине как деятелю Возрождения чувство собственного достоинства. Пока неизвестна ни одна Библия с портретом светской личности, переводчика-издателя.

Белорусский первопечатник показан в своем рабочем кабинете. Он сидит в кресле за высоким столиком, на котором лежит рукопись; слева на пюпитре — другая книга, к которой направлен взгляд Скорины. В правой руке — перо. Столик покрыт узкой орнаментальной скатертью с рисунком сигнета Скорины — солнца и луны. Ученый сидит в окружении разных предметов, которые свидетельствуют о его занятиях медициной, астрономией и литературным делом (песочные часы, рефлектор, армиллярная сфера, кувшины, корзины для лечебных растений, книги на полках). Почти на уровне головы Скорины симметрически расположены изображения двух львов, первый из них держит медицинские весы, второй — условное изображение печатного станка. Но настоящий смысл знаков пока что не выяснен. Обращает на себя внимание, что среди предметов, на фоне которых изображен Скорина, нет ни одного, который бы имел отношение к религии.

Иллюстрации Скорины дополняют орнаментальные гравюры (заставки, концовки, инициалы), придающие изданиям выразительность, декоративность, живописность, исполняющие важную функциональную роль в создании внутренней структуры книги, художественно-эстетического и идейно-смыслового облика изданий. Мастерством выделяется обработка больших букв каждого раздела. Они украшены обычно рисунками плодов, цветов, листьев, рыб, птиц, зверей, людей. В такой отделке букв проявилось увлечение Скорины естествознанием. Инициалы Скорины превосходят по красоте буквы многих немецких изданий.

В изданиях Скорины, кроме ксилографического (ксилография — оттиск, сделанный с изображения на дереве), имеется литой наборный оттиск. Впервые он применен в «Псалтыри» и напоминает условные изображения птиц. Отлитые из металла узорные элементы существенно обогатили арсенал средств художественного облика пражских и виленских изданий. Разнообразное и рациональное использование наборных украшений свидетельствует о художественном вкусе и особой фантазии мастеров, что значительно оживляло ксилографическую орнаментику, инициалы, фигурные древориты, создавая единый художественный образ книги.

Примерно за два с половиной года нахождения в Праге Скорина напечатал 2406 страниц текста. Это немало.

К нам не дошли точные сведения, по каким причинам Скорина прекратил свою издательскую деятельность в Праге. Может быть, желание быть ближе к своему народу, для просвещения которого он всегда работал, заставило его перенести свою типографию в Вильно. Скорина писал: «Понеже от прирожения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя; птици, летающие по воздуху, ведають гнезда своя; риби, плавающие по морю и в реках, чують виры своя; пчелы и тым подобная боронять ульев своих, — тако же и люди, игде зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають».

В столицу Великого княжества Литовского Вильно Скорина переехал около 1520

г.  В то время белорусы составляли значительную часть населения города. Причем именно многие из них были богатыми горожанами и держали в своих руках самоуправление города. В XVI в. Вильно был центром белорусской культуры. Здесь в разные периоды проходила деятельность таких ее представителей, как Сымон Будный, братья Зизании, Метелий Смотрицкий и др.

В Вильно Ф. Скорина основал новую типографию. Здесь около 1522 г. была напечатана «Малая подорожная книжка». По своему содержанию она напоминала принятую на Западе в то время подорожную книжку. Но для восточнославянской литературы это был совершенно новый вид изданий. «Малая подорожная книжка» — это сборник. В него вошло более 20 отдельных произведений. Сборник был адресован как церковным служителям, так и представителям светского сословия — чиновникам, купцам, ремесленникам. По характеру своей работы им часто приходилось путешествовать, и вот в дороге они могли воспользоваться этой книгой, поскольку в ней содержалась разная религиозная и астрономическая информация, а также некоторые элементарные научные и практические сведения. Многие части книги написаны лично Ф. Скориной.

В «Пасхалии» (пасхалия — это церковный календарь с указанием праздника Воскресения Христова на несколько лет вперед), которая является частью «Малой подорожной книжки», Ф. Скорина лично рассчитал шесть лунных и одно солнечное затмение. Это были первые такого рода сведения не только в белорусской, но и во всей восточнославянской литературе. Причем расчеты сделаны с большой точностью, соответствующей состоянию науки.

Обращает на себя внимание высокий уровень художественного и технического оформления «Малой подорожной книжки». Для этого Ф. Скорина использовал 257 оттисков заставок и виньеток и около 600 оттисков орнаментальных инициалов.

«Апостол» («Книга деания и послания апостольская, зовемая Апостол») — следующее виленское издание. Книга выпущена в свет в марте 1525 г. и напечатана кириллицей. Она пользовалась большим спросом. Издание «Апостола» — это закономерное продолжение выпуска библейских книг, начатого в Праге. Самое ценное в «Апостоле» — это предисловия и послесловия. Скорина написал 22 предисловия и 17 послесловий. В них даются пояснения к тексту, комментарии. Иногда они содержат географические сведения о местах, которые упоминаются в книге. В целом предисловия насыщены морально-этической проблематикой, заботой о духовной жизни человека. Книга содержит большое количество заставок, концовок, гравировальных инициалов.

Виленский период — это дальнейшее развитие искусства и техники книгоиздания. Скорина лично занимался делами типографии. О своем непосредственном участии в книгоиздании он неоднократно писал в послесловиях к виленским изданиям. Напечатанные в Вильно книги имеют удобный для практического пользования формат (в одну восьмую долю листа), четкий шрифт, выразительную декоративную оформленность. При печатании виленских изданий Скорина использовал две краски. Двукрасочность обогащает издания, придает им эмоционально-торжественный настрой. Печать в две краски — это своеобразная новинка для того времени.

Своеобразным новшеством в книгоиздании Скорины можно назвать введение титульного листа — названия, законченного в орнаментальную рамку.

Скорина широко пользовался новым книгоиздательским приемом: непонятные церковнославянские слова он объяснял понятными для белорусов современными лексемами литературного языка. Это тоже было новшеством.

После выпуска указанных двух книг издательская деятельность Скорины прекратилась навсегда. Причина неизвестна, так как никаких документов не сохранилось. Может быть, причиной послужил пожар в Вильно в 1530 г., во время которого могла сгореть его типография.

Имеются сведения, что после виленского этапа книгоиздания Ф. Скорина побывал в Кенигсберге, Праге. Дата его смерти неизвестна. Согласно некоторым исследователям, Ф. Скорина умер не позднее января 1552 г., скорее всего в середине 1551 г.

Ф. Скорина — человек высокой культуры. Он знал несколько языков: родной, старобелорусский старославянский, латинский, греческий, чешский, польский, итальянский. Он был энтузиастом многих наук. Ф. Скорина занимался философией, историей, правом, математикой, медициной, ботаникой, живописью. Но не эти науки стали смыслом его жизни. Ф. Скорина вошел в историю прежде всего как просветитель, книгопечатник. Главная цель, которую поставил перед собой Ф. Скорина, была послужить простым людям, помочь им освоить знания, содержащиеся в книгах. И он эту цель выполнил сполна.

Поделись с друзьями