Нужна помощь в написании работы?

Греческое слово миф (mythos) означает повествование, предание, сказание. Обычно подразумеваются сказания о богах, духах, героях, первопредках, действовавших в начале времени и участвовавших прямо или косвенно в создании самого мира.

Мифотворчество рассматривается как важнейшее явление в культурной истории человечества. В первобытном обществе мифы представляли собой основной способ понимания мира. Главными предпосылками своеобразной мифологической "логики" являлось, во-первых, то, что первобытный человек не выделял себя из окружающей природной  и социальной среды, и, во-вторых, то, что мышление сохраняло черты нерасчлененности, было почти неотделимо от эмоциональной сферы. Следствием этого явилось наивное очеловечивание всей природы.  Определенные силы и способности могли быть пластически выражены многорукостью, многоглазостью; болезни могли быть представлены чудовищами - пожирателями людей, космос - мировым деревом или живым великаном.

Существуют следующие категории мифов:

1. Мифы этиологические - это мифы, объясняющие появление различных природных и культурных особенностей и социальных объектов (например, появление обряда).

2. Мифы космогонические повествуют о происхождении космоса и его составных частей.

3. Мифы антропогонические рассказывают о происхождении человека.

4. Мифы астральные - это мифы о звездах и планетах.

5. Мифы солярные и лунарные рассказывают о появлении Солнца и Луны.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

6. Мифы тотемические - в основе этих мифов лежат представления о фантастическом сверхъестественном родстве между определенной группой людей и видами животных и растений.

7. Календарные мифы ориентируют людей на регулярную смену времен года, в особенности на возрождение растительности весной.

8. Мифы героические фиксируют важнейшие моменты жизненного цикла, строятся вокруг биографии героя и могут включать его чудесное рождение, испытание со стороны враждебных демонов, борьбу с чудовищами и другие подвиги, смерть героя.

9. Мифы эсхатологические рассказывают о конце мира, его гибели.

            В мифах фигурируют различные духи, боги и герои.

            Духи - это мифологические существа, находящиеся во взаимодействии с человеком. Известны духи - покровители человека, духи предков, духи болезней, духи сил природы.

            Боги - это могущественные сверхъестественные существа - творцы. Именно они руководят жизнью космоса, природы и человечества.

            Герои бывают:

А) Первопредки - они мыслятся как прародители родов и племен;

Б) Культурные герои - они добывают или впервые создают для людей различные предметы культуры (огонь, орудия труда), они учат возделыванию земли, ремеслам, искусствам, устанавливают ритуалы, праздники, правила.

Древнее представление о мифе как жизненной реальности можно спроецировать и в современную действительность именно потому, что современность была чревата рядом идей, которые утверждались вопреки всем другим, естественно развивавшимся. Известно, что претензии на абсолютную истину какой-либо одной идеи вопреки другим всегда грозят догматизмом, отсутствием свободного, непредвзятого взгляда на мир, науку, мировоззренческие категории. В таких условиях, по мнению А.Ф. Лосева, неизбежно происходит фетишизация, обожествление одной идеи (например, идеи материи или духа, идеи обострения классовой борьбы и т.д.). Но фетишизация издревле характерна для мифа. Поскольку же идея может двигать массами, то фетишизация, а шире – мифологизация идеи имеет поистине глобальные последствия. Один миф может, как в цепной реакции, создавать другой, но в такой же мере он может его уничтожать, разрушать. Миф заставляет целое общество жить по законам мифотворчества, и никакая наука не убедит и не разуверит человека в созданном им личностном или общественном мифе. В мифе  всегда господствует единственно значимая идея. Миф опирается на факты и бытие, понимаемые абсолютно, непререкаемо, поистине догматически. Это ведет, в свою очередь, к тяжелому извращению нормального восприятия науки, искусства, мировоззренческих теорий, философии, экономики, личного и общественного сознания.

Так, идеи пролеткульта, РАППА и других «творческих» объединений повлияли на создание мифа о том, что пролетарию-коммунисту искусство чуждо, так как оно немыслимо без феномена гениальности, а гений – это неравенство, неравенство же означает эксплуатацию. Широко распространявшиеся через газеты, журналы лозунги идеи об усилении классовой борьбы при успехах социализма порождают миф о страшном мире, в котором «где-то копошатся гады контрреволюции», «воюют шакалы империализма», «оскаливает зубы гидра буржуазии», «зияют пастью финансовые акулы».

А.Ф. Лосев считал, что в XX веке «социальное бытие заново воплощает логику, символику и мифологию и меняет их отвлеченные контуры до полной неузнаваемости».

Э. Кассирер исследует политические мифы современности (национализм, коммунизм, расизм и т.п.), ничем не отличающиеся от мифов античности или от мифотворчества первобытных народов, все детали их давно известны.

Кассирер считает важной особенностью современной ему политической жизни внезапное возникновение силы мифологического мышления. Причину этого исследователь видит в том, что миф свойственен не только первобытному сознанию: «он сохраняет свое значение и на самых высоких стадиях культурного развития». Невозможно изгнать миф из нашей жизни, так как от этого обеднеет все наше существование. Мы не сможем понять поэтов, скульпторов и живописцев прошлого.

Только на первый взгляд кажется, что политические мифы представляют собой сложные и утонченные продукты, не сопоставимые с первобытными мифами. Но Кассирер обнаруживает в них два общих элемента:

1. И те, и другие представляют собой выражение коллективных желаний и могут возникнуть лишь после того, как эти желания приобретают невиданную прежде силу. Почвой для них в равной мере являются уверенность и отчаяние.

2. И те, и другие пытаются отбросить, перевернуть все наши обычные приемы логического мышления и аргументации.

Магическое слово не утратило своей силы до сегодняшнего дня, однако Кассирер строго регламентирует условия его применения. Его «следует использовать там, где надо, тогда, когда надо, и это должен делать тот, кому надо».

Кассирер считает, что политические мифы нашего времени представляют собой странно-парадоксальное явление. В них обнаруживается смешение противоречивых элементов — элементов магического и технического мышления. Политик нового типа должен умело сочетать в себе две различные функции: быть одновременно homo magus (человеком-магом) и homo faber (человеком-созидателем). Он был жрецом и глашатаем новой иррациональной религии. Заметим, что при этом и сам политик, и его соратники не являются людьми иррациональными. Это были искусные и хладнокровные мыслители, мастера политического расчета, которые тщательно и методично продвигались к цели. Свой миф эти люди создавали не бессознательно (как в первобытности), а в высшей мере продуманно и рационализовано.

Именно XX век породил, по Кассиреру, «технику» мифологического мышления, не имеющую аналогов в человеческой истории. Рассмотрим ее подробнее.

 Первым необходимым шагом было изменение функции языка. В нашей обычной речи слова имеют двойное назначение – описательное и эмоциональное. В языке же, рожденном политическими мифами, этот баланс нарушен: весь упор сделан на эмоциональную функцию языка. В связи с этим обстоятельством «было создано много новых слов», а «многие старые претерпели глубокий смысловой сдвиг». Самые обычные слова неожиданно оказываются насыщенными чувством, а нередко и неистовыми эмоциями. Но в обществе магическое слово никогда не выступает самостоятельно. Поэтому вторым необходимым шагом было создание новых обрядов. Все политические мероприятия сопровождались определенным ритуалом, причем «поток новых ритуалов внезапно заполнил даже сферу личной жизни».

Каждый новый миф подкреплялся и новыми ритуалами. Над этим, например, «фашистские лидеры работали продуманно, методично и успешно».

В любом тоталитарном государстве не существует никакой личной сферы, свободной от вторжения политики – «всю человеческую жизнь вдруг захлестывает волна новых ритуалов». Как и в первобытных обществах, эти ритуалы регулярны, упорядочены и неизбежны. Каждый класс, каждый пол, каждый возраст имеет свои ритуальные правила: никто без этого не может пройти по улице, поздороваться с приятелем или соседом. Пренебрежение каким-либо из предписанных ритуалов несет страдание или смерть и считается преступлением против богоподобного вождя и тоталитарного государства. Даже применительно к детям такое пренебрежение расценивалось не как оплошность, а как преступление.

 Воздействие слова и ритуала на участников, по мысли Кассирера, состоит, прежде всего, в том, что они утрачивают всякое ощущение личности, индивидуальности. Они сливаются воедино: они действуют, мыслят и чувствуют как нерасчлененное целое (вспомним мифологический принцип: «часть есть целое, целое есть часть»).

 Доказано, что первобытные не знают такой вещи, как индивидуальная ответственность – у них существует только коллективная. Только группа, а не индивидуум является своеобразным «моральным субъектом»: клан, семья, племя ответственны за действия всех своих членов. Именно этого эффекта и добиваются создатели политических мифов. Они стараются лишить нас ощущения собственной индивидуальности и персональной ответственности. Даже люди интеллигентные, честные и прямые внезапно сами отказываются от важнейшей человеческой привилегии – свободы и независимости мышления. Выполняя предписанные ритуалы, они стали чувствовать, думать и говорить тем же предписанным образом. «Их жесты остались живыми и энергичными, но это искусственная, поддельная жизнь». Ими начинает двигать внешняя сила, они действуют как марионетки в кукольном представлении, за веревочки которых «дергают и управляют всей их личной и общественной жизнью политические лидеры».

Кассирер задается вопросом: почему люди живут в атмосфере молчаливого согласия и охвачены слепой верой в нового бога – лидера тоталитарного государства? Отвечая на этот вопрос, исследователь обращается к понятию «свобода». Он считает, что лучшее определение этого феномена дано Кантом. В «Критике практического разума» Кант указывает, что свобода не есть освобождение от обязывающих норм, а, напротив, она представляет собой закон, который нравственность предписывает сама себе. Свобода означает самообладание и ответственность личности. По словам Канта, свобода не «дана», а «задана»: это не дар, а задача. Во времена, современные Кассиреру, выполнять эту задачу стало труднее.

Именно в эпоху жестоких социальных кризисов и острых политических потрясений человек начинает ощущать неверие в свои силы и поэтому подвержен любым влияниям извне. Человек становится добычей политических партий и ломает свое сопротивление, слыша непрестанное повторение одних и тех же магических формул и обрядов.

Кассирер выявляет почву, на которой начинают функционировать как в первобытном, так и в современном обществе мифы. Во всех делах, которые не требуют особых, исключительных усилий, выдержки и смелости, невозможно найти применения мифологии, которая приходит в действие, когда налицо опасность и неизвестность. «В отчаянных ситуациях человек всегда склонен обращаться к отчаянным мерам, и наши… политические мифы как раз и есть такие меры». При этом в политике абсолютного, статического равновесия никогда не бывает – только динамическое: «всегда чувствуешь себя на вулкане, всегда ждешь подземных толчков и извержений».

Цивилизованный человек, согласно Кассиреру, является объектом самых необузданных эмоций, и когда они достигают апогея, он способен поддаться совершенно диким импульсам, однако даже в этом случае он не может полностью отказаться от требований рациональности. Чтобы верить, он должен ощущать какие-то резонные основания для веры: «он должен иметь теорию для оправдания своего кредо». Именно поэтому появляются политические мифы, лаконично и точно передающие современное представление о лидерстве и диктаторстве.

У колдуна в первобытном обществе есть одна важная функция: он предсказывает будущее. Лидеры современности опять вернулись к этой функции: «пророчество стало существенным элементом новой политической технологии».

Э. Кассирер сравнивает тоталитарных вождей типа Гитлера, Муссолини, Ленина с заурядными шаманами и заклинателями, которые гипнотизируют людей несбыточными доктринами, неизбежно обреченными на критическую переоценку и забвение будущим, более совершенным человечеством.

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость
Поделись с друзьями