Нужна помощь в написании работы?

В сентиментальных повестях человек рассматривается Карамзиным прежде всего в его общеродовой (внеисторической) сущности, однако после путешествия по Западной Европе писателя интересуют и национальные черты персонажей. Карамзин, размышляя над особенностями русского национального

характера, пытается раскрыть душу русских людей, показать их высокие моральные качества, продемонстрировать их доброту, бескорыстие, самоотверженность. Национальное и общечеловеческое в его прозе 1790-х гг. находятся в разных соотношениях.

Первая небольшая повесть, написанная молодым писателем ещё до поездки в Европу и напечатанная в журнале «Детское чтение для сердца и разума» (1789), называлась «Евгений и Юлия». Речь в ней шла о любви, т.е. о чувстве общечеловеческом. Однако Карамзин счёл необходимым дать своему произведению подзаголовок: «Русская истинная повесть», который подчёркивал, что автора интересует русская жизнь и что описываемые им события случились на самом деле. Так, уже в самом начале своей литературной деятельности Карамзин продекларировал стремление к постижению российской действительности. Декларация эта, однако, не очень-то подкреплялась тогда самим текстом повествования. Автор сообщал, что одна из героинь повести, госпожа Л., время своей молодости провела в Москве. Далее же в тонах «чувствительного» повествования описывалась жизнь госпожи Л. и её воспитанницы Юлии в деревне. Героини любуются природой, «кроткими овечками», бегущими «при звуках пастушеской свирели», слушают «простые песни» поселян. Но изображаемое

писателем лишено каких-либо национальных признаков и деталей. Возвраще ние домой Евгения, сына госпожи Л., обучавшегося в «чужих краях», любовьо к Юлии, их предстоящее бракосочетание и, наконец, неожиданная смерть юноши – всё это могло произойти где угодно. Совершенно очевидно, что своей русской повестью Карамзин демонстрировал общечеловеческие свойства её героев. Первым из произведений, где Карамзин стремится рассказать о характерных качествах русского человека, стало небольшое прозаическое сочинение,

жанр которого до сих пор вызывает споры среди исследователей. Называется оно «Фрол Силин, благодетельный человек» (1791) и начинается так:«Пусть Виргилии прославляют Августов! Пусть красноречивые льстецы хвалят великодушие знатных! Я хочу хвалить Фрола Силина, простого поселяни-

на, и хвала моя будет состоять в описании дел его, мне известных». Такое начало носит откровенно полемический характер. Если классицисты в своих сочинениях, принадлежащих к «высоким» жанрам, воспевали монархов, полководцев и иных представителей высших слоёв общества, то Карамзин собирает-

ся воздать хвалу простолюдину – русскому крестьянину. Писатель и начинает своё сочинение по канонам «похвального слова», что дало повод П.А.Орлову причислить «Фрола Силина» именно к этому жанру. Но Карамзин пересматривает названные каноны, наполняя классицистическую жанровую форму новым,

необычным для неё содержанием (ср. со «Словом похвальным … Петру Великому» Ломоносова). Писатель даёт лаконичную характеристику своему герою (возможно, реальному лицу) уже в предуведомлении. Фрол Силин, трудо любивый поселянин, который всегда лучше других обрабатывал свою землю, всегда более других сбирал хлеба и никогда не продавал всего, что сбирал; почему на гумне его стояло всегда несколько запасных скирдов».

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Рассказ о Фроле Силине посвящён его поступкам в год страшного бедствия, обрушившегося на него и его односельчан. Горестные воспоминания автора завершаются такой фразой: «Щадя нежное сердце моего

читателя, я не хочу описывать ему ужасных сцен сего времени». Писатель и говорит не об ужасах голода, а о высоких человеческих качества, проявившихся в столь трудных, трагических обстоятельствах: «Пришёл худой год, и все жители той деревни обнищали – все, кроме острожного Фрола Силина. Но осторожность была не единственною его добродетелию. Вместо того чтобы продавать хлеб свой по дорогой цене и, пользуясь случаем, разбогатеть вдруг, он созвал беднейших из жителей своей деревни и сказал: – Послушайте, братцы!

Вам теперь нужда в хлебе, а у меня его много; пойдём на гумно; пособите мне обмолотить скирда четыре и возьмите себе, сколько вам надобно на весь год».

Фрол Силин предстаёт перед нами человеком не только трудолюбивым и бережливым, но и в высшей степени бескорыстным. Он помогает односельчанам, пренебрегая собственной выгодой. Столь же щедр и великодушен он по отношению к другим своим землякам. «Слух о сём благодеянии Фрола Силина, –продолжает повествование Карамзин, – разнёсся в окрестности. Бедные из других жительств приходили к нему и просили хлеба. Добрый Фрол называл их братьями своими и ни одному не отказывал.

– Скоро мы раздадим весь хлеб свой, – говорила ему жена.

– Бог велит давать просящим, – отвечал он».

Цель Карамзина – прославить подвиг нравственный. Герой произведения движим естественным для него чувством сострадания к людям. Он лишён показной, внешней набожности. Но – преисполнен истинно христианской любви к окружающим людям и помогает им искренне, от души. Писатель рассказывает

и о том, как вёл себя Фрол Силин в дальнейшем, когда односельчане, собрав хороший урожай, явились к нему с тем, чтобы отдать хлеб, который у него взяли: «– Мне ничего не надобно, – отвечал Фрол, – у меня много нового хлеба. Благодарите Бога; не я, а он помог вам в нужде.Напрасно приступали к нему должники его.

Так выявляется ещё одна черта Фрола Силина: он не только сам человек добрый, бескорыстный, готовый помочь людям. Он и других побуждает к доброте и состраданию. И его призыв оказывается услышанным: «– Хорошо (сказали тронутые поселяне, проливая слёзы), хорошо. Будь по-твоему! Мы раздадим этот хлеб нищим и скажем, чтобы они вместе с нами молились за тебя

Богу. Дети наши будут также за тебя молиться».

Начав своё сочинение с декларации, направленной против разделения окружающей действительности на сферы «достойные» и «не достойные» изображения в «высоких» литературных жанрах, заявив, что он собирается хвалить простого крестьянина, Карамзин почти сразу же провозглашает и тот критерий, который позволяет ему судить о людях. Критерий этот – «чувствительность» человека, его готовность воспринимать боль и несчастья себе подобных, его способность к сочувствию, к состраданию. Пафос сострадания пронизывает всё произведение. И в этом отношении небольшое по объёму сочинение Карамзина является программным как для самого писателя, так и для литературного направления, которое он возглавил. Карамзина интересовали прежде всего проблемы нравственные. И хотя тексте не встречается слово «русский», в нём раскрываются важные стороны души русского человека. Неслучайно повествование о Фроле Силине дополня-

ется рассуждением публицистического толка. Небольшой очерк Карамзина сыграл огромную роль в развитии русской прозы  1790-х гг. Он наглядно продемонстрировал, что внимания писателей достойны

не только выдающиеся представители высших слоёв нации, самоотверженно

служащие своему Отечеству, но и простые русские люди, обнаруживающие

высокие нравственные качества, радеющие о своих соотечественниках, заботя-

щиеся о «пользе общей».

Знаменитая повесть Карамзина «Бедная Лиза» (1792), в которой он продолжил линию изображения «простых поселян», удачно начатую «Фролом Силиным», привлекла современников своей гуманистической идеей: «и крестьянки любить умеют». Сюжет повести незамысловат. В центре внимания – психология героев. Много лирических отступлений. Главная героиня – крестьянка Лиза – воплощение представления писателя о «естественном человеке»: она «прекрасна душой и телом», добра, искренна, способна преданно и нежно лю-

бить. Жизнь её тесно связана с природой». Карамзин вывел героиню из того сословного круга, в котором, как считалось, только и возможны чувства утончённые и просвещённые, эстетизировал действитель-

ность.

Повествование о «плачевной судьбе» Лизы предваряется величественной панорамой Москвы и окрестностей города с акцентированием внимания на отдельных топографических приметах (Данилов монастырь, Воробьёвы горы, стены Симонова монастыря) и лаконичным, но весьма эмоциональным экскурсом в прошлое российской столицы. Такого рода вступление к повести позволяет Карамзину обозначить тот реальный географически-топографический и исторический контекст, который призван помочь читателю лучше понять рас-

сказанную затем историю.

В самом начале своего повествования Карамзин указывает место и время действия (окрестности Москвы, близ Симонова монастыря, «лет за тридцать перед сим») и подчёркивает, что «пишет не роман, а печальную быль». Начальные страницы «Бедной Лизы» свидетельствуют о неравнодушии Карамзина к своему Отечеству. Примечательно, что свою героиню писатель поселил рядом с Симоновым монастырём: со стен именно этого монастыря он любуется Москвой и её окрестностями, именно в Симоновом монастыре он вспоминает о прошлом Москвы и об истории Отечества. Соседство пустой, полусгнившей хижины, в которой когда-то жили Лиза со своей матерью, и опустевшего, полуразрушенного монастыря позволяет Карамзину органично перейти от размышлений о судьбах Отечества к раздумьям о судьбе отдельного человека – не прославленного своими подвигами героя, а простой крестьянской девушки.

Карамзин в «Бедной Лизе», как и во «Фроле Силине», последовательно, целеустремлённо привлекал внимание читателей к нравственным проблемам, ибо был убеждён, что не только состояние общества, но и судьбы отдельных людей во многом зависят именно от этого – от уровня нравственности. Социальные коллизии затрагивались писателем в предельно лаконичной, ненавязчивой форме. Лиза заслужила своей внешней и внутренней красотой право на человеческое счастье. Но в том социальном и нравственном мире, в котором она

живёт, это право не может быть реализовано. 

Трагический конец героини  предопределён различием в социальном положении Эраста и Лизы: он – «довольно

богатый дворянин», она – крестьянка. Вместе с тем Карамзин вуалирует социальный конфликт, переводя его в моральный план, и заканчивает свою повесть примиряющими аккордами, придающими ей элегический тон: «Эраст был до конца жизни своей несчастлив. Узнав о судьбе Лизиной, он не мог утешиться и почитал себя убийцею. Я познакомился с ним за год до его смерти. Он сам рассказал мне сию историю и привёл меня к Лизиной могилке. – Теперь, может быть, они уже примирились!».

Герой повести Карамзина – отнюдь не злодей, не насильник и не расчётливый, коварный соблазнитель. Он действительно увлёкся Лизой, искренне восторгался её красотой, её душевной чистотой, её нравственным обликом.

Эраст принадлежит не к самой худшей части дворян. Он – человек «с изрядным разумом и добрым сердцем, добрым от природы, но слабым и ветреным». Ему кажется, «что он нашёл в Лизе то, чего сердце его давно искало». И различие в социальном положении его вроде бы не смущает. «Однако ж тебе нельзя быт моим мужем!» – восклицает Лиза. На что Эраст заявляет: «Ты обижаешь меня. Для твоего друга важнее всего душа, чувствительная, невинная душа, – и Лиза будет всегда ближайшая к моему сердцу». Эраст искренне мечтает об идиллической любви, о забвении сословных предрассудков. Но мечтания его призрачны. Отсюда – столкновение мечты с реальностью и печальная развязка.

Эраст не обманывал Лизу, когда говорил ей о том, что собирается идти на войну, послужить своему отечеству. Однако его слабохарактерность, ветреность сыграли свою роковую роль. Отправившись в армию, он, «вместо того, чтобы сражаться с неприятелем, играл в карты и проиграл почти всё своё имение. Скоро заключили мир, и Эраст возвратился в Москву, отягчённый долгами. Ему оставался один способ поправить свои обстоятельства – жениться на пожилой богатой вдове…». От былой любви, от благородных заверений и обещаний не осталось ни следа. Эраст предаёт Лизу, предаёт их любовь, предаёт фактически и самого себя. Он оказывается человеком ущербным в нравственном отношении (порочный герой противопоставляется добродетельной героине как «че-

ловек цивилизованный» – «естественному человеку»). Вместе с тем, совершив жестокий поступок, Эраст раскаивается всю оставшуюся жизнь. Повесть «Бедная Лиза» – исповедь Эраста, поведанная автором-рассказчиком, которому он доверился.

В образе Эраста впервые намечен тип разочарованного русского аристократа, предшественника Онегина, Печорина и т.д.  В образе Эраста Карамзин изображает противоречия человеческого характера.

Лиза предстаёт натурой цельной и сильной, по-настоящему благородной, высоконравственной. При всей глубине и силе любви к Эрасту она не может допустить и мысли о том, чтобы попытаться удержать любимого ценою «бесславия», потери чести. В образе Лизы нашли отражение некоторые черты женского национального характера. Хотя в облике героини чересчур явно проглядывают сентименталистские установки на «чувствительность» повествования и на «изящность» изображения натуры, благодаря чему натура эта предстаёт в «очищенном» своём виде, преимущественно однолинейной. Карамзин выводит Лизу из быта, помещает в лабораторную колбу, и этого довольно: Лизе надобно сочувствовать за то, что она человек (Ст. Рассадин).

Карамзин психологически достоверно раскрывает процесс зарождения и развития чувства у своих героев. Средствами создания психологической сложности их характеров выступают динамика и изменчивость чувства, портрет, пейзаж (природа – действующее лицо повести), речевая характеристика, интонация, мимика, жест, художественная деталь:

 «…Лиза пришла в Москву с ландышами. Молодой, хорошо одетый человек, приятного вида, встретился ей на улице. Она показала ему цветы – и закраснелась».

 «…незнакомец остановил её за руку».

 «На другой день нарвала Лиза самых лучших ландышей и опять пошла с ними в город. Глаза её тихонько чего-то искали».

 «"Ничего, матушка, – отвечала Лиза робким голосом, – я только его увидела"».

 «Старуха выглянула в окно. Молодой человек поклонился ей так учтиво, с таким приятным видом, что она не могла подумать об нём ничего, кроме хорошего».

 «Услужливая Лиза, не дождавшись ответа от матери своей <…> побежала на погреб – принесла чистую кринку, покрытую чистым деревянным кружком, – схватила стакан, вымыла, вытерла его белым поло-

тенцем, налила и подала в окно, но сама смотрела в землю. Незнакомец выпил – и нектар из рук Гебы не мог показаться ему вкуснее. Всякий догадается, что он после того благодарил Лизу и благодарил не столько

словами, сколько взорами».

 «Эраст выскочил на берег, подошёл к Лизе и – мечта её отчасти исполнилась: ибо он взглянул на неё с видом ласковым, взял её за руку… А Лиза, Лиза стояла с потупленным взором, с огненными щеками, с трепещущим

сердцем – не могла отнять у него руки – не могла отворотиться, когда он приближился к ней с розовыми губами своими… Ах! Он поцеловал её, поцеловал с таким жаром, что вся вселенная показалась ей в огне горящею! <…> …в сию минуту восторга исчезла Лизина робость…».

 «Лиза возвратилась в хижину свою совсем не в таком расположении, в каком из неё вышла. На лице и во всех её движениях обнаруживалась седечная радость. <…> "Ах, матушка! Какое прекрасное утро! Как всё ве-

село в поле! Никогда жаворонки так хорошо не певали, никогда солнце так светло не сияло, никогда цветы так приятно не пахли!"».

И т.д. и т.п.

Несмотря на то, что социальная тема в повести теряет свою остроту, переходя в любовную историю, Карамзин проявил определённую смелость, утверждая внесословную ценность человека. Мало того, открытие насчёт умения любить, встречаемого и среди крестьянок, наводило на мысль о том, что у крестьян, у народа есть какие-то личные функции, неподнадзорные, неподвластные монарху и не имеющие прямого отношения к исполнению своего долга в обществе.

Крестьянка Лиза, в которой Эраст видел наивную, простодушную «пастушку», совершает поступок, приобщающий её к кругу избранных ― тех, кто не хочет мириться с предрассудками общества, отстаивая свою любовь.Именно самоубийство делало карамзинскую Лизу в глазах читателей подлинной героиней, способной по-настоящему любить. Проявляя решимость умереть из-за несчастливой любви, героиня как бы присваивает привилегию «благородных». Сентиментализм приносит в русскую литературу представление о чести «маленького человека», который защищает свое достоинство в обществе, где сильны сословные предрассудки. «Честь дороже жизни» ― эта формула оказалась применимой к «чувствительной» героине, независимо от её происхождения.

Непосредственно оценивает происходящее сопереживающий «чувствительный» автор-рассказчик: «сердце моё обливается кровью», «язык мой не движется», «слеза катится по лицу моему». Он любит бродить в окрестностях  Москвы, наслаждаясь приятными видами; размышляет об истории отечества, разглядывая развалины монастыря; сожалеет о судьбе Лизы, но способен понять и простить заблуждение Эраста.

 Повесть породила многочисленные подражания: «Бедная Маша» А.Е. Измайлова, «Несчастная Лиза» И.М. Долгорукова, «Бедная Лилия» А.Попова, «Несчастная Маргарита» неизвестного автора и т.п. Язык повести – самое значительное достижение Карамзина. Ему удалось добиться лёгкости и приятности речи. Но за счёт обилия «чувствительных» слов «изящность» повествования нередко переходит в слащавость. В речи геро-

ев Карамзин не стремится к той индивидуализации, которая уже была известна русской литературе (особенно благодаря журналистике Н.И.Новикова, «Недорослю» Фонвизина): и Лиза, и Эраст, и автор говорят одним и тем же языком. Более того, и в «Фроле Силине», и в «Бедной Лизе» крестьяне говорят не простонародным, а литературным языком. Отказ от употребления «грубых», режущих слух, выражений привёл писателя и к отказу от использования пословиц и поговорок, колоритных русских слов и фразеологизмов.

Если в «Бедной Лизе» встречаются предромантические вкрапления (описание Симонова монастыря, гром, буря, дождь «из чёрных облаков», последовавшие за потерей «Лизиной невинности»), то «Остров Бóрнгольм» (1794) ―повесть с предромантическими тенденциями, где переосмысляется классицистический конфликт Закона, долга (традиции, общепринятые мнения) и Природы, чувства (естественного голоса натуры). Проза её приобретает лирический характер, приближаясь к поэзии.

Поделись с друзьями