Нужна помощь в написании работы?

Легенды рассказывают, что в большинстве дохристианских общин, за исключением Древней Индии и Древнего Египта, где проявляли милость и участие к людям с отклонениями в развитии, детей с выраженными (физическими) недостатками убивали, либо притесняли. У кочевых народов правом на жизнь обладал лишь тот, кто мог быть полезен общине.

В Древней Греции с физическими недостатками ассоциировали такие негативные качества человека, как трусость, мстительность, вероломство. Это представление Гомер запечатлел в образе Терсита. У спартанцев существовал даже печально знаменитый
тест на выживание, который заключался в том, что у новорожден-
ных с физическими отклонениями оставляли на волю природы
и: диких зверей в горах.  

Приблизительно в VI веке до нашей эры существовала идея о воспитании активного гражданина, согласно которой каждый гражданин должен был быть, в состоянии исполнять какую–либо государственную службу. Дети с отклонениями в развитии получали доступ к образованию лишь при условии, что они были «сносны». Наилучшим примером в этом отношении является Сократ, физические отклонения которого не составили препятствий для развития его учения.

Большинство выдающихся ученых древности придерживались иного мнения. Так, Платон считал, что государство должно сохра–

нять за собой право решать вопрос о «пригодности граждан» к обучению, что легко позволяло исключить «непригодных». Пригодность для обучения признавалась лишь для двух высших классов общества – солдат и военачальников. Аристотель отводил государству лидирующую роль в деле воспитания граждан и полагал,  что обучать тех, кто не слышит и не может говорить, нечего и браться.

На протяжении многих веков глава римской семьи, т.е. отец семейства, имел не только юридическое право, но и даже обязан был,

по указу государства, умертвить своего ребенка, если он родился с аномалией. Затем римское право смягчилось, римские семьи стали все больше использовать в качестве педагогов рабов–греков, создавая базис для гуманистического мышления.

Рассчитывать на кров и помощь люди–инвалиды в раннехристианскую эпоху могли только со стороны духовных общин. Таким же положение оставалось и в средние века, когда за пределами стен монастыря или аббатства люди с отклонениями и развитии были вынуждены бродяжничать и просить милостыню. Отклонение рассматривалось как знак дьявола. Инквизиция отправляла таких людей на костер. Самые «пронырливые» развлекали знать в качестве шутов при дворах вельмож и на ярмарках.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Х.Л.Вивес (1492–1540), В. Ратне (1571–1635), Я. Коменский (1592–1670) были важнейшими деятелями во времена эпохи Возрождения, которые пытались организовать помощь людям–инвалидам. Но, вплоть до эпохи Просвещения отношении общества к инвалидам, мало изменилось. Благодаря Д.Локку (1632–1704) и Ж. Ж. Руссо (1712–1778), произошел поворот в отношении к инвалидам.

Вынужденная жизнь инвалидов на подаяние перестала быть чем–то само собой разумеющимся, а уступила место концепции человеческого достоинства и социальной пользы.

В конце XV1I1 – начале XIX века в работах И. Г. Пестолоцци

(1746–1827) и Ф.Фребеля (1788–1852) появляются элементы орто–педагогического учения (Ортопедагогика–выпрямляющая педагогика). В теории воспитания Песталоцци, связанной с привитием практических навыков у детей с отклонениями в развитии, на первом месте стоит наглядность и самостоятельность. Фребель указывая на неотъемлемую роль воспитания и важность ранней диагностики и лечения таких детей.

Промышленная революция (1760–1880) отмечалась ростом физических увечий и травм из–за убогих условий труда и жилья, что привело к увеличению числа инвалидов. Городская семья оказалась не в состоянии взять на себя заботу об одном из своих членов, если это был инвалид. Появляются лечебно–педагогические учреждения. Так, Д. Н. Э. фон Курц в 1832 г. основал техническую школу для бедных хромых детей, которая готовила их к жизни и работе на фабрике.

Как реакция на бедственное положение инвалидов, начиная с 1850 г. стали возникать многочисленные, в основном религиозно-благотворительные организации по уходу. Появились орто-педагогические клиники, пристальное внимание медицины было направлено, прежде всего, на инвалидов детей и подростков. В известном смысле был сделан шаг назад; лечебно–педагогический подход уступил место только лечебному.

Первое клиническое описание детского церебрального паралича было сделано английским врачом–хирургом В.Д.Литтлем (1810–1894). Он сам страдал левосторонней косолапостью и в 1853 году опубликовал работу, которая называлась: «О природе и лечении деформаций человеческого каркаса». В 1861году в лекции о спастической ригидности он подчеркнул, что ребенок может рождаться с серьезными и специфическими недугами. Он доложил об этом на заседании английского Королевского клинического общества, а затем опубликовал свои наблюдения за детьми, у которых после перенесенных при родах травмах головы развились параличи конечностей.  Почти 100 лет это заболевание называлось болезнью Литтля.

В 1906 г. немецкий ортопедагог Бизальский обнародовал «статистику хромоты». Эти данные демонстрировали колоссальную многочисленность таких детей среди школьников с нормальным развитием психики и интеллекта. Необходимо было улучшать систему образования и социальной зашиты этих детей. Так, впервые в мире в 1920г. в Германии появляется закон «О помощи хромым», по которому инвалидам гарантировались превентивные меры, медицинская, педагогическая и профессиональная реабилитация.

Медицинская и социально–педагогическая реабилитация детей с церебральным параличом на различных этапах развития общества решалась

по–разному. В конце XVIII – начале XIX века и Европе начинают появляться не только дома призрения, но и лечебные учреждения для детей с двигательными нарушениями. Они возникали в столицах и крупных городах. Например, в Лондоне, Копенгагене, Стокгольме, Мюнхене и др.

Старейшим учреждением для реабилитации детей, страдающих нарушениями моторикн, в Бельгии является «Приют для девочек–инвалидов в Кватрехте», где в 1921 г. была создана база для начального образования пятнадцати парализованных детей. В 1947 г. первая школа, где обучались дети с физическими недостатками, была создана в Нидерландах. Она получила название «Митиль» по имени девочки из знаменитой пьесы «Синяя птица» Метерлинга. Школе Митиль предстояло стать нарицательным именем для школ, где обучаются дети с двигательными нарушениями. Приблизительно в тот же период такие учреждения стали появляться и на других континентах – в США, Японии, Австралии.

Как ни цинично звучит, но именно благодаря двум мировым войнам, произошло ускорение создания системы реабилитации инвалидов. Трудовая реабилитация пострадавшим во время войны может рассматриваться как экономический фактор необходимости пополнения поредевших рядов рабочих.

Глубокое отвращение к концентрационным лагерям и идее Гитлера о сверхчеловеке сильно укрепили моральный фактор помощи инвалидам, ведь Гитлер приказывал уничтожать в первую очередь инвалидов, даже прежде евреев, цыган и гомосексуалистов.

В России учреждение для детей с такой патологией впервые появилось в Санкт–Петербурге в 1890 году. Общество «Синий крест» открывает «приют для детей–калек и паралитиков» на 20 человек. В этом приюте детей наблюдали врачи, они получали начальное образование и обучались ремеслу. С 1904 года консультантом, а затем и руководителем лечебного процесса в приюте становится основоположник отечественной ортопедии, профессор Военно–медицинской академии Г.И.Турнер. В 1936 году на базе лечебно–педагогического учреждения для детей с двигательными нарушениями был организован Научно–исследовательский институт детской ортопедии и травматологии имени Г.И.Турнера. В настоящее время на Лахтинской–10, где был организован первый в России приют для детей–калек находится поликлиника Института Турнера, кафедра детской ортопедии и травматологии.

До 50–х годов в нашей стране дети–инвалиды с тяжелыми поражениями опорно–двигательного аппарата получали, в основном, медицинскую помощь и находились на учете в системе здравоохранения. В конце 50–х годов появились первые школы для детей с поражением опорно–двигательного аппарата в Москве и Ленинграде, в начале предназначавшиеся для детей, перенесших полиомиелит.

За многолетний период в Институте им. Г.И.Турнера в Ленинграде был накоплен огромный опыт не только ортопедо–хирургического лечения детей, но и лечебно–педагогической и психологической работы с детьми и подростками с церебральным параличом. Со дня основания приюта на базе института постоянно работала средняя школа, а с 1962 года была организована первая в СССР психологическая служба для детей и подростков с церебральным параличом под руководством доцента Р. Я. Абрамович–

Лехтман. В 1967 году в клинике института было открыто специальное отделение для восстановительного и ортопедохирургического лечения детей с церебральным параличом. В 1968 году было организовано отделение «Мать и дитя», где ребенок вместе с матерью находился в течение трех месяцев и за этот период получал комплексное восстановительное лечение, с ним занимались психолог, логопед, специалист по лечебной физкультуре, а мать обучалась уходу за ребенком, получала элементарные педагогические навыки у логопеда, психолога, педагога–дефектолога. Опыт работы отделения «Мать и дитя» обобщен в научных трудах института.

В конце 50–х годов в Ленинграде и других крупных городах страны стали появляться санатории и школы–интернаты для детей  с нарушениями движений. В основном, в этих школах обучались дети с детским церебральным параличом. Одним из первых специализированных учреждений для детей с детским церебральным параличом в Санкт –Петербурге стал санаторий Комарове, имеющий многолетний опыт санаторно – курортного лечения этих детей. Под руководством С. А. Бортфельд были разработаны оригинальные методы лечебной физкультуры для детей с детским церебральным параличом. В начале 70 – х годов в Москве был открыт Всесоюзный Центр восстановительного лечения детей с детским церебральным параличом.

В настоящее время в России функционирует более 70 школ для детей с детским церебральным параличом, в которых обучается 9,0 тыс. воспитанников, а также специализированные детские сады и группы «Особый ребенок». Однако, этих учреждений далеко недостаточно, особенно для подростков и молодых людей с детским церебральным параличом. В учреждениях системы социальной защиты (для детей с тяжелыми физическими недостатками) также проживают и проходят реабилитацию дети–инвалиды, более половины из них – с последствиями детского церебрального паралича, способные к существованию лишь с помощью различных вспомогательных средств.

По данным К.А. Семеновой и др. на десять тысяч новорожденных в России приходится 34 – 42 ребенка (данные приблизительные, зависят от региона), страдающих такой формой и тяжестью поражения опорно–двигательного аппарата, которые не позволяют этим детям посещать обычные дошкольные учреждения и обучаться в общеобразовательной школе. Такие дети находятся в основном на надомном обучении, качество которого оставляет желать лучшего. Несмотря на значительное число психолого – педагогических исследований по проблеме детского церебрального паралича не разработаны программы их дифференцированного обучения с учетом степени тяжести двигательного и интеллектуального дефекта. Решение этих проблем, – возможно, при комплексном клинико – психолого – педагогическом подходе к этой проблеме, с использованием многолетнего опыта работы психологов, педагогов, логопедов и других специалистов.

Шипицына 7–11

Поделись с друзьями