Нужна помощь в написании работы?

                Задачей данного раздела является ответ на вопрос:  как государственный и общественный заказ, представленный в Программах,  отражался в практике создания учебников по истории России? Начиная анализ, считаем оправданным выделение трех основных периодов в развитии учебной исторической литературы: дореволюционные учебники (80-е гг XIX века – 20-е гг XX в), учебники советской школы (30-80 гг XX в), учебники демократической России (90-е гг XXв- первое десятилетие XXI в).

          Анализ подходов к изложению темы  «14 Декабря и декабристы» (такая формулировка заявлена в Программе 1913 года),  в учебниках России  дореволюционного периода начнем с классификации школьной учебной литературы этого периода. Она   имеется в работах современных исследователей. Считаем удачной классификацию школьных учебников по  истории дореволюционной России, которую приводит  в диссертационном исследовании А.Н. Фукс.  Он выделяет: 1) учебники официально-охранительного направления, созданные последователями «школы Д.И. Иловайского»; 2) учебники либерально-буржуазного направления, созданные последователями «московской школы В.О. Ключевского»; 3) учебники либерально-буржуазного направления, созданные последователями «петербургской школы С.Ф. Платонова»;  4) учебники демократического направления Н.А. Рожкова и М.Н. Коваленского.

          Факт  существования альтернативных учебных книг по истории, несмотря на  царскую цензуру,  был большим достижением исторического образования в дореволюционной России. В это время существовало  множество   параллельных учебников. Но по оценкам современников и историографов, учебники Д.И. Иловайского и  С.Ф. Платонова представляли «нечто выдающееся»  по сравнению с другими  учебными книгами в дореволюционной школе.   Отметим при этом,  что  суперпопулярная книга В.О.Ключевского «Краткое пособие по русской истории» была написана   к университетскому курсу и не  была допущена ученым комитетом в средние учебные заведения.  Важно и то обстоятельство, что учебники Д.И.Иловайского и С.Ф.Платонова по распространенным классификациям относятся к двум  типам – официально-охранительному и либерально-буржуазному. Тем важнее проследить принципиальные подходы и оценки  движения декабристов в данных учебниках.

          Учебник Д.И. Иловайского «Краткие очерки русской истории. Курс старшего возраста».  По популярности и  количеству учебных книг по истории Д.И. Иловайский (1832 – 1920) превзошел всех современных ему авторов. Несмотря на наличие большого числа разгромных рецензий  на его учебники, которые писались авторитетными историками,  исправления в свои учебные книги  Д.И.Иловайский  практически не вносил в течение  половины столетия. Его «Краткие очерки русской истории. Курс старшего возраста», выдержали 36 изданий (1860-1912). Как считалось, учебники эти соответствовали Программе 1890 года.  Исследователи отмечали, что только после революции 1905-1907гг, монополия учебников Д.И. Иловайского в педагогическом мире пошатнулась.

          Знакомство  с учебными текстами Иловайского по теме «восстание декабристов» вовсе не убеждает в справедливости известных оценок о полном соответствии его  учебников «реакционному» и  политическому курсу правительства. Конкретное содержание  учебных книг Иловайского не укладывается в рамки, намеченные Программой 1890 года, уже просто потому, что Иловайский рассказывает в своих учебниках историю 14 декабря, хотя в официальных документах она не обозначена. События 14 декабря историк называет «военным мятежом»,  а его усмирение – «первым делом молодого императора» Николая I. Причину мятежа историк видит в знакомстве офицеров русской армии с политическими идеями и учреждениями Западной Европы во время столкновения с французами и войны за границею, а поводом –  приказ об аресте «начальников заговора», отданный перед кончиною еще Александром I, а также ситуацию междуцарствия. Расправу с мятежниками историк  объясняет бесполезностью увещеваний о покорности и убийством  генерал-губернатора  Петербурга Милорадовича. Историк  считает, что «верховная следственная комиссия» вполне раскрыла состав и замыслы тайных обществ, и  перечисляет наказания, не выражая никаких эмоций и предпочтений, сухо излагая факты.  Рассказ о событиях 14 декабря умещается, правда, на одной странице. Имена «мятежников» не называются ни разу, хотя названия обществ – Северного, Южного, Соединенных славян  в тексте есть. Подчеркнем, что никаких пространных словословий о благодетельной роли монархии с одной стороны, и негативных ангажированных оценок  событий 14 декабря  с другой стороны, в учебниках Д.И.Иловайского нет. Интересно  проследить, как Иловайский излагает историю общественно-политической мысли в России. В главе,  посвященной Александру I,  он подробно и с явной симпатией рассказывает о реформах  М.М.Сперанского, а повествуя о событиях царствования Николая I, много внимания уделяет реформам  Кисилёва и Канкрина, указывает на прогрессивность взглядов Грановского и Белинского.

          Т.о. позиция Д.И.Иловайского  соответствует достаточно  распространенным  и в то время,  и сегодня,  консервативным взглядам на движение декабристов, хотя выходит за рамки официально-охранительного курса, предложенного в Программе 1890 года.  Уделяя  много внимания изложению конкретных дел по реформированию государственного устройства, историк  отстаивает позицию большей эффективности возможного участия в государственном управлении  «мыслящего меньшинства» общества, чем в мятежах и бунтах. Историк, таким образом,  косвенно обнаруживает свое отношение  к движению декабристов, говоря о   неэффективности действий декабристов, их нерациональности. Историк   прямо указывает  на  существующую  альтернативу применения  критически настроенных сил общества в государственном строительстве.

          Методический аппарат учебника Д.И.Иловайского. Несмотря на то, что Д.И.Иловайский  имел  опыт работы учителем истории в гимназиях,  показательно, что в его учебнике  отсутствовали оглавление, вопросы и задания для закрепления учебного материала.  Будучи уверенным в том, что ученик лучше воспринимает информацию, выраженную в печатном слове, а не в рисунке, Иловайский категорически выступал против создания иллюстрированных учебников, в приложениях допускал только публикацию карт.  Но тексты Иловайского запоминаются практически полностью. Ясность, краткость, логичность,  информативность, отсутствие эмоциональных суждений  -   бесспорный методический «секрет»  успеха его учебника в русской школе.

          «Учебник русской истории» С.Ф.Платонова  впервые появился в 1909-1910 гг, и переиздавался  почти ежегодно до 1925 года. Исследователь А.Я.Орловский считает, что  Протоколы заседаний педагогических советов гимназий и реальных училищ Московского учебного округа показывают, что с 1909/1910 учебного года учебники С.Ф. Платонова были наиболее востребованы учителями.  Современные  школьным учителям  также доступны работы С.Ф.Платонова в электронной  версии  Русской исторической библиотеки и в печатном виде.

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

          С.Ф.Платонов (1860-1933)  был не только автором  очень популярного  в  первые  два десятилетия XX века школьного учебника, но и выдающимся ученым, академиком, главой петербургской школы историков. В советской и современной историографии его называли  и сторонником научного реализма, т.н. «объективизма», и консерватором-охранителем (с лёгкой руки М. Н. Покровского), и монархистом, выразителем «идеологии реакционного дворянства». Немало и тех, кто относит творчество С.Ф.Платонова  к  «либерально-буржуазному» направлению в русской историографии.  Общепризнанным считается влияние исторических трудов В.О. Ключевского и его «московской исторической школы»  на  разрушение  концепции «государственников». Оценки же «Петербургской» исторической школы, во главе которой стоял С.Ф.Платонов, отличаются меньшей однозначностью, и, как уже отмечалось, даже противоречивостью: от либерализма до консерватизма, и даже монархизма (в советский период).

              Вышеуказанные оценки учебника С.Ф.Платонова  мы сможем назвать справедливыми или ошибочными после того, как проанализируем  содержание и методику  преподнесения в его учебнике темы «декабристы».  Учебник  С.Ф.Платонова в электронной версии имеет 172 параграфа, для нашего анализа  представляют интерес  §148 Общественная мысль при Александре I; §149 Смерть Александра I, декабристы; § 150 Личность императора Николая I и обстановка воцарения; § 154. Общественное движение в Николаевскую эпоху. Уже из названий параграфов понятно, что вряд ли можно согласиться с распространенным мнением, что «будучи монархистом по своим политическим взглядам, С.Ф. Платонов старался быть краток при характеристике общественных движений» (Орловский А.Я., С.167). Следует учесть, что знаменитый методический  прием Платонова, который состоял во введение в текст учебника ссылок  на параграфы, в которых тот или иной исторический факт уже рассматривался,  и это позволяло ему в нашем случае,  расширять пространство анализа  истоков общественных движений, в том числе и движения декабристов. Рассматривая предпосылки движения декабристов с помощью этого приёма автор учебника отсылает школьников к теме § 131 «Литературное движение при Екатерине II», в которой анализируются причины «умственного возбуждения» среди просвещенной элиты общества. «Умственное возбуждение» излагается Платоновым не только в фактах бурной литературной деятельности, но и в распространении «так называемого «масонства».  Учащимся сообщается, что «масоны», составляли братства с идеальной целью «взаимно помогать друг другу в деле нравственного совершенствования, братской любви и благочестия», а  первыми масонами были «лица, известные императрице Екатерине: ее секретарь Елагин и издатель  Новиков».   Внимание к этому сюжету в учебнике для учащихся, по нашему мнению, кроется в личных убеждениях С.Ф.Платонова, который, судя по его собственным признаниям,  был приверженцем «христианской морали», и именно тема нравственного самосовершенствования, а не атеизма и церковной догмы, всерьез  его заботила: «Атеизм чужд мне столько же, сколько и церковная догма».

          С.Ф.Платонов сообщает, что под влиянием освободительных войн Александровской эпохи в русском обществе образовалось «два умственных течения». Одно - политическое – привело к декабрьскому восстанию 1825 г. и к тяжелой ответственности его участников. Другое – философское – создало в среде русских образованных людей философские кружки мирного характера. Платонов подробно (безупречно со стороны полноты фактического содержания, и значительно более подробного, чем в современных учебниках) повествует о взглядах западников-славянофилов, которых он называет общественной оппозицией власти и о взглядах  правительства – очень коротко излагая суть теории официальной народности. Историк Платонов  НЕ становится в этом споре ни на одну из сторон, а  делает очень современно звучащий вывод о  расколе между властью и обществом, от которого  страдали обе стороны.  Славянофилы, и в особенности западники, констатирует С.Ф.Платонов, увлекли за собой всю русскую интеллигенцию и сделали ее оппозиционной: «Отрицательное отношение к правящей бюрократии распространилось всюду; между правительством и обществом образовалась как бы пропасть, разъединившая их».  Несчастье для обеих сторон было в том,  что самоустранение интеллектуальной элиты, интеллигенции от власти вело к застою, беспорядкам и злоупотреблениям в государственном управлении, к тому, что «лишенная сочувствия общества власть ослабела». А с другой стороны «устраненная от общественных и государственных дел интеллигенция привыкла к осуждению правительственных порядков и взглядов и, следуя космополитическим убеждениям западников, стала переносить свое отрицание с временной политической системы Николая I на особенности русской жизни вообще. Вывод историка и педагога С.Ф.Платонова звучит грозно: «Отсюда было уже недалеко до утраты того горячего патриотического чувства, которым была богата и сильна старая Русь и которым сравнительно стали бедны ближайшие к нам поколения интеллигенции».  Можно ли назвать монархическими или устаревшими подобные оценки и выводы? Конечно же, нет. Его учебник заставляет задуматься о проблемах общества и власти, роли оппозиции  в государственном строительстве, места и роли  интеллигенции, о патриотизме и любви к Родине, о двух основных способах влияния на власть:  мятеже, восстании, протесте  и  творческом участии  интеллектуальной элиты в работе по реформированию государственной системы. Эти все  формулировки, столь современно звучащие, взяты из  учебника академика С.Ф.Платонова, написанного более 100 лет назад!

           С.Ф.Платонов о причинах движения декабристов. Причины движения декабристов подробно излагаются С.Ф.Платоновым в §148 «Общественные движения при Александре I». Историк пишет, что Отечественная война 1812 г. и заграничные походы 1813–1814 гг. имели очень большое влияние на умственную жизнь русского образованного дворянства, которые «вывезли домой на Русь целые библиотеки».  Нельзя назвать ни монархическими, ни написанными в русле теории «официальной народности» формулировки учебника: «Успехи европейской гражданственности под влиянием освободительных идей XVIII в., развитие немецкого национального сознания, расцвет немецкой идеалистической философии поражали и восхищали русских людей, возбужденных великою борьбою за собственное отечество. Сравнив европейскую жизнь с отечественною, наши предки получили возможность критически смотреть на русскую действительность, видели ее недостатки, понимали ее отсталость и сознавали устарелость того крепостного права, которое лежало в основе русского общественного порядка и которое уже исчезло в Западной Европе». Думается, данное объяснение главной причины зарождения декабристского движения ни в чем не противоречит современным   формулировкам.

          Вторая причина движения декабристов сформулирована Платоновым в следующем виде: «Чем сильнее делалась реакция и «аракчеевщина» в России, тем резче сказывалось стремление к реформе у людей этого освободительного направления».  Историк называет будущих  декабристов  «людьми освободительного направления», которые в своих первых кружках ставили задачи гражданского воспитании, и необходимости бороться с реакцией, подготовки либеральных государственных и общественных реформ, «рассуждали о необходимых преобразованиях русского быта и о средствах достигнуть этих преобразований»,  осуждали «аракчеевщину». Третья причина движения декабристов в учебнике формулируется как забота о личном самоусовершенствовании. С.Ф.Платонов указывается на характерную особенность ментальности дворянской элиты: многие кружки имели «иногда масонский характер». Члены таких кружков занимались самообразованием, вносили в служебные отношения и в товарищескую жизнь более гуманные нравы и обычаи: отказывались от вина и карт, не допускали никакой распущенности, не били солдат, учили их грамоте и т.п.

          В отличие от учебника Д.И.Иловайского, в котором нет персоналий и даже имен декабристов,  в учебнике Платонова находим имена братьев Муравьевых, Трубецкого, Рылеева, Пестеля, краткую характеристику их деятельности, выделение разногласий и  споров о том, какой порядок будет после переворота   -  ограниченная монархия или республика.  Платонов, так же как Иловайский  называет будущих декабристов «заговорщиками», готовившими «переворот», «мятеж»,  но, по сравнению с учебником Иловайского, у него появляется  новая характеристика движения, как революционного. Платонов не называет декабристов революционерами, но говорит об их  революционных настроениях, готовности к «революционному заговору».

          По сравнению с учебником Иловайского, Платонов  подробнее повествует о взаимоотношении общества и власти до восстания, излагает факты осведомленности власти о существовании  тайных обществ. Данным фактам уделяется внимание и в современных учебниках (см. Л.М.Ляшенко). В тексте Платонова находим  знаменитую фразу Александра I  «не мне их карать»; факты многочисленных  доносов о деятельности тайных обществ (особенно  информативных со стороны «дворянина Шервуда»);  информацию о докладе Аракчеева , о том, что этот доклад был известен Николаю I «за два дня до мятежа на Сенатской», и что именно он впоследствии «облегчил следствие и вынесение приговоров по делу декабристов».

Последствия движения декабристов в учебнике С.Ф.Платонова излагаются в §150 «Личность императора Николая I и обстановка его воцарения». Фактически вся глава посвящена тому, какие уроки Николай I извлек из «дела декабристов».  Оно «имело для молодого государя, как и дня всего государства, громадное значение», - убежден историк, потому что император во все свое царствование помнил «своих друзей 14 декабря» (так он выражался о декабристах). Лично участвуя в допросах и следствии, Николай имел возможность вдуматься в обстоятельства дела. Поэтому, считает Платонов,  дело декабристов всегда пользовалось  большой известностью, несмотря на  объявлении дела  государственной тайной. Какие же уроки извлек император Николай I из движения декабристов, как эти уроки сформулированы  в учебнике Платонова?  Урок 1-й: заключение о неблагонадежном настроении всего  дворянства, о стремлении этого сословия  к политическому господству. Поэтому, считает Платонов,  император постарался создать вокруг себя бюрократию и править страной посредством послушного чиновничества, без помощи дворянских учреждений и деятелей. Урок 2-й:  желание перемен и реформ, которое руководило декабристами, имело глубокие основания. Николай убедился, пишет историк, что крепостное право, отсутствие законов, пристрастие судей, произвол чиновников, недостаток просвещения, все то, на что жаловались декабристы, было действительным злом русской жизни, которое нужно было исправить.  Т.о. Николай понял необходимость реформ и был готов их произвести, но потеряв доверие к дворянству, «вследствие заговора декабристов» сделал ставку на бюрократию, надеялся провести реформы без участия общественных сил. Мы снова видим, что выводы Платонова  созвучны формулировкам современной Концепции учебников 2013 года, в которой говорится о формировании в XIX веке профессиональной бюрократии и  прогрессивном чиновничестве, которое стояло  у истоков либерального реформаторства. Главный же вывод историка С.Ф.Платонова сводится к тому, что  в ссылке погиб для общественной жизни цвет дворянской молодежи, сословие «оскудело людьми»  и  «само устранялось от общественной деятельности». «Между властью и обществом, - пишет Платонов, -  произошел, таким образом, как бы разрыв и отчуждение. В своих начинаниях правительство не встречало сочувствия и содействия общества, а потому не всегда могло осуществлять свои хорошие намерения и достигать своих добрых целей».  Разве  может так писать историк - монархист или  историк - консерватор?  Знакомство с учебником Платонова и его  трактовка исторического значения восстания декабристов, объясняет, почему он не пользовался расположением своего современника,  императора Николая II. Мнение Николая II о трудах С.Ф.Платонова важно, поскольку развенчивает миф о Платонове-монархисте. После 1917 в бумагах царя обнаружили  записку о профессорах русской истории: «Вполне приличен Платонов, обладающий огромной эрудицией, но он сух и уж, несомненно, мало сочувствует культу русских героев. Конечно, изучение его произведений не может вызвать ни чувства любви к Отечеству, ни народной гордости». «Сух» - видимо потому, что  не рассыпается в комплиментах власти?  «Не сочувствует культу русских героев» – видимо потому, что стремится к объективности и не выражает удобных для  власти оценок?

          Зато мы сегодня можем констатировать соответствие содержательного наполнения и оценочных выводов, имеющихся  в учебнике Платонова по теме «движение декабристов»  рекомендуемым в Концепции 2013 года тенденциям развития общественных движений XIX века. Видимо не случайно, подводя итоги, незадолго до своей смерти, сам историк писал о себе в 1930 году, подчеркивая свое стремление к научной объективности,  независимости от  политической конъюнктуры: «Миросозерцание мое,  сложившееся к исходу XIX века, имело базой христианскую мораль, позитивистскую философию и научную эволюционную теорию… В сущности я остаюсь таким и в настоящую минуту».

          Методический аппарат учебника С.Ф.Платонова. Главное достоинство учебника современные методисты видят в  «безупречности»  со стороны фактического содержания. Даже сегодня, считают они, учебник   не требует  принципиальных поправок и дополнений, поскольку «не оставляет без рассмотрения ни одного явления русской истории, с которым впоследствии придется юношеству познакомиться при прохождении университетского курса».  Современно звучит заключение методистов советского периода, которое приводится в диссертации  А.Г.Колоскова. Ими было отмечено богатство фактического материала,  конкретность каждого параграфа, раскрытие логики исторического процесса или явления в  ходе повествования без специальных обобщающих рассуждений (обобщения даны лишь в конце освещения каждого периода), умение изложить факты достаточно экономным, но в то же время живым и понятным языком. Советскими методистами был сделан вывод, что все указанные достоинства  учебника С.Ф. Платонова необходимо учесть при составлении учебника по истории России и народов СССР!  От себя добавим, что эти же достоинства учебника соответствуют Концепции 2013 года в достаточно полном объеме. Да, в учебнике  Платонова по теме «декабристы» отсутствуют  документы и источники, вопросы для проверки знаний и для самостоятельной работы учащихся,  отсутствуют иллюстрации, (хотя по другим темам они существуют), но в содержательном и оценочном отношении учебники Платонова находятся на высоте.

Поделись с друзьями