Нужна помощь в написании работы?

Метерлинк был художником-философом, драматургом-новатором. Фигура мирового масштаба, он — один из самых оригинальных создателей «новой драмы». При всем многообразии поэтики и стилистики в «новой драме» целесообразно выделить два направления: реалистически-символическое (Чехов, Ибсен, Стиндбеог) и Фантастическое или собственно символическое.

К последнему виду и относят пьесы Метерлинка.

Почерк драматурга: «театр молчания»

Метерлинка справедливо отнести к не столь уж многочисленному типу писателей, жизнь и творческую судьбу которых можно назвать счастливыми. Он прожил 87 лет, отличался прекрасным здоровьем, его творческий гений был безоговорочно признан и увенчан высшей литературной наградой — Нобелевской премией.

Морис Метерлинк (1862—1949) родился в Бельгии в небольшом
городе Генте, в семье состоятельной и просвещенной. Его отец был юристом. Будущий писатель получил образование в иезуитском колледже (как и Верхарн), а затем в католическом университете, где специализировался в области юриспруденции. Он с жадностью читал художественные, философские, научные сочинения, проявлял интерес к самым разным областям знаний, что и объясняет его широкую
эрудицию. Но предметом особенного увлечения Метерлинка были философия и поэзия.

Он был влюблен в природу родного края Фландрии, в ее леса,
поля, ручьи, и в этом отношении напоминал Верхарна. Любовь эта была полна искреннего, бьющего через край оптимизма. Метерлинк дебютировал как поэт и драматург. Его первые поэтические опыты, вошедшие в сборник «Теплицы» (1889), имели во многом подражательный характер, отмечены влиянием Ш. Бодлера, С. Малларме. В стихах «Уныние», «Душа ночи», «Моя душа больна весь день» и др. переданы хрупкие поэтические грезы и
впечатления, настроения мимолетные, камерные, «тепличные»:

Душа грустна, в конце концов;

Душа устала от печали,

Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Мечты от тщетных дум устали,

Душа грустна, в конце концов...

Коснись рукой моих висков!

{Пер. В. Брюсова)

1889 год оказался судьбоносным для Метерлинка: он опубликовал свою первую пьесу «Принцесса Мален». Октав Мирбо, опытный литератор и критик, так отозвался о драматургическом дебюте почти никому неизвестного автора: «...Метерлинк подарил нам самое гениальное произведение наших дней, самое необычное и в то же время наивное; не низшее по достоинствам и —
дерзну ли сказать? — высшее по красоте, чем все, что есть прекрасного у Шекспира... Произведение это называется “Принцесса Мален”».

С той поры в отзывах о Метерлинке стала появляться самая
лестная оценка: бельгийский Шекспир.

Эстетика Метерлинка: концепция человека. Появившиеся затем
новые пьесы Метерлинка, совершенно оригинальные по стилю, поэтике, тематике, имели огромный успех. Они по-своему отвечали потребностям эпохи. По словам А. Блока, «Метерлинк вы-
ступил в тот самый момент, когда было нужно, не позже и не
раньше». Он осуществил синтез поэзии и драмы. Его пьесы отли-
чались поэтичностью, склонностью к фантастике, философично-
стью. Их называли «драматургическими стихотворениями». Метер-
линк был не только восторженным созерцателем и наблюдателем
природы, он изучал ее как натурфилософ, как ученый. На протя-
жении своей долгой жизни параллельно с пьесами Метерлинк писал естественно-научные труды, а также книги по проблемам
морали, этики, религии. Эти сочинения составляют важнейшую
часть наследия писателя. Метерлинк увлекался мистической философией Новалиса и Эмерсона и переводил произведения этих
авторов.

Интерес Метерлинка к естественным наукам и философии
объясняет важнейшую особенность поэтики его произведений:
герой помещен не только в конкретную социальную среду, но
представлен как частица Космоса, Мироздания. Поставлен лицом
к лицу с Роком, Судьбой, Смертью.

Свою эстетическую программу Метерлинк изложил в статьях,
вошедших в книгу «Сокровище смиренных» (1896), в частности в
эссе «Трагизм повседневной жизни». Его концепция противоречива. С одной стороны, Метерлинк верит в возможности человека, в силу науки. С другой — полагает, что индивид несвободен, что человек лишь марионетка, управляемая невидимыми силами. Метерлинк убежден: есть Судьба или Рок, нечто невидимое, намерение которого никому неведомо. Это «нечто» выступает в его ранних пьесах в образе Смерти.

Метерлинк стал создателем оригинальной концепции «театра молчания». «Театр молчания» запечатлевал бессобытийную повседневную жизнь, ее тайны и скрытое движение. А это требовало особой системы художественных приемов и средств.

Метерлинк не принимал «театр идей», представленный Г. Ибсеном и Б. Шоу. Он не только «очищал» свои пьесы от идейных
споров, полагая, что они не способствуют просветлению человеческой души, но также «освобождал» их от того, что считалось
необходимым для драматургии, — от напряженного действия, динамизма. Сюжеты его пьес, прежде всего ранних, статичны, неподвижны. Это сознательный авторский прием. Смысл пьесы не
во внешнем, а во внутреннем действии, в движении души персонажей, в том, что незаметно неискушенному глазу, что коренится где-то в подсознании. Герои раскрываются не в поступках, не в активности мысли, а в созерцании, в бездействии, наконец, в молчании. «Как только мы выразим что-либо, мы исказим это», — утверждал Метерлинк. И добавлял: «Подлинная жизнь в молчании». Он считал: если люди намерены нечто сообщить друг другу,
это надо делать молча.

Метерлинк полагал, что точные слова неспособны выразить
суть явлений. Значимыми в его произведениях становятся как будто случайные, малозначительные паузы, намеки.

Сущность своей методологии Метерлинк определял следую-
щим образом: «Старик, сидящий в кресле, который ждет кого-то
(при свете лампы или слушает, того не ведая, вековечные, царствующие вокруг нас звуки, или толкует, сам не понимая того,
что говорит молчание дверей, окон, тихий голос огня... такой
старик — живет на самом деле жизнью, более глубокой, чем любовник или капитан, одерживающий победу».

«Театр молчания» — детище символизма, имеет в своей основе
комбинацию символов. Метерлинк выявляет две разновидности
символов: «заданный», намеренно созданный автором, и символ
«бессознательный» — некий образ, который становится символом в восприятии читателя. Последний тип символов можно найти во многих гениальных творениях Эсхила, Шекспира и др. Такой символ не делает произведение жизнеспособным; но он рождается из произведения, если оно жизнеспособно.

Пафос пьес Метерлинка определяет психологическая атмосфера, подтекст, который передает ощущение неизбежности, чего-
то страшного. Герои на подсознательном уровне чувствуют приближение какой-то опасности, ее незримое присутствие. Это делает справедливым еще одно определение театра Метерлинка — «театр ожидания».

«Слепые»: притча о человечестве. Эта пьеса пронизана таинственной и сумрачной символикой. В пьесе почти нет внешнего действия. В авторской ремарке подробно описывается обстановка: первобытный лес на острове посреди океана, ночной мрак, дряхлый Священник в широком черном плаще, застывший в мертвой неподвижности; шесть слепых стариков, три слепые
старухи, погруженные в молитвы, Юная слепая, Слепая помешанная... Все они чего-то ждут, неподвижные под сенью кладбищенских деревьев. Герои слепы, и их окружает тьма, которую не в силах рассеять проблески лунного света. Авторская ремарка обращена не столько к режиссеру и актерам, сколько к зрителю и читателю. Это своеобразный монолог автора. Содержание пьесы — разговор слепых о судьбе Священника-поводыря, который должен отвести их в приют. Они пребывают словно в полусне, и в их отрывочных фразах варьируются почти одни и те же мысли.

Первый слепорожденный. Он еще не вернулся?

Второй слепорожденный. Ты меня разбудил!

Первый слепорожденный. Я тоже спал.

Третий слепорожденный. Ия.

Первый слепорожденный. Он еще не вернулся?

Второй слепорожденный. Не слышно ничьих шагов.

Третий слепор ожденный. Пора бы вернуться в приют.

Первый слепорожденный. Нужно узнать, где мы.

{Пер. Н. Минского и JI. Вилькиной)

Эти тоскливые вопросы становятся лейтмотивом пьесы. Над
сценой витает страх. Герои с тревогой прислушиваются к шуму
волн, пытаются определить время суток. Когда раздается далекий
бой часов, двенадцать ударов, никто не знает, полдень это или
полночь. В пьесе немало выразительных деталей: хлопанье крыльев птиц, шорохи ветра, запах асфоделей — цветов, символизирующих смерть. Собака, подошедшая к священнику, дает понять,
что он мертв.

Шорох приближающихся шагов вызывает у Юной слепой тревожный вопрос: «Кто ты?» Самая старая слепая просит неизвестного смилостивиться над ними. Заключительная ремарка драматурга: «Молчание. Затем раздается отчаянный крик ребенка». В пьесе открытый финал. Остается гадать, чьи шаги слышат слепые, кого они ждут.

В чем смысл пьесы? Слепые — это само человечество, лишенное зрения, потерявшее проводника, не знающее куда брести.
В пьесе 12 персонажей, по числу апостолов, — деталь символическая. Но все они утратили веру. Их слепота не только физическая, но и нравственная. Они не отличают света от тьмы, знания от невежества и почти не слышат друг друга. Ими движет страх и самые элементарные эгоистические потребности. Смерть поводыря не вызывает у них жалости. Их заботит только их личная участь.

В пьесе причудливая система символов:

 Океан — символ вечности и смерти;

Юная слепая — олицетворяет искусство и красоту;

Слепая помешанная — вдохновение;

зрячий ребенок — надежду.

Мир, в котором пребывают герои пьесы, — непонятен,
нелеп. От «Слепых» тянутся нити к «театру абсурда».

Поделись с друзьями